Аддикт избегания



Всепоглощающая, жертвенная любовь традиционно романтизируется — сильная зависимость от другого существа, при всей болезненности ощущений, как бы возвышает человека над обыденным миром, делая его драматическим героем и придавая его жизни смысл и остроту. Но с точки зрения психологов, длительная привязанность уровня «весь мир вертится вокруг любимого существа» — верный признак патологии отношений. Такое состояние — специалисты называют его созависимостью — сродни наркомании: оно искажает восприятие, ломает границы личности и разрушает жизнь. Т&P рассказывают о причинах созависимости, способах ее лечения и о том, кто находится в группе риска.

Раньше принято было считать, что созависимость появляется лишь у тех, чьи близкие страдают алкоголизмом или наркоманией: скажем, муж или жена пьет, а его или ее партнер мучается в создавшейся ситуации, но не стремится выйти из нее или защитить себя, добровольно становясь зависимым от чужих действий (или стремится, но лишь номинально).


нако сегодня мы знаем, что эта патология рождается и в других случаях. Чтобы она возникла между двумя людьми, они оба должны быть склонны к аддикциям: пищевым, любовным, химическим и другим. Если это условие соблюдается, возникает специфическая система отношений, в которой участники в буквальном смысле не могут жить друг без друга и оказывают друг на друга огромное влияние. Межличностные границы страдают или стираются, внутренний мир человека оказывается слишком уязвим перед лицом внешних воздействий, и это негативно сказывается на его жизни.

Созависимость до сих пор не входит в число официальных психических заболеваний (несмотря на то, что ее еще в 1987 году предлагали включить в DSM), но она в каком-то смысле изменяет сознание. Пациенты говорят, что субъективно это состояние напоминает планетную систему со смещенным центром, как если бы в результате ужасной ошибки небесные тела, включая само светило, вдруг принялись бы вращаться вокруг одной из планет, слепо натыкаясь друг на друга. Главным элементом мироздания для созависимого становится другой человек, который получает роль определяющего фактора во всем: настроении, самочувствии, самооценке, планах, уверенности в себе и в завтрашнем дне. Он окрашивает собой все обстоятельства, факты, время и пространство, влияет на частоту пульса и кровяное давление, отсутствие или наличие проявлений невроза, продуктивность труда. Он присутствует постоянно, даже когда общение с «наркотиком» на время прекращается.
ловек испытывает сильные чувства по отношению к этому великому Другому: яркую любовь, отчаянную радость, невыносимую боль потери, ужасную горечь и не менее ужасную злость. Выйти из такого состояния и начать жить нормальной жизнью трудно, — а не впасть потом в депрессию или новую зависимость от человека или чего-нибудь другого трудно вдвойне. Часто без помощи психотерапевта обойтись не получается, хотя специалисты говорят, что есть и случаи, когда при должной осведомленности люди справляются и сами.

Часть психотерапевтов, которые специализируются на работе с созависимостью, воспринимают ее скорее как процесс излечивания, чем как болезнь: ведь если это состояние и впрямь возникает из-за проблем на стадии разделения, значит, преследуется цель завершить эту стадию, и ситуация слияния повторяется до тех пор, пока ты не найдешь способ все-таки «разделиться», в конце концов.

Человек, склонный к любовной зависимости, обычно ищет и находит, пока болен, специфических партнеров, с которыми можно реализовать нужный сценарий, — аддиктов избегания. Аддикт избегания чурается близости и интимного контакта, но в то же время страшится одиночества, хотя как раз этого не осознает. Психотерапевты говорят, что аддикты избегания и любовные аддикты друга на друга очень похожи: и те и другие одновремено испытывают страх покинутости и страх интимности. Разница заключается в том, какой страх осознается: в случае любовного аддикта фокус внимания захватывает только первый страх, а в случае аддикта избегания — только второй. Это позволяет любовному аддикту вести себя так, чтобы, желая интимного контакта, не получать его, а аддикту избегания — не допускать близости, но при этом держать партнера рядом.


При этом созависимость легче всего развивается на фоне длительного пребывания в стрессовой ситуации, когда используются подавляющие правила, которые не позволяют открыто выражать свои чувства и прямо обсуждать личные и межличностные проблемы.

Изнутри состояние созависимости выглядит как болезненный хаос, однако на самом деле в нем есть четкие правила и психологические роли. В своих отношениях зависимые люди двигаются в рамках так называемого «треугольника Карпмана». В этой модели взаимодействий есть три позиции: Жертва, Преследователь и Спаситель, — которые крепко связаны между собой и постоянно сменяют друг друга. По правилам, Жертва провоцирует окружающих, чтобы кто-то или что-то выступило в роли Преследователя, или же Преследователь находит того, кто в чем-то виноват, и начинает давить на эту Жертву: обвинять, требовать, наказывать. Вне зависимости от того, кто или что находится на позиции агрессора, Жертве быстро удается доказать, что она ни в чем не виновата, а причина всех бед — другие люди, обстоятельства или даже сам Преследователь. Она показывает, как сильно страдает и какой беспомощной себя чувствует, и начинает искать Спасителя, который защитит ее. Спаситель старается помочь Жертве, но поскольку это только игра в спасание, у него ничего не выходит. Жертва обвиняет Спасителя в несостоятельности его усилий, после чего он сам превращается в Жертву, а Жертва становится Преследователем, и все повторяется вновь.


Два игрока могут перемещаться по треугольнику Карпмана, переключаясь с роли на роль, бесконечно. Жертва также способна превратиться в Спасителя, Спаситель — переключиться на преследование или попытаться выйти из ситуации (за что его самого начтут наказывать), а Преследователь — внезапно стать Жертвой.

Почему люди попадают в треугольник Карпмана и остаются в нем? Есть мнение, что это происходит из-за нарушений в процессе перехода от слияния с матерью к разделению с ней в раннем детстве. Сегодня считается, что с момента рождения до двух-трех лет ребенок не осознает себя как отдельное существо. Однако со временем на основе доверия и ощущения безопасности возникает желание исследовать мир и психологическая независимость от мамы. Ребенок начинает полагаться на собственную внутреннюю силу, самостоятельно оценивать себя и заявлять о себе, а не ждать, когда кто-то другой скажет, чего он заслуживает и стоит. Это позволяет ему научиться брать на себя ответственность за свои слова и поступки, взаимодействовать с другими, выражать свои чувства, сдерживать агрессию, преодолевать страх и трезво относиться к чужому авторитету. Если же процесс разделения не завершается или идет неправильно, собственное «я» у ребенка оказывается нечетким, а границы личности остаются проницаемыми.


