Характеристика уровней общения


Известно, что общение играет огромную роль в жизни и деятельности личности. Процессы социализации человеческой личности, становления отдельного человека невозможны без общения, как невозможна без общения любая человеческая деятельность.

Общение можно рассматривать на различных уровнях. Все зависит от того, что берется за основу. Именно поэтому есть немало классификаций уровней общения.

Так, Б. Ломов, выделяет следующие уровни общения:

  • макроуровень (человек общается с другими людьми согласно традиций, обычаев, общественных отношений, что сложились);

  • мезауровень (общение происходит в рамках содержательной темы);

  • микроуровень (это акт контакта: вопрос — ответ).

Каждый из перечисленных уровней может проявляться в различных ситуациях и в разных сферах: деловой, межличностной, ролевой т.д. В частности, одно дело, когда партнеры выступают, как равноправные участники общения, и совсем другое, если один из них чувствует определенную зависимость, а особенно, если начинает проявляться неравноправность в форме давления, агрессии, запугивания и т. п.


Некоторые психологи выделяют такие уровни общения, как конвенциональный, манипуляционно-эффективный, стандартизированный, игровой, деловой и духовный.

Каждый из указанных уровней рассматривается в контексте четырех фаз поведения индивида:

  • первая фаза — направленность на партнера;

  • вторая — психическое отражение партнера;

  • третья — информирование партнера;

  • четвертая — отключение от партнера, если побудительные мотивы с ним исчезли, или возврат ко второй фазе, если они сохранились.

Учитывая то обстоятельство, что партнеры действуют в контакте, первую фазу коммуникативного акта ученый называет взаимной направленностью, вторую — взаимным отображением, третью — взаимным информированием, четвертую — взаимным отключением.

Конвенциональный уровень характеризуется тем, что человек или испытывает потребность в контакте и в нем возникает установка на внешнюю коммуникацию, которая усугубляется тем, что есть реальный партнер, или такой потребности человек не чувствует, но поскольку к нему обратились, он побуждает себя переключиться на того, кто к нему обратился.


При условии контакта индивидом заранее принимается тот факт, что он будет то слушателем, то говорящим, ведь стимулируя кого-то к разговору, следует обеспечить ему равноправные возможности в общении. При этом важно уловить актуальную роль партнера, а также собственную актуальную роль его глазами. Другими словами, нужно установить, какие присутствуют ролевые ожидания партнеров друг к другу.

Однако каждый из партнеров имеет право подтвердить или не подтвердить эти ожидания. Итак, взаимное информирование может приобретать вид конфронтации или конгруенции (взаимного согласия). Если участники выбирают конфронтацию, то общение постепенно угасает, оставляя за партнерами право на собственное мнение. Если же они выбирают путь конгруенции, т.е. подтверждают взаимные ролевые ожидания, то это обязательно приводит к растущему раскрытию своего «ролевого веера» (набор психологических ролей, которые выполняет человек при взаимодействии с другим человеком) каждым из партнеров.

Однако, завершая разговор, каждый из партнеров заботится о том, чтобы не навязывать свою персону другому. Конечно, контакт на конвенциональном уровне требует от партнеров высокой культуры общения и его можно считать оптимальным для решения личных и межличностных проблем. Реальная практика общения дает уровни, которые располагаются выше и ниже конвенционального уровня. Самый низкий уровень общения А. Добрович называет примитивным, а между примитивным и конвенциональным уровнями есть еще два: манипулятивный и стандартизированный.


Характеристику человека, который опускается до примитивного уровня общения, можно обозначить следующим образом: для него собеседник является не партнером, а нужным или ненужным предметом, из этого следует, что актуальная роль партнера субъектом не улавливается. Поэтому в ход запускаются шаблоны восприятия, с помощью которых можно описать данный «предмет», например, большой он или маленький, какая у него одежда, возраст и т.д. Эти внешние признаки чрезвычайно важны, ведь если, к примеру, собеседник маленький, с ним можно не церемониться, а уверенно занимать позицию «сверху».

То есть субъект выражает свою симпатию тому, кто нравится, и не симпатизирует тому, кто не нравится. Конечно, если в ходе обмена информацией имела место конфронтация, то со слабым собеседником субъект заканчивает контакт ссорами и насмешками, а с сильным — извинениями и угрозами (угрозы делаются тогда, когда партнер отошел на опасное расстояние. В случае конгруенции субъект получил требуемое от собеседника и не скрывает своей скуки.


Субъект, который избирает манипулятивный уровень общения, по своим подходам к другому партнеру близок к примитивному участнику диалога, а по своим исполнительским возможностям приближается к конвенциональному уровню общения. Общая характеристика манипулятора имеет следующий вид: для него партнер — соперник в игре, которую обязательно необходимо выиграть. При этом выигрыш означает выгоду: если не материальную или жизненную, то хотя бы психологическую.

