Как найти жене любовника


Сегодня в одной из групп моего города.

Орфография и пунктуация автора сохранены.

Как найти любовницу для мужа, которая бы хорошо относилась к жене?

Здравствуйте, хотела бы узнать как найти решение из такой ситуации. Дело в том что я ищу любовницу своему мужу, притом на условии сохранения семьи и того что любовница будет со мной дружить. Будет мне близкой подругой, а мужу любовницей. Сама я не имею отношения к исламу, да и не религиозный я человек. Хотя у нас принято что дружба с любовницей это неуважительно к себе и нереально, но я с этим несогласна.

Хотя у меня муж положительный и прекрасный человек, вместе мы 2 года, мне сильно не хватает женщины при себе. Без неё я чувствую себя сиротливо и в депрессии, в результате чего у меня жизнь с любым даже идеальным мужчиной превращается в ад. Я очень часто прошу мужа завести любовницу и привести её в наш дом, но он пытается меня успокоить и не воспринимает это в серьёз. А в душе у меня чувствуется пустота, которую не могут заполнить никакие знаки внимания со стороны мужа. У меня доходит до истерики, а от мужа чувствую лишь только холод, несмотря на то что он пытается приласкать меня и окружить заботой.


Пришлось самой приступить к поиску любовницы для своего благоверного. Зарегистрировалась на сайте знакомств под видом того что ищу подругу. Пыталась общаться с различными девушками, но там одни то дуры, то шалавые. А те кто посерьёзнее, им нужен полноценный брак без третьего. А моя ситуация не подходит ни к тем, ни к другим. Сейчас сосредоточилась на тех кто в разводе и кто поумнее.

Я предлагала своей подруге стать любовницей моего мужа и жить с нами, но сначала она подумала что я шучу, потом стала обижаться. Когда я ей с третьего раза объяснила что к чему, она сказала что ей якобы воспитание не позволит становиться любовницей мужа лучшей подруги. С тех пор наши отношения охладились, и я, кажется, вместо того чтобы найти себе ещё одну подругу, потеряла ту которая была.

Конечно вы не подумайте что я поощряю измены и предательство. Любовница нам нужна её какая попало, а приличная и порядочная. Мы с мужем уже договорились, что если любовница будет меня обижать и за спиной всякие гадости говорить, то такая нам не нужна и мы её сразу выгоним. А нужна любовница такая чтобы любила моего мужа и меня одновременно. С мужем чтобы были полноценные отношения, а со мной тёплая женская дружба и чтобы жила у нас дома.

Источник: pikabu.ru


Самое лучшее в этом деле случается само собой… Специально притянуть за уши как правило не получается. Интим и всё такое очень тонкая штука и ни кто не может вам гарантировать кто кому в этом деле подойдёт. Понять двое могут только в реале… У меня с женой такое было и я бы никогда не подумал что в жизни всё может сложиться именно так… (кто бы сказал — не поверил бы ему). Моя жена уже наверное как лет 10 нравилась моему другу и мы об этом знали и не обращали внимание… мало ли кто кому нравиться (и сексуально и не только)… Я могу признаться что мне многие девочки нравятся… И даже влюблённость бывает … Думаю что это нормально и не редкость. Однажды после вечеринки дня рождения жены друг остался у нас на ночь и пока я провожал гостей и они были одни в квартире около часа. Так друг "подкатил" к моей жене и как уже потом они оба рассказывали предложил быстрый секс (без последствий и обязательств). Надо сказать что я с женой не спал из за болезни к тому вечеру наверное 2-3 месяца. Мы не делали из этого трагедию а просто не сговариваясь ждали когда всё восстановиться в этом деле. Так вот тут я вполне понимаю что может женщине не хватать интим контакта и она не против "выпустить пар" для здоровья если это не повредит семейным отношениям… Короче жена согласилась предупредив что и ему и ей огла.


получила в тот раз 2 или 3 оргазма … У меня с ней так не было… Она успела под другом раза 3-ри кончить пока он сам страстно не кончил в мою жену… Короче подробности опустим … Так вот жена спала с моим другом примерно года два или чуть больше. Я про это знал но так старался делать чтоб не пересекаться с ними в этой теме и все понимали что всех так устраивает… По факту жена была полностью удовлетворённая сексуально… Признаюсь что я когда случайно видел мельком или слышал то по началу сильно ревновал… Особенно от того как жена стонала под другом (думаю это тоже нормальная реакция). Потом постепенно привык и даже иногда друг мне рассказывал как моя жена его возбуждает и как он её хочет… Как со стороны так это звучало вполне обычно для мужчины… Мне такое понятно когда испытываешь чувства к партнёрше. Друг со временем начал часто приходить в гости и оставаться ночевать. Я по всякому снимал напряжение этой темы… Мог лечь в другой комнате смотреть фильм и уснуть … Мог оставаться на работе на ночь подзаработать.
том как то по случаю что хочу сильно спать так расстелил кресло прямо в спальне а жена с другом на кровати смотрели телек… Впервые месяца 2-3 я так не помню чтоб при мне они что то серьёзное делали … Так … баловались по детски. Ну друг мог мою жену как то приласкать лёжа на кровати … Гладил как кошку … Мог сделать массаж всего тела … Ну я часто мог видеть как они спят в обнимку. Но ничего такого. Даже когда я спал с ними на одной кровати … так раза два было что я под утро часа в 4-ре просыпался от того что скрипела кровать и шаталась как мне показалось во сне. Ну самое страшное что я видел как они рядом со мной целовались в засос (должен признать что у них это очень красиво и страстно получалось … даже не знаю в чём секрет)… Так вот когда я просыпался так мельком замечал что вроде как друг лежал на моей жене и возможно что был в ней глубоко, не только с поцелуями … Но это могло показаться … Я почти сразу засыпал и мог не правильно понять когда мне казалось что у них характерные движения происходят … Типа плавно но до конца. Я в первый раз про это подумал ах утром когда проснулся на работу. Вдруг вспыхнуло в голове что вроде как когда они меня разбудили так я раза 3-4 сквозь заспаные глаза видел как жена с другом как на качели прогибаются лёжа под простынёй… Но то что они были в класической секс позе это точно… Просто может там по взрослому ничего не было… Я это ни когда не уточнял.

неожиданностей могу рассказать что когда я полечился так стал предлагать жене интим и она нормально соглашалась и может только я немого чувствовал что она уже не такая голодная в постели… Но вот однажды жена попыталась замять моё предложение и мягко уйти в сторону… Но я был возбуждённый и настоял… Так вот я про что … Есть в таких отношениях всегда Сюрпризы с которыми приходиться мириться … Когда мы с женой начали интим проникновения … Так я в процессе вдруг заметил что у неё как будто смазки налили полстакана внутрь … Так всё скользило сразу… Хотя ни кто ни чем не пользовался… И я короче понял … До меня дошло что друг до этого просто кончил обильно в мою жену и она это понимала и не хотела чтоб я после любовника сразу в неё проникал и случайно заметил эту тему … Ну я промолчал … Вообщем это не сильно повлияло на процесс хотя без такой смазки наверное было бы приятнее обоим. После этого раза я старался учитывать что такое возможно и больше не нарывался.

