Психология подросткового возраста 13 17 лет девочке


Психология подросткового возраста 13 17 лет девочкеГоворить в общем о юношеском возрасте достаточно сложно, очень многое здесь зависит от того, что происходило в предыдущие этапы переходного периода, особенно в 13 лет подростки переживают события, эхом отражающиеся на всей остальной жизни.

Однако психология подростка 16-17 лет в большей степени базируется на более спокойных показателях, нежели в предыдущие возрастные периоды, но и на большей самостоятельности. Если не затрагивать патологии и сложные случаи, то типичная картина будет такой:

Физические особенности:
  • физически подростки развиты окончательно
  • именно поэтому они уделяют своему здоровью большое внимание
  • Эмоциональные особенности:
  • уже дружелюбно (а иногда и покровительственно) настроены ко всем членам своей семьи
  • абсолютно уверены в себе
  • к нуждам других могут отнестись внимательнее, чем к своим

Социальные:
  • стремятся к серьёзным отношениям как с противоположным полом (любовь), так и со своим (дружба)
  • свидания становятся частым явлением в их жизни
  • личностные отношения выходят на первый план, появляется преданность им, интимность таких отношений возрастает
  • обычно стремятся к самостоятельным заработкам, для чего находят почасовую работу
  • сопротивление представителям власти уменьшается
  • Интеллектуальные особенности:
  • стремятся принимать более серьёзные разумные решения
  • уже понимают, что любое решение, принятое сегодня, может повлиять на то, что будет завтра
  • рассматривают несколько вариантов исхода событий, т.е. подростки просчитывают линию своего поведения
  • конфликты между подростками и родителями в большей степени предпочитают решать через обсуждение появившейся проблемы
  • начинают задумываться о будущей профессии и о будущем в принципе

Духовные:
  • моральные и духовные ценности подвергают проверке и испытывают на прочность
  • способны к сильной приверженности определённой религии
  • к окружающим относятся с пониманием и дорожат их мнением о себе
  • юношей и девушек очень интересуют вопросы жизни после смерти
  • у них возникает множество вопросов по поводу личной духовной жизни, в этой области они полны сомнений
  • если подросткам прививаются духовные истины, то они способны их усваивать в этот период и применять в жизни.

Большинство родителей думают, что в этом возрасте смогут вздохнуть спокойно – переходный возраст практически позади, а психология подростка 16 17 лет более приятна для родительского восприятия. Но это зависит от очень многого:

  • смогли ли родители сохранить/выстроить доверительные отношения со своим ребёнком?
  • приняли ли то, что он стал взрослым, и его пора отпустить во взрослую самостоятельную жизнь?
  • насколько он готов к такой жизни?
  • осталось ли между родителями и детьми что-то недосказанное, недопонятое, может быть, какие-то обиды всё ещё живы в них?

Это время подведения итогов, плохие они или хорошие, могут сказать только сами родители и подростки, но в любом случае, самое важное, о чём, на мой взгляд, должны помнить и те, и другие, – это о том, что они самые дорогие и любимые люди, которые есть друг у друга. И так останется на всю их дальнейшую жизнь.


Источник: detkambest.ru

Особенности психологии подростка — 16 лет

Психология подросткового возраста 13 17 лет девочке

Шестнадцатилетний подросток – самое трудное испытание для родителей.

Именно этот возраст определил термин «трудный» в применении к подросткам в целом.
Все антагонистические противоречия и сложности подросткового периода выливаются в это время как из рога изобилия. Только успевай при этом «соломки подстелить», чтобы те, кого родители считают все еще детьми, не набили слишком много шишек.
Однако, как считают многие профессионалы, пережившие в свое время этот непростой период своей жизни, трудность данного возраста обусловлена, прежде всего, тем, что самому подростку трудно вписаться своими новыми размерами (и не только физическими параметрами) в окружающий мир.

Шестнадцатилетним невероятно трудно смириться с собой в новом качестве: уже не ребенка, но еще и не совсем взрослого человека.

Выделяют следующие характерные особенности 16-летних подростков:


— на уровне самосознания у них активно формируется мировоззрение, при этом устойчивая «концепция самости» уже полностью сформирована, вследствие чего оценки окружающих 16-летних уже мало волнуют;

— в части познавательной активности, в этом возрасте начинают формироваться профессиональные интересы, появляются навыки управления другими людьми вплоть до провокаций;

— возрастает потребность в сплоченном коллективе людей, объединенных общими интересами, именно для этого возраста характерны случаи массовых выступлений и акций против чего бы то ни было;

— авторитет родителей снижается до минимума, причем не по вине взрослых, а как следствие определенных процессов, происходящих с подростками именно в 16 лет;

— формирование сексуальности и собственных взглядов на проблемы, с эти связанные, достигает своей завершающей стадии;

— единственный позитив для родителей: подростки в 16 лет становятся более уравновешенными эмоционально, их действия – более последовательными и не такими импульсивными, как раньше.