В современном обществе разделение по тем или иным причинам не завершается у множества людей. Свое влияние оказывает обстановка дома, а также множество социальных систем, построенных на зависимости одних людей от других: устаревший механизм отношений между «слабым» и «сильным» полом, практика подавления, наказания и доминирования, принятая в некоторых образовательных системах (в том числе в России), устройство отношений в трудовой, коммерческой, государственной сферах, где более выгодное положение занимают отдельные группы людей, определяющие уклад жизни остальных. С точки зрения психотерапии большая часть общественных систем отношений сегодня так или иначе склоняет людей к созависимости. В результате между людьми часто возникают «больные» отношения, которые можно улучшить только благодаря двух- или многосторонней осознанной работе.

Созависимость не является диагнозом из области психиатрии и все же катастрофически сказывается на жизни. Она ведет к разрушению социальных связей и депрессии со всеми вытекающими последствиями. Созависимый человек, который страдает от депрессии (как и любой другой человек, больной ею), находится в измененном состоянии сознания, — а его механика непонятна извне. Логика поступков в этом случае определяется не чувством самосохранения, стратегией жизненного успеха, механизмами психологической защиты и другими естественными вещами, а патологическими схемами отношений и состоянием униженности и полного отсутствия перспектив, в котором зачастую находятся такие люди.


Тем не менее и с депрессией, и с созависимостью можно справиться. Психотерапия позволяет решить эти вопросы; помогает самообразование, поддержка близких и друзей, совместный анализ создавшейся ситуации и осознанное отношение к обстоятельствам, пусть даже в начале сформировать его непросто.

Первое и главное, что должен знать человек с таким диагнозом, — то, что в созависимости никто не виноват. Она всегда возникает как минимум между двумя людьми, а значит, обвинять кого-то одного в том, что он создал такие отношения, нельзя. Уже одно это разрушает треугольник Карпмана и уводит его участников с позиций беспомощной Жертвы, гневливого Преследователя и героического Спасителя на позиции равноправных людей, которые просто оказались в трудной ситуации.

Источник: theoryandpractice.ru

Что говорят специалисты (психиатры, психологи) о любовной аддикции

Для науки любовная аддикция представляет серьезную сложность, так как до сих пор даже ее существование признано далеко не всеми специалистами и она отсутствует в общепринятой классификации состояний зависимостей. Диагностика ее по этой причине затруднена, лечить ее тем более затруднительно.

И как избавиться от любовной зависимости наверняка пока точно на сегодня неизвестно, так как единого способа лечения (профилактики) нет. Четких рамок и списка конкретных, общепризнанных симптомов, при помощи которых можно определить некоторые виды романтического, любовного поведения как патологического также нет. Многие специалисты в рамках любовной аддикции описывают также сексуальную аддикцию, эти две зависимости имеют общие признаки и могут в ряде случаев рассматриваться как один вид – любовная.


Основные общие признаки (симптомы) любовной и сексуальной аддикции, признанные большинством специалистов:

  • Непрекращающийся поиск партнеров для отношений, то есть возникает аддикция отношений;
  • Нежелание аддикта (зависимого) быть в одиночестве;
  • Партнеры подбираются такие, чтобы причиняли страдания (чаще всего жестокие);
  • Секс необходим аддиктам только для удержания партнера с собой;
  • Секс используется как «разрядка» негативного эмоционального состояния;
  • Интересы близких и родных вышли на второй план ради сохранения отношений с партнером, даже если дано обещание прекратить такие отношения из-за их нездоровой природы.

Аддикта постоянно сопровождает страх, что партнер его покинет. Желание единолично обладать партнером порой достигает ужасающих размеров. Все мысли заняты только объектом зависимости. И так выходит, что ни на что другое у аддикта не остается ни времени, ни сил, ни желания.

Он предъявляет нереальные требования к партнеру и стремится его контролировать во всем. На свое состояние зависимый уже не обращает внимания, тем более не задается вопросом как избавиться от любовной зависимости, отрицая саму проблему. В нем живет только страх быть покинутым. Это с одной стороны. И порой, с другой стороны, в некоторых случаях, он не может, скорее даже не хочет, открываться в отношениях самому, его это страшит не меньше. Он начинает избегать партнера в интимном плане.


Причем в понятие «интимность» в данном случае вкладывается еще смысл раскрытия человека в психологическом плане – то есть аддикт не хочет показывать своему партнеру свое настоящее «я», не хочет истинного духовного сближения, его это пугает. Но и прерывать отношения он не желает. Поэтому предпочитает держать партнера в пределах «досягаемости» для себя лично.

Возникает парадокс: аддикт не хочет быть покинутым, но и раскрывать себя в отношениях не намерен. Не хочет быть настоящим, как он есть. А так как в сексе, особенно с постоянным партнером, это часто наиболее заметно, аддикт всеми путями начинает избегать интимной близости. В его сознании две противоречивые задачи: не дать уйти партнеру и полное нежелание раскрывать самого себя своему партнеру, приближать его к себе. Так возникает аддикция избегания.

Признаки аддикции избегания

  • Аддикт часто избегает своего партнера, стремится провести время с друзьями, коллегами, но при этом отпускать своего партнера категорически не желает. Вышедшие из-под контроля эмоции даже не пытается сдерживать.
  • Избегание интима всеми доступными путями. Человек боится самораскрытия. Считая, что если вступит в интимные отношения, то окончательно потеряет свою свободу и отношения выйдут из-под контроля. Отношения поддерживаются только ради присутствия партнера рядом с собой.

Есть мнения среди специалистов, что нередко у такого человека возникает привязанность к индивиду с любовной зависимостью. То есть между двумя людьми проявляется соаддикция или созависимость в отношениях. Эта теория была освещена в книге «Психосоциальная аддиктология» (авторы Ц.П.Короленко, Н.В.Дмитриева). Человек с любовной зависимостью чаще всего строит отношения с индивидом, который страдает аддикцией избегания. Также возможны варианты соаддикции, когда в отношения вступают два любовных аддикта или два аддикта избегания. Но они встречаются значительно реже.