Так вот я про то что такой треугольник любовный это очень специфическая штука и надо быть готовым к тому что вместе с какой то секс-полезностью вы получите в нагрузку много всяких пикантных неожиданностей .. Все мы люди и мужчины и женщины … И как например для себя так я решил что такие отношения вполне приемлемы и даже приносили пользу в сексуальном плане… Но вот я это к тому что когда друг уехал так с тех пор я иногда пытался сам найти для жены порядочного и адекватного и ничего не получилось.
огие хотят но бояться знакомства и строить отношения чтоб случился приятный и регулярный интим с постоянной партнёршей… Многие просто хотят сразу секс и чтоб партнёрша сама к ним пришла и предложила себя прямо на кровати в спальне готовенькую … Другие пишут что им интересно такое знакомство и потом я понимаю чт они для себя хотят понять что же и как же это такое бывает если спать с замужней может даже прямо при муже но без его участия … Очень всем интересно как это можно чтоб двое спали с одной партнёршей и не случилось конфликта и чтоб это не Sexwife…

Источник: www.bolshoyvopros.ru

Как найти жене любовника
Как найти жене любовника

Едва за женой захлопнулась дверь, Иван потянулся к телефону, убедился, что на часах девять часов двадцать пять минут утра, откинул одеяло, перебрался на кухню, достал из буфета виски, налил на три пальца в кружку и выпил почти целиком.

Он закурил сигарету, ощутил, как скотч играет в животе, согревая и опьяняя, и задумался о том, как вдруг его жизнь стала такой ничтожной.


Иван горько страдал.

Он был счастлив — и это уничтожало его.

Он был счастлив не время от времени, а всегда — каждое утро, день и вечер. Ничто не омрачало его жизнь — с женой они не ссорились, она принимала его таким, какой он есть, она была умной, доброй, разумной, веселой, щедрой.

Год назад, когда они только познакомились, Иван бредил этой женщиной, не отрывался от нее, они гуляли ночи напролет, а потом она ехала на работу, а он садился за компьютер, и они вдруг улетали в Испанию, или уезжали в Никола Ленивец, и они не мгновения не могли прожить без секса — и занимались этим где угодно, хоть в вагоне метро (руками).

Они даже устали от этого, и мечтали, как однажды у них все-таки получился вернуться к нормальной жизни, и они снова возьмутся за работу, и будут ходить на спорт, и станут высыпаться.

Однажды это случилось. Они съехались, жена взялась за работу в архитектурном бюро, он получил заказ сразу на два больших сценария, они перестали каждое утро начинать с шампанского, секс теперь был только утром (не всегда) и вечером (пару раз, но не каждый день), и вот она уже встречалась после работы с подругами, а он выпивал с друзьями, которых не видел несколько месяцев.

“Жизнь вошла в свою колею”, — с отвращением думал Иван, подливая виски.

Лина оказалась замечательным человеком — она не была ни злобной сукой, которая может устроить скандал на ровном месте, она не терзала его придирками, не страдала, если возвращалась домой и встречала горы немытой посуды и разбросанную одежду. Она честно любила его и хотела ему только добра — и вот это оказалось самым невыносимым, что когда либо происходило с Иваном.


Он смотрел в окно и с тоской вспоминал, как однажды Лина так плясала с одним своим знакомым, что он, Иван, полез в драку, а потом Лина кричала на него прямо посреди ресторана, и их выгнали оттуда, даже не дав оплатить счет, и они еще орали друг на друга посреди улицы, а потом занялись сексом в подворотне.

Но такое было раз или два от силы, и они плакали, обещая, что больше ничего подобного не повторится.

Иван тяжело вздохнул. Знал бы он тогда.. Он мечтал, он молил бога, чтобы нечто подобное повторилась. Чтобы жизнь опять стала насыщенной, искрящейся, чтобы в ней появилась драма.

В их любви с Линой было так много преданности и взаимности, что это было оглушительно скучно.

Иван пробовал вызвать в ней ревность.

Флиртовал в другими женщинами. Лина не обращала на это внимание — видимо, его поведение не было достаточно искренним. Он завел вторую страницу в фейсбуке от лица некой девушки — и писал сам себе горячие послания. Отправлял письма в ночи, чтобы звук нового сообщения разбил тишину. Лина лишь бурчала, чтобы он сделал потише.

Она верила ему. Она верила в них. Это было несокрушимо.


Иван даже пробовал “ложные” послания в вотсапп — ну, вроде как ошибся перепиской, но Лина только посмеялась. Мол, ахаха, какие у тебя теплые отношения с продюсером.

Иван пробовал скандалить — упрекнул жену в том, что она к нему равнодушна, что из отношений ушла страсть, но каким-то образом скандал превратился в долгий и умный разговор о жизни, и никто не ушел в ночь, никто не бил посуду, а он чувствовал себя глупой истеричкой, которая бесится с жиру.

“Это моя жизнь?”, — спрашивал себя Иван, подсыпая в виски лед.

Он был восхитительно пьян — в утреннем опьянении есть нечто особенное, проникновенное и благодатное.

Он хотел быть с Линой, он понимал, что она — любовь всей его жизни, и что эта женщина — лучшее, что с ним случилось, и что он будет идиотом, если потеряет все это только из-за своих придурей. Но что если эти придури — это он сам, и он теряет уже самого себя?

Ноутбук блямкнул — пришло новое сообщение.

“Черт, вот я дура, забыла телефон”, — писала Лина. — “Да и фиг с ним, переживу, ты только зайди, пожалуйста, в вотсапп, там группа есть “Александровка”, нужно последнее сообщение, телефон заказчика. Пока в офисе, через час туда поеду, буду бог знает когда, у нас еще вечером встреча с мэрией на тему бульваров”.

Иван вызвонил телефон жены, открыл мессенджер, отправил Лине номер. Немного подумал и посмотрел ее переписку. Он испытывал сам к себе отвращение за это, но при этом и удовольствие — первый раз едва ли не за год он делал что-то непристойное, эгоистичное, непорядочное. Эти переживания были приятными. Да, он устал быть хорошим. Даже сам не представлял, как сильно устал от этого.


“Ну, и что за Гриша?” — подумал он, открывая чат, заинтриговавший его последним сообщением “Я просила не писать мне вечером”.

Спустя десять минут Иван даже слегка отрезвел — что быстро исправил, хлебнув виски прямо из бутылки.

