Тургенев роман отцы и дети


Тургенев Отцы и детиРоман Тургенева «Отцы и дети» раскрывает сразу несколько проблем. В одной отражается конфликт поколений и наглядно демонстрируется способ выйти из него, сохранив главное – ценность семьи. Во второй – демонстрируются процессы, происходящие в обществе того времени. Посредством диалогов и умело проработанных образов героев, преподносится едва начавший зарождаться тип общественного деятеля, отрицающий все устои существовавшей государственности и подвергавший насмешкам такие морально-этические ценности, как любовные чувства и искренние привязанности.

Сам Иван Сергеевич в произведении не становится ни на одну из сторон. Как автор он осуждает и дворянство, и представителей новых общественно-политических движений, наглядно показывая, что ценность жизни и искренних привязанностей намного выше бунтарства и политических страстей.


История создания

Из всех произведений Тургенева, роман «Отцы и дети» единственный был написан в краткие сроки. От момента зарождения идеи до первой публикации рукописи прошло всего два года.

Первые мысли относительно новой повести посетили писателя в августе 1860 года во время пребывания его в Англии на острове Уайт. Способствовало этому знакомство Тургенева с провинциальным молодым врачом. Судьба столкнула их в непогоду на железной дроге и под давлением обстоятельств они общались с Иваном Сергеевичем всю ночь. Новым знакомым были выказаны те идеи, которые читатель после мог наблюдать в речах Базарова. Врач и стал прототипом главного героя.

Имение Кирсановых из кинофильма "Отцы и дети", 1983

(Имение Кирсановых из к/Ф "Отцы и дети", место съёмок усадьба Фряново, 1983)

Осенью того же года по возвращению в Париж Тургенев проработал фабулу романа и приступил к написанию глав. В течение полугода половина рукописи была готова, а закончил ее он после приезда в Россию, в середине лета 1861 года.

Вплоть до весны 1862 года, зачитывая свой роман друзьям и отдавая рукопись на прочтение редактору «Русского вестника», Тургенев вносил в произведение правки. В марте этого же года, роман был опубликован. Эта версия немного отличалась от издания, увидевшего свет спустя полгода. В ней Базаров был представлен в более неприглядном свете и образ главного героя был немного отталкивающим.

Анализ произведения


Основной сюжет

Тургенев роман отцы и дети

Главный герой романа нигилист Базаров вместе с молодым дворянином Аркадием Кирсановым приезжает в имение Кирсановых, где происходит знакомство главного героя с отцом и дядей товарища.

Павел Петрович утонченный аристократ, которому совершенно не нравится ни Базаров, ни выказываемые им идеи и ценности. Базаров в долгу также не остается, и не менее активно и страстно, он высказывается против ценностей и морали стариков.

После этого молодые люди знакомятся с недавно овдовевшей Анной Одинцовой. Они оба влюбляются в нее, но временно скрывают это не только от предмета обожания, но и друг от друга. Главному герою стыдно признать, что он, выступавший яро против романтизма и любовной привязанности, сам теперь страдает от этих чувств.

Тургенев роман отцы и дети

Молодой дворянин начинает ревновать даму сердца к Базарову, между друзьями происходят недомолвки и, в итоге, Базаров рассказывает о своих чувствах Анне. Одинцова предпочитает ему спокойную жизнь и брак по расчету.


Постепенно отношения между Базаровым и Аркадием портятся, а сам Аркадий увлекается младшей сестрой Анны Екатериной.

Отношения между старшим поколением Кирсановых и Базарова накаляются, дело доходит до дуэли, на которой ранение получает Павел Петрович. Это ставит жирную точку между Аркадием и Базаровым, и главному герою приходится вернуться в отчий дом. Там он заражается смертельной болезнью и погибает на руках у собственных родителей.

В финале романа Анна Сергеевна Одинцова выходит замуж по расчету, женятся Аркадий и Екатерина, а также Фенечка и Николай Петрович. Свои свадьбы они играют в один день. Дядя Аркадия покидает имение и отправляется жить за границу.

Герои тургеневского романа

Евгений Васильевич Базаров

Евгений Базаров

Базаров – студент-медик, по социальному статусу, простой человек, сын военного лекаря. Он серьезно увлекается естественными науками, разделяет убеждения нигилистов и отрицает романтические привязанности. Он уверен в себе, самолюбив, ироничен и насмешлив. Много говорить Базаров не любит.

Помимо любви главный герой не разделяет восхищение искусством, мало верует в медицину, невзирая на получаемое им образование. Не относя себя к романтичным натурам, Базаров любит красивых женщин и, одновременно, презирает их.

Самый интересный момент в романе – это когда герой сам начинает испытывать те чувства, существование которых он отрицал и высмеивал. Тургеневым наглядно демонстрируется внутриличностный конфликт, в тот момент, когда чувства и убеждения человека расходятся.

Подробнее: Евгений Базаров: характеристика и образ героя

Аркадий Николаевич Кирсанов


Аркадий Кирсанов

Один из центральных героев тургеневского романа – это молодой и образованный дворянин. Ему всего 23 года и он едва закончил университет. В силу своей юности и склада характера, он наивен и легко попадает под влияние Базарова. Внешне он разделяет убеждения нигилистов, но в душе, и далее по сюжету это видно, он предстает великодушным, мягким и очень сентиментальным молодым человеком. Со временем герой и сам понимает это.

В отличие от Базарова, Аркадий любит много и красиво говорить, он эмоционален, жизнерадостен и дорожит привязанностями. Он верит в брак. Невзирая на демонстрируемый вначале романа конфликт между отцами и детьми, Аркадий любит и дядю, и своего отца.

Подробнее: Аркадий Кирсанов: характеристика и образ героя

Анна Одинцова

Анна Одинцова


Одинцова Анна Сергеевна – рано овдовевшая богатая особа, которая в свое время замуж вышла не по любви, а по расчету, чтобы уберечь себя от бедности. Одна из главных героинь романа любит покой и собственную независимость. Она никогда никого не любила и ни к кому не привязывалась.

Для главных героев она выглядит красивой и недоступной, поскольку взаимностью не отвечает никому. Даже после смерти героя, замуж она выходит повторно, и опять-таки по расчету.

Подробнее: Анна Одинцова: характеристика и образ героини

Екатерина Локтева

Екатерина Локтева

Младшая сестра вдовы Одинцовой, Катя, совсем юна. Ей всего 20 лет. Екатерина является одним из самых милых и приятных персонажей романа. Она добра, общительна, наблюдательна и при этом демонстрирует самостоятельность и упертость, которые только красят молодую особу. Она из семьи небогатых дворян. Родители ее погибли, когда ей было всего 12 лет. С тех пор она воспитывалась старшей сестрой Анной. Ее Екатерина побаивается и под взглядами Одинцовой чувствует себя неловко.

Девушка любит природу, много размышляет, она прямая и не кокетливая.