Стандартизированный уровень общения очень отличается от примитивного и манипулятивного уровней общения, но «не дотягивает» до конвенционального по той причине, что настоящего ролевого взаимодействия на этом уровне не происходит. Само название уровня говорит о том, что общение здесь происходит по определенным стандартам, а не по взаимному улавливанию партнерами актуальных ролей друг друга. Иными словами, речь идет о «контакте масок»: «маска нуля» (я вас не трогаю — вы меня не трогайте), «маска тигра» (маска агрессивности), «маска зайца» (чтобы не навлечь на себя гнев или насмешек других) и др.

Игровой уровень общения расположен «над» конвенциональным. Он наделен полнотой и человечностью последнего, но превосходит его глубиной содержания и богатством оттенков. На этот уровень люди выходят лишь с теми, которых хотя бы немного знают и к которым есть определенное чувство — если не взаимное, то такое, что не омрачено разочарованиями.


В фазе направленности на партнера заранее есть живой интерес к личностным особенностям собеседника, к его «ролевому вееру», проникнутом симпатией к человеку. В фазе отражения партнера происходит обостренное восприятие его «ролевого веера». В фазе информирования партнера субъект пытается быть интересным своему партнеру, а потому он самопроизвольно «играет», чтобы «иметь интересный вид». Реагировать можно по-разному: радостно воспринимать суждения собеседника, не разрушать контакта (такова конгруенция) или же пойти на конфронтацию с партнером, ущипнуть его, заставить разозлится, удивиться и др.

По внешним признакам «игра» — конфронтация похожа на манипуляцию, однако ощущения, которые субъект имеет к партнеру, существенно отличаются: манипулятор равнодушен или нелюбезный к другому, выигрыш и самоутверждения для него самоцель, огорчение партнера его только радует, а « игрок » строит контакт на неравнодушию другого собеседника. На четвертой фазе — взаимного исключения — партнерам все ясно без слов, то есть здесь не требуется обоюдного выполнения прощальный ритуалов. Как правило, в общении на игровом уровне партнеры « погрязают один в одном », в их контакте возникает «второй план» — то, что чувствуется, но не называется словами.


Деловой уровень общения предусматривает не обычные деловые контакты, а вид человеческих занятий. Поэтому реальные деловые контакты совсем не обязательно происходящие на этом уровне, они нередко имеют форму общения на манипулятивном или стандартизированном уровне.

Особенности собственно делового общения четко прослеживаются во время анализа фаз контакта. Первая фаза(направленность на партнера) характеризуется тем, что у собеседника партнер вызывает особый интерес как участник совместной деятельности, как человек, который может помочь. Вторая фаза (взаимного отображения) показывает чуткость партнеров друг к другу, заостренность восприятия с обеих сторон умственной и деловой активности собеседников, их привлечение к решению общей проблемы.

Именно в таких условиях люди перестают думать о том, какой вид они имеют и свои индивидуальные роли раскрывают, главное — дело. Это является важным и на третьей фазе — взаимного информирования. Четвертая фаза характеризуется внешней сухостью, за которой чувствуется внутренняя теплота.

В целом, общаясь на деловом уровне, люди выносят из контактов не только определенные «плоды» совместной деятельности, но и устойчивое чувство доверия, взаимной привязанности. И если общение на игровом уровне преимущественно праздничное, то на деловом уровне оно намного серьезнее, глубже и одновременно отличает будничность.


Духовный уровень считается самым высоким уровнем человеческого общения, ведь на этом уровне партнер воспринимается как носитель духовного начала, которое пробуждает высокие чувства: от дружбы к возможности приблизиться к наивысших ценностям человечества. При этом духовность обеспечивается не подбором тем для разговора, а глубиной диалогического проникновения людей в помыслы друг друга.

В целом, подводя итог анализа уровней, следует подчеркнуть, что в реальном взаимодействии общение происходит не на одном уровне, а перепрыгивает с одного на другой.

Литература:

  1. 1. Волков Б. С. Психология педагогического общения : учебник для бакалавров / Б. С. Волков, Н. В. Волкова, Е. А. Орлова; под общ. Ред. Б. С. Волкова. –М. : Издательство Юрайт, 2014, — 333с.

Источник: scienceforum.ru

Конвенциональный уровень

Примитивный уровень

Манипулятивный уровень

Стандартизированный уровень

Игровой уровень

Деловой уровень

Духовный уровень

Общая характеристика уровней общения


От детального анализа факторов, влияющих на эффективность общения, перейдем к исследованию целостного общения на различных уровнях. Всего выделено семь уровней, начиная с самого примитивного до высшего «духовного» уровня. Представим их в порядке возрастания уровней снизу вверх.