У его жены был любовник. И теперь Ваня знал, как выглядит член этого любовника — тот прислал его фото раза три, в разных ракурсах. Вот он висит — и сказать нечего, красиво висит, убедительно. Вот стоит — в профиль, твердый такой, вены надулись.

Член вызвал у Ивана одобрение. Значительный член, похож на его собственный. Чуть больше, конечно. Сантиметра на три.

Сам любовник, этот Гриша был чуть хуже своего члена — плотный такой мужчина. Ухоженный. Прическа стильная. Там, где он встречался в одежде, Ваня рассмотрел дорогие часы.

“Не, а когда?”, — задумался Ваня.

Он отмотал переписку на начало. Выходило — месяца три назад.

И все эти вечера, когда она была с подругами, или какие-то деловые свидания..

Вдруг Ваню обдало жаром. А вдруг это игра? Вдруг она решила его проучить, и это фальшивая переписка, и телефон она нарочно забыла..

Иван был в панике. А что, если нет никакого любовника? Мысль провидила в отчаяние.

Он продышался, выпил еще и задумался — а могла Лина затеять такую интригу в ответ на его притязания?

“Черт, это было бы так коварно и нечестно с ее стороны!”, — возмущался
он.

Он разыскал этого Гришу в фейсбуке, увидел много общих знакомых.

Иван знал, где работает Олеся, их общая с женой подруга, поэтому позвонил уже от дверей ее офиса.

— Что у Лины с Гришей? — сразу же спросил он, понимая, что прелюдии только навредят. — Олеся, мне надо знать, и я обещаю, что не скажу никому, и никто не узнает, что ты мне сказала. Они встречаются?

— Ну, в общем, вроде бы да.. — промямлила Олеся.

— Ты уверена? — настаивал он.

— Ну, если верить ее словам, и верить его словам, то да, я уверена, — жестко ответила подруга.

— Черт, слава богу! — Иван воздел руки.

— Чего? — растерялась Олеся.

— Я люблю тебя, Олесечка, ты моя богиня! — Иван полез обниматься.

Мысль о том, что жена спит с каким-то там Гришей, конечно, не доставляла большого удовольствия. Но это ощущение трагедии, обиды, боли, от которой сжимались нервы в желудке — все это того стоило. Иван шел по улице и представлял, как жена приезжает к любовнику, и торопливо обнимается, а потом приводит себя в порядок, но не слишком тщательно, чтобы от нее не пахло подозрительной чистотой, и возвращается домой, и говорит, что слишком устала, что очень хочет его, но сил нет, давай завтра..

В какое-то мгновение Ивану захотелось позвонить жене и накричать на нее. Но, во-первых, телефон она забыла дома, а, во-вторых, если тайна откроется — на этом все и закончится. Может, они разойдутся. Или она прекратит отношения с этим Гришей. Оба варианта Ване не улыбались.

Иван думал о том, как тщательно Лина скрывала свою интрижку. Просто гений конспирации. Не подкопаешься. Да, она задерживалась, но не слишком. Она не была холодна, не выглядела виноватой.

Следующие пару месяцев Иван наслаждался своей драмой. Быстро писал сценарии — продюсеры были шокированы, но, разумеется, довольны. И получалось у него живо, талантливо. Он расцвел — снова ходил на вечеринки, был сердцем и душой компаний. Переписывался в Tinder с девушками и, любопытства ради, с мужчиной. Послал тому фото члена Гриши, которое предусмотрительно скинул с телефона жены на свою почту. Он опять делал что-то нелепое, бездумное, опять хотел почувствовать жизнь во всем ее многообразии.

Секс с Линой был хоть и не особенно частым, но запоминающимся. Ваня доказывал, что лучший любовник — он, а ревность добавляла пыла, он балансировал на грани истерики, отчего их обоих било током.

Тайная ревность изменила его — он опять стал самим собой, в его жизни с Линой появилась интрига, чувства обострились.

Но вскоре что-то пошло не так. Лина стала больше времени проводить дома. Она стала нежнее, внимательнее. Отменилась ее командировка на Кипр — вместо этого она предложила вдвоем слетать в Венецию.

Однажды, когда жена мылась в ванной, Ваня схватил ее телефон и выяснил, что Лина пытается расстаться с Гришей. Тот требовал уйти к нему, бросить мужа, затеял ремонт в квартире. Он, вообще, купил новую квартиру — чтобы жить там с Линой. Лина не могла и не хотела решиться, говорила, что любит мужа, то есть его, Ваню, и что Гриша слишком на нее давит, и что лучше все прекратить, если он не может терпеть все как есть.

Ваня был в ярости.

“Ну что за говнюк этот Гриша?”, — думал он. — “Не успел познакомиться, а уже тащит замуж! Вот козел!”.

Гриша собирался все разрушить. Подонок.

Вряд ли Лина по горячим следам заведет нового любовника. Она женщина тонкая, и Гриша, скорее всего, не банальная прихоть, не первый попавшийся. Наверное, в нем было нечто особенное.

Ваня записал номер этого Гриши. Хотел поговорить, но передумал — это будет вульгарно.

А потом Лина ушла от любовника и жизнь опять стала обычной.

Иван страдал недели две, и не выдержал. Написал Грише, что хочет объясниться, и что Лина ни в коем случае не должна знать об этом.

Гришу пришлось уговаривать — он не видел в их встрече никакого смысла.

Но, наконец, они увиделись в темном баре, где Гриша уже ждал, и пил белый русский.

Любовник показался Ване приятным мужчиной — живьем он выглядел моложе и стройнее, чем на фотографиях. Хоть был уставшим и бледным — видимо, разрыв с Линой не дался ему легко.

— Послушайте, я не понимаю, зачем вы устроили всю эту драму, — Иван начал строго по делу. — Вы с Линой знакомы всего несколько месяцев, и надо же понимать, что женщина, которая совсем недавно замужем, не готова вот так все бросить, а вы прете на нее, как бульдозер на киоск, так же нельзя.

Гриша как-то странно прищуривался, глядя Ивана — словно тот говорил на иностранном языке, который он плохо воспринимает на слух.

— Все было прекрасно, — пояснил Иван. — У вас была замечательная любовница, у Лины была необходимая ей тайная личная жизнь, у меня все тоже шло замечательно. И лишь благодаря вашим мещанским замашкам все это рухнуло. Теперь все несчастливы. Вы именно этого добивались?

Гриша допил свой коктейль, едва не проглавит лед.

— То есть сейчас вы хотите, чтобы я вернул вашу жену? — произнес он.

— Не то чтобы эта мысль делает меня счастливым, но, в общем, да, хочу, — Иван кивнул. — Так будет лучше для всех.

— Это что, шутка? — твердил Гриша.

Иван понял, что этот матч он проигрывает. Гриша выглядел как человек, в чьей жизни бывает лишь черное и белое, где он влюбляется, женится, и где измена — катастрофа, где в отношениях нет ничего странного, порочного, болезненно сладкого..