Подробнее: Екатерина Локтева: характеристика и образ героини

Николай Петрович Кирсанов

Николай Петрович Кирсанов


Отец Аркадия (брат Павла Петровича Кирсанова). Вдовец. Ему 44 года, он совершенно безобидный человек и нетребовательный хозяин. Он мягкий, добрый, привязанный к сыну. По своей натуре он романтик, ему нравится музыка, природа, поэзия. Николай Петрович любит тихую, спокойную, размеренную жизнь в деревенской глуши.

В свое время он женился по любви и жил в браке счастливо до тех пор, пока его жена не умерла. В течение долгих лет не мог прийти в себя после смерти возлюбленной, но с годами нашел любовь вновь и ей стала Фенечка, простая и бедная девушка.

Подробнее: Николай Петрович Кирсанов: характеристика и образ героя

Павел Петрович Кирсанов

Павел Петрович Кирсанов

Утонченный аристократ, 45 лет от роду, дядя Аркадия. В свое время он служил офицером гвардии, но из-за княгини Р. его жизнь изменилась. Светский лев в прошлом, сердцеед, который легко завоевывал любовь женщин. Всю свою жизнь он строил в английском стиле, читал газеты на иностранном языке, вел дела и быт.

Кирсанов явный приверженец либеральных взглядов и человек с принципами. Он самоуверенный, гордый и насмешливый. Любовь в свое время его подкосила, и из любителя шумных компаний, он стал ярым мизантропом, который всяческим образом избегал общества людей. В душе герой несчастлив и в конце романа он оказывается далеко от своих близких.

Подробнее: Павел Петрович Кирсанов: характеристика и образ героя

Анализ сюжета романа


Тургенев роман отцы и дети

Основным сюжетом, ставшего классическим, романа Тургенева, является конфликт Базарова с обществом, в котором он волей судьбы оказался. Обществом, которое не поддерживает его взглядов и идеалов.

Условной завязкой сюжета становится появление главного героя в доме Кирсановых. В ходе общения с другими героями демонстрируются конфликты и столкновения взглядов, которые проверяют убеждения Евгения на стойкость. Происходит это и в рамках главной любовной линии – во взаимоотношениях Базарова с Одинцовой.

Противопоставление – это главный прием, который автор использовал при написании романа. Он отражается не только в его заглавии и демонстрируется в конфликте, но и отражен в повторении маршрута главного героя. Базаров дважды оказывается в имении Кирсановых, дважды бывает у Одинцовой и также дважды возвращается в родительский дом.

Развязкой сюжета становится смерть главного героя, которой писатель хотел продемонстрировать крах высказываемых героем на протяжении романа мыслей.

В своем произведении Тургенев наглядно показал, что в круговороте всех идеологий и политических споров есть большая, сложная и многообразная жизнь, где всегда одерживают победу традиционные ценности, природа, искусство, любовь и искренние, глубокие привязанности.


Источник: xn—-8sbiecm6bhdx8i.xn--p1ai

Иван Сергеевич Тургенев

Отцы и дети

I

– Что, Петр, не видать еще? – спрашивал 20 мая 1859 года, выходя без шапки на низкое крылечко постоялого двора на *** шоссе, барин лет сорока с небольшим, в запыленном пальто и клетчатых панталонах, у своего слуги, молодого и щекастого малого с беловатым пухом на подбородке и маленькими тусклыми глазенками.

Слуга, в котором все: и бирюзовая сережка в ухе, и напомаженные разноцветные волосы, и учтивые телодвижения, словом, все изобличало человека новейшего, усовершенствованного поколения, посмотрел снисходительно вдоль дороги и ответствовал: «Никак нет-с, не видать».

– Не видать? – повторил барин.

– Не видать, – вторично ответствовал слуга.

Барин вздохнул и присел на скамеечку. Познакомим с ним читателя, пока он сидит, подогнувши под себя ножки и задумчиво поглядывая кругом.

Зовут его Николаем Петровичем Кирсановым. У него в пятнадцати верстах от постоялого дворика хорошее имение в двести душ, или, как он выражается с тех пор, как размежевался с крестьянами и завел «ферму», – в две тысячи десятин земли.
ец его, боевой генерал 1812 года, полуграмотный, грубый, но не злой русский человек, всю жизнь свою тянул лямку, командовал сперва бригадой, потом дивизией и постоянно жил в провинции, где в силу своего чина играл довольно значительную роль. Николай Петрович родился на юге России, подобно старшему своему брату Павлу, о котором речь впереди, и воспитывался до четырнадцатилетнего возраста дома, окруженный дешевыми гувернерами, развязными, но подобострастными адъютантами и прочими полковыми и штабными личностями. Родительница его, из фамилии Колязиных, в девицах Agathe, а в генеральшах Агафоклея Кузьминишна Кирсанова, принадлежала к числу «матушек-командирш», носила пышные чепцы и шумные шелковые платья, в церкви подходила первая ко кресту, говорила громко и много, допускала детей утром к ручке, на ночь их благословляла, – словом, жила в свое удовольствие. В качестве генеральского сына Николай Петрович – хотя не только не отличался храбростью, но даже заслужил прозвище трусишки – должен был, подобно брату Павлу, поступить в военную службу; но он переломил себе ногу в самый тот день, когда уже прибыло известие об его определении, и, пролежав два месяца в постели, на всю жизнь остался «хроменьким». Отец махнул на него рукой и пустил его по штатской. Он повез его в Петербург, как только ему минул восемнадцатый год, и поместил его в университет. Кстати, брат его о ту пору вышел офицером в гвардейский полк. Молодые люди стали жить вдвоем, на одной квартире, под отдаленным надзором двоюродного дяди с материнской стороны, Ильи Колязина, важного чиновника.
ец их вернулся к своей дивизии и к своей супруге и лишь изредка присылал сыновьям большие четвертушки серой бумаги, испещренные размашистым писарским почерком. На конце этих четвертушек красовались старательно окруженные «выкрутасами» слова: «Пиотр Кирсаноф, генерал-майор». В 1835 году Николай Петрович вышел из университета кандидатом, [1]и в том же году генерал Кирсанов, уволенный в отставку за неудачный смотр, приехал в Петербург с женою на житье. Он нанял было дом у Таврического сада и записался в Английский клуб, [2]но внезапно умер от удара. Агафоклея Кузьминишна скоро за ним последовала: она не могла привыкнуть к глухой столичной жизни; тоска отставного существованья ее загрызла. Между тем Николай Петрович успел, еще при жизни родителей и к немалому их огорчению, влюбиться в дочку чиновника Преполовенского, бывшего хозяина его квартиры, миловидную и, как говорится, развитую девицу: она в журналах читала серьезные статьи в отделе «Наук». Он женился на ней, как только минул срок траура, и, покинув министерство уделов, куда по протекции отец его записал, блаженствовал со своею Машей сперва на даче около Лесного института, потом в городе, в маленькой и хорошенькой квартире, с чистою лестницей и холодноватою гостиной, наконец – в деревне, где он поселился окончательно и где у него в скором времени родился сын Аркадий. Супруги жили очень хорошо и тихо: они почти никогда не расставались, читали вместе, играли в четыре руки на фортепьяно, пели дуэты; она сажала цветы и наблюдала за птичным двором, он изредка ездил на охоту и занимался хозяйством, а Аркадий рос да рос – тоже хорошо и тихо. Десять лет прошло как сон. В 47-м году жена Кирсанова скончалась. Он едва вынес этот удар, поседел в несколько недель; собрался было за границу, чтобы хотя немного рассеяться… но тут настал 48-й год. [3]Он поневоле вернулся в деревню и после довольно продолжительного бездействия занялся хозяйственными преобразованиями. В 55-м году он повез сына в университет; прожил с ним три зимы в Петербурге, почти никуда не выходя и стараясь заводить знакомства с молодыми товарищами Аркадия. На последнюю зиму он приехать не мог, – и вот мы видим его в мае месяце 1859 года, уже совсем седого, пухленького и немного сгорбленного: он ждет сына, получившего, как некогда он сам, звание кандидата.