Итак, основные проблемы и трудности перечислены. Осталось только определиться с тем, как эти проблемы преодолевать с наименьшими для обеих сторон потерями.

Самое простое и действенное средство, помогающее в данной ситуации – это ведение дневника.

В эту заветную тетрадь подросток зачастую записывает все, что с ним происходит, и в дальнейшем имеет возможность проанализировать всю эту информацию, отодвинув ее от себя на некоторое расстояние во времени. Часто такой метод помогает увидеть собственные ошибки и в дальнейшем их не повторять.


Самый лучший подарок 16-летнему подростку – это красиво оформленный дневник-ежедневник, дополненный изящной ручкой в том же стиле.

Подросток становится совсем взрослым.
В этом возрасте у многих уже появляется первая влюбленность, возможно, и первые разочарования. У некоторых подростков этот возраст означает появление сексуальных отношений. Но не стоит паниковать: не все в шестнадцать лет готовы пойти на этот шаг.

Тем не менее, родителям стоит заводить разговоры на тему секса, дабы ребенок был в курсе всех последствий. Если папа или мама не могут завести разговор, то можно купить соответствующую литературу и подарить ребенку.
Подросток должен понимать – что это период, когда он несет ответственность за все свои поступки. Кстати, на Кубе этот возраст считается совершеннолетием.

В этом возрасте психология подростка более обширна и многогранна.

Кроме физических, сексуальных, гормональных изменений, есть и другие особенности – ребенок начинает уделять внимание философии.
Его взгляды на жизнь заметно меняются. И те вопросы, которые раньше его не волновали, сегодня встают на первый план.
В этот период человек может преувеличивать свои способности, так как все выглядит более простым, доступным и радужным. В этом заключается психология подростка.

16 лет – это огромный пласт, в котором много веры, желания, стремлений.

Человек находится на пике своего эмоционального развития.


Психология подросткового возраста 13 17 лет девочке

Многим родителям очень тяжело принять необходимость «отпустить» подростка и они воспринимают такое поведение подростка как бунт и протест, хотя, на самом деле, их дети просто взрослеют.

Это возраст, в котором, для подростка очень важно его принятие Вами, как родителями. На этом этапе Важно уметь слушать подростка и доверять его Выбору…

Уметь слушать — это не читать нотаций, не критиковать, не угрожать и не говорить обидных фраз. Подростки учатся на собственном выборе. До тех пор, пока последствия этого выбора не угрожают их здоровью и жизни, не вмешивайтесь, а наоборот, проявляйте положительный интерес к жизни подростка, интересуйтесь ее друзьями, но с ПОЛОЖИТЕЛЬНОЙ стороны.

Чтобы разговор с подростком был результативным, Вам, как родителю, важно уметь дифференциировать свои чувства и открыто говорить о них подростку. Что я имею ввиду? Например, если Ваша дочь пришла поздно, вы можете сказать: «Я очень переживала, поскольку боялась, что с тобой что-то случилось» или «Я беспокоюсь и волнуюсь о тебе. Поэтому, я очень волновалась, когда ты пришла домой позже того времени, о котором ты мне сказала. Я думала, что возможно у тебя возникли какие-то проблемы и тебе нужна помощь».


Такие осуждающие выражения как : «Где ты была?», «Почему так поздно?» непременно вызовут в подростке злость и агрессию и вряд ли приведут к конструктивному разговору.

Юноша и тем более подросток легко идеализируют окружающих людей и отношения между ними, но быстро в них разочаровываются, как только обнаруживают неполное соответствие предвзятому и завышенному идеалу.

Такой максимализм — следствие стремления к самоутверждению, он порождает так называемую черно-белую логику. Черно-белая логика, максимализм и малый жизненный опыт приводят молодых людей к преувеличению оригинальности собственного опыта. Им кажется, что никто так не любил, не страдал, не боролся, как они.

Однако их родители, находясь во власти вкусов и привычек собственной молодости, абсолютизируя и считая единственно правильными только свои привычки и вкусы, не подают примера разумного отношения к действительности, основанного на трезвой оценке значимости событий, возводя в ранг проблемы вопросы о ширине брюк, длине волос, манере танца, стиле музыки и песен.
Эти проблемы стары, как мир. Еще Аристофан в комедии «Облака» описывал конфликт между рассудительным, благонамеренным отцом и легкомысленным длинноволосым сыном.
В ответ на просьбу отца спеть что-либо из древних авторов — Симонида или Эсхила — сын называет этих поэтов устаревшими и ходульными. Когда же сын обращается к современному искусству и читает монолог из Еврипида, старик выходит из себя, видя в нем безвкусицу и безнравственность


Взрослых иногда возмущает или, в лучшем случае, удивляет желание юношей одеваться и вести себя, «как все», даже в ущерб собственной привлекательности и материальным возможностям.
В этих поступках проявляется повышенная значимость для них чувства принадлежности к определенной группе: учебной, спортивной и т. д. А для того чтобы быть вполне «своим» в группе, нужно выглядеть, как все, и разделять общие увлечения.
Внутренний мир другого человека можно понять только при условии внимания и уважения к нему, принимая его как независимую достойную личность со своими взглядами и своим жизненным опытом.
Вот как звучит самая распространенная и совершенно справедливая жалоба юношей и девушек на родителей: «Они меня не слушают!»