“Детка, ну зачем ты связалась с этим обывателем?”, — с печалью думал он.

Дома он застал Лину в смятении. Оказалось, что этот дубоватый Гриша позвонил ей, как только Иван ушел из бара.

— Ваня, чего ты хочешь? — Лина даже немного тряслась.

— Скажи мне, ну почему он? Совершенно невозможный человек, оголтелый мещанин, и такой зануда..

— Ты правда уговаривал его ко мне вернуться? — Лина пыталась негодовать.

— Сейчас ты хочешь, чтобы я чувствал себя виноватым, — парировал Иван. — Кто-то ведь должен. Вот признайся, что ты хочешь, чтобы все было по схеме — один обвиняет, другой раскаивается, все рыдают. А я тебя ни в чем не виню. Это, вообще, были лучше два месяца в моей жизни.

— Ты меня совсем не ревновал? — Лина по-настоящему обидалась.

— Конечно, ревновал. В этом и суть. Я ревновал, у нас появился накал, я страдал, я отлично писал..

— То есть все дело в тебе? — жена даже уперла руки в боки. — Ты хорошо работал, и это главное?

— О да! Мы опять превратились в тех самых эгоистов, которых мы оба знали и любили. Ты шарилась с любовником, у меня был творческий прорыв! А что тут плохого?

Лина задумалась.

— Не знаю, — она, наконец, присела на кушетку. — Может, ничего плохого. Но как-то странно. Я думала, что мы так любим друг друга, а потом ты стал таким нытиком, и постоянно рефлексировал, и о чем-то сожалел, и меня это ужасно раздражало. А Гриша в меня влюбился.

— Милая, я люблю тебя не за то, что ты прекрасная и порядочная женщина, — Ваня сел на пол у ее ног. — А за то, что ты
вздорная, самовлюбленная, похотливая сука. Этим ты и покорила меня. Я хочу назад мою девочку.

— Ну, тогда тебя обрадует, что мне предложили работу в Хельсинки, — сказала Лина. — И поеду я туда одна. Знаешь, мне хочется обо всем хорошо подумать. И отдохнуть от всех этих потрясений.

Гриша слегка опешил и даже поддался панике. А вдруг это “хорошо подумать” закончится разводом? И кому тогда достанется ковер? Решив, что за ковер он будет бороться (хотя, конечно, если Лина очень будет настаивать, ковер придется ей отдать — ведь это она за него заплатила), Гриша подумал, что развод — это тоже замечательно, можно будет сколько угодно страдать, и название для сериала хорошее “Развод”, это всегда на острие, а хаос одинокой жизни уж точно куда привлекательнее жизни с любимым человеком, как бы сильно ты его не любил.

© Арина Холина

Источник: likbezz.ru

исповедь женатого мужчины о неверности его жены

«В свое время Сократ мне сказал: «Женись непременно. Попадется хорошая жена — станешь счастливым. Плохая — станешь философом». (Тот самый Мюнхгаузен). Философом, я, увы, не стал, но размышлять о женщинах стал гораздо глубже.

«Раскусил» жену, чисто случайно. Просто пошутил, сказав, что все знаю, так как поехал за ней следом, мол, видел, как она села не в метро, а в поджидавшую машину, к неизвестному мужику. И надо мне это было? Шел седьмой год семейной жизни, был день рождения сына, 5 лет, и вдруг такое. Грянул гром, все пошло вверх тормашками!

А началось все с ее очередной поездки к подруге и однокурснице Юле, живущей где-то за городом. Вернулась она спустя сутки, усталая, с кругами под глазами, с лёгким перегаром, вижу, что хорошо девчонки посидели. После моей шутки, её реакция на сказанное меня шокировала. Она рухнула на стул, ноги подкосились, все больше бледнея, затряслась, слезы потекли. Кое-как совладав с собой начал хладнокровно и дальше её «крутить»: «Ну и как давно ты это с ним?» — сдавленное горечью обиды горло исказило мои слова и звуки до неузнаваемости, я говорил словно в пещере. Она молчала долго, словно не слыша меня, ушла в себя, потом отрешенно прошептала: «5 лет!». «Кто он?» — и снова в ответ молчание.

Я не стал больше ее пытать, а подключил параллельно на лестничной площадке, ниже этажом телефонную трубку, просто два проводка, по очереди прижимая к общей шине. Нашел свой домашний, тогда у нас не было мобильников и городской аппарат был единственно доступным средством общения, это был 1998-й год. Она звонила своей бабушке, как оказалось, та была в роли посредника и в курсе ее увлечения, через нее они и договаривались о встречах. Слушая разговор, узнал его имя — «Сережа». Услышал: «Ба, скажи Сереже, пусть не ищет меня и не звонит, я сама ему всё сообщу».

Я вернулся в квартиру, с незнакомым чувством, оно грызло и жгло все изнутри, кололо и пронзало во мне каждую точку тела. Боль обиды сменялась, яростью злобы, помню, что зубы у меня часто стучали, а скулы сводило, но я владел собой, может потому, что ничего этого не видел и надеялся на розыгрыш, шутку, неправду. Думал, что сейчас мы с ней поговорим, и все прояснится, встанет на свои привычные семейные пути, но увидев меня она сразу стала трещать без умолку с напускным спокойствием, мол, это была какая-то глупость и не стоящая внимания, ерунда и больше так не будет, ошибка. Но потом опять разревелась, видя мое искаженное лицо. Взяв икону, с которой венчались, встала на колени посреди комнаты. Но я сказал: «Зови своего Сережу, будем общаться за круглым семейным столом, я про него все знаю». Она опять поразилась, как от удара током, а я снова взял на «понт», ведь я не знал кто этот человек.  «Ты же знаешь, он сейчас на работе, куда я позвоню?».«Ничего, пусть подзовут к телефону, пригласи его на вечер» — опять я подыграл сам себе. И тут меня озарило, нет, добила догадка, это же Серега, мой сослуживец, коллега и друг, ведь я сам пригласил его однажды в гости около пяти лет назад и мы всегда были рады ему, принимали как родного, настолько родного, что жену стали делить.

Вот так, в одночасье, я лишился друга и скорее всего жены. А ведь и он женат, двое детей. Молодец Серега, классно устроился, так вот почему у них был такой испуганно-виноватый вид 3-4 года назад, когда я вернулся однажды раньше обычного и столкнулся с ним и женой у двери своей квартиры, они как раз выходили. Эх, приди я раньше на полчаса, сидел бы уже, наверное, в тюрьме, а может, и оправдали бы? Если б застал в кроватке в известных позах, наслаждающихся сексом.