Этапы любовной аддикции (тандем любовного зависимого и аддикта избегания):

  1. Романтический период. В этот период доминируют положительные эмоции. Аддикт избегания всеми силами пытается завоевать расположение любовного аддикта.
  2. Стадия интенсивного фантазирования. Любовный аддикт начинает все больше предъявлять требований своему партнеру, приписывая ему желаемые, но нереальные черты. Привязанность с партнеру достигает слишком больших размеров и все больше приобретает нездоровую (патологическую) форму. Что только способствует уходу аддикта избегания (зависимого) от любовного аддикта.
  3. Признание чего-то неправильного в отношениях обоими аддиктами. На этой стадии любовный аддикт начинает осознавать, что его оставляют. Он пытается этому сопротивляться изо всех сил, но отношения портятся еще больше. Аддикт избегания покидает своего партнера, а у любовного аддикта на фоне сильных эмоциональных переживаний может быть депрессия, безразличие и потеря интереса к окружающему. Причем избавляться от этих проблем он не желает.

Отношения двух аддиктов (созависимых) постоянно наполнены взаимными претензиями, частыми ссорами, которые сильно истощают душевно и физически обоих партнеров. За расставанием нередко следует воссоединение, но после него все начинается сначала. Сторонники этой точки зрения (существования созависимости) считают, что обоим аддиктам кажутся непривлекательными обычные люди, не страдающие любовной зависимостью. Их не тянет к нормальным людям.

Они даже не знают как вести себя в рамках обычных любовных отношениях. Они к ним не приспособлены с детства. Собственно говоря, проблемы аддиктов чаще и идут из детства. Не только у традиционной пары может возникнуть любовная аддикция, но и между матерью и ребенком, отцом и ребенком. То есть те проблемы, которые не были решены в детстве, «всплывают» во взрослой жизни и приобретают болезненный характер.

Какие они, люди, страдающие любовной аддикцией?

Чаще всего, этих людей объединяют общие психологические черты: неуверенность в себе с детства, ранимая и болезненная самооценка, излишняя эмоциональность, чувствительность, такие люди часто тревожатся о самых различных вещах, на самом деле не сильно значимых, для них рядовая ситуация может в любой момент стать стрессовой.

Такие люди предпочитают получать сиюминутное удовольствие, не задумываясь о возможных отрицательных для себя и окружающих последствий. Это люди со слабо развитой волей. Они редко анализируют правильность своих действий, чувство вины и стыда заглушает практически полностью возникшая аддикция.

С помощью своей аддикции люди хотят избавиться от глубинных комплексов, в которых не признаются даже сами себе. Они полны различных душевных конфликтов и противоречий. Это их сильно напрягает и они стремятся избавиться от этого напряжения получением положительных эмоций, которые вызывает объект их зависимости.  Считается также, что больше любовной зависимости подвержены молодые люди. Ярких половых различий пока не выявлено. Любовная или сексуальная аддикция примерно в одинаковых пропорциях возникают как у мужчин, так и у женщин.

Зависимые люди часто плохо умеют ладить с другими людьми, их социализация затруднена. Это только провоцирует прогресс аддикции. Она из-за этого усиливается.

По мнению Ц.П.Короленко и Н.В.Дмитриевой (авторы книги «Психосоциальная аддиктология) возникновение аддикции происходит из-за неудовлетворения основных человеческих потребностей:

  • любовь;
  • желание властвовать;
  • свобода;
  • получение удовольствий.

При общении с такими людьми кажется, что они успешны в жизни, у них все хорошо. Но на самом деле аддикты часто поверхностные личности, их духовный мир весьма скудный. Они очень одинокие люди, часто никем не понятые и глубоко несчастные, по своей сути. Эти люди практически постоянно находятся в состоянии психологического дискомфорта. Видят единственный выход только в объекте своей зависимости.

Зарубежными специалистами выделяется еще один вид любовной зависимости – сталкерство. Такая любовная аддикция выражается в преследовании своего объекта зависимости разными способами – по телефону, через интернет, письма. Причем такое преследование носит действительно патологический и опасный характер. Так как аддикты часто угрожают преследуемым, навязывают вначале знакомство с ними, а потом и общение. Чаще такое поведение наблюдается у мужчин.

Аддикты-сталкеры могут не только угрожать своим преследуемым, но реально портить их имущество, а порой нападают. В России такая форма любовной аддикции изучена крайне мало.

Любовная аддикция идет из детства

Ребенок плачет

Самыми частыми рисками возникновения аддикций считают проблемы детского воспитания. Дети, лишенные эмоциональных контактов с родителями или людьми их замещающими, больше подвержены риску возникновения аддикции, тем более, аддикция любовная или сексуальная начинает формироваться именно в детстве из нарушений эмоционального контакта с особенно значимыми людьми для ребенка.

Они были вынуждены сами себе придумывать тот мир, где им было бы спокойно и уютно. У таких детей сильно развито воображение и фантазия. Они придумывают идеальный мир, где их любят и ценят. Чаще всего они воображают себе супергероя, который бы пришел и спас их. Чтобы проблемы решились сами собой. Вернее, с помощью героя – избавителя от страданий. Если родители были жестоки к ребенку, то ребенок объяснял этой своей «нехорошестью». Считая себя недостойным другого отношения. Такая ситуация только усугубляла формирование пониженной самооценки и разрастание комплексов.

Таким образом, ребенок начинает считать, что есть некий человек, обладающий идеальными чертами, способный избавить его ото всех проблем разом. Следовательно, этого человека можно полюбить. Собственно говоря, только его и стоит любить. Получается, что когда уже повзрослевший ребенок встречает подходящего человека, он довольно быстро наделяет его идеальными, нереальными чертами и приобретает любовную зависимость, признаки которой с течением времени становятся заметнее. Так как именно он способен избавить его от всех страданий разом, он не хочет его никуда отпускать.

 

Любовная зависимость. Какое лечение поможет?

 

Наиболее приемлемой формой лечения или избавления от любовной аддикции является психотерпия. Методы, используемые при этом, схожи с методами избавления от алкогольной зависимости. Во-первых, это чаще всего общество анонимных любовных аддиктов, во-вторых, между членами психотерапевтической группы заключается договор о сексуальной (любовной) «трезвости», то есть аддикты не должны во время психотерапии заниматься сексом и вообще заводить романтические отношения.

Сеанс у психотерапевтаТакже во время сеансов психотерапии аддикты учатся переоценивать себя и свое внутреннее «Я», избавляясь от комплексов, повышая свою самооценку, тем самым они «оздоравливают» свои отношения с партнером, начиная по-новому воспринимать свои проблемы, искать пути их преодоления, чтобы пришло понимание того, что понятия любовь и любовная зависимость все-таки разные.