Слуга, из чувства приличия, а может быть, и не желая остаться под барским глазом, зашел под ворота и закурил трубку. Николай Петрович поник головой и начал глядеть на ветхие ступеньки крылечка: крупный пестрый цыпленок степенно расхаживал по ним, крепко стуча своими большими желтыми ногами; запачканная кошка недружелюбно посматривала на него, жеманно прикорнув на перила. Солнце пекло; из полутемных сеней постоялого дворика несло запахом теплого ржаного хлеба. Замечтался наш Николай Петрович. «Сын… кандидат… Аркаша…» – беспрестанно вертелось у него в голове; он пытался думать о чем-нибудь другом, и опять возвращались те же мысли. Вспомнилась ему покойница-жена… «Не дождалась!» – шепнул он уныло… Толстый сизый голубь прилетел на дорогу и поспешно отправился пить в лужицу возле колодца. Николай Петрович стал глядеть на него, а ухо его уже ловило стук приближающихся колес…

– Никак, они едут-с, – доложил слуга, вынырнув из-под ворот.

Николай Петрович вскочил и устремил глаза вдоль дороги. Показался тарантас, запряженный тройкой ямских лошадей; в тарантасе мелькнул околыш студентской фуражки, знакомый очерк дорогого лица…

– Аркаша! Аркаша! – закричал Кирсанов, и побежал, и замахал руками… Несколько мгновений спустя его губы уже прильнули к безбородой, запыленной и загорелой щеке молодого кандидата.

II

– Дай же отряхнуться, папаша, – говорил несколько сиплым от дороги, но звонким юношеским голосом Аркадий, весело отвечая на отцовские ласки, – я тебя всего запачкаю.

– Ничего, ничего, – твердил, умиленно улыбаясь, Николай Петрович и раза два ударил рукою по воротнику сыновней шинели и по собственному пальто. – Покажи-ка себя, покажи-ка, – прибавил он, отодвигаясь, и тотчас же пошел торопливыми шагами к постоялому двору, приговаривая: «Вот сюда, сюда, да лошадей поскорее».

Николай Петрович казался гораздо встревоженнее своего сына; он словно потерялся немного, словно робел. Аркадий остановил его.

– Папаша, – сказал он, – позволь познакомить тебя с моим добрым приятелем, Базаровым, о котором я тебе так часто писал. Он так любезен, что согласился погостить у нас.

Николай Петрович быстро обернулся и, подойдя к человеку высокого роста, в длинном балахоне с кистями, только что вылезшему из тарантаса, крепко стиснул его обнаженную красную руку, которую тот не сразу ему подал.

– Душевно рад, – начал он, – и благодарен за доброе намерение посетить нас; надеюсь… позвольте узнать ваше имя и отчество?

– Евгений Васильев, – отвечал Базаров ленивым, но мужественным голосом и, отвернув воротник балахона, показал Николаю Петровичу все свое лицо. Длинное и худое, с широким лбом, кверху плоским, книзу заостренным носом, большими зеленоватыми глазами и висячими бакенбардами песочного цвету, оно оживлялось спокойной улыбкой и выражало самоуверенность и ум.

Источник: www.litmir.me

История создания

Столкновение двух политических сил, дворян-либералов и революционеров-разночинцев, нашло художественное воплощение в новом произведении, которое создается в сложный период общественного противостояния.

Замысел «Отцов и детей» – результат общения с коллективом журнала  «Современник», где писатель долгое время работал. Писатель тяжело переживал уход из журнала, ведь с ним была связана память о Белинском. Статьи Добролюбова, с которым постоянно спорил Иван Сергеевич и порой не соглашался, послужили реальной основой для изображения идеологических разногласий. Радикально настроенный молодой человек был не на стороне постепенных реформ, как автор «Отцов и детей», а свято верил в путь революционного преображения России. Редактор журнала, Николай Некрасов, поддержал эту точку зрения, поэтому из редакции ушли классики художественной литературы — Толстой и Тургенев.

Первые наброски к будущему роману были сделаны в конце июля 1860 года на английском острове Уайт. Образ Базарова был определен автором, как характер человека самоуверенного, работящего, нигилиста, не признающего компромиссов и авторитетов. Работая над романом, Тургенев невольно проникается симпатией к своему персонажу. В этом ему помогает дневник главного героя, который ведет сам писатель.

В мае 1861 года писатель возвращается из Парижа в своё имение Спасское и делает последнюю запись в рукописях. В феврале 1862 года роман публикуется в «Русском вестнике».

Основные проблемы

Прочитав роман, понимаешь истинную его ценность, созданную «гением меры» (Д. Мережковский). Что Тургенев любил? В чём сомневался? О чём мечтал?