7. духовный

6. деловой

5. игровой

4. конвенциональный

3. стандартизированный

2. манипулятивный

1.примитивный

В этой схеме средним уровнем является 4 «конвенциональный». Именно с него мы и начнем рассмотрение уровней, потому что он является некой нулевой линией. Все уровни ниже четвертого имеют признаки ущербности, т.е. находятся в зоне «минус». А уровни выше четвертого находятся в зоне «плюс».

Анализ уровней общения будет осуществляться по следующим фазам: направленность на общение, фаза восприятия партнера, фаза взаимоинформирования и фаза взаимоотключения.

Конвенциональный уровень

Направленность на общение есть у каждого партнера, в результате возникает установка на пристройку «рядом», т.е. равноправные отношения, например, общение на уровне «взрослый – взрослый». В таком общении каждый будет то говорящим, то слушающим, в чем проявляется забота о партнере.

Если обращаются к занятому человеку, то он быстро реагирует на обращение, что позволяет партнеру не включать пристройку «снизу». Это демонстрирует воспитанность человека и его коммуникативную грамотность.


В процессе восприятия партнера каждый старается как можно лучше узнать партнера, уловить его актуальную роль и ролевые ожидания по поводу поведения собеседника, а также уловить собственную актуальную роль его глазами.

В фазе взаимоинформирования общение не обязательно протекает гладко. Возможна конфронтация, когда не удовлетворяются ролевые ожидания, но при этом партнеры заботятся о достоинстве друг друга. При наличии согласия партнеры постепенно раскрывают свой «ролевой веер», т.е. знакомят с набором своих ролей, до определенного уровня, например, случайное знакомство в парке позволяет обменяться телефонами, но не позволяет попросить взаймы.

Фаза взаимоотключения протекает в духе равноправия партнеров. Когда тема исчерпана, а партнеры находятся в согласии, то каждый не навязывает свою персону другому. Это может выглядеть следующим образом: «Ну, счастливо! Интересно было побеседовать» + теплый взгляд. Если этого не сделать, то можно нанести партнеру незаслуженный укол. При конфронтации: «Я все же остаюсь при своем мнении. Всего доброго, интересно было побеседовать». Таким образом, собеседники расстаются не врагами, а оппонентами.

Следовательно, общение на данном уровне является полноценным человеческим общением. Этот уровень является оптимальным для разрешения личных и межличностных проблем в человеческих контактах в любых сферах, в частности, в деловой.


Примитивный уровень

           При этом общении собеседник – не партнер, а предмет, который может быть нужным (им надо овладеть) или мешающим (его надо оттолкнуть).

           Фаза направленности на партнера. Наш субъект может испытывать потребность в контакте, но не с равноценным партнером, а с «предметом для слушания», по отношению к которому демонстрирует пристройка «сверху», т.е. не дает ничего сказать, обрывая, «это неправильно». Если наш субъект не расположен к разговору, то считает себя не обязанным отвечать. Поскольку «говорящий предмет» отвлекает от чего-то своего, то хочется его убрать, не словом, так жестом «закрой рот». Все это в явном виде демонстрирует пристройку к собеседнику «сверху».

           В процессе восприятия партнера его актуальная роль не улавливается, а оценка его личности происходит только по наружным признакам с помощью шаблонов восприятия, например, «бабуся», «дед-сморчок», «пацан», «соплячка», «фифочка», «лупоглазая зануда с книжкой». В зависимости от этой оценки строится поведение в виде пристройки «снизу» или «сверху». По поводу своей актуальной роли глазами партнера он не сомневается, так как убежден, что его видят таким, каким он сам себя видит или за кого себя выдает.

           Фаза взаимоинформирования. Если нашему субъекту «предмет» нравится, то он выражает ему симпатию льстиво (пристройка «снизу») или беспардонно (пристройка «сверху»), например, обнимет понравившуюся девушку. При установке на согласие субъект распахивает свой небольшой ролевой веер и шумно обижается, если партнер не делает того же. При конфронтации с более слабым партнером он не останавливается перед рукоприкладством. При несогласии с более сильным партнером может быстро переходить от пробного натиска к постыдному отступлению и заискиванию.

           Фаза взаимоотключения для него не проблема. Со слабым – это ругательства и насмешки; с сильным – извинения, либо угрозы, когда партнер отошел уже на безопасное расстояние. Если наш субъект получает от партнера желаемое, то не скрывает скуки (пустые глаза, зевок, поворот спиной, уход, не попрощавшись).

           Пример 1. А сидит на скамье в парке и читает газету. Проходящий мимо Б с маху садится рядом с А, не заботясь о том, потесним ли он его. Однако потеснил, и А, багровея от возмущения, упирается всем телом в занимаемое место, что означает «Неплохо бы кое-кому отодвинуться». Наш Б бегло изучил А и пришел к выводу, что тот «очкарик», «расфуфыренный» да еще «не наш по внешности», нарочито разваливается на скамье. Физическое преимущество за ним. Пристройка «сверху» реализована.