Будет ли успешной психотерапия или нет, сказать трудно. Но если человек пришел к психотерапевту, значит, он должен быть готов работать над собой. От его желания выйти из любовной зависимости и стремления зависит успех в избавлении от любовной зависимости. Ведь любовь по сути это прекрасное чувство, которое не должно быть болезнью, причиняющей только лишь страдания.

Источник: opsihoze.ru

Аддикция отношений: причины

В ловушку любовной зависимости легче всего угодить человеку с заниженной самооценкой. Дефицит любви к себе – главный признак аддикта, сочетающийся обычно с импульсивностью, робостью, оторванностью от реальности.

Недолюбливающие себя индивиды склонны идеализировать людей, играть в возвышенные чувства, в то время как истинные эмоции проявлять затрудняются. Проблемой для них оказывается стремление подчиняться либо самим подчинять других.

Подобный комплекс, как считают психологи, формируется в детские годы. Будущие аддикты испытывают либо недостаток родительского тепла и внимания, либо переизбыток жесткого контроля. Психологическая зависимость становится привычкой, которая в зрелом возрасте оборачивается патологической любовью.

Этапы формирования аддикции

Аддикция появляется постепенно, не сразу
Аддикция появляется постепенно, не сразу

  1. Начальный — «С этим интересно!».
    Приверженность к определенному поведению, действиям.

    Доминируют эмоции интереса, любознательность. Но при необходимости человек способен легко отказаться от такого вида деятельности.

  2. Промежуточный — «Без этого нельзя!».
    Возникает навязчивая потребность в выполнении определенных действий. Человек все больше думает о предмете своей зависимости, ищет возможности реализовать свое желаемое поведение. Другие виды деятельности начинают раздражать, даже вызывать агрессию.

    Эмоции на этом этапе биполярны: от злости, ненависти к радости и эйфории. Человек как будто раскачивается на эмоциональных качелях: сначала все плохо, а при реализации аддиктивного поведения сразу становится отлично.

  3. Заключительный — «Это – и есть Я!».
    Аддикция проявляется в полную силу. Все мысли человека посвящены зависимости.

    Создается впечатление, что индивид живет, чтобы играть, тратить деньги, бегать, общаться в социальных сетях. Аддикция полностью поглощает жизнь человека. Из-за этого возникают различные психосоматические расстройства: нарушается сон, пропадает аппетит, возникают бессимптомные головные боли.

    Кроме того, нарушается межличностное взаимодействие. Человеку уже не нужны близкие люди, друзья, если они не связаны с предметом аддикции, они отступают на второй план.

В чем же проявляется разрушительный характер аддикции
? Если обобщить основные последствия, то можно выделить следующие пункты:

  • человек не владеет собой;
  • снижается самоконтроль и самокритичность;
  • искажаются жизненные цели и приоритеты;
  • нарушается физическое и психическое самочувствие;
  • появляется агрессивность и тревожность;
  • рушатся межличностные связи и взаимоотношения;
  • снижается производительность труда, успеваемость на учебе.

Аддикция избегания

Избранником любовного аддикта в большинстве случаев становится родственная ему душа – аддикт избегания. Их взаимное влечение основано на общей психологической платформе, сформированной в детстве. При встрече у обоих возникает ощущение «второй половинки», чего не бывает при контактах с неаддиктами, кажущимися скучными и неинтересными.

Аддикция избегания проявляет себя следующими признаками:

  • бегством от интенсивности в отношениях с любовным аддиктом;
  • страхом интимности, в основе которого лежит боязнь потерять свободу, стать подконтрольным;
  • дистанцированием от любимого объекта, «тлеющим» характером контактов с ним.

Можно выделить 5 этапов в развитии аддикции избегания:

  1. Знакомство с любовным аддиктом, несущее интенсивные позитивные эмоции.
  2. Идеализация партнера, приносящая иллюзорное чувство радостного освобождения от тоски серой жизни.
  3. Возникновение ощущения давления, излишней требовательности со стороны любовного аддикта.
  4. Первые попытки устраниться от навязчивости партнера, погружение обоих в депрессию и апатию от понимания невозможности быть вместе.
  5. Восстановление разрушенных отношений, затем снова бегство – и так до бесконечности.

Существуют три вида аддикций отношений — любовные, сексуальные и избегания, которые соприкасаются друг с другом. У них общие предпосылки возникновения: проблемы с самооценкой, неспособность любить себя, трудности в установлении функциональных границ между собой и другими. Поскольку такие лица не могут установить границы своего Я, то у них отсутствует способность к реальной оценке окружающих. Для этих людей существуют проблемы контроля — они позволяют контролировать себя или пытаются контролировать других. Характерны навязчивость в поведении, в эмоциях, тревожность, неуверенность в себе, импульсивность действий и поступков, проблемы с духовностью, трудность в выражении интимных чувств (Короленко Ц. П., Дмитриева Н. В., 2000).

Любовная аддикция

— это аддикция отношений с фиксацией на другом человеке. Такие отношения, как правило, возникают между двумя аддиктами; они получили название
соаддиктивных
, или
созависимых
. Наиболее характерные соаддиктивные отношения развиваются у любовного аддикта с аддиктом избегания. При таких отношениях на первый план выступает интенсивность эмоций и их экстремальность, как в положительном, так и в отрицательном отношении. В принципе, созависимые отношения могут возникнуть между родителем и ребенком, мужем и женой, друзьями, профессионалом и клиентом и т. д.

Идея о том, что любовные отношения также могут носить аддиктивный характер, была высказана четверть века назад (Simon, 1982). Как отмечает Т. Тимрек (Timmreck, 1990), термин «любовная аддикция» может быть применим к лицам, которые навязчиво добиваются восстановления прежнего, доставляющего удовольствия уровня отношений с бывшим объектом любви. Дисфункциональные эмоциональные состояния, такие как недоверие, чувства отклонения, потеря себя, укоренившийся гнев, чувства неудачи, потери и масса других отрицательных эмоций и саморазрушающих моделей поведения, возникают в эмоционально раненом любовном аддикте.

Признаки любовных аддикций, описанные Ц. П. Короленко и Н. В. Дмитриевой (2000), заключаются в следующем:

1. Непропорционально много времени и внимания уделяется человеку, на которого направлена аддикция. Мысли о «любимом» доминируют в сознании, становясь сверхценной идеей. Процесс носит в себе черты навязчивости, сочетаясь с насильственностью, от которой чрезвычайно трудно освободиться.

2. Аддикт находится во власти переживания нереальных ожиданий в отношении другого человека, находящегося в системе этих отношений, без критики к своему состоянию.