Он пришел. Принес бутылку водки, поставил на стол, куртку не снял, оно и понятно, любитель всяких модных на тот момент газовых пистолетов, увешан ими был, как Рембо, они явно топорщили его карманы. Боится, значит. Сели за стол, пустой в этот раз, без сервировки, только бутылка водки посреди.

— Любишь её? — киваю в сторону понурой супруги, стоящей поодаль.

— Да! — скорее кивком, чем звуком ответил.

— А ты его? — не глядя на жену спросил я.

— Люблю! — с дерзкой ноткой ответила она.

— Звони своей жене и зови ее сюда, — я протянул трубку городского телефона Сергею. Но Сережа замотал головой, «не готов, мол». Оно и понятно, жить то ему потом где? Наверняка выгонит супруга его с квартиры, в свою деревню Вологодской область. Молчание затянулось, отказ его звонить своей жене, явно показал тот уровень отношений, которыми были они связаны — мальчик явно развлекался. А что? Удобно! И постоянное алиби, ведь «друг семьи», когда хочу тогда и прихожу.

Я еще не осознавал до конца всей трагедии произошедшего, не проникся к беде глубокими мыслями, еще не было принято ни какого решения. Ненависть к нему и к ней никак не хотела поселиться в голове. Я просто сказал ему: «вали отсюда, надеюсь, никогда больше не встречу тебя в этой жизни!». Сережа что-то пролопотал уходя, кажется «нет, еще встретимся», и заплакал, рукавом куртки закрыв глаза вышел за дверь. Уже 20 лет, а мы так и не встретились, не виделись. Он ушел.

— А ты? Что сидишь, беги, догоняй его, все равно с тобой жить не буду!

С минуту сидела неподвижно, потом бросилась следом. Да, не стало её впервые в моей жизни, в эти минуты я был по настоящему одинок, прошли минуты размышлений, а для меня это были годы, те самые годы, что так легко сейчас были выброшены, стерты из жизни. Семь лет промелькнули перед глазами, как в ускоренном видео: вот свадьба, поздравления, пожелания семейного счастья, вот её бабушка дарит букет белых роз невесте и целует меня в щеку со словами «береги её», да, та самая, которая посредничала. Два медовых года, когда мы просто наслаждались молодостью и телами, смешной и огромный девятимесячный живот, сопящий сверток перетянутый голубым бантом, на моих руках и мы везем его на «Запорожце» из роддома.

Спустя год появился в жизни и Сережа. Я сам подошел и первым заговорил с замкнутым новичком на работе, помог ему освоиться на новом месте, а узнав, что он вынужден ютиться у полоумной старухи в комнате за городом, предложил ему жить у себя в пустовавшей квартире. Мы в это время жили у тещи, которая помогала жене, на первых порах с ребенком. Я и пригласил его на свой день рождения. Мы быстро подружились. Оказалось, мы еще и служили в одной воинской части. Я был старше его на 2 года. Он привозил из своей деревни фрукты и овощи, часто гулял с коляской и помогал жене ее выносить. Готов был выполнить любую просьбу, съездить куда угодно, отвезти или привести что нужно. Безотказный парень. Через десять-пятнадцать минут вернулась жена, не догнала или не захотела. Не знаю…

Я продолжал напряженно думать. Так, когда же вы успели? Я все перематывал и прокручивал «пленку» жизни и не находил ответа. Получается, что в это первое лето, когда я уехал навестить родных в другой город, а они продолжали вместе выгуливать коляску и где-то на окраине нашего района, у того пруда или прямо на квартире?

— Да, это было у пруда, ну того что на окраине улицы, там где поля начинаются, мы вместе купались, он был по особенному обходителен и нежен, ласков со мною, подавал руку помогая спуститься в воду. Поймал меня поскользнувшуюся, я даже не помню, как все произошло. И только писк ребенка из коляски вернул меня из его объятий, но было уже поздно. Я впервые познала, что мужчина может быть так нежен и страстен одновременно, а мне с тобой этого всегда не хватало, — она словно отгадывая мои мысли, вела негромкую беседу, сама с собой. Сидела в пальто, растрепанная осенним ветром и капли дождя искрились в ее распущенных волосах, словно омытая слезами с ног до головы, но она не была несчастна… А я уже смотрел на эту женщину по-новому: с одной стороны это еще была моя жена, с другой — совершенно чужой и незнакомый человек, чья жизнь мне была неведома и только случайно завеса тайны обнажилась. Она и внешне очень изменилась, нет, она явно не была убита горем и подавлена, наоборот, сквозь искорки слез на ресницах, сквозил холодный, волевой взгляд и эти глаза продолжали говорить: «Ведь это ты всё сам сделал! Только ты один виноват, в случившемся!».

Мы слишком рано поженились, ее 19 и мои 20 сроднили нас в молодую семью, не успевшую познать настоящей жизни. Серость, монотонность быта обезличили дни, а с рождением ребенка, мы и вовсе стали обычными винтиками в семейном механизме рутины. Растворились в добывании денег, еды, одежды. Мы перестали замечать миры друг друга, да, мы были вместе, был секс в урывках редких свободных минут, скорее как обязательный ритуал, чем искреннее наслаждение и он уже мало чем отличался от утренней чистки зубов.

— Ты вспомни, как ты ко мне стал относиться?

И я вспомнил, что за последние 7 лет три или четыре раза пытался разрушить семью, нет, у меня никого не было на стороне, я искал уединения, бросал работу и уезжал в родной край. Я не любил этот город, его ритм. Постоянно винил в своем дискомфорте жену, её чрезмерно активное стремление выйти за меня замуж, а оно так и было. Я хотел вернуть свое прежнее состояние, то в котором жил до свадьбы и не скрывал от нее своего стремления.

Мы познакомились незадолго до армии, я приехал в гости в этот город, увидел ее и «заболел ею»! Несколько дней и ночей мы провели вместе, было всё, кроме секса, я влюбился в эту девчонку с огромной, каштановой косой, ей был 17 лет. Так еще никто в юности меня не волновал. Мы писали часто письма, и она ждала меня. Уже потом я узнал, что она купила себе свадебное платье, хотя о свадьбе еще и не помышляли.  Но когда узнала, что я через год службы осуществил свою мечту и поступил в военное училище, письма стали приходить реже, и содержание их было осуждающим. А вскоре они и вовсе прекратились, в последнем письме упрекнула, что о ней не думаю и, что она не хочет «мотаться по гарнизонам и военным точкам всего СССР».