  1. Центральными в книге является нравственная проблема взаимоотношений поколений. «Отцы» или «дети»? Судьба каждого связана с поиском ответа на вопрос: в чём смысл жизни? Для новых людей он заключается в труде, но старая гвардия видит его в рассуждении и созерцании, ведь на них работают толпы крестьян. В этой принципиальной позиции и находится место непримиримому конфликту: отцы и дети живут по-разному. В этом расхождении мы усматриваем проблему недопонимания противоположностей. Антагонисты не могут и не хотят принимать друг друга, особенно этот тупик прослеживается во взаимоотношениях Павла Кирсанова и Евгения Базарова.
  2. Так же остро стоит проблема нравственного выбора: на чьей стороне правда? Тургенев полагал, что нельзя отрицать прошлое, ведь только благодаря ему строится будущее. В образе Базарова он выразил необходимость сохранения преемственности поколений. Герой несчастен, потому что одинок и понят, ведь сам ни к кому не стремился и не хотел понять. Однако изменения, нравится это людям прошлого или нет, все равно придут, и к ним надо быть готовым. Об этом говорит иронический образ Павла Кирсанова, который потерял чувство реальности, надевая в деревне парадные фраки. Писатель призывает чутко реагировать на перемены и пытаться понять их, а не огульно охаивать, как дядя Аркадия. Таким образом, решение проблемы – в толерантном отношении разных людей друг другу и попытке познания противоположной жизненной концепции. В этом смысле победила позиция Николая Кирсанова, который терпимо относился к новым веяниям и никогда не спешил их судить. Его сын тоже нашел компромиссное решение.
  3. Однако автор дал понять, что за трагедией Базарова стоит высокое предназначение. Именно такие отчаянные и самоуверенные первооткрыватели прокладывают миру дорогу вперед, поэтому проблема признания этой миссии в обществе тоже занимает важное место. Евгений кается на смертном одре, что чувствует себя ненужным, это осознание и губит его, а ведь он мог стать великим ученым или искусным врачом. Но жестокие нравы консервативного мира вытесняют его, так как чувствуют в нем угрозу.
  4. Проблемы «новых» людей, разночинной интеллигенции, непростых взаимоотношений в обществе, с родителями, в семье тоже очевидны. Разночинцы не обладают доходными имениями и положением в обществе, поэтому вынуждены трудиться и ожесточаются, видя социальную несправедливость: они ради куска хлеба упорно работают, а дворяне, глупые и бездарные, ничего не делают и занимают все верхние этажи общественной иерархии, куда лифт просто не доходит. Отсюда и революционные настроения, и нравственный кризис целого поколения.
  5. Проблемы вечных человеческих ценностей: любви, дружбы, искусства, отношения к природе. Тургенев умел раскрывать в любви глубины человеческого характера, проверять истинную сущность человека любовью. Но не все проходят эту проверку, пример тому Базаров, который ломается под натиском чувства.

Все интересы и замыслы писателя всецело были сосредоточены на важнейших задачах времени, шли навстречу самым жгучим проблемам повседневности.

Характеристика героев романа

Евгений Васильевич Базаров – выходец из народа. Сын полкового лекаря. Дед со стороны отца «землю пахал». Евгений сам пробивает себе дорогу в жизни, получает хорошее образование. Поэтому герой небрежен в одежде и манерах, его никто не воспитывал. Базаров — представитель нового революционно-демократического поколения, задача которого — разрушить старый уклад жизни, бороться против тех, кто тормозит общественное развитие. Человек сложный, сомневающийся, но гордый и непреклонный. Как исправить общество, Евгений Васильевич представляет весьма неопределённо. Отрицает старый мир, принимает только то, что подтверждено практикой.

  • Писатель отобразил в Базарове тип молодого человека, верящего исключительно в научную деятельность и отрицающего религию. Герой испытывает глубокий интерес к естественным наукам. С детства родители привили ему любовь к труду.
  • Осуждает народ за неграмотность и невежество, но гордится своим происхождением. Взгляды и убеждения Базарова не находят единомышленников. Ситников, болтун и фразёр, и «эмансипированная» Кукшина – никчёмные «последователи».
  • В Евгении Васильевиче мечется неведомая ему душа. Что делать с ней физиологу и анатому? Её же не видно под микроскопом. Но душа болит, хотя её – научный факт – нет!
  • Тургенев большую часть романа исследует «искушения» своего героя. Он терзает его любовью стариков — родителей – как же быть с ними? А любовь к Одинцовой? Принципы никак не совмещаются с жизнью, с живыми движениями людей. Что же остаётся Базарову? Только умереть. Смерть – его последнее испытание. Он принимает её героически, не утешает себя заклинаниями материалиста, а зовёт возлюбленную.
  • Дух побеждает взбесившийся разум, преодолевает заблуждения схем и постулатов нового учения.

Павел Петрович Кирсанов — носитель дворянской культуры. Базарову претят «накрахмаленные воротнички», «длинные ногти» Павла Петровича. Но аристократические манеры героя являются внутренней слабостью, тайным сознанием своей неполноценности.

  • Кирсанов считает, что уважать себя – значит следить за своей внешностью и никогда не терять своего достоинства, даже в деревне. Свой распорядок дня он составляет на английский манер.
  • Павел Петрович вышел в отставку, предавшись любовным переживаниям. Это его решение стало «отставкой» от жизни. Любовь не приносит человеку радости, если он живёт только её интересами и капризами.
  • Герой руководствуется принципами, принятыми «на веру», отвечающими его положению барина — крепостника. Чтит русский народ за патриархальность и за повиновение.
  • В отношении к женщине проявляются сила и страстность чувства, но он их не понимает.
  • Павел Петрович равнодушен к природе. Отрицание её красоты говорит о его духовной ограниченности.
  • Этот человек глубоко несчастен.

Николай Петрович Кирсанов — отец Аркадия и родной брат Павла Петровича. Сделать военную карьеру не удалось, но он не отчаялся и поступил в университет. После смерти жены посвятил себя сыну и благоустройству поместья.

  • Характерные черты персонажа — незлобивость, покорность. Интеллигентность героя вызывает симпатию и уважение. Николай Петрович — романтик в душе, любит музыку, декламирует стихи.
  • Он противник нигилизма, любые назревающие разногласия пытается сгладить. Живёт в согласии со своим сердцем и совестью.

Аркадий Николаевич Кирсанов  – человек несамостоятельный, лишен своих жизненных принципов. Он полностью подчиняется другу. Примкнул к Базарову только по молодому задору, так как не имел своих взглядов, поэтому в финале между ними произошёл разрыв.

  • Впоследствии стал рачительным хозяином и обзавёлся семьёй.
  • «Славный малый», но «мякенький, либеральный барич», — говорит о нём Базаров.
  • Все Кирсановы «больше дети событий, чем отцы собственных поступков».

Одинцова Анна Сергеевна — «родственный» личности Базарова «элемент». На основании чего можно сделать такой вывод? Твёрдость взгляда на жизнь, «гордое одиночество, ум – делают ее «близкой» главному герою романа. Она, как и Евгений, принесла в жертву личное счастье, поэтому сердце ее холодно и боязливо относится к чувствам. Она сама попрала их, выйдя замуж по расчету.

Конфликт «отцов» и «детей»

Конфликт – «столкновение», «серьёзное разногласие», «спор». Говорить о том, что эти понятия имеют только «негативный оттенок» — значит совершенно не понимать процессов развития общества. «Истина рождается в споре» — эту аксиому можно считать «ключиком», приоткрывающим завесу над проблемами, поставленными Тургеневым в романе.

Споры – основной композиционный приём, позволяющий читателю определить свою точку зрения и занять определённую позицию во взглядах на то или иное общественное явление, область развития, природу, искусство, нравственные понятия. Используя «приём споров» между «молодостью» и «старостью», автор утверждает мысль, что жизнь не стоит на месте, она многогранна и многолика.