3. Любовный аддикт забывает о себе, перестает заботиться о себе и думать о своих потребностях вне аддиктивных отношений. Это распространяется и на отношение к родным и близким. У аддикта имеются серьезные эмоциональные проблемы, в центре которых стоит страх, который он старается подавить. Страх часто находится на уровне подсознания. Страх, который присутствует на уровне сознания, — это страх быть покинутым. Своим поведением аддикт стремится избежать покинутости. Но на подсознательном уровне представлен страх интимности. Из-за этого аддикт не в состоянии перенести «здоровую» близость. Он боится оказаться в ситуации, где придется быть самим собой. Это приводит к тому, что подсознание ведет аддикта в ловушку, в которой он подсознательно выбирает себе партнера, который не может быть интимным. По-видимому, это связано с тем, что в детстве аддикт потерпел неудачу, пережил психическую травму при проявлении интимности к родителям.

Признаки аддикции избегания

:

1. Уход от интенсивности в отношениях со значимым для себя человеком (любовным аддиктом). Аддикт избегания проводит время в другой компании, на работе, в общении с другими людьми. Он стремится придать отношениям с любовным аддиктом «тлеющий» характер. Налицо амбивалентность отношений с любовным аддиктом — они важны, но он их избегает, не раскрывает себя в этих отношениях.

2. Стремление к избеганию интимного контакта с использованием техник психологического дистанцирования. На уровне сознания у аддикта избегания находится страх интимности. Аддикт избегания боится, что при вступлении в интимные отношения он потеряет свободу, окажется под контролем. На подсознательном уровне — это страх покинутости. Он приводит к желанию восстановить отношения, но держать их на дистатнтном уровне.

Процесс аддикции позволяет выделить в нем несколько этапов:

1. Период, при котором интенсивные эмоциональные переживания будут иметь положительный знак. Этап знакомства аддиктов: аддикт избегания производит впечатление на любовного аддикта.

2. Развитие фантазирования. Происходит связь ранее имевшихся фантазий с реальным объектом, что несет радость и чувство освобождения от неприятных ощущений жизни как неинтересной и серой. Любовный аддикт на пике фантазирования проявляет все большую требовательность к партнеру, что способствует уходу аддикта избегания от этих отношений.

3. Развитие осознания того, что в отношениях не все в порядке. На каком-то этапе любовному аддикту приходится признать, что его покидают. Появляются явления отнятия, для которых характерны депрессия, дистимия и безразличие. Начинается анализ произошедшего с целью вернуть все назад. Отношения разрушаются, но в будущем могут быть восстановлены либо с прежним, либо с другим партнером.

В отношениях аддиктов отсутствуют здоровые разграничения, без которых невозможны интимность между партнерами, признание права на собственную жизнь. Это приводит к тому, что они обвиняют друг друга в нечестности, используют сарказм, преувеличения и оскорбления.

Вместе с тем любовный аддикт и аддикт избегания тянутся друг к другу вследствие «знакомых» психологических черт. Несмотря на то что черты, привлекающие у другого, могут быть неприятными, вызывать эмоциональную боль, они привычны с детства и напоминают ситуацию переживаний детства. Возникает влечение к знакомому. Оба вида аддиктов обычно не увлекаются неаддиктами. Они кажутся им скучными, непривлекательными; они не знают, как себя с ними вести.

Существуют факторы, способствующие влечению любовных аддиктов к аддиктам избегания:

  • привлекательность того, что знакомо;
  • привлекательность ситуации, содержащей в себе надежду на то, что «раны детства» могут быть излечены на новом уровне;
  • привлекательность возможности реализации фантазий, созданных в детстве.

Лечение любовной аддикции

Избавление от психологической зависимости – долгий и трудоемкий процесс. Полагаться на одного психотерапевта не стоит. Для успешного исцеления пациент должен проявить не только инициативу, но и активность в лечении любовной аддикции, желание разобраться в ее глубинных причинах, найти пути конструктивного решения назревших проблем.

К сожалению, любовная аддикция это именно то, от чего исцелиться самому довольно трудно. Следует начать с того, что зависимый человек находится внутри системы отношений, в состоянии боли/эйфории, и ему иногда бывает сложно самому трезво взглянуть на ситуацию, и беспристрастный взгляд со стороны здесь очень ценен.

Психотерапия любовной аддикции предусматривает два взаимосвязанных метода:

  • индивидуальные консультации, направленные на исправление искаженных с детства представлений пациента о себе;
  • групповые занятия, позволяющие избавиться от сверхценного чувства путем сопоставления его с описываемыми участниками группы переживаниями.

В процессе лечения и глубокого самоанализа пациенту важно научиться любить себя, чувствовать и защищать границы своего «Я», доверять миру и себе.

LiveJournal

LinkedIn

E-mail

    Похожие записи

  • Как управлять подсознанием?
  • Цинизм как стиль жизни
  • Как распознать энергетического вампира и защититься от него?

« Предыдущая запись

Что говорят специалисты (психиатры, психологи) о любовной аддикции

Для науки любовная аддикция представляет серьезную сложность, так как до сих пор даже ее существование признано далеко не всеми специалистами и она отсутствует в общепринятой классификации состояний зависимостей. Диагностика ее по этой причине затруднена, лечить ее тем более затруднительно.

И как избавиться от любовной зависимости наверняка пока точно на сегодня неизвестно, так как единого способа лечения (профилактики) нет. Четких рамок и списка конкретных, общепризнанных симптомов, при помощи которых можно определить некоторые виды романтического, любовного поведения как патологического также нет. Многие специалисты в рамках любовной аддикции описывают также сексуальную аддикцию, эти две зависимости имеют общие признаки и могут в ряде случаев рассматриваться как один вид – любовная.

Основные общие признаки (симптомы) любовной и сексуальной аддикции, признанные большинством специалистов:

  • Непрекращающийся поиск партнеров для отношений, то есть возникает аддикция отношений;
  • Нежелание аддикта (зависимого) быть в одиночестве;
  • Партнеры подбираются такие, чтобы причиняли страдания (чаще всего жестокие);
  • Секс необходим аддиктам только для удержания партнера с собой;
  • Секс используется как «разрядка» негативного эмоционального состояния;
  • Интересы близких и родных вышли на второй план ради сохранения отношений с партнером, даже если дано обещание прекратить такие отношения из-за их нездоровой природы.