Я был поглощен учебой и уже не думал ни о чем другом, курсанту в советской армии не положено было думать о своей личной жизни, за него это делало государство и отцы командиры. А время было уже неспокойным, шёл 90-й год, пошли трещины в системе государства и даже мы, курсанты это стали замечать, отменили обязательное вступление в комсомол и партию, стали отпускать в увольнения с ночевкой. Она внезапно примчалась в училище, проехав несколько тысяч километров, с сумками набитыми домашними яствами. Стояла и ждала меня на КПП. Утомленная долгой дорогой, тяжестью неподъемных сумок. Я не видел её больше года и признаюсь, не сразу узнал. Меня отпустили на целых 2 дня в увольнение, и мы поселились в гостиницу. Из кровати не выползали, ласки и поцелуи, но мой откровенный натиск и желание большего, был ею отбит, и я от нее ничего не добился. Да, мы оба были девственники и так ими тогда и остались.

А вот она, цель свою достигла, сумела убедить меня бросить училище и приехать жить к ней. Домашние булочки, пироги, варенье, рассказы о другой, прекрасной жизни сделали свое дело, я решил написать рапорт на отчисление из военного вуза. Пьянящий вкус и тепло молодого женского тела хранили мои губы, глаза, пальцы, это не давало уже думать ни о чем другом, как о скорейшем возвращении к ней. И вот теперь, мы, два чужих человека сидим и смотрим друг на друга, как бы снова знакомясь, изучаем лица.

Да, жена мне изменяла, уже что-либо исправить, было не возможно. И черт меня дернул так пошутить, а может не черт, ведь все эти же симптомы неистовой ревности я уже испытал ранее, как же я забыл. Накануне за месяц, среди ночи я проснулся, как ошпаренный, в поту, меня колбасило, трясло от приснившегося сна, а вернее того самого чувства и ощущения (сон не помню, но там явно была жена) и точно такой же удар жгучей обиды я сполна сегодня получил. Запоздалый вещий сон? Уже, по-видимому, и небеса устали ото лжи, обмана творимого венчанной со мною женщиной. Я тогда рассказал о нем жене, и она ведь действительно насторожилась, отреагировала как-то необычно испуганно.

Сейчас спустя два десятилетия я рад, что хладнокровно встретил и пережил беду, даже имея вспыльчивый характер, в 27 лет не устроил мордобой, не истязал вожжами неверную на конюшне, за роскошную косу не выволок на улицу, да мало ли способов в истории народов наказать жену и ее любовника. До пьянства я не опустился, но я жил в липком тумане разноречивых мыслей и ощущений. Будущее спуталось предо мною, я не мог понять, а что дальше то делать? Мысли тягучие бились, как мухи об стекло, летя на свет и не находя выход. Спросить бы у кого совет, и я пошел в церковь. Седовласая глыба с огромным крестом на цепи выслушала с мудрым видом:

— Зачем такая теперь нужна жена, выгони её! – громовым поднебесным басом молвила борода.

— Но ведь вы же нас венчали?

— Найди себе другую.

Я покинул обитель божью с тем же грузом что и вошел.

На следующий день, первое, что я сделал, пошел домой к обидчику. У меня не было четкого плана, я допускал любое развитие ситуации вплоть до честной гибели, на кулаках, на ножах, да хоть на авторучках, но мне нужна была сатисфакции, удовлетворение за нанесенное оскорбление, и это не запоздалая реакция помахать кулаками после не случившейся драки, а обдуманная, неизбежная жертва, его или моя. Он жил в 20 минутах ходьбы, заметили как удобно? Когда я уходил на работу, то и постель еще не успевала остыть, как он уже в ней оказывался благодаря своему плавающему рабочему графику. Но дверь открыла его жена Тоня, маленькая с блиновидной и приплюснутой мордочкой, мне она откровенно не нравилась, мы были знакомы, так как она работала у нас в столовой официанткой, где и встретила Сергея, выйдя за него замуж спустя месяц или два знакомства.

— Коля? – она явно была удивлена, ведь я у них был второй раз.

— Заходи, проходи, будь как дома! – и скрылась на кухню, где что-то шипело и противно пахло луком. Хозяина дома явно не было. Тут же в коридор на меня выскочили все обитатели квартиры, сначала светлая кошка, залитая пятнами зелёнки, черная языкастая слюнявая собачонка, старая бабка в широченной юбке, за подол которой держались двое детей лет 3-4, как и кошка, в пятнышках зеленки на лицах и руках, явно больных ветрянкой. Малышня меня рассматривала с откровенным удивлением.

Я от всего увиденного я впал в какое-то оцепенение. У меня совсем вылетело из головы, что у него семья, дети, теща и бабка живут с ним в «двушке», да еще кошка с собакой. Ободранные обои свисали грязными лентами по стенам, засаленные двери с поломанными ручками повсюду запах кошек и жарящегося лука. Ну, зачем я сюда пришёл, движимый порывом мести, какого черта?

— А Сережа уехал к маме в деревню, он отпросился с работы на неделю, он тебе срочно нужен? – услышал за спиной голос Тони, — что-то случилось, у тебя вид не здоровый какой-то?

Я её почти не понимал и не слышал, то ли от духоты, то ли от горелого масла с луком…мне было дурно. Сейчас спустя годы, я виню себя за тот визит. Может дурнота и слабость, затуманили мозг, я откровенно сожалею о том дне, вернее о том, что не смог смолчать, как-то не по-мужски, жаловаться женщине на её же мужа. Она провела меня на кухню, где мне стало еще хуже, поняла, что со мною что-то не так и спросила в лоб:

— Что-то стряслось, я вижу, говори не молчи.

— Твой Сергей и моя жена любовники!

Вы думаете, это её удивило и расстроило, нисколько. Она просто принялась меня успокаивать, поглаживать по волосам, как ребенка, «луковой» рукой, а другой по коленке, все больше прижимаясь халатиком.

— А ты знаешь, что мы сделаем? Мы им отомстим! Прямо здесь и сейчас…А?

Это, наверное, был первый случай в моей жизни, когда я отказался от секса, невзирая на недвусмысленную идею сделать, прямо сейчас. —

Пойми же ты, они давно любят друг друга, мы уже не сможет им помешать, они собираются пожениться.

— Так ты всё давно знаешь и знала? — этой новость еще больше перекосило моё лицо, — да что вообще происходит то? Ты-то ему тогда кто? — и тут я услышал, кто для кого и кому. С ее слов, выходило, что Тонька когда-то давно, запала на меня. Но я был женат и не обращал на нее внимания. Мне вспомнились её частые улыбочки, из под сползающего на лоб бумажного кокошника, стрельба глазами в столовке, и желание положить на поднос лучшие кусочки. А с появлением Сережи, она уже нас обоих так обхаживала. Через пару месяцев они как-то странно поженились, без банкетов и гостей. Тихо и незаметно.