Спешка, неумение и нежелание выслушать собственного ребенка, вникнуть в то, что происходит в сложном юношеском мире, неспособность взглянуть на проблему с позиции молодого человека, самодовольная уверенность в непогрешимости своего жизненного опыта — все это может создать психологический барьер между родителями и детьми.
Этот барьер может укрепляться как со стороны родителей, так и со стороны детей. У родителей может возникнуть представление, что для их ребенка не существует никакой системы ценностей, что, естественно, не сближает.

Почему.
бще никаких ценностей.
Эта иллюзия — следствие односторонности и ограниченности родителей, слишком долго воспринимающих своих детей как несамостоятельных и нуждающихся в мелочной опеке.

Родители возводят барьер между собой и ребенком и тогда, когда злоупотребляют этическими требованиями, внушая, что все остальные люди, кроме него, добродетельны
Такие поучения отталкивают молодежь, которая особенно чувствительна ко всякому несоответствию между словом и делом.
Требование исполнения нравственных норм воспринимается без внутреннего протеста, если при этом говорится, что пока еще не все люди нравственны, но прилагать усилия к повышению собственной нравственности необходимо.
Не надо бояться серьезно обсуждать с подрастающими детьми негативные стороны жизни.
Зрелость у человека наступает тогда, когда он понимает, что жизнь не знает черновиков, что все делается окончательно.

На заметку родителям
Не стоит бояться переходного возраста. Это неизбежный этап в жизни каждого человека. И если вы хотите смягчить это время, попытайтесь понять, почему ребенок поступает именно так, а не иначе.


Психология подростка может казаться вам странной и непредсказуемой, но это совершенно не так. Только вы способны, как никто другой, понять своего ребенка и помочь ему преодолеть этот период. Для него он, возможно, ещё тяжелее, чем для вас. Ведь подросток только начинает понимать себя и окружающих, и все изменения для него сложны и непонятны

А если серьезно, то все сказанное, необходимо родителям именно для того, чтобы они, в свою очередь, также начали относиться к происходящим порой неприятным моментам в своих отношениях с подростками с точки зрения предупрежденного о всех возможных подводных камнях и мелях лоцмана, способного привести семейную лодку через все штормы и неприятности в заветную тихую гавань устоявшихся и дружеских отношений.

Источник МедВести: http://medvesti.com/psychology/emotions/24953-osob…ihologii-podrostka-16-let.html

Источник: www.liveinternet.ru

Физическое развитие ребенка

В подростковом возрасте продолжается формирование скелета, нервной, эндокринной, сердечно-сосудистой систем.

В этот период необходимо обратить особое внимание на предупреждение разного рода искривлений в связи с развитием костной системы организма: она становится более прочной, чем в младшем возрасте, но еще не заканчивается окостенение позвоночника, грудной клетки, таза и конечностей. Особенно вредна неправильная поза при сидении подростка за столом: затрудняется легочная вентиляция, уменьшается снабжение мозга кислородом, фиксируется искривление позвоночника.

Следует учесть, что если в этом возрасте не будет обращено специальное внимание на развитие ловкости, пластичности и красоты движений, то в последующий период обычно труднее овладевать ими, а неловкость и угловатость движений, присущая подростку, может сохраниться на всю жизнь.

Нервная система подростка еще находится в стадии формирования, и является относительно несовершенной. Поэтому в этот период так важно охранять подростка от резких переутомлений, регулировать нагрузку на его неокрепшую нервную систему.

Кроме того, во время полового созревания начинается выработка в организме подростков половых гормонов, которая ведет к значительным перепадам настроения.

Интеллектуальное развитие

Подросток в 14–16 лет – это уже практически сформировавшаяся интеллектуально личность, имеющая собственное мнение по разным вопросам. Подростки вполне способны вести рассуждения, высказывать свои мысли, аргументировать их. Всё больше времени в их жизни начинают занимать серьёзные дела, все меньше времени отводится на отдых и развлечения. Активно начинает развиваться логическая память. Из-за появления в школе новых учебных предметов значительно увеличивается количество информации, которую должен запомнить подросток.

Психологическое развитие

Наряду с психическими изменениями, обусловленными исключительно гормональным воздействием, у подростков наблюдаются и глубоко психологические, личностные изменения, которые происходят неравномерно: в подростке одновременно присутствуют как детские черты и стереотипы поведения, так и взрослые. Подросток отвергает детские стереотипы поведения, но еще не имеет взрослых клише. Так как потребность в признании собственной взрослости в подростковом возрасте максимальна, а социальная ситуация, по большому счету, не изменяется, то это может вызвать многочисленные конфликты с родителями и учителями.