Аддикта постоянно сопровождает страх, что партнер его покинет. Желание единолично обладать партнером порой достигает ужасающих размеров. Все мысли заняты только объектом зависимости. И так выходит, что ни на что другое у аддикта не остается ни времени, ни сил, ни желания.

Он предъявляет нереальные требования к партнеру и стремится его контролировать во всем. На свое состояние зависимый уже не обращает внимания, тем более не задается вопросом как избавиться от любовной зависимости, отрицая саму проблему. В нем живет только страх быть покинутым. Это с одной стороны. И порой, с другой стороны, в некоторых случаях, он не может, скорее даже не хочет, открываться в отношениях самому, его это страшит не меньше. Он начинает избегать партнера в интимном плане.

Причем в понятие «интимность» в данном случае вкладывается еще смысл раскрытия человека в психологическом плане – то есть аддикт не хочет показывать своему партнеру свое настоящее «я», не хочет истинного духовного сближения, его это пугает. Но и прерывать отношения он не желает. Поэтому предпочитает держать партнера в пределах «досягаемости» для себя лично.

Возникает парадокс: аддикт не хочет быть покинутым, но и раскрывать себя в отношениях не намерен. Не хочет быть настоящим, как он есть. А так как в сексе, особенно с постоянным партнером, это часто наиболее заметно, аддикт всеми путями начинает избегать интимной близости. В его сознании две противоречивые задачи: не дать уйти партнеру и полное нежелание раскрывать самого себя своему партнеру, приближать его к себе. Так возникает аддикция избегания.

Признаки аддикции избегания

  • Аддикт часто избегает своего партнера, стремится провести время с друзьями, коллегами, но при этом отпускать своего партнера категорически не желает. Вышедшие из-под контроля эмоции даже не пытается сдерживать.
  • Избегание интима всеми доступными путями. Человек боится самораскрытия. Считая, что если вступит в интимные отношения, то окончательно потеряет свою свободу и отношения выйдут из-под контроля. Отношения поддерживаются только ради присутствия партнера рядом с собой.

ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ: Как избавиться от ревности и пережить измену

Есть мнения среди специалистов, что нередко у такого человека возникает привязанность к индивиду с любовной зависимостью. То есть между двумя людьми проявляется соаддикция или созависимость в отношениях. Эта теория была освещена в книге «Психосоциальная аддиктология» (авторы Ц.П.Короленко, Н.В.Дмитриева). Человек с любовной зависимостью чаще всего строит отношения с индивидом, который страдает аддикцией избегания. Также возможны варианты соаддикции, когда в отношения вступают два любовных аддикта или два аддикта избегания. Но они встречаются значительно реже.

Этапы любовной аддикции (тандем любовного зависимого и аддикта избегания):

  1. Романтический период. В этот период доминируют положительные эмоции. Аддикт избегания всеми силами пытается завоевать расположение любовного аддикта.
  2. Стадия интенсивного фантазирования. Любовный аддикт начинает все больше предъявлять требований своему партнеру, приписывая ему желаемые, но нереальные черты. Привязанность с партнеру достигает слишком больших размеров и все больше приобретает нездоровую (патологическую) форму. Что только способствует уходу аддикта избегания (зависимого) от любовного аддикта.
  3. Признание чего-то неправильного в отношениях обоими аддиктами. На этой стадии любовный аддикт начинает осознавать, что его оставляют. Он пытается этому сопротивляться изо всех сил, но отношения портятся еще больше. Аддикт избегания покидает своего партнера, а у любовного аддикта на фоне сильных эмоциональных переживаний может быть депрессия, безразличие и потеря интереса к окружающему. Причем избавляться от этих проблем он не желает.

Отношения двух аддиктов (созависимых) постоянно наполнены взаимными претензиями, частыми ссорами, которые сильно истощают душевно и физически обоих партнеров. За расставанием нередко следует воссоединение, но после него все начинается сначала. Сторонники этой точки зрения (существования созависимости) считают, что обоим аддиктам кажутся непривлекательными обычные люди, не страдающие любовной зависимостью. Их не тянет к нормальным людям.

Они даже не знают как вести себя в рамках обычных любовных отношениях. Они к ним не приспособлены с детства. Собственно говоря, проблемы аддиктов чаще и идут из детства. Не только у традиционной пары может возникнуть любовная аддикция, но и между матерью и ребенком, отцом и ребенком. То есть те проблемы, которые не были решены в детстве, «всплывают» во взрослой жизни и приобретают болезненный характер.

Источник: gudi1991.ru

Аддикт избегания
По материалам книги Б.Р. Мандель «Психология зависимостей (аддиктология)»

«А теперь — признаки аддикции избегания.

1. Уход от интенсивности в отношениях со значимым для себя человеком (любовным аддиктом). Аддикт избегания проводит время в другой компании, на работе, в общении с другими людьми. Он стремиться придать отношениям с любовным аддиктам «тлеющий» характер. Налицо амбивалентность отношений с любовным аддиктом — они важны, но он их избегает, не раскрывает себя в этих отношениях. (1)

2. Стремление к избеганию интимного контакта с использованием техник психологического дистанцирования. (2) На уровне сознания у аддикта избегания находится страх интимности. Аддикт избегания боится, что при вступлении в интимные отношения он потеряет свободу, окажется под контролем. На подсознательном уровне — это страх покинутости. Он приводит к желанию восстановить отношения, но держать на дистантном уровне. (3)

Процесс аддикции здесь позволяет выделить в нем несколько этапов.
1. Период, при котором интенсивные эмоциональные переживания будет иметь положительный знак. Этап знакомства аддиктов: аддикт избегания производит впечатление на любовного аддикта. (4)
2. Развитие фантазирования. Происходит связь ранее имевшихся фантазий с реальным объектом, что несет радость и чувство освобождения от неприятных ощущений жизни как неитересной и серой. Любовный аддикт на пике фантазирования проявляет все большую требовательность к партнеру, что способствует уходу аддикта избегания от этих отношений. (5)
3. Развитие осознания того, что в отношениях не все в порядке. На каком-то этапе любовному аддикту приходится признать, что его покидают. Появляются явления отнятия, для которых характерны депрессия, дистимия (хроническая субдепрессия) и безразличие. Начинается анализ произошедшего с целью вернуть все назад. (6) Отношения разрушаются, но в будущем могут быть восстановлены либо с прежним, либо с другим партнером.