           Поскольку А видит, с кем имеет дело, он принимает решение чуть отсесть. Б удовлетворен и бесцеремонно разглядывает соседа. Ему ясно, что тот спасовал, а значит, и дальше будет пасовать. Б лениво спрашивает: «Ну? Что пишут?». Если тот не отвечает, Б интересуется, не оглох ли он. Наш А принужден либо искать другую скамейку, либо дать отпор наглецу. Но как это сделать?

           Поставить на место примитивного партнера – искусство, для которого нужно скорее хладнокровие, чем ум. Неприятно видеть, если осаживая нахала, другой нахал с наслаждением топчет его человеческое достоинство. Примитивный партнер в известном смысле ущербен, реагировать на него также примитивно, значит расписаться в собственной ущербности. Рассмотрим примеры эффективного поведения с примитивными партнерами.

Манипулятивный уровень

           Для манипулятора партнер – соперник в игре, которую непременно надо выиграть. Выигрыш означает выгоду, если не материальную или житейскую, то психологическую, которая позволит надежно пристроиться к партнеру «сверху» и обеспечит возможность беспрепятственно наносить уколы. Приведем несколько примеров.

           Пример. Преподавательница средних лет ласково обращается к молодой учительнице, побуждая ее искренне поделиться своими трудностями и сомнениями. Она благосклонно слушает ее исповедь и вдруг обрывает: «Какие глупости несете – уши вянут». Ради этой фразы и был затеян весь разговор, который обычно затевают в присутствии третьих лиц, чтобы «утвердиться» над наивной собеседницей на глазах у «публики». Собеседница обескуражена: ведь она приняла позицию «снизу» в расчете на поглаживания, а оказалось, что ее поставили в эту позицию, чтобы уколоть. Теперь пытаясь нанести ответный укол, она будет выглядеть смешной и беспомощной, что и требовалось манипулятору. Это пример психологической выгоды.

           Фаза направленности на партнера. Манипулятор заранее подготавливается к подчинению себе собеседника, к пристраиванию «сверху».

           Фаза восприятия партнера. Манипулятор хорошо улавливает актуальную роль партнера (и прежде всего его слабые места) и собственную актуальную роль его глазами. Все это нужно знать, чтобы правильно рассчитать ловушки и усыпить бдительность партнера на следующей фазе.

           Фаза взаимоинформирования. Если преследуется материальная или житейская выгода, то манипулятор пристраивается «снизу», а из его уст льется лесть без какой-либо конфронтации до самого конца диалога. При отказе контакт просто свертывается, чтобы оставить надежду получить уступку в следующий раз.

Для получения психологической выгоды лесть нужна, чтобы усыпления бдительности. Как только партнер расслабится и приоткроет свой ролевой веер, ему наносится заранее заготовленный укол по наиболее чувствительному месту.

Если партнер не поддается, то манипулятор для обнаружения его истинного лица запускает «пробные шары» различных тактик (льстивая фраза, рискованная шутка, граничащая с насмешкой, жалобный тон в расчете на человеческое участие) и чутко улавливает реакцию.

           Чтобы противостоять манипуляции, от личности требуется большая выдержка и зрелость. Главное – это умение «не подыгрывать», а умение «выходить из игры».

           Манипуляции весьма разнообразны по техникам и целям. Зачастую манипуляторы действуют неосознанно. Потребность выигрыша, во что бы то ни стало, отражает эгоцентризм субъекта, однако эгоцентричны не только корыстные, жестокие и холодные люди, то и те, кто глубоко неудовлетворен жизнью и желает самоутвердиться за счет пристройки «сверху».        И воспитанные люди часто закрывают глаза на нечестный путь вырывания поглаживаний, а кто-то подыгрывает ему из жалости.

           К манипулятивной тактике приходится прибегать и родителям, психологу, воспитателю, которые работают во благо партнера. Но сказать, что они манипулируют людьми, будет верно лишь в том случае, если ими движут своекорыстные интересы.

Стандартизованный уровень

           Это «контакт масок», поскольку общение основывается на неких стандартах, а не на взаимном схватывании актуальных ролей друг друга и постепенном развертывании каждым своего «ролевого веере», как это происходит на конвенциональном уровне, для которого характерно подлинное ролевое взаимодействие.

           Фаза направленности на партнера. Отсутствует подлинная готовность к общению. Причин может быть множество: чувство обиды и недоверия, страх общения, лень общаться, безразличие к другим, просто усталость. Но в силу должностных обязанностей и социальных привычек общаться необходимо. Чтобы общаться, не общаясь, человек надевает заранее готовую к этому моменту маску. Каждый человек располагает «нервно-мускульным гримом». Он может придать лицу, тону, позе, жестикуляции определенные характеристики. Такая маска позволяет обойтись в процессе общения минимумом усилий.

