Стихи о правде и лжи


 

4514961_6297 (500x375, 46Kb)

 

 

***

Душу возвышающий обман
выигрышней правды неминдальной.
Феерии ждёт эротоман,
но любовь всегда документальна.

 

Словно в приближении конца
я люблю тебя напропалую.
В раме рук сплетённого кольца —
драгоценность милого лица,
где морщинку каждую целую.

 

 

* * *
Поздравительные открытки,
Тиражированные слова.
Распродажа на диком рынке
Чьей-то дружбы, любви, родства.

 

Заштампованное искусство.
Золочёная вязь письма.
Заменитель живого чувства,
Жалкий слепок, протез ума.


 

Расписная фальшивка, нежить…
Погребла она под собой
И невысказанную нежность,
И невыплеснутую боль.

 

Заказное "люблю, желаю"
На душе не оставит след.
Так не шлите мне, умоляю,
Мёртвый глянец, чумной билет!

 

Тут не нужно большой отваги,
Чтоб однажды присесть в тиши,
И слова расцветут, как маки,
На обычном клочке бумаги,
Но свои, из своей души!

 

 

* * *

Без сучка и задоринки гладкая ложь,
Равнодушия сытый и глянцевый нолик.
Всё округло и залакированно сплошь.
Их ничем не зацепишь, ничем не возьмёшь.
Крутит жизнь без конца этот розовый ролик.

 

Так привычен, наезжен ровнёхонький путь.
Как боитесь прервать этот замкнутый круг вы!
Но откроет, прочтёт ли когда кто-нибудь
Заскорузлую нежность, щемящую суть
И любви угловатой корявые буквы?

 

* * *

Я знаю, в жизни надо лгать:
Скрывать, кроить, кривить.
Без кройки платья не сметать,
Лишь тканью стан обвить.

 

Поток материи, скользя,
Струится, устрашив.
Твердят мне модники: "Нельзя!
Прохожих не смеши!"

 

Неноскость этого всего
Здесь каждому видна.
Ну что с того, ну что с того?
Я так ношу одна.


 

Презрев гармонию вещей,
У бездны на краю
Ни жизни, ни души своей
Кроить я не даю.

 

 

* * *
Ложь навострила лыжи.
Ляжет лапша на уши.
Лажа нам ноги лижет.
Боже, избавь от чуши!

 

Ложь нашу жизнь стреножит.
Сбрось с себя эту тушу!
Ложь ничего не сложит,
Только разрушит душу.

 

 

* * *
А если чуточку совру,
Прикинусь вещею гуру,
А если я сфальшивлю раз,
Кто догадается из вас?

 

Но это видят облака,
Хотя глядят издалека.
И это чувствует луна,
Читая строчки из окна.

 

 

* * *
Только правды хочу, только вещи, какой она есть.
Не любви к оболочке пустой – понимания сути.
Не похвал фимиам благовонный – не трогает лесть.
Не Фемиды бесстрастную речь – ибо кто они, судьи?

 

Не страшусь ни молвы поношенья, ни мстительных стрел.
Есть особая степень души, где уже не виляют.
Я иду под упрёк, как солдаты идут под обстрел.
Только правды глоток, а потом пусть меня расстреляют.

 

***

Слишком много правды – это больно.
Я устала от её лица.
От её речей остроугольных,
от её тернового венца.


 

Пальцы ослабели и разжаться
могут от холодного свинца.
Хоть немного лжи – чтоб подержаться.
Чтобы продержаться до конца.

 

 

***

Я радости ращу из бед.
Я притворяюсь. Претворяюсь
в то, из чего растёт рассвет,
внушив себе на старость лет,
что кроме тьмы ещё заря есть.

 

Мне вдруг понравился овал.
Я примиряюсь. Примеряюсь
к тому, что Бог не целовал,
процеживая слов обвал,
их беззащитную корявость.

 

Я об одном судьбу молю:
не стать притворной и придворной,
в итоге низведя к нулю
всё, что любила и люблю,
смиряя жизни норов вздорный.

 

Переход на ЖЖ: http://nmkravchenko.livejournal.com/214642.html

Источник: www.liveinternet.ru

В подражание Булату Окуджаве

Нежная Правда в красивых одеждах ходила,
Принарядившись для сирых, блаженных, калек,
Грубая Ложь эту Правду к себе заманила:
Мол оставайся-ка ты у меня на ночлег.