Серега съехал с моей квартиры к ней, а она, как я уже говорил, жила в одном районе со мной, в шаговой доступности, 15-20 минут. Я знал, что ему остро нужна была прописка, были проблемы на работе из-за этого. Свадьба была явно фиктивной, спектаклем и решала несколько задач, одна из них, быть ему ближе к моей жене, с которой у него уже был роман, прописывала его в городе и ряд бытовых. Он не скрывал от Тони своих отношений с моей женой, она все знала и «помогала» им сойтись. Но и дружба с Тоней переросла в отношения, а тут возьми она и «залети», невзирая на его протесты, оставила и родила ребенка, осложнив ситуацию. Может и специально, муж то он законный, хоть и спит с двумя бабами, наша пара от такого поворота еще не успев отойти, получает вторую беременность Тони.

Сережа увяз в бытовых «семейных» буднях. Походы за детским питанием, нехватка денег, работа на двух работах, нехватка времени на мою жену. Вопрос с разводом подвис в воздухе, законнорожденные дети в планы явно не входили, а моей жене новый муж алиментщик, с двумя грудными детьми, явно был не в радость. На её просьбы скорее развестись, тот уже начал «мяться». Они встречались уже все реже и реже, иногда раз в сезон, а то и по полгода не удавалось выкроить время. Тонька поняла, что Сергей у нее на крючке, уйти и остаться без прописки, с двумя детьми, он уже не мог. Ушел я, а вернее сбежал от запаха горелого лука, не помню как, с еще больший грузом вопросов, сверливших голову, значит это действительно не просто секс, а «блицкриг» какой-то против меня.

Дома меня ждала целая спасательная команда или группа поддержки жены, вызванные ею, на случай моих противоправных действий, в основном её дяди и тети, даже 80-летняя бабка-связная приперлась, смотрели на меня молча, сурово, насупившись. Понятно, что беседы с женой не получится, развернулся и ушел, сел в машину и поехал в ночь, просто, куда глаза глядели, а глядели они в сторону одной из ее подруг, той, что недавно на вечеринке, под столом мне туфелькой почесывала ботинок, а на прогулке незаметно взялась за пальцы моей руки. Замужем вот только она была, но про мужика её я не думал. Приехал на авось, думаю, если и муж там, то просто выпьем, и я хоть поплачусь, а нет, так его жене. Не мог я больше душу не раскрыть, рвало в груди и просилось наружу горячей лавой «варево» мыслей, событий. Хоть псу дворовому, но хотелось рассказать.

Открыла Ленка, впустила в квартиру, была одна. Поняла, долго сострадала, приголубила и вскоре после выпитой бутылки, постелила постель. Ложись мол, отдыхай, раз негде тебе ночевать, я лягу в другой комнате, а муж в командировке, мы не будем ему ничего говорить. Я не стал приставать к ней, события меня «вырубили», еле раздевшись, рухнул спать. Проснулся среди ночи от возни под одеялом. Кто-то и я догадался кто, шарил по мне руками.

— Я так, не могу, что б мужик спал отдельно, – и продолжила ласки.

Утром мы расстались, оба были не выспавшиеся, помятые и немного стыдились пристально смотреть в глаза друг другу. Я уехал домой, где меня встретила уже своя-чужая жена, ужин, свечи и секс какого с ней у меня никогда до этого не было. Так вот цены ей для меня и сейчас, спустя 20 лет нет, а вместе уже 27 лет.

У нас все хорошо, вот только я никогда не целую её в губы и она знает почему. Те события, как ни странно, но только укрепили наш союз. Я получил новую жену, которая заботится и думает обо мне за двоих. А я двух женщин, в одном её лице, прекрасную любовницу и жену. Девять лет назад родилась у нас в семье прекрасная девочка, а сыну уже 25. Вот такая вот произошла буря грозившая утопить в стакане многие судьбы. И спасибо тебе Серега, что ты для меня открыл и подарил такую женщину, теперь я понимаю, почему ты плакал, когда уходил! Извини дорогой, но такая женщина нужна самому!

Автор: Аноним

Источник: ispovedi.com

Едва за женой захлопнулась дверь, Иван потянулся к телефону, убедился, что на часах девять часов двадцать пять минут утра, откинул одеяло, перебрался на кухню, достал из буфета виски, налил на три пальца в кружку и выпил почти целиком.

Он закурил сигарету, ощутил, как скотч играет в животе, согревая и опьяняя, и задумался о том, как вдруг его жизнь стала такой ничтожной.

Иван горько страдал.

Он был счастлив – и это уничтожало его.

Он был счастлив не время от времени, а всегда – каждое утро, день и вечер. Ничто не омрачало его жизнь – с женой они не ссорились, она принимала его таким, какой он есть, она была умной, доброй, разумной, веселой, щедрой.

Год назад, когда они только познакомились, Иван бредил этой женщиной, не отрывался от нее, они гуляли ночи напролет, а потом она ехала на работу, а он садился за компьютер, и они вдруг улетали в Испанию, или уезжали в Никола Ленивец, и они не мгновения не могли прожить без секса – и занимались этим где угодно, хоть в вагоне метро (руками).

Они даже устали от этого, и мечтали, как однажды у них все-таки получился вернуться к нормальной жизни, и они снова возьмутся за работу, и будут ходить на спорт, и станут высыпаться.

Однажды это случилось. Они съехались, жена взялась за работу в архитектурном бюро, он получил заказ сразу на два больших сценария, они перестали каждое утро начинать с шампанского, секс теперь был только утром (не всегда) и вечером (пару раз, но не каждый день), и вот она уже встречалась после работы с подругами, а он выпивал с друзьями, которых не видел несколько месяцев.

“Жизнь вошла в свою колею”, — с отвращением думал Иван, подливая виски.

Лина оказалась замечательным человеком – она не была ни злобной сукой, которая может устроить скандал на ровном месте, она не терзала его придирками, не страдала, если возвращалась домой и встречала горы немытой посуды и разбросанную одежду. Она честно любила его и хотела ему только добра – и вот это оказалось самым невыносимым, что когда либо происходило с Иваном.

Он смотрел в окно и с тоской вспоминал, как однажды Лина так плясала с одним своим знакомым, что он, Иван, полез в драку, а потом Лина кричала на него прямо посреди ресторана, и их выгнали оттуда, даже не дав оплатить счет, и они еще орали друг на друга посреди улицы, а потом занялись сексом в подворотне.

Но такое было раз или два от силы, и они плакали, обещая, что больше ничего подобного не повторится.

Иван тяжело вздохнул. Знал бы он тогда… Он мечтал, он молил бога, чтобы нечто подобное повторилась. Чтобы жизнь опять стала насыщенной, искрящейся, чтобы в ней появилась драма.

В их любви с Линой было так много преданности и взаимности, что это было оглушительно скучно.

Иван пробовал вызвать в ней ревность.

Флиртовал в другими женщинами. Лина не обращала на это внимание – видимо, его поведение не было достаточно искренним. Он завел вторую страницу в фейсбуке от лица некой девушки – и писал сам себе горячие послания. Отправлял письма в ночи, чтобы звук нового сообщения разбил тишину. Лина лишь бурчала, чтобы он сделал потише.