           Примеры масок:

· маска «нуля» (безучастность, вежливость, любезность, например, стандартное общение в переполненном транспорте);

· маска «тигра» (агрессивность, высокомерие, неприступность; причем, чем ниже истинный социальный ранг такого субъекта, тем неприступнее он выглядит, например, продавец);

· маска «зайца» (робость перед кабинетом вспыльчивого начальника, угодливость в лице просителя);

· маска «клоуна» (бесшабашность, чудаковатость, простодушие) нужна, чтобы не быть принятым всерьез.

           Фаза восприятия партнера. Поскольку субъекта интересует, что партнеру от него надо, то из его актуальной роли оценивается, насколько он опасен, т.е. стремится снять с субъекта его маску. Субъекту также важно, не видит ли что-то еще партнер, кроме одетой маски, т.е. соответствует ли его поведение принятым стандартам. К этому и сводится восприятие себя глазами партнера. В результате ни партнера, ни себя его глазами субъект по-настоящему не видит и не хочет видеть.

           Фаза взаимоинформированности. Подлинного общения не происходит. Маска как бы заостряется, тем самым субъект информирует партнера о своем стремлении свернуть контакт. Согласованности не происходит, т.к. ролевой веер субъекта скрыт за маской. Инициатору общения неприятно.

           Пример 1. Один из пассажиров маршрутки обращается к своему соседу, желая обсудить поведение кого-то третьего. Сосед, одев маску «нуля», отвечает: «Да, конечно», что вовсе не означает согласия, а скорее транслирует соседу свое отношение: «Я вас не трогаю, и вы меня не трогайте». 

Представим другую ситуацию. Ссора между мужем и женой, а он при этом одел маску «клоуна». Истинной конфронтации в этом случае мы тоже невидим. Лишь по отдельным внешним признакам у человека в маске (побелевшие губу, покрасневшие уши) можно зафиксировать бурю эмоций. Маска как бы каменеет. В лучшем случае одну маску сменяет другая (вместо маски «клоуна» маска «тигра»).

           Фаза отключения от партнера происходит вежливо, церемонно, но безэмоционально. Остается ощущение тяжелого, неискреннего, скрытного человека, а за скрытностью, возможно, прячутся плохие намерения.

           Но такое суждение о «человеке в маске» зачастую легковесно и ошибочно. Есть немало людей, надевающих на себя маски из застенчивости и неуверенности в себе. Иногда требуется немалый жизненный опыт, чтобы сразу отличить маску            безразличие на лице самоуверенного хама и на лице стеснительного чудака.

Кроме того, встречаясь с партнером в маске, мы непроизвольно одеваем ее сами, что еще более мешает правильному восприятию партнера.

           Контакт масок – яркий пример формального общения. Чтобы сделать его менее формальным, даже искушенные в общении люди набираются терпения.

           Пример 2. Учительница оставила ученика в классе для разговора с глазу на глаз и видит: тот в маске безучастности и неприступности («Хоть кол на голове теши!»). Она досады своей не выдает и понимает, что для снятия маски надо, чтобы ожидания ученика не подтвердились. Она спокойно и холодно перечисляет факты нарушения дисциплины этим учеником и, кажется, идет к какому-то крутому выводу (маска все более каменеет). Неожиданно переменив тон, она спрашивает, где его носовой платок. И по-матерински ворча, вытирает платком несуществующее пятно на лбу. Маска внезапно дрогнула и хотя бы на миг спала. А дальше: «Ну ладно, вернемся к твоему поведению. Что ты сам об этом думаешь?» 

Игровой уровень

           Мы переходим к анализу уровней общения, которые располагаются выше конвенционального.Эти уровни равны конвенциональному по полноте и человечности, но превосходят его тонкостью содержания и богатством оттенков.

           Фаза направленности на партнера. Живой интерес к личности собеседника, к его ролевому вееру. Этот интерес не своекорыстный, а проникнутый симпатией к человеку, поскольку нам приятно с ним общаться. Для этого мы должны хотя бы немного знать партнера и испытывать к нему положительные чувства.

           Фаза восприятия партнера. Нам интересен ролевой веер, особенно индивидуальные роли партнера. При восприятии себя глазами партнера приписываем ему интерес и доброжелательность к нам. Следовательно, для такого общения необходима обоюдная заинтересованность. Очень хорошо иллюстрируют это общение примеры влюбленности, причем неважно в кого.

           Фаза информирования партнера. Чтобы выглядеть интересным, начинает играть. Например, лицо девушки, когда она беседует с нравящимся с парнем, совершенно не похоже на то же лицо, но дома на кухне. Для субъекта не столько важно понравиться партнеру, сколько заинтересовать, заинтриговать. Для этого надо чутко улавливать его реакции в беседе, следить за его «ролевым веером» и контролировать собственный, чтобы не испортить игру бестактностью, поспешностью, неповоротливостью или излишним напором.