В этот период психологи рекомендуют больше разговаривать со своим ребенком, помня о том, что перед вами уже не ребенок, а взрослый человек, который ищет свой путь. В разговоре с ним не используйте категоричные формы, не показывайте его интеллектуальную незрелость, не будьте излишне навязчивы.

8 правил поведения с подростком 14–16 лет

1. Не навязывайте свою точку зрения

В старшем подростковом возрасте у ребенка формируется свой вкус в одежде, в музыке, в кинематографе и других проявлениях искусства. Естественно, предпочтения ребенка могут не совпадать с предпочтениями родителей.

Это не повод пытаться разубедить подростка и отрицать его выбор. Лучше всего прислушаться и попробовать разобраться в интересах взрослеющего человека. Это только добавит доверия в ваши с ним отношения.

2. Будьте готовы принять отказ от некоторых семейных мероприятий

Подростковый дух – это дух отрицания. Гормоны подстегивают подростка идти наперекор всему. И если еще три года назад ребенок любил семейные выезды с младшей сестрой, то теперь он может от них отказаться.

Его больше не пугает перспектива остаться одному дома. При этом, отказавшись в начале от участия в празднике или еще каком-либо семейном мероприятии, подросток может быстро передумать. Это чаще случается, если родители воспринимают отказ спокойно и не пытаются уговорить ребенка.

Прислушивайтесь и пробуйте разобраться в интересах взрослеющего человека

3. Дайте подростку личное пространство

Подростку очень важно знать, что у него есть свое пространство. Место, где он может положить личные вещи, книги, которые никто не передвинет и не переставит.

Научитесь стучаться, заходя в комнату к подростку. Даже если раньше вы никогда этого не делали. Сохранение личных границ взрослеющего ребенка поможет избежать конфликтных ситуаций.

4. Подавайте хороший пример

Вредные привычки родителей моментально находят отражение в детях. Если мама или папа позволяют себе употреблять спиртное или курить при подростке, он считает что может себе позволить то же. Авторитет родителя, который подвержен зависимости, подрывается.

Это же можно сказать и о нравственных качествах. Если родители врут родственникам и коллегам, совершают неблаговидные поступки, то подросток станет либо вести себя так же, либо окончательно отстранится от родителей.

5. Помогите сформировать собственное мировоззрение

Родителям стоит поощрять индивидуальное мышление подростка. Если ребенок встает на чью-то сторону в конфликте сверстников, попробуйте построить с ним диалог. «А ты правда думаешь, что твой друг прав?», «А как бы ты поступил?».

В любых вопросах просите его выразить свое мнение, чтобы он почувствовал себя полноправным членом семьи, от которого зависит выбор места для отпуска или празднования юбилея.

6. Не критикуйте его друзей и подруг

Не критикуйте его друзей и подруг

Открытое порицание людей, в кругу которых вращается подросток, повлечет за собой либо протест с его стороны, либо факт общения с «неугодными» друзьями будет скрыт от родителей. Единственно верное решение – позволить ребенку самому убедиться в отрицательных качествах тех или иных сверстников. И, если это случится, поддержите подростка, возможно, рассказать о похожем примере из своей жизни.

7. Позвольте подростку отвечать за свои ошибки

Даже те родители, которые предоставляют ребенку достаточно свободы, склонны брать на себя ответственность за его неблаговидные или неправильные поступки. Вместо этого стоит позволить подростку самому разобраться с проблемами. Если он случайно сломал телефон друга – он должен заработать на ремонт. Если получил плохую оценку в четверти – должен сам договориться с преподавателем о том, чтобы ее исправить.

8. Спокойно воспринимайте внезапные смены настроения

Спокойно воспринимайте внезапные смены настроения

Если ребенок случайно сломал телефон друга – он должен сам заработать на ремонт

Подросток не управляет своим настроением. Вместо него это делают гормоны. Обижаться или ругаться с ним бесполезно и не педагогично. Кроме того, это может в будущем повлиять на его межличностные отношения.

Поэтому лучше всего объяснять ребенку, чем вызваны его эмоции и научить его выражать гнев спокойно, с помощью техники «Я – сообщений». И сдерживаться самому. В конце концов, переходный возраст имеет свойство заканчиваться.

Елена Кононова

Источник: www.ya-roditel.ru

Психология подростка

Многие родители хватаются за голову, когда их детям исполняется 12-13 лет. Послушные и примерные мальчики и девочки становятся грубыми, дерзкими, зачастую отрицают все, что прививали им дома. Есть, конечно, дети, которые и в переходном возрасте только радуют родителей, но их меньшинство. О наиболее типичных проблемах современных подростков и причинах их конфликтов с родителями перед началом учебного года Правмиру рассказал психолог Центра социально-психологической адаптации и развития подростков «Перекресток» при Московском городском психолого-педагогическом университете Петр Дмитриевский.