Она верила ему. Она верила в них. Это было несокрушимо.

Иван даже пробовал “ложные” послания в вотсапп – ну, вроде как ошибся перепиской, но Лина только посмеялась. Мол, ахаха, какие у тебя теплые отношения с продюсером.

Иван пробовал скандалить – упрекнул жену в том, что она к нему равнодушна, что из отношений ушла страсть, но каким-то образом скандал превратился в долгий и умный разговор о жизни, и никто не ушел в ночь, никто не бил посуду, а он чувствовал себя глупой истеричкой, которая бесится с жиру.

“Это моя жизнь?”, — спрашивал себя Иван, подсыпая в виски лед.

Он был восхитительно пьян – в утреннем опьянении есть нечто особенное, проникновенное и благодатное.

Он хотел быть с Линой, он понимал, что она – любовь всей его жизни, и что эта женщина – лучшее, что с ним случилось, и что он будет идиотом, если потеряет все это только из-за своих придурей. Но что если эти придури – это он сам, и он теряет уже самого себя?

Ноутбук блямкнул – пришло новое сообщение.

“Черт, вот я дура, забыла телефон”, — писала Лина. — “Да и фиг с ним, переживу, ты только зайди, пожалуйста, в вотсапп, там группа есть “Александровка”, нужно последнее сообщение, телефон заказчика. Пока в офисе, через час туда поеду, буду бог знает когда, у нас еще вечером встреча с мэрией на тему бульваров”.

Иван вызвонил телефон жены, открыл мессенджер, отправил Лине номер. Немного подумал и посмотрел ее переписку. Он испытывал сам к себе отвращение за это, но при этом и удовольствие – первый раз едва ли не за год он делал что-то непристойное, эгоистичное, непорядочное. Эти переживания были приятными. Да, он устал быть хорошим. Даже сам не представлял, как сильно устал от этого.

“Ну, и что за Гриша?” — подумал он, открывая чат, заинтриговавший его последним сообщением “Я просила не писать мне вечером”.

Спустя десять минут Иван даже слегка отрезвел – что быстро исправил, хлебнув виски прямо из бутылки.

У его жены был любовник. И теперь Ваня знал, как выглядит член этого любовника – тот прислал его фото раза три, в разных ракурсах. Вот он висит – и сказать нечего, красиво висит, убедительно. Вот стоит – в профиль, твердый такой, вены надулись.

Член вызвал у Ивана одобрение. Значительный член, похож на его собственный. Чуть больше, конечно. Сантиметра на три.

Сам любовник, этот Гриша был чуть хуже своего члена – плотный такой мужчина. Ухоженный. Прическа стильная. Там, где он встречался в одежде, Ваня рассмотрел дорогие часы.

“Не, а когда?”, — задумался Ваня.

Он отмотал переписку на начало. Выходило – месяца три назад.

И все эти вечера, когда она была с подругами, или какие-то деловые свидания…

Вдруг Ваню обдало жаром. А вдруг это игра? Вдруг она решила его проучить, и это фальшивая переписка, и телефон она нарочно забыла…

Иван был в панике. А что, если нет никакого любовника? Мысль провидила в отчаяние.

Он продышался, выпил еще и задумался – а могла Лина затеять такую интригу в ответ на его притязания?

“Черт, это было бы так коварно и нечестно с ее стороны!”, — возмущался он.

Он разыскал этого Гришу в фейсбуке, увидел много общих знакомых.

Иван знал, где работает Олеся, их общая с женой подруга, поэтому позвонил уже от дверей ее офиса.

— Что у Лины с Гришей? — сразу же спросил он, понимая, что прелюдии только навредят. — Олеся, мне надо знать, и я обещаю, что не скажу никому, и никто не узнает, что ты мне сказала. Они встречаются?

— Ну, в общем, вроде бы да… — промямлила Олеся.

— Ты уверена? — настаивал он.

— Ну, если верить ее словам, и верить его словам, то да, я уверена, — жестко ответила подруга.

— Черт, слава богу! — Иван воздел руки.

— Чего? — растерялась Олеся.

— Я люблю тебя, Олесечка, ты моя богиня! — Иван полез обниматься.

Мысль о том, что жена спит с каким-то там Гришей, конечно, не доставляла большого удовольствия. Но это ощущение трагедии, обиды, боли, от которой сжимались нервы в желудке – все это того стоило. Иван шел по улице и представлял, как жена приезжает к любовнику, и торопливо обнимается, а потом приводит себя в порядок, но не слишком тщательно, чтобы от нее не пахло подозрительной чистотой, и возвращается домой, и говорит, что слишком устала, что очень хочет его, но сил нет, давай завтра…

В какое-то мгновение Ивану захотелось позвонить жене и накричать на нее. Но, во-первых, телефон она забыла дома, а, во-вторых, если тайна откроется – на этом все и закончится. Может, они разойдутся. Или она прекратит отношения с этим Гришей. Оба варианта Ване не улыбались.

Иван думал о том, как тщательно Лина скрывала свою интрижку. Просто гений конспирации. Не подкопаешься. Да, она задерживалась, но не слишком. Она не была холодна, не выглядела виноватой.

Следующие пару месяцев Иван наслаждался своей драмой. Быстро писал сценарии – продюсеры были шокированы, но, разумеется, довольны. И получалось у него живо, талантливо. Он расцвел – снова ходил на вечеринки, был сердцем и душой компаний. Переписывался в Tinder с девушками и, любопытства ради, с мужчиной. Послал тому фото члена Гриши, которое предусмотрительно скинул с телефона жены на свою почту. Он опять делал что-то нелепое, бездумное, опять хотел почувствовать жизнь во всем ее многообразии.

Секс с Линой был хоть и не особенно частым, но запоминающимся. Ваня доказывал, что лучший любовник – он, а ревность добавляла пыла, он балансировал на грани истерики, отчего их обоих било током.

Тайная ревность изменила его – он опять стал самим собой, в его жизни с Линой появилась интрига, чувства обострились.

Но вскоре что-то пошло не так. Лина стала больше времени проводить дома. Она стала нежнее, внимательнее. Отменилась ее командировка на Кипр – вместо этого она предложила вдвоем слетать в Венецию.

Однажды, когда жена мылась в ванной, Ваня схватил ее телефон и выяснил, что Лина пытается расстаться с Гришей. Тот требовал уйти к нему, бросить мужа, затеял ремонт в квартире. Он, вообще, купил новую квартиру – чтобы жить там с Линой. Лина не могла и не хотела решиться, говорила, что любит мужа, то есть его, Ваню, и что Гриша слишком на нее давит, и что лучше все прекратить, если он не может терпеть все как есть.

Ваня был в ярости.

“Ну что за говнюк этот Гриша?”, — думал он. — “Не успел