           Если для субъекта важнее ценность человеческой связи, то легче возникает согласие, причем содержание может быть обдумано позже. Возможна и конфронтация: поддеть, удивить, разозлить, сконфузить. Все это нужно для того, чтобы чуть больше раскрылся «ролевой веер» партнера. При этом сам субъект на время может спрятаться за маской или актерскими ролями. Хоть это внешне и похоже на манипуляцию, но в данном случае субъект испытывает чувства к партнеру, а манипулятор равнодушен и недружелюбен к другим: выигрыш и самоутверждение для него самоцель, огорчение партнера его только радует.

           В этом общении возможны и желательны пристройки любого типа. Пристройка «сверху» не вызывает униженности; это скорее игровое соперничество, азарт. Партнер не стремится к самоутверждению за счет субъекта, а зовет к игре – к столкновению сил, различающихся натур, вкусов, мнений чувств. Партнер хочет, чтобы субъект проявил себя ярко, со всеми слабостями, которые заведомо простительны, и со всеми своими достоинствами. Поэтому здесь уместны и меткая насмешка, и высказывания, ставящие другого в тупик, – словом все, что на более низких уровнях общения привело бы просто к ссоре.

           Партнеры на игровом уровне играют друг друга, т.е. отражаются друг в друге.

           Фаза взаимоотключения не требует обоюдного исполнения прощальных ритуалов. Можно отпустить друг друга взглядом, неуловимым жестом, прикосновением. Партнерам все ясно без слов.

           Владение игровым уровнем контакта требует немалого артистизма, духовной утонченности. В этом, может быть, заключена древняя загадка того, что называют обаянием человека.

Деловой уровень

           Имеются в виду не просто «деловые контакты» как род занятий. Реальные деловые контакты не обязательно протекают на деловом уровне.

           Фаза направленности на партнера. Собеседнику заранее обеспечивается возможность пристройки «рядом». Партнер вызывает особый интерес как участник совместной деятельности, как человек, который может помочь, или тот, кому необходима ваша помощь в интересах общего дела. Это сразу создает особый род близости.

           Фаза восприятия партнеров. Партнеры чутки друг к другу, но их интересует не столько «ролевой веер», сколько умственная и деловая активность, включенность каждого в решение общей задачи.

           Фаза взаимоинформирования. На первом месте стоит дело. Люди перестают думать о том, как они выглядят. Если после конфронтации при решении какой-то общей задачи возникла личная обида, значит, не было делового уровня. Например, организаторы мозгового штурма замечают, что работа группы из 6-8 человек идет продуктивно, если вокруг больше никого нет. Если этих же людей посадить на сцену или перед телекамерами, то не возникает свежих идей, а участники начинают заботиться о том, как они выглядят. Так происходит скатывание с делового уровня на стандартизированный или манипулятивный.

Для делового уровня характерно, что «Я» партнеров как бы отодвинуто назад, а на первый план выходит дело. Поэтому если кто-то в сердцах обругал другого, то обид не возникает, поскольку глупо и некогда заниматься своей личностью в такой «надличной» ситуации. Личности хоть и отодвинуты назад, но они объединяются общим делом, совместным поиском истины. Следствие контакта на таком уровне – зримые плоды совместной деятельности, стойкие чувства взаимной привязанности, доверия, теплоты, или неустранимые антипатии друг к другу. Ведь в деле человек раскрывается с наиболее существенных сторон.

           Фаза взаимоотключения. Нет церемонности и пышности в выражении чувств. Но за внешней сухостью скрывается внутренняя теплота.

           Если общение на игровом уровне празднично, то на деловом оно много будничнее, зато глубже, серьезнее. Есть люди, не научившиеся «играть», зато умеющие работать и сотрудничать.

Духовный уровень

           Для любой фазы контакта на этом уровне характерно то, что партнер воспринимается как носитель духовного начала, что пробуждает в нас (тех, кто томим духовной жаждой) чувство сродни благоговению перед мудростью и опытом, а не перед конкретным лицом.    

Через всю историю литературы проходят образы мудрых стариков, коим почтительно внимают молодые люди. Ведь его совесть и разум бились над проблемами, стоящими перед каждым человеком (и перед нами тоже).

Но партнером духовного общения может быть любой человек, в ком есть «искра Божья». Ни возраст, ни пол, ни образование, ни степень начитанности роли не играют. Дружба, построенная на духовном контакте, нередко сохраняется на всю жизнь, например, дружба А.И. Герцена и Н.П. Огарева. Радости духовного общения привлекают людей в дискуссионные клубы и кружки по интересам.