И легковерная Правда спокойно уснула,
Слюни пустила и разулыбалась во сне,
Хитрая Ложь на себя одеяло стянула,
В Правду впилась — и осталась довольна вполне.

И поднялась, и скроила ей рожу бульдожью:
Баба как баба, и что её ради радеть?!
Разницы нет никакой между Правдой и Ложью,
Если, конечно, и ту и другую раздеть.


Выплела ловко из кос золотистые ленты
И прихватила одежды, примерив на глаз;
Деньги взяла, и часы, и ещё документы,
Сплюнула, грязно ругнулась — и вон подалась.

Только к утру обнаружила Правда пропажу —
И подивилась, себя оглядев делово:
Кто-то уже, раздобыв где-то чёрную сажу,
Вымазал чистую Правду, а так — ничего.

Правда смеялась, когда в неё камни бросали:
«Ложь это всё, и на Лжи одеянье моё…»
Двое блаженных калек протокол составляли
И обзывали дурными словами её.

Тот протокол заключался обидной тирадой
(Кстати, навесили Правде чужие дела):
Дескать, какая-то мразь называется Правдой,
Ну а сама пропилась, проспалась догола.

Полная Правда божилась, клялась и рыдала,
Долго скиталась, болела, нуждалась в деньгах,
Грязная Ложь чистокровную лошадь украла —
И ускакала на длинных и тонких ногах.

Некий чудак и поныне за Правду воюет,
Правда в речах его правды — на ломаный грош:
«Чистая Правда со временем восторжествует —
Если проделает то же, что явная Ложь!»

Часто, разлив по сту семьдесят граммов на брата,
Даже не знаешь, куда на ночлег попадёшь.
Могут раздеть — это чистая правда, ребята;
Глядь — а штаны твои носит коварная Ложь.
Глядь — на часы твои смотрит коварная Ложь.
Глядь — а конём твоим правит коварная Ложь.


Источник: rustih.ru

Нежная Правда в красивых одеждах ходила,
Принарядившись для сирых, блаженных, калек, —
Грубая Ложь эту Правду к себе заманила:
Мол, оставайся-ка ты у меня на ночлег.

И легковерная Правда спокойно уснула,
Слюни пустила и разулыбалась во сне, —
Грубая Ложь на себя одеяло стянула,
В Правду впилась — и осталась довольна вполне.

И поднялась, и скроила ей рожу бульдожью:
Баба как баба, и что её ради радеть?! —
Разницы нет никакой между Правдой и Ложью,
Если, конечно, и ту и другую раздеть.

Выплела ловко из кос золотистые ленты
И прихватила одежды, примерив на глаз;
Деньги взяла, и часы, и ещё документы, —
Сплюнула, грязно ругнулась — и вон подалась.

Только к утру обнаружила Правда пропажу —
И подивилась, себя оглядев делово:
Кто-то уже, раздобыв где-то чёрную сажу,
Вымазал чистую Правду, а так — ничего.

Правда смеялась, когда в неё камни бросали:
«Ложь это всё, и на Лжи одеянье моё…»
Двое блаженных калек протокол составляли
И обзывали дурными словами её.

Стервой ругали её, и похуже чем стервой,
Мазали глиной, спускали дворового пса…
«Духу чтоб не было, — на километр сто первый
Выселить, выслать за двадцать четыре часа!»


Тот протокол заключался обидной тирадой
(Кстати, навесили Правде чужие дела):
Дескать, какая-то мразь называется Правдой,
Ну а сама — пропилась, проспалась догола.

Чистая Правда божилась, клялась и рыдала,
Долго скиталась, болела, нуждалась в деньгах, —
Грязная Ложь чистокровную лошадь украла —
И ускакала на длинных и тонких ногах.

Некий чудак и поныне за Правду воюет, —
Правда, в речах его правды — на ломаный грош:
«Чистая Правда со временем восторжествует, —
Если проделает то же, что явная Ложь!»

Часто разлив по сто семьдесят граммов на брата,
Даже не знаешь, куда на ночлег попадёшь.
Могут раздеть, — это чистая правда, ребята, —
Глядь — а штаны твои носит коварная Ложь.
Глядь — на часы твои смотрит коварная Ложь.
Глядь — а конём твоим правит коварная Ложь.

Источник: www.askbooka.ru


Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.