Проблемы современных детей

Петр Дмитриевский родился в 1975 году в Ленинграде. В 1999 окончил Институт стран Азии и Африки при МГУ. Работал переводчиком с японского в федерации каратэ. С 1999 года на общественных началах руководит подростковым приходским клубом при храме святых бессребреников Космы и Дамиана в Шубине (Москва). В 2009 получил второе высшее образование в Московском городском психолого-педагогическом университете и на факультете гештальт-терапии с детьми и семьей МГИ. С 2010 года работает в Центре социально-психологической адаптации и развития подростков «Перекресток» при МГППУ.

— Петр, на какие проблемы своих детей-подростков чаще всего жалуются родители, обращающиеся в ваш центр?

— Самая распространенная жалоба – он (она) «ничего не хочет». То есть родителям кажется, что их ребенок не интересуется ничем важным, слишком пассивен.

Мы пытаемся разобраться, почему подросток стал менее любопытным к миру. Иногда после одной или нескольких бесед оказывается, что любопытство осталось, просто то, к чему лежит душа подростка, не вписывается в систему ценностей родителей.

Конечно, интернет очень сильно поменял контекст развития подростка, и многие родители обеспокоены тем, что ребенок слишком много времени проводит за компьютером. Выясняем, что именно ищет подросток в интернете, в компьютерных играх – иногда ситуация сразу смягчается и члены семьи находят общий язык, а иногда проблема оказывается даже серьезней, чем представляли себе родители. В этих случаях требуется продолжительная и кропотливая работа с семьей.

психология подросткаМногим в подрастающем поколении интернет-общение почти полностью заменяет реальную жизнь, компьютер для таких детей становится единственным способом снять напряжение, справиться со сложными переживаниями.

Еще одна частая проблема, с которой к нам обращаются родители – сложности их ребенка в отношениях с одноклассниками. Причем это бывает как у детей стеснительных, робких, так и у импульсивных, физически очень крепких ребят, которым из-за своей импульсивности трудно регулировать свое поведение. Такие подростки часто признаются на консультациях, что не могут удержать себя в рамках. Их поведение создает дискомфорт и сверстникам, и учителям, но оно и им самим мешает.

У нас есть специальные группы, где в течение двух месяцев при модераторстве двух психологов ребята через череду игр и упражнений учатся выстраивать отношения со сверстниками. На первых занятиях многие зажаты, боятся, что если они поделятся своими переживаниями, другие их отвергнут. Но занятия помогают им стать более открытыми, что очень важно для общения со сверстниками.

Участие в группе дает подростку отличную возможность научиться выстраивать доверительные отношения, замечать манипуляции и обходиться с ними, избавляться от стереотипов в отношении себя и других, договариваться в ситуации конфликта.

Особенности возрастной психологии

– А не связана ли зажатость подростка, его нелюдимость с одиночеством, которое он чувствует в семье? Ведь при нынешнем ритме жизни такое внутреннее одиночество нередко и во внешне благополучных, обеспеченных семьях. Родители отдают ребенка в хорошую школу, в секции, кружки, ни в чем ему не отказывают, но так устают на работе, что даже в выходные не находят сил пообщаться с ним, не интересуются его внутренним миром.

— Бывает и такое, причем я не думаю, что это примета именно нашего времени. Близкие отношения – и между супругами и между родителями и детьми – всегда требовали душевных усилий, а людям инстинктивно свойственно избегать напряжения. И чем больших усилий требует общение с другим, тем чаще у людей возникает желание уклониться от этого общения.

С подростком просто не бывает – у него возрастной кризис, период перестройки отношений со сверстниками, с обществом, с собой, с родителями, и по-человечески можно понять родителей, которые, сталкиваясь с изменением своего ребенка, его грубостью, непредсказуемым поведением, чувствуют бессилие и отступают. А загруженность работой вроде бы уважительная причина – для него же и стараются.

На самом деле бегство от проблем зачастую лишь усугубляет их. Родителям важно находить силы для диалога, учитывая такую особенность возраста, как желание приобрести больше самостоятельности. Желание естественное – в 12-13-14 лет большинству становится интереснее общаться со сверстниками, чем с родителями. Но признавая право подростка на автономию, поиск собственного пути, своей философии, своего круга знакомств, важно помнить, что он, хоть сам этого может не осознавать, нуждается в поддержке родителей и в столкновении с границами, выстроенными родителями.

Без таких границ взросление невозможно, поэтому воспитание подростка нельзя свести к поддержке и нежным словам – не менее важно договориться с ним, что можно, а что нельзя, у кого в семье какие обязанности. Объяснить, что совместное проживание на одной территории предполагает ответственность и необходимость достижения договоренностей. Тут родителям важно не перепутать устойчивость и внятность с унижением и жестокостью.

Читайте также – [Видео] Протоиерей Алексий Уминский: Когда подростки уходят из Церкви…

В начале года всех потрясли несколько подряд подростковых самоубийств. Родители некоторых из этих подростков даже не подозревали, что у их детей есть серьезные проблемы.