При этом, ценя духовное начало в другом человеке, мы развиваем его и в себе. По словам Марка Твена с крупным человеком вы чувствуете себя крупнее, а ничтожество обязательно даст вам понять, какое вы сами ничтожество.

           Фаза взаимонаправленности проникнута интересом и симпатией, предвкушением захватывающего разговора, возможностью приблизиться к постижению подлинных ценностей существования. С собеседником можно оторваться от обыденной работы сознания. Такая любовь настраивает на пристройку «снизу».

           Духовное общение не может быть односторонним: либо его нет, либо в него вовлечены оба партнера, которые заранее готовы к пристройке «снизу». Это создает особую доверительно-воодушевленную, трепетную атмосферу контакта.

           Фаза восприятия партнеров и фаза взаимоинформирования. Партнеры чувствительны к душевному состоянию друг друга, к малейшему повороту мысли. Они настолько растворены один в другом, что один способен закончить фразу, начатую другим. Оба высоко спонтанны (открыты, порывисты) и побуждают друг друга к спонтанности. Поэтому при внезапно пришедшей в голову важной мысли один горячо перебивает другого, но другому это не кажется бесцеремонностью. Свобода самовыражения для обоих безгранична. Дух согласия царит в общении, даже когда они спорят.

           Фаза взаимоотключения изрядно затруднена. Столько хочется еще сказать, что расставание кажется невозможным.

           Это общение соединяет в себе самые привлекательные особенности игрового и делового уровня: живой интерес к личности партнера, взаимное побуждение к спонтанности, совместный поиск истины, обоюдное стремление к согласию. Ведь личность обретает себя во всей полноте только тогда, когда она находится в диалоге с другой личностью. Какова же радость молодых людей, когда они узнают себя в другом, – узнают до мелочей и до самых тонких душевных движений! В эти мгновения душа «выговаривается», а значит, живет полной жизнью.

           Предмет обсуждения не очень важен. Он может быть самым бытовым. Переход на духовный уровень будет тогда, когда тема послужит поводом для «проваливания» собеседника в глубины собственной души и души другого.

Вывод

           Живой реальный диалог протекает более чем на одном уровне или перескакивает с одного уровня на другой.

           Культура общения не в том, чтобы вести диалог с постоянной оглядкой (не скатиться ниже конвенционального), а в том, чтобы на любом уровне, возникшем в реальном разговоре у обоих собеседников сохранялась возможность подняться на конвенциональный и вышележащие уровни.

           Поэтому культура общения не может быть сведена к своду правил, подобных правилом хорошего тона. Она обеспечивается интеллектуальной, эмоциональной и нравственной развитостью личностей, вступающих в контакт. Такие личности способны к «коммуникативной импровизации» и следуют лишь ограниченному числу правил, которые, впрочем, усвоены до степени автоматизма. Их общение всегда творчество.

Источник: studopedia.net

1) Императивный (от лат. imperativus – «повелительный») уровень общения представляет собой, как правило, монологическоевзаимодействие, когда говорящий, обладая достаточными ресурсами (физической силой, статусом, властью, деньгами), открыто принуждает партнера к выполнению своей цели. В подобных случаях один из участников общения рассматривается не как субъект, а как объект, либо препятствующий, либо необходимый для решения определенных задач.

Императивный уровень может быть использован в общении руководителя с подчиненными, а также при проведении жестких переговоров.

Признаки императивного уровня:

· монологическая форма взаимодействия;

· стремление к подчинению партнера.

 

2) Манипулятивный (от лат. manipulus – «горсть, рука») уровень так же, как и императивный, предполагает неравенство в общении, т.е. это тоже «субъект-объектные» отношения. Однако коммуникант, использующий манипулятивные техники, как правило, не обладает достаточными ресурсами для того чтобы открыто принуждать партнера к выполнению своей цели, в связи с чем вынужден прибегать к обману. Основная цель манипулятивных коммуникаций – выигрыш, если не материальный, то психологический. Широко используется в создании рекламы, в процессе продажи услуг или продукции потребителям.

Признаки манипулятивного уровня:

· диалогическая форма взаимодействия;

· подчинение партнера своей цели;

· сокрытие истинной цели взаимодействия;

· иллюзия свободы выбора у жертвы манипуляции.

 

3) Формальный уровень общения используется в том случае, если взаимодействие нежелательно или безразлично одному из партнеров, однако формальный «сценарий» требует поддержания контакта. Например, светское общение, которое предполагает соблюдение норм этикета и ведение диалога независимо от субъективного отношения к личности партнера.

Признаки формального уровня:

· диалогическая форма взаимодействия;

· отсутствие интереса к личности партнера;

· отсутствие стремления к дальнейшему сотрудничеству.