Конфликт между «отцами» и «детьми» никогда не разрешится, его можно обозначить как «константу». Однако именно конфликт поколений является двигателем развития всего земного. На страницах романа ведётся жгучая полемика, вызванная борьбой революционно-демократических сил с либеральным дворянством.

Главные темы

Тургенев сумел насытить роман прогрессивной мыслью: протест против насилия, ненависть к узаконенному рабству, боль за страдание народа, желание основать его счастье.

Главные темы в романе «Отцы и дети»:

  1. Идейные противоречия интеллигенции в период подготовки реформы об отмене крепостного права;
  2. «Отцы» и «дети»: взаимоотношения поколений и тема семьи;
  3. «Новый» тип человека на переломе двух эпох;
  4. Безмерная любовь к родине, родителям, женщине;
  5. Человек и природа. Окружающий мир: мастерская или храм?

В чём смысл книги?

Произведение Тургенева звучит тревожным набатом над всей Россией, призывающим сограждан к объединению, здравомыслию, плодотворной деятельности во благо Родины.

Книга объясняет нам не только прошлое, но и день сегодняшний, напоминает о вечных ценностях. Название романа означает не старшее и младшее поколения, не семейные отношения, а людей новых и старых взглядов. «Отцы и дети» ценны не столько как иллюстрация к истории, в произведении затронуто много нравственных проблем.

Основой существования рода людского является семья, где у каждого – свои обязанности: старшие («отцы») опекают младших («детей»), передают им накопленный предками опыт, традиции, воспитывают в них нравственные чувства; младшие – чтят взрослых, перенимают у них всё важное и лучшее, что необходимо для формирования человека новой формации. Однако их задача – это еще и создание принципиальных новшеств, невозможное без некоторого отрицания прошлых заблуждений. Гармония миропорядка состоит в том, чтобы эти «связи» не рвались, но не в том, чтобы все оставалось по старинке.

Книга имеет большое воспитательное значение. Прочитать её в пору формирования своего характера — значит задуматься над важными жизненными проблемами. «Отцы и дети» учат серьёзному отношению к миру, активной позиции, патриотизму. Учат смолоду вырабатывать твёрдые принципы, занимаясь самовоспитанием, но при этом чтить память предков, даже если она не всегда оказывается правой.

Критика о романе

  • После опубликования «Отцов и детей» разгорелась ожесточённая полемика. М.А Антонович в журнале «Современник» истолковал роман как «беспощадную» и «разрушительную критику молодого поколения».
  • Д. Писарев в «Русском слове» высоко оценил произведение и созданный мастером образ нигилиста. Критик подчеркнул трагизм характера и отметил твердость человека, не отступающего перед испытаниями. Он соглашается с другими авторами критических статей в том, что «новые» люди могут вызывать негодование, но отказать им в «искренности» невозможно. Появление Базарова в русской литературе — это новый шаг в освещении социально — общественной жизни страны.

Во всём ли можно согласиться с критиком? Возможно, нет. Павла Петровича он называет «Печориным маленьких размеров». Но спор двух персонажей даёт повод в этом усомниться. Писарев утверждает, что Тургенев ни одному из своих героев не сочувствует. Писатель же считает Базарова «любимым детищем».

Говоря о революционных демократах, автор статьи подчёркивает мысль, что им чуждо страдание, но они часто чувствуют своё одиночество. Весь роман подтверждает эту бесспорную мысль.

Что такое «нигилизм»?

Впервые слово «нигилист» звучит в романе из уст Аркадия и сразу притягивает к себе внимание. Однако понятие «нигилист» никоим образом с Кирсановым младшим не связано.

Слово «нигилист» было взято Тургеневым из рецензии Н. Добролюбова на книгу казанского философа, консервативно настроенного профессора В. Берви. Однако Добролюбов истолковал его в положительном смысле и закрепил за молодым поколением. В широкий обиход слово ввёл Иван Сергеевич, что стало синонимом слова «революционер».

«Нигилистом» в романе является Базаров, не признающий авторитетов и все отрицающий. Писатель не принимал крайностей нигилизма, окарикатурив Кукшину и Ситникова, но симпатизировал главному герою.

Евгений Васильевич Базаров и поныне учит нас своей судьбой. Любой человек имеет неповторимый духовный образ, будь он нигилист или простой обыватель. Уважение и почтение к другому человеку складывается из почтения к тому, что в нём есть то же тайное мерцание живой души, что и в тебе.

Автор: Вероника Пакшина

Источник: LiteraGuru.ru

Описание

Во второй половине 19 века Россия переживает непростое время. Это период кризиса общегосударственной системы крепостного права, и, как следствие, усиление недовольства крестьян, неоднократные вспышки народных восстаний и необходимость кардинальных преобразований в экономике и государственном устройстве. Иван Сергеевич Тургенев не мог промолчать и не откликнуться на зов времени. Он пишет одно из лучших своих произведений – роман «Отцы и дети», который раскрывал и суть тех горячих лет, и неминуемый раскол в обществе. В 60-х годах позапрошлого столетия русская общественность, в основном, разделилась на два противоборствующих лагеря. Первые – это демократы, выразители общественного мнения крестьянских масс, ратующие за революционный путь изменения общества. Противостояло им либеральное дворянство – старое поколение, которое выступало за проведение постепенных реформ. И те, и другие были против крепостного права, но последние опасались шоковой терапии, которая невольно могла привести к крестьянским бунтам и свержению самодержавия. Именно вокруг этого столкновения идей и мнений вращается сюжет произведения.

Если «Отцы и дети» читать онлайн, то можно заметить, что в роли демократа выступает главный герой – Евгений Базаров. Он представитель молодого поколения, студент-медик, нигилист, ни во что не верящий и отрицающий всё и вся. По его мнению, смысл жизни заключается в беспрерывной работе, в стремлении создавать нечто материальное. Отсюда складывается и его предубеждение против «бесполезной» природы и искусств, направленных исключительно на созерцание, и не имеющих под собой никакой материальной базы. В конфронтацию с ним вступает Павел Петрович Кирсанов – яркий представитель либерального дворянства, человек старшего поколения. Он в отличие от Базарова, отдающего каждую свободную минуту научным опытам, ведёт размеренную жизнь светского льва. Он не представляет жизни без любви к природе, литературе, живописи, и уверен в незыблемости таких понятий, как прогресс, либерализм, основные принципы человеческого существования, аристократизм и другие. Но взгляды и позиции этих двух героев разняться не только потому, что они относятся к выразителям разных идеологий. Ещё они являются представителями разных сословий и двух поколений – отцов и детей, чья схожесть и вместе с тем непримиримость всегда были, есть и будут в любом обществе и в любом столетии. Отсюда и название книги «Отцы и дети», которая показывает, что за внешней оппозицией стоит более глубокая проблема, более глобальное противостояние.

Книгу Тургенева «Отцы и дети» можно полностью скачать бесплатно на нашем сайте.