— По наблюдениям известных мне суицидологов значительного всплеска самоубийств не было, просто СМИ в течение нескольких дней активнее освещали такие трагические случаи. Это и правда рискованно, потому что подросткам свойственно подражание.

Не могу утверждать, но вполне допускаю, что кто-то из подростков не решился бы на последний роковой шаг, если бы не услышал о самоубийстве другого в новостях. Но что бы ни послужило причиной самоубийства, оно никогда не совершается спонтанно. Любой психиатр вам скажет, что от суицидных мыслей до их осуществления проходит время.

Поэтому если родители и учителя после трагедии говорят, что они ничего не замечали, их, конечно, жалко (особенно родителей!), но надо было приложить определенные усилия, чтобы совсем не заметить у ребенка признаков душевного кризиса. В семье иногда это сложно, и тогда важно, чтобы подростка могли подстраховать взрослые в школе.

Вот почему, в том числе, необходимо налаживать психологические службы. Пока же, по моим наблюдениям, даже в тех школах, где есть психологи, они завалены диагностической работой. То есть они должны проводить много тестов на выявление различных особенностей в классах и давать рекомендации учителям – таковы требования к ним.

Я думаю, что некоторые из этих рекомендаций для работы с определенной группой могут быть полезны и эффективны, но при таком понимании работы у психолога совсем не остается времени на индивидуальную работу с подростком, помощь конкретному ученику в прохождении трудностей. Тем более нет на это времени у учителей – учебные программы усложняются, а количество часов, отведенных на предмет, часто остается прежним. Поэтому учителя полностью сосредоточены на передаче знаний, и у них не остается времени на выстраивание с подростками отношений, при которых возможны обмен жизненным опытом и поддержка.

Естественно, я не обобщаю. Есть и педагоги с большой буквы, которые становятся для своих учеников не просто предметниками, но и старшими друзьями, мнение которых авторитетно для подростков, и психологи, вникающие в переживания каждого ученика, помогающие ему найти взаимопонимание с учителями, родителями.

Но, конечно, хотелось бы, чтобы таких специалистов становилось больше в современной российской школе. Некоторые учебные заведения обращаются и к поддержке внешних специалистов. Центр «Перекресток» активно сотрудничает со многими школами, наши психологи проводят там и групповые занятия, и индивидуальные консультации.

– Часто ли у детей желание замкнуться, отчуждение от взрослых начинается с неуспеваемости в школе? По своему детству помню, что многие учителя на тех, кто не успевал по их предмету, сразу ставили крест. Иногда и родители перестают верить в своего ребенка, и это неизбежно приводит к заниженной самооценке, комплексам, на преодоление которых могут уйти годы.

— Вы затронули очень актуальную проблему. В психологии даже есть термин «стигматизация», означающий наделение человека уничижительным ярлыком, в результате чего он сам может поверить в свою никчемность.

Конечно, подростки особенно чувствительны к таким ярлыкам. Есть школы, в которых практикуется индивидуальный подход к каждому ребенку, но их до сих пор не так много. Некоторым педагогам не хватает ни сил, ни компетенции для работы с более сложными детьми. И вот вместо того, чтобы разобраться, почему ребенок с сохранным интеллектом не проявляет интереса к учебе, учителя в бессилии начинают говорить ребенку, какой он глупый, непутевый. Делают это, вероятно, из лучших побуждений – надеются через стыд пробудить в нем творческую активность. Это заведомо безнадежная система воспитания, но, несмотря на свою безнадежность, она широко распространена в российских школах.

Родители обычно в таких ситуациях впадают в одну из двух крайностей. Либо они безоговорочно занимают сторону учителей и начинают единым с ними фронтом давить на подростка, либо, наоборот, говорят, что ребенок прекрасен, а во всем виновата школа. Обе позиции неконструктивны, но, пожалуй, меньшее из двух зол — когда родители защищают «хорошего» ребенка от «плохих» учителей.

Поддержка взрослых ребенку необходима, поэтому лучше такая поддержка, чем никакой. Конечно, более по-взрослому было бы садиться и подробно разбираться в конфликте: в чем претензия учителя, в чем недовольство подростка? Если разговор пойдет в таком ключе, недалеко и до обнаружения общих целей и достижения ясных договоренностей между конфликтующими сторонами.

А если поддержки нет, велика ли вероятность, что подросток замкнется или даже уйдет из дома?

— Подростку в любом случае нужен круг, в котором его принимают и ценят. Если он не находит этого в социально приемлемых формах, будет искать в виртуальной реальности или в асоциальных группах. Некоторые действительно связываются с дворовыми криминальными компаниями, но сегодня чаще подростки уходят от одиночества в виртуальную реальность. Внешне это выглядит более благополучно – они не нюхают клей, не воруют автомагнитолы из машин, но для психики это все равно риск.