 

4) Гуманистический уровень общения отличается от вышеперечисленных уровней тем, что ожидаемым результатом общения является не поддержание социальных связей, как при формальном общении, не подчинение партнера своей цели, как при императивном и манипулятивном взаимодействии, а совместное изменение представлений обоих партнеров. К ситуациям гуманистического общения относятся дружеское, интимное, исповедальное, психотерапевтическое общение, где предполагается удовлетворение такой человеческой потребности, как потребность в сочувствии, понимании, сопереживании.

Признаки гуманистического уровня:

· диалогическая форма взаимодействия;

· безоценочное восприятие партнера и уважение к его точке зрения;

· деликатность;

· искренность при сообщении целей коммуникации и обсуждении позиций;

· готовность к активному взаимодействию с партнером.

 

На базе гуманистического уровня формируются еще два уровня коммуникативного взаимодействия: игровой и деловой.

 

5) Игровой уровень общения является более сложным, чем гуманистический, так как предполагает более тонкую настройку на состояние партнера и на особенности его поведения. Конечно, наиболее полно он реализуется в межличностном общении, однако и в деловой сфере искусство «делового флирта» осуществляется именно на игровом уровне, позволяя установить и поддерживать более яркие, эмоционально окрашенные отношения. Данный уровень общения позволяет снять психическое напряжение, связанное со значительными физическими и психологическими нагрузками.

Признаки игрового уровня:

· диалогическая форма взаимодействия;

· безоценочное восприятие партнера и уважение к его точке зрения;

· деликатность;

· искренность при сообщении целей коммуникации и обсуждении позиций;

· готовность к активному эмоциональному взаимодействию с партнером;

· искренний интерес к своеобразию партнера.

 

6) Деловой уровень общения – это взаимодействие, направленное на согласование и объединение усилий людей с целью налаживания отношений и достижения общего результата. Деловой уровень отличается от всех предыдущих уровней общения повышенной концентрацией партнеров на обсуждении конкретных проблем (производственных, финансовых, научных и др.). Поэтому эмоциональный фон делового общения связан не с интересом к индивидуальности партнера, а с вниманием к информации, которую он сообщает. Искренний интерес к обсуждаемой проблеме – отличительный признак делового уровня общения.

 

Признаки делового уровня:

· диалогическая форма взаимодействия;

· безоценочное восприятие партнера и уважение к его точке зрения;

· деликатность;

· искренность при сообщении целей коммуникации и обсуждении позиций;

· готовность к активному взаимодействию с партнером;

· искренний интерес к обсуждаемой проблеме и информации, сообщаемой партнером.

 

7) Духовный уровень общения возможен между партнерами, которые стремятся к внутреннему совершенствованию, к постижению тайн мироздания, к расширению собственных личностных возможностей, к высотам духа. В основе духовного общения лежит доверие к личности собеседника – человека с богатым внутренним миром и большим жизненным опытом, восприятие его как носителя идеи, духовного начала. Духовное общение обогащает собеседников, выводит из суеты будней, способствует духовному саморазвитию.

 

Признаки духовного уровня:

· диалогическая форма взаимодействия;

· восприятие партнера как носителя духовных ценностей;

· глубокое почтение к личности партнера;

· стремление к глубокому познанию особенностей мировоззрения партнера и к духовному саморазвитию.

 

По существу, все уровни общения отражают представление о том, как строится общение, как воспринимается партнер: как субъект, т.е. как личность, как равный, имеющий право на свою точку зрения, на участие в выработке совместного решения и т.д., или как объект, лишенный этих прав и вынужденный действовать только в соответствии с отведенной ему ролью. Правда, в связи с этим справедливости ради следует отметить, что каждый из нас регулярно вынужден исполнять роль объекта (адресата) хотя бы потому, что огромное количество профессиональных, образовательных, воспитательных задач предполагает именно императивное (принудительное) общение. В качестве примера можно привести взаимоотношения руководителя с подчиненными через посредство организационно-распорядительной документации: приказы, распоряжения должны выполняться, правила соблюдаться.

В каких ситуациях делового общения предпочтительным является деловой уровень взаимодействия, вы узнаете из материала следующего занятия.

Основные выводы:

Эффективность общения во многом зависит от правильно выбранного способа взаимодействия. Готовясь к встрече с партнером, необходимо продумать адекватный уровень общения, соответствующий цели контакта и характеру ваших взаимоотношений. При этом следует помнить, что наиболее продуктивными являются те уровни общения, которые основаны на безоценочном восприятии личности собеседника и уважении к его точке зрения.

Вопросы для самопроверки:

1. Что называется уровнем общения? По каким признакам выделяются уровни общения?

2. Подумайте, в чем сходство императивного, манипулятивного и формального уровней общения? Расскажите об этих уровнях общения.

3. Какой уровень общения называется гуманистическим? Расскажите о разновидностях гуманистического уровня общения.

4. Какое общение называют духовным? Назовите признаки духовного уровня общения.

 

Источник: cyberpedia.su


Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.