Источник: obrazovaka.ru

I

– Что, Петр, не видать еще? – спрашивал 20 мая 1859 года, выходя без шапки на низкое крылечко постоялого двора на *** шоссе, барин лет сорока с небольшим, в запыленном пальто и клетчатых панталонах, у своего слуги, молодого и щекастого малого с беловатым пухом на подбородке и маленькими тусклыми глазенками.

Слуга, в котором все: и бирюзовая сережка в ухе, и напомаженные разноцветные волосы, и учтивые телодвижения, словом, все изобличало человека новейшего, усовершенствованного поколения, посмотрел снисходительно вдоль дороги и ответствовал: «Никак нет-с, не видать».

– Не видать? – повторил барин.

– Не видать, – вторично ответствовал слуга.

Барин вздохнул и присел на скамеечку. Познакомим с ним читателя, пока он сидит, подогнувши под себя ножки и задумчиво поглядывая кругом.

Зовут его Николаем Петровичем Кирсановым. У него в пятнадцати верстах от постоялого дворика хорошее имение в двести душ, или, как он выражается с тех пор, как размежевался с крестьянами и завел «ферму», – в две тысячи десятин земли. Отец его, боевой генерал 1812 года, полуграмотный, грубый, но не злой русский человек, всю жизнь свою тянул лямку, командовал сперва бригадой, потом дивизией и постоянно жил в провинции, где в силу своего чина играл довольно значительную роль. Николай Петрович родился на юге России, подобно старшему своему брату Павлу, о котором речь впереди, и воспитывался до четырнадцатилетнего возраста дома, окруженный дешевыми гувернерами, развязными, но подобострастными адъютантами и прочими полковыми и штабными личностями. Родительница его, из фамилии Колязиных, в девицах Agathe, а в генеральшах Агафоклея Кузьминишна Кирсанова, принадлежала к числу «матушек-командирш», носила пышные чепцы и шумные шелковые платья, в церкви подходила первая ко кресту, говорила громко и много, допускала детей утром к ручке, на ночь их благословляла, – словом, жила в свое удовольствие. В качестве генеральского сына Николай Петрович – хотя не только не отличался храбростью, но даже заслужил прозвище трусишки – должен был, подобно брату Павлу, поступить в военную службу; но он переломил себе ногу в самый тот день, когда уже прибыло известие об его определении, и, пролежав два месяца в постели, на всю жизнь остался «хроменьким». Отец махнул на него рукой и пустил его по штатской. Он повез его в Петербург, как только ему минул восемнадцатый год, и поместил его в университет. Кстати, брат его о ту пору вышел офицером в гвардейский полк. Молодые люди стали жить вдвоем, на одной квартире, под отдаленным надзором двоюродного дяди с материнской стороны, Ильи Колязина, важного чиновника. Отец их вернулся к своей дивизии и к своей супруге и лишь изредка присылал сыновьям большие четвертушки серой бумаги, испещренные размашистым писарским почерком. На конце этих четвертушек красовались старательно окруженные «выкрутасами» слова: «Пиотр Кирсаноф, генерал-майор». В 1835 году Николай Петрович вышел из университета кандидатом,[1] и в том же году генерал Кирсанов, уволенный в отставку за неудачный смотр, приехал в Петербург с женою на житье. Он нанял было дом у Таврического сада и записался в Английский клуб,[2] но внезапно умер от удара. Агафоклея Кузьминишна скоро за ним последовала: она не могла привыкнуть к глухой столичной жизни; тоска отставного существованья ее загрызла. Между тем Николай Петрович успел, еще при жизни родителей и к немалому их огорчению, влюбиться в дочку чиновника Преполовенского, бывшего хозяина его квартиры, миловидную и, как говорится, развитую девицу: она в журналах читала серьезные статьи в отделе «Наук». Он женился на ней, как только минул срок траура, и, покинув министерство уделов, куда по протекции отец его записал, блаженствовал со своею Машей сперва на даче около Лесного института, потом в городе, в маленькой и хорошенькой квартире, с чистою лестницей и холодноватою гостиной, наконец – в деревне, где он поселился окончательно и где у него в скором времени родился сын Аркадий. Супруги жили очень хорошо и тихо: они почти никогда не расставались, читали вместе, играли в четыре руки на фортепьяно, пели дуэты; она сажала цветы и наблюдала за птичным двором, он изредка ездил на охоту и занимался хозяйством, а Аркадий рос да рос – тоже хорошо и тихо. Десять лет прошло как сон. В 47-м году жена Кирсанова скончалась. Он едва вынес этот удар, поседел в несколько недель; собрался было за границу, чтобы хотя немного рассеяться… но тут настал 48-й год.[3] Он поневоле вернулся в деревню и после довольно продолжительного бездействия занялся хозяйственными преобразованиями. В 55-м году он повез сына в университет; прожил с ним три зимы в Петербурге, почти никуда не выходя и стараясь заводить знакомства с молодыми товарищами Аркадия. На последнюю зиму он приехать не мог, – и вот мы видим его в мае месяце 1859 года, уже совсем седого, пухленького и немного сгорбленного: он ждет сына, получившего, как некогда он сам, звание кандидата.

Слуга, из чувства приличия, а может быть, и не желая остаться под барским глазом, зашел под ворота и закурил трубку. Николай Петрович поник головой и начал глядеть на ветхие ступеньки крылечка: крупный пестрый цыпленок степенно расхаживал по ним, крепко стуча своими большими желтыми ногами; запачканная кошка недружелюбно посматривала на него, жеманно прикорнув на перила. Солнце пекло; из полутемных сеней постоялого дворика несло запахом теплого ржаного хлеба. Замечтался наш Николай Петрович. «Сын… кандидат… Аркаша…» – беспрестанно вертелось у него в голове; он пытался думать о чем-нибудь другом, и опять возвращались те же мысли. Вспомнилась ему покойница-жена… «Не дождалась!» – шепнул он уныло… Толстый сизый голубь прилетел на дорогу и поспешно отправился пить в лужицу возле колодца. Николай Петрович стал глядеть на него, а ухо его уже ловило стук приближающихся колес…

– Никак, они едут-с, – доложил слуга, вынырнув из-под ворот.

Николай Петрович вскочил и устремил глаза вдоль дороги. Показался тарантас, запряженный тройкой ямских лошадей; в тарантасе мелькнул околыш студентской фуражки, знакомый очерк дорогого лица…

– Аркаша! Аркаша! – закричал Кирсанов, и побежал, и замахал руками… Несколько мгновений спустя его губы уже прильнули к безбородой, запыленной и загорелой щеке молодого кандидата.

II

– Дай же отряхнуться, папаша, – говорил несколько сиплым от дороги, но звонким юношеским голосом Аркадий, весело отвечая на отцовские ласки, – я тебя всего запачкаю.

– Ничего, ничего, – твердил, умиленно улыбаясь, Николай Петрович и раза два ударил рукою по воротнику сыновней шинели и по собственному пальто. – Покажи-ка себя, покажи-ка, – прибавил он, отодвигаясь, и тотчас же пошел торопливыми шагами к постоялому двору, приговаривая: «Вот сюда, сюда, да лошадей поскорее».