Но ведь и до появления интернета были дети, предпочитавшие играм со сверстниками уединение. В том числе многие святые, например, Сергий Радонежский. Понятно, что монашество – путь для немногих, и нельзя на него ориентировать обычного ребенка, но, например, в советском атеистическом обществе некоторые дети проводили все время за книгами или математическими задачами. И некоторые из них реализовались в науке. Таких детей, конечно, тоже меньшинство, но они есть. Правильно ли навязывать им стереотипы? Не ломаем ли мы их таким образом?

— Я вполне допускаю, что такие дети есть, и, конечно, ломать их неправильно. Вообще психологи сегодня стараются отходить от клише «норма-отклонение». Но в моей практике, пока недолгой, я сталкивался именно со случаями, когда у подростка есть потребность в общении, которую он не смог реализовать в силу отрицательного опыта. То есть его замкнутость была не органичным выбором, а следствием неудач, породивших определенные установки. Видимо, в тех случаях, о которых вы говорите, родители не обращаются за нашей помощью.

И все же я думаю, что зависание в интернете может быть вреднее многочасового чтения или увлечения точными науками. Естественно, нельзя согласиться с теми, кто видит в интернете только зло. Интернет дает быстрый доступ к информации, возможность регулярно общаться со сверстниками из других городов и стран, практиковаться в иностранном языке, расширять знания по другим предметам. Но использование интернета имеет и свои риски. Пока рано делать обобщающие выводы – эти риски только начинают изучаться, но уже есть какие-то наблюдения.

Например, можно с уверенностью сказать, что когда интернет становится главным, а то и единственным средством общения, у пользователя ухудшается умение быть в отношениях с реальными людьми. Подросткам, которые приходят на наши группы (а большинство из них как раз все свободное время проводят в сетях), очень трудно разобраться в эмоциях собеседника. Они прекрасно ориентируются в текстах, но не могут узнать что-то новое о человеке по его взгляду, интонации. Да и слышат они плохо – не привыкли к живому диалогу. Кроме того, им сложно удержать внимание на чем-нибудь одном – ведь интернет позволяет быть одновременно в нескольких окнах: музыка, видео, переписка, форум. В режиме многозадачности они чувствуют себя как рыба в воде, но сосредоточиться на одной задаче им непросто.

Этим же интернет существенно отличается от книги. Чтение книги – полезное времяпрепровождение (разумеется, если книга хорошая), развивающее, вряд ли чем-то заменимое, но все же однообразное, сводящееся к получению и усвоению текстовой информации. Людей, которым это занятие может заменить все остальное, не так много. В интернете же есть и тексты, и видео, и музыка, и картинки, и общение, и возможность для творчества. Получается, что очень многие потребности в информации, общении, развлечениях можно удовлетворить, не отходя от монитора.

Поэтому детей, зависающих в интернете, гораздо больше, чем книжных домашних детей, не стремящихся к общению. У большинства этих детей есть потребность в общении, просто реальному общению они предпочитают виртуальное. По мере того, как будут проводиться новые исследования, мы будем лучше понимать, как следует переживать этот очередной цивилизационный сдвиг, сравнимый с изобретением книгопечатания или началом использования огня, и какие риски для развития психики несет распространение интернета и компьютерных игр.

Преодоление психологического кризиса

– Традиция психологической помощи в России только складывается. Может быть, поэтому некоторые родители, сталкиваясь с теми или иными проблемами ребенка, сразу ведут его к психиатру?

— Да, такие случаи бывают. Родители чувствуют свое бессилие в каких-то моментах воспитания подростка и острое желание как можно быстрее преодолеть этот кризисный момент. Проще всего в этой ситуации привлечь какую-то внешнюю силу. Для одних это психиатр, для других – кадетский корпус, но логика одинаковая: вместо того, чтобы выходить на диалог, применить силу в виде таблетки или военизированной структуры («Там-то из тебя сделают человека!»).

Хочу, чтобы меня правильно поняли – я не против кадетских корпусов. Есть ребята, которым это подходит. Если у ребенка есть интерес к военизированным играм, строгой структуре, ясным задачам, желание быть в команде, наверное, в кадетском корпусе ему будет интересно. Но я категорически против кадетского корпуса как репрессивной меры родителей, когда интересы и особенности ребенка вообще не учитываются. А такой вариант решения проблем приходит в голову родителям, пожалуй, не реже, чем идея о визите к психиатру. В отчаянии родители решают «спихнуть» подростка в жесткую иерархическую систему – раз он отказывается подчиняться им, пусть подчиняется чужим дядям. В подростковом возрасте очень важно приобретать опыт партнерских отношений, а такая воспитательная мера этому не способствует.

С последствиями таких мер я пока не сталкивался – на моей памяти и в моей практике было несколько случаев, когда родители в результате бесед со мной или моими коллегами отказывались от идеи отдать свое чадо на перевоспитание в кадетский корпус и находили решение проблемы в переговорах и прояснении взаимных обид.

Читайте также – Синий чулок или белая ворона? [+ Видео ]

– А с последствиями лечения у психиатра, когда в этом не было необходимости, сталкивались?