В отношениях аддиктов отсутствуют здоровые разграничения, без которых невозможны интимность между партнерами, признание права на собственную жизнь. Это приводит к тому, что они обвиняют друг друга в нечестности, используют сарказм, преувеличения и оскорбления. Вместе с тем любовный аддикт и аддикт избегания тянуться друг к другу вследствие «знакомых» психологических черт. Несмотря на то, что черты, привлекающие у другого, могут быть неприятными, вызывающими эмоциональную боль, они привычны с детства и напоминают ситуацию переживания детства. Возникает влечение к знакомому. Оба вида аддиктов обычно не увлекаются неаддиктами. (7) Они кажутся им скучными, непривлекательными — они не знают, как себя с ними вести.

Существуют факторы, способствующие влечению любовных аддиктов к аддиктам избегания:
— привлекательность того, что знакомо;
— привлекательность ситуации, содержащей в себе надежду на то, что «раны детства» могут быть излечены на новом уровне;
— привлекательность возможности реализации фантазий, созданных в детстве. (8)

*************************************************************************************************

Понимание мотивов поведения агрессора убирает магический ореол у мучителя, снижает риски возврата токсичного человека в вашу жизнь и врачует душу.
Надеюсь мой язык будет прост и понятен. Я буду благодарна за комментарии к этой статье.

Пишу в терминологии он — абьюзер, она — жертва, но вкладываю смысл, что на местах агрессора и жертвы могут быть и мужчины, и женщины.

1.
Утрата отношений со значимыми людьми приносит большое количество душевной боли. Утрата отношений может происходить не только во внешнем мире. Бывает ситуации, когда фактически отношения продолжаются, но утрачены во внутрипсихическом пространстве. К значимым людям прежде всего относятся родные — наши родители, партнеры, дети. И если смерть способна прекратить все, то абьюз и его разрыв — очень многое начинает. Годами могут происходить мучительные поиски ответов на такие вопросы — «А почему он так поступил?», «За что?», «Почему со мной так, а с другой женщиной все иначе?», «Что значит, он хочет дружить, после 20 лет брака?», «Почему моя мама так меня ненавидит поступками и так любит словами?», «Почему мой отец это сделал со мной?», «Почему мои родители били меня?» и т.д. А может быть и так, что ответы все найдены, а «болеть» не перестает. Эмоциональная боль вмешивается в настоящую жизнь, оказывая на нее негативное влияние. От этой боли невозможно убежать, но с ней можно совладать.
Когда-то, древние люди боялись сил природы, вменял животным магические возможности. Всему, что вызывало сильные эмоции, а особенно страх, человек приписывал сверхъестественное влияние на его жизнь. Когда явление получало объяснение (описание), то терялось его магическая сила и влияние на жизнь человека. Описание не дает рычагов для тотального управления явлением, но дает возможность управлять своей жизнью.

Абьюзер — это больной человек. Вы могли быть психологически здоровым до встречи с ним, если у вас было нормальное детство (что практически не типично для девочек из-за гендерной социализации). А могли прийти в партнерские отношения после травматичных отношений с родителями. Любой абьюзер заражает жертв своей болезнью. И сопротивляться этой болезни человек будете настолько эффективно, насколько эффективно работает его психологический иммунитет. И даже в одной семье абьюз кого-то из детей ломает, а кто-то способен противостоять. Как-то я услышала такой вопрос: «Что может быть хуже напуганного и избитого ребенка?» Мой ответ был таким: «Ребенок, который на уровне психики перестал сопротивляться.»

Абьюзер всегда зависим от своей жертвы. Он никогда не выпустит ее из своей жизни по доброй воле, даже если сам разорвет отношения. Например, завел другую семью или отвергает вас, но «любит» вашу сестру/брата.

Разрыв/отвергание происходит по трем причинам:
1) человека «съели» энергетически, психологически, экономически и т.д. То есть, вы не даете достаточное количество психической энергии;
2) человек стал опасен — социальным (во внешнем мире) разоблачением, противостоянием, т.е. «покушается» не единственно важное для абьюзера — его социальное тело;
3) человек подошел слишком близко к границам Эго агрессора: рядом с ним дефицитарность личности абьюзера стала замечаться окружающими и/или задаваемый человеком уровень отношений слишком интимный, что является непереносимым для людей с такой организацией личности. Эго абьюзера может разрушиться (это внутренняя угроза.
Кратко: 1) вам нечего дать абьюзеру 2) вы угроза для абьюзера в его внешнем мире 3) вы угроза для абьюзера в его внутреннем мире. И тогда абьюзер включает свои психзащиты!

2.
Агрессор включает психзащиты дистанцирования. К ним относятся:
— молчаливое игнорирование;
— обесценивание;
— «виноватинг» через механизм проекции своей деструктивной части в вас. Например, «Ты злая»;
— физическое насилие (например, побои);
— экономическое насилие (например, отказ платить алименты);
— измена;
— уход из отношений;
— коллективная травля с другими родственниками с подачи абьюзера;
— др.

3.
На уровне сознания это страх потери свободы, страх контроля его жизни с вашей стороны. Внимательный наблюдатель может увидеть этот страх в том, что говорит абьюзер. Примеры: «Ты сама меня довела», «Ты имеешь неправильные представления о жизни», «Ты ведешь себя ненормально», «Ты истеричка», «Ты плохая мать», «Ты плохая дочь», » У тебя ничего не получается», «Ты создаешь проблемы» и т.п. (Буду очень благодарна за ваши примеры в комментариях.)

4.
На бессознательном уровне у агрессора — страх, что вы его покинете. Лучше он сделает это первым! И уходя, уничтожит вас, чтобы не завидовать вам позже, не сожалеть об утрате. Делается это с максимальной жестокостью, чтобы не жертва не оправилась, чтобы страдала, чтобы подтвердила свою неценность для абьюзера, подтвердила справедливость учиняемого над ней насилия. Для агрессора крайне важно, чтобы жертва признала свою неценность, как человека. Тогда ею можно продолжать манипулировать, ее можно использовать (абьюзить) дальше.