Николай Петрович казался гораздо встревоженнее своего сына; он словно потерялся немного, словно робел. Аркадий остановил его.

– Папаша, – сказал он, – позволь познакомить тебя с моим добрым приятелем, Базаровым, о котором я тебе так часто писал. Он так любезен, что согласился погостить у нас.

Николай Петрович быстро обернулся и, подойдя к человеку высокого роста, в длинном балахоне с кистями, только что вылезшему из тарантаса, крепко стиснул его обнаженную красную руку, которую тот не сразу ему подал.

– Душевно рад, – начал он, – и благодарен за доброе намерение посетить нас; надеюсь… позвольте узнать ваше имя и отчество?

– Евгений Васильев, – отвечал Базаров ленивым, но мужественным голосом и, отвернув воротник балахона, показал Николаю Петровичу все свое лицо. Длинное и худое, с широким лбом, кверху плоским, книзу заостренным носом, большими зеленоватыми глазами и висячими бакенбардами песочного цвету, оно оживлялось спокойной улыбкой и выражало самоуверенность и ум.

– Надеюсь, любезнейший Евгений Васильич, что вы не соскучитесь у нас, – продолжал Николай Петрович.

Тонкие губы Базарова чуть тронулись; но он ничего не отвечал и только приподнял фуражку. Его темно-белокурые волосы, длинные и густые, не скрывали крупных выпуклостей просторного черепа.

– Так как же, Аркадий, – заговорил опять Николай Петрович, оборачиваясь к сыну, – сейчас закладывать лошадей, что ли? Или вы отдохнуть хотите?

– Дома отдохнем, папаша; вели закладывать.

– Сейчас, сейчас, – подхватил отец. – Эй, Петр, слышишь? Распорядись, братец, поживее.

Петр, который в качестве усовершенствованного слуги не подошел к ручке барича, а только издали поклонился ему, снова скрылся под воротами.

– Я здесь с коляской, но и для твоего тарантаса есть тройка, – хлопотливо говорил Николай Петрович, между тем как Аркадий пил воду из железного ковшика, принесенного хозяйкой постоялого двора, а Базаров закурил трубку и подошел к ямщику, отпрягавшему лошадей, – только коляска двухместная, и вот я не знаю, как твой приятель…

– Он в тарантасе поедет, – перебил вполголоса Аркадий. – Ты с ним, пожалуйста, не церемонься. Он чудесный малый, такой простой – ты увидишь.

Кучер Николая Петровича вывел лошадей.

– Ну, поворачивайся, толстобородый! – обратился Базаров к ямщику.

– Слышь, Митюха, – подхватил другой, тут же стоявший ямщик с руками, засунутыми в задние прорехи тулупа, – барин-то тебя как прозвал? Толстобородый и есть.

Митюха только шапкой тряхнул и потащил вожжи с потной коренной.

– Живей, живей, ребята, подсобляйте, – воскликнул Николай Петрович, – на водку будет!

В несколько минут лошади были заложены; отец с сыном поместились в коляске; Петр взобрался на козлы; Базаров вскочил в тарантас, уткнулся головой в кожаную подушку – и оба экипажа покатили.

III

– Так вот как, наконец ты кандидат и домой приехал, – говорил Николай Петрович, потрогивая Аркадия то по плечу, то по колену. – Наконец!

– А что дядя? здоров? – спросил Аркадий, которому, несмотря на искреннюю, почти детскую радость, его наполнявшую, хотелось поскорее перевести разговор с настроения взволнованного на обыденное.

– Здоров. Он хотел было выехать со мной к тебе навстречу, да почему-то раздумал.

– А ты долго меня ждал? – спросил Аркадий.

– Да часов около пяти.

– Добрый папаша!

Аркадий живо повернулся к отцу и звонко поцеловал его в щеку. Николай Петрович тихонько засмеялся.

– Какую я тебе славную лошадь приготовил! – начал он, – ты увидишь. И комната твоя оклеена обоями.

– А для Базарова комната есть?

– Найдется и для него.

– Пожалуйста, папаша, приласкай его. Я не могу тебе выразить, до какой степени я дорожу его дружбой.

– Ты недавно с ним познакомился?

– Недавно.

– То-то прошлою зимой я его не видал. Он чем занимается?

– Главный предмет его – естественные науки. Да он все знает. Он в будущем году хочет держать на доктора.

– А! он по медицинскому факультету, – заметил Николай Петрович и помолчал. – Петр, – прибавил он и протянул руку, – это, никак, наши мужики едут?

Петр глянул в сторону, куда указывал барин. Несколько телег, запряженных разнузданными лошадьми, шибко катились по узкому проселку. В каждой телеге сидело по одному, много по два мужика в тулупах нараспашку.

– Точно так-с, – промолвил Петр.

– Куда это они едут, в город, что ли?

– Полагать надо, что в город. В кабак, – прибавил он презрительно и слегка наклонился к кучеру, как бы ссылаясь на него. Но тот даже не пошевельнулся: это был человек старого закала, не разделявший новейших воззрений.

– Хлопоты у меня большие с мужиками в нынешнем году, – продолжал Николай Петрович, обращаясь к сыну. – Не платят оброка.[4] Что ты будешь делать?

– А своими наемными работниками ты доволен?

– Да, – процедил сквозь зубы Николай Петрович. – Подбивают их, вот что беда; ну, и настоящего старания все еще нету. Сбрую портят. Пахали, впрочем, ничего. Перемелется – мука будет. Да разве тебя теперь хозяйство занимает?

– Тени нет у вас, вот что горе, – заметил Аркадий, не отвечая на последний вопрос.

– Я с северной стороны над балконом большую маркизу[5] приделал, – промолвил Николай Петрович, – теперь и обедать можно на воздухе.

– Что-то на дачу больно похоже будет… а впрочем, это все пустяки. Какой зато здесь воздух! Как славно пахнет! Право, мне кажется, нигде в мире так не пахнет, как в здешних краях! Да и небо здесь…

Аркадий вдруг остановился, бросил косвенный взгляд назад и умолк.

– Конечно, – заметил Николай Петрович, – ты здесь родился, тебе все должно казаться здесь чем-то особенным…

– Ну, папаша, это все равно, где бы человек ни родился.

– Однако…

– Нет, это совершенно все равно.

Николай Петрович посмотрел сбоку на сына, и коляска проехала с полверсты, прежде чем разговор возобновился между ними.

– Не помню, писал ли я тебе, – начал Николай Петрович, – твоя бывшая нянюшка, Егоровна, скончалась.

– Неужели? Бедная старуха! А Прокофьич жив?

– Жив и нисколько не изменился. Все так же брюзжит. Вообще ты больших перемен в Марьине не найдешь.

– Приказчик у тебя все тот же?

– Вот разве что приказчика я сменил. Я решился не держать больше у себя вольноотпущенных, бывших дворовых, или по крайней мере не поручать им никаких должностей, где есть ответственность. (Аркадий указал глазами на Петра.) Il est libre, en effet,[6] – заметил вполголоса Николай Петрович, – но ведь он – камердинер.[7] Теперь у меня приказчик[8] из мещан:[9] кажется, дельный малый. Я ему назначил двести пятьдесят рублей в год. Впрочем, – прибавил Николай Петрович, потирая лоб и брови рукою, что у него всегда служило признаком внутреннего смущения, – я тебе сейчас сказал, что ты не найдешь перемен в Марьине… Это не совсем справедливо. Я считаю своим долгом предварить тебя, хотя…

Он запнулся на мгновенье и продолжал уже по-французски.

– Строгий моралист найдет мою откровенность неуместною, но, во-первых, это скрыть нельзя, а во-вторых, тебе известно, у меня всегда были особенные принципы насчет отношений отца к сыну. Впрочем, ты, конечно, будешь вправе осудить меня. В мои лета… Словом, эта… эта девушка, про которую ты, вероятно, уже слышал…

– Фенечка? – развязно спросил Аркадий.

Николай Петрович покраснел.

– Не называй ее, пожалуйста, громко… Ну да… она теперь живет у меня. Я ее поместил в доме… там были две небольшие комнатки. Впрочем, это все можно переменить.

– Помилуй, папаша, зачем?

– Твой приятель у нас гостить будет… неловко…

– Насчет Базарова ты, пожалуйста, не беспокойся. Он выше всего этого.

– Ну, ты, наконец, – проговорил Николай Петрович. – Флигелек-то плох – вот беда.

– Помилуй, папаша, – подхватил Аркадий, – ты как будто извиняешься; как тебе не совестно.

– Конечно, мне должно быть совестно, – отвечал Николай Петрович, все более и более краснея.

– Полно, папаша, полно, сделай одолжение! – Аркадий ласково улыбнулся. «В чем извиняется!» – подумал он про себя, и чувство снисходительной нежности к доброму и мягкому отцу, смешанное с ощущением какого-то тайного превосходства, наполнило его душу. – Перестань, пожалуйста, – повторил он еще раз, невольно наслаждаясь сознанием собственной развитости и свободы.

Николай Петрович глянул на него из-под пальцев руки, которою он продолжал тереть себе лоб, и что-то кольнуло его в сердце… Но он тут же обвинил себя.

– Вот это уж наши поля пошли, – проговорил он после долгого молчания.

– А это впереди, кажется, наш лес? – спросил Аркадий.

– Да, наш. Только я его продал. В нынешнем году его сводить будут.

– Зачем ты его продал?

– Деньги были нужны; притом же эта земля отходит к мужикам.

– Которые тебе оброка не платят?

– Это уж их дело, а впрочем, будут же они когда-нибудь платить.

– Жаль леса, – заметил Аркадий и стал глядеть кругом.

Места, по которым они проезжали, не могли назваться живописными. Поля, все поля тянулись вплоть до самого небосклона, то слегка вздымаясь, то опускаясь снова; кое-где виднелись небольшие леса и, усеянные редким и низким кустарником, вились овраги, напоминая глазу их собственное изображение на старинных планах екатерининского времени. Попадались и речки с обрытыми берегами, и крошечные пруды с худыми плотинами, и деревеньки с низкими избенками под темными, часто до половины разметанными крышами, и покривившиеся молотильные сарайчики с плетенными из хвороста стенами и зевающими воротищами[10] возле опустелых гумен, и церкви, то кирпичные с отвалившеюся кое-где штукатуркой, то деревянные с наклонившимися крестами и разоренными кладбищами. Сердце Аркадия понемногу сжималось. Как нарочно, мужички встречались все обтерханные, на плохих клячонках; как нищие в лохмотьях, стояли придорожные ракиты с ободранною корой и обломанными ветвями; исхудалые, шершавые, словно обглоданные, коровы жадно щипали траву по канавам. Казалось, они только что вырвались из чьих-то грозных, смертоносных когтей – и, вызванный жалким видом обессиленных животных, среди весеннего красного дня, вставал белый призрак безотрадной, бесконечной зимы с ее метелями, морозами и снегами… «Нет, – подумал Аркадий, – небогатый край этот, не поражает он ни довольством, ни трудолюбием; нельзя, нельзя ему так остаться, преобразования необходимы… но как их исполнить, как приступить?..»

Так размышлял Аркадий… а пока он размышлял, весна брала свое. Все кругом золотисто зеленело, все широко и мягко волновалось и лоснилось под тихим дыханием теплого ветерка, все – деревья, кусты и травы; повсюду нескончаемыми звонкими струйками заливались жаворонки; чибисы то кричали, виясь над низменными лугами, то молча перебегали по кочкам; красиво чернея в нежной зелени еще низких яровых хлебов, гуляли грачи; они пропадали во ржи, уже слегка побелевшей, лишь изредка выказывались их головы в дымчатых ее волнах. Аркадий глядел, глядел, и, понемногу ослабевая, исчезали его размышления… Он сбросил с себя шинель и так весело, таким молоденьким мальчиком посмотрел на отца, что тот опять его обнял.

– Теперь уж недалеко, – заметил Николай Петрович, – вот стоит только на эту горку подняться, и дом будет виден. Мы заживем с тобой на славу, Аркаша; ты мне помогать будешь по хозяйству, если только это тебе не наскучит. Нам надобно теперь тесно сойтись друг с другом, узнать друг друга хорошенько, не правда ли?

– Конечно, – промолвил Аркадий, – но что за чудный день сегодня!

– Для твоего приезда, душа моя. Да, весна в полном блеске. А впрочем, я согласен с Пушкиным – помнишь, в Евгении Онегине:

 
Как грустно мне твое явленье,
Весна, весна, пора любви!
Какое…
 

– Аркадий! – раздался из тарантаса голос Базарова, – пришли мне спичку, нечем трубку раскурить.

Николай Петрович умолк, а Аркадий, который начал было слушать его не без некоторого изумления, но и не без сочувствия, поспешил достать из кармана серебряную коробочку со спичками и послал ее Базарову с Петром.

– Хочешь сигарку? – закричал опять Базаров.

– Давай, – отвечал Аркадий.

Петр вернулся к коляске и вручил ему вместе с коробочкой толстую черную сигарку, которую Аркадий немедленно закурил, распространяя вокруг себя такой крепкий и кислый запах заматерелого табаку, что Николай Петрович, отроду не куривший, поневоле, хотя незаметно, чтобы не обидеть сына, отворачивал нос.

Четверть часа спустя оба экипажа остановились перед крыльцом нового деревянного дома, выкрашенного серою краской и покрытого железною красною крышей. Это и было Марьино, Новая слободка тож, или, по крестьянскому наименованью, Бобылий Хутор.

Источник: fictionbook.ru


Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.