— Чаще бывает, что ребенку, который с подачи родителей наблюдается у психиатра и принимает лекарства, медикаментозное лечение в данный момент действительно нужно, но в сочетании с психотерапевтической работой. Такое сочетание необходимо не только детям, но и взрослым, если речь идет не о тяжелой психической патологии и интеллект у человека сохранен. Ну а в российской психиатрии часто упор делается именно на медикаментозное лечение.

Но мы, конечно, не ставим под сомнения назначения врача. Последнее дело – вступать в конкуренцию со специалистом в другой области, гораздо важнее встроиться в ситуацию, которая сложилась до прихода семьи к нам. Все-таки случаи, когда врач ошибочно прописывает ребенку психотропные препараты, редки. Просто лучше медикаментозное лечение и психотерапевтическую помощь начинать одновременно.

И, кстати, если родители сначала приводят ребенка к нам, так и происходит. Мы же видим, если ребенку нужна не только наша помощь, но и врачебная – психологов этому учат, и, не отказываясь работать с семьей, рекомендуем родителям показать его психиатру. У нас есть знакомые детские психиатры, в чуткости и квалификации которых мы уверены. Поэтому правильнее, на мой взгляд, не тащить ребенка сразу к психиатру, а сначала прийти вместе с ним к психологу. За исключением, конечно, случаев, когда психические отклонения очевидны. Но это отдельная тема. В центре «Перекресток» работают с подростками, у которых нет тяжелых патологий.

Многие верующие люди, в том числе и священники, рассказывали, что в переходном возрасте их дети начинали бунтовать, переставали ходить в церковь. Опытные духовники советуют в таких случаях принимать этот бунт как свершившийся факт, не принуждать ребенка к хождению в храм, а молиться за него, уповая, что с Божьей помощью он через какое-то время сам вернется к церковной жизни. И некоторые действительно возвращаются. Но большинство-то православных родителей – неофиты, а неофитам несвойственно прислушиваться к советам духовно более опытных людей, зато свойственно желание, чтобы все было по правилам, благочестиво. Не знаю, правда, обращаются ли люди с такими проблемами в ваш центр – ведь неофиты, мягко говоря, с большим подозрением относятся к психологии.

— Тем не менее эта проблема мне как раз хорошо знакома. Вы правы – сюда на моей памяти с такими проблемами никто не приходил, но я еще с 1999 года руковожу подростковым приходским клубом при храме Космы и Дамиана в Шубине. И вот там с такими случаями сталкивался не раз.

Мы уже обсудили с вами, что в переходном возрасте ребенок начинает самоутверждаться, хочет быть взрослым, самостоятельным. И многие в период этого самоутверждения отвергают ценности, которые им прививали родители. Соответственно дети из верующих православных семей начинают бунтовать против Церкви и христианства как главной ценности их родителей.

Как любая сложно контролируемая ситуация, антицерковный бунт детей может привести родителей в замешательство, растерянность. И здесь также бывают попытки решить проблему с помощью привлечения жесткой внешней структуры, в данном случае – религиозно-аскетической. Изначальная цель такой практики – способствовать духовному росту человека, делать его жизнь богаче, интереснее, свободнее, но ревностные не по разуму родители и ее могут использовать для «воспитания» отбившегося от рук ребенка.

По-человечески переживания родителей, страх за своих детей, желание уберечь их от трагических ошибок понятны. Но без проверки мира на прочность и получения от этого мира обратной связи ребенок не сможет стать взрослым человеком, а на этом пути ошибки неизбежны. И у родителей всегда есть выбор: либо оказывать поддержку и наблюдать, как ребенок иногда радуется жизни, а иногда получает и негативную обратную связь, испытывая боль от своих ошибок, либо пытаться загнать его в какую-то клетку, где, скорее всего, не будет ошибок, но невозможен и творческий рост.

При всей бесперспективности второго варианта многие родители из-за страха за будущее предпочитают именно его. Если говорить о переживании верующими родителями антицерковного бунта, то я помню случаи, когда люди пытались силком потащить ребенка на исповедь, либо отправить в православный лагерь с жесткой дисциплиной в надежде, что там он научится регулировать свое повеление.

Как правило, этого не происходит, подросток все равно находит способ обойти сдерживающие механизмы, продолжает собственные мировоззренческие искания, осмысляет свои отношения с Богом. Если же он не находит возможности для такого осмысления, то, бывает, жестко рвет отношения. Такие подростки либо идут на открытый конфликт, либо, что хуже, уходят в скрытую оппозицию, когда внешне все атрибуты на месте (платочки, смиренный взгляд, елейный голосок), но при первой возможности идут в еще больший «разнос», чем их товарищи, бунтующие открыто. Любое игнорирование взрослыми потребностей подростка, в том числе и потребности в выстраивании своих смыслов, своей философии, ведет к психологическим проблемам.

Источник: www.pravmir.ru


Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.