5.Любая влюбленность происходит по одному и тому же сценарию, у всех. Мы встречаем человека, который соответствует нашим внутренним бессознательным потребностям, сформированным еще в детском возрасте: кому-то повезло — это хороший изначально объект, кому-то менее повезло — это изначально объект требующий доработки (я исцелю его силой своей любви, доказав отцу/матери, что меня можно любить). Встретили такого человека и срезонировали. Начинается «любовно»-допаминовый гормональный взрыв, который длиться от 6 месяцев до 3 лет ( в среднем около 2х лет). А дальше иллюзия заканчиваются (бабочки в животе-голове-попе — подыхают), и мы встречаемся с объективной реальностью Другого. И с этого момента начинаются либо отношения (если субъект для отношений не подходящий — происходит разрыв), либо абьюз (абьюз, к слову, начинается раньше, с момента, когда жертва начинает чувствовать что что-то не так, начинает страдать). То, что в нормальных отношениях можно назвать этапом притирки характеров, периодом компромиссов, в абьюзе у аддиктов развивается по схеме: один требует любви-внимания-дел, второй тщательно бегает и от этого набора, и от самого любовного аддикта. Бег этот весьма специфический, распознать его непросто. Перечислю варианты:
— измены;
— физическое насилие;
— эмоциональное насилие (непредсказуемое для партнера поведение, не поддающееся логическому предвидению);
— уход в работу;
— акоголизм;
— болезни;
— обесценивание;
— ложь;
— др.

6.
У любовного аддикта с именно с этого момента начинает ехать крыша возникает идентификация с агрессором, формируется травматическая привязанность, которая приведет к Стокгольмскому синдрому. Все неадекватные поступки партнера объясняются тем, что «я плохо старалась», » со мной что-то не так» и т.п., наступает период хронического самоанализа, «самоулучшайзинга», всепрощения, женской дурости мудрости — лишь бы реанимировать давно истлевших бабочек в партнере и в себе самой. Это период начала этапа соматизации проблем в отношениях. За эту психосоматику любовный аддикт самотроллить будет себя нещадно — «я растолстела», «он почувствовал себя одиноко, я слишком много внимания уделяла ребенку», «я похудела», «я заболела, а больные никому не нужны» и т.п. Все, круг зависимости замкнулся.

7.
И даже, если до встречи с патологичной личностью, у человека все было нормально, то после того, как психопат сразу не был послан в далекое далеко человек не смог сразу адекватно отреагировать на отвергающее поведение, на уровне гормонов, нейронных связей формируется патерн аддиктивного поведения (зависимости). Надо отметить, что шансы на адекватную реакцию ничтожно малы. Для этого надо иметь а) зрелую личность б) знания по психическим растройствам в) развитое критическое мышление, способное противостоять шаблонам и клише г) экономическую независимость (и даже все это не является гарантией, что человек не вляпается).

8.
Пробуждение будет жестким, равным психической смерти, или не произойдет вовсе: люди научаются в этом жить (адаптационные механизмы психики очень высоки), используя различные психзащиты.

Психзащиты первого уровня:
Всемогущий контроль — восприятие себя как причины всего, что происходит в мире.
Диссоциация — отделение себя от своих неприятных переживаний.
Интроекция, в частности Идентификация с агрессором — бессознательное включение в свой внутренний мир воспринимаемых извне взглядов, мотивов, установок и пр. других людей.
Отрицание — полный отказ от осознания неприятной информации.
Примитивная идеализация — восприятие другого человека как идеального и всемогущего.
Примитивная изоляция, в частности защитное фантазирование — уход от реальности в другое психическое состояние.
Проективная идентификация — когда человек навязывает кому-либо роль, основанную на своей проекции.
Проекция — ошибочное восприятие своих внутренних процессов как происходящих извне.
Расщепление Эго — представление о ком-либо как о только хорошем или только плохом, с восприятием присущих ему качеств, не вписывающихся в такую оценку, как чего-то совершенно отдельного.
Соматизация или Конверсия — тенденция переживать соматический дистресс в ответ на психологический стресс и искать в связи с такими соматическими проблемами медицинской помощи.

А если, вдруг, выходки избегающего аддикта-абьюзера зашкалят по своей циничности, жестокости и произойдет временное прозрение, то психика «заботливо» включит вторичные психзащиты:
Аннулирование или Возмещение — бессознательная попытка «отменить» эффект негативного события путём создания некоего позитивного события.
Вытеснение, Подавление или Репрессия — активное, мотивированное устранение чего-либо из сознания.
Вымещение, Замещение или Смещение — бессознательная переориентация импульса или чувства с первоначального объекта на другой.
Игнорирование или Избегание — контроль и ограничение информации об источнике пугающего психологического воздействия либо искажённое восприятие подобного воздействия, его наличия или характера.
Идентификация — отождествление себя с другим человеком или группой людей.
Изоляция аффекта — удаление эмоциональной составляющей происходящего из сознания.
Интеллектуализация — неосознанное стремление контролировать эмоции и импульсы на основе рациональной интерпретации ситуации.
Компенсация или Гиперкомпенсация — прикрытие собственных слабостей за счёт подчеркивания сильных сторон или преодоление фрустрации в одной сфере сверхудовлетворением в других сферах.
Морализация — поиск способа убедить себя в моральной необходимости происходящего.
Отыгрывание, Отреагирование вовне или Разрядка — снятие эмоционального напряжения за счет проигрывания ситуаций, приведших к негативному эмоциональному переживанию.
Поворот против себя или Аутоагрессия — перенаправление негативного аффекта по отношению к внешнему объекту на самого себя.
Раздельное мышление — совмещение взаимоисключающих установок за счёт того, что противоречие между ними не осознаётся.
Рационализация — объяснение самому себе своего поведения таким образом, чтобы оно казалось обоснованным и хорошо контролируемым.
Реактивное образование — защита от запретных импульсов с помощью выражения в поведении и мыслях противоположных побуждений.
Реверсия — проигрывание жизненного сценария с переменой в нём мест объекта и субъекта.
Регрессия — возврат к ребячливым, детским моделям поведения.
Сексуализация или Инстинктуализация — превращение чего-то негативного в позитивное за счёт приписывания ему сексуальной составляющей.
Сублимация — перенаправление импульсов в социально приемлемую деятельность.

Подробнее здесь https://ru.wikipedia.org/wiki/Защитный_механизм

Потому что утратить объект уже возникшей зависимости — равно пережить психическую смерть, распад Эго (Персоны); равно пережить душевный ад. Это далеко не всем под силу. Именно по этой причине, даже после разрыва отношений по инициативе абьюзера, женщина снова вляпывается в похожие отношения. Так как у нее сформированы аддиктивные патерны. И к этому процессу причастны не только абьюзеры-партнеры и/или абьюзеры-родители, но и сам социум, изначально социализирующий женщин, как аддиктов — это у нас весьма мило называют женственностью.

Берегите себя — не договаривайтесь с чужой болезнью!

Продолжение — «Сексуальные аддикции» — выложу на днях.

Источник: femina-vita.livejournal.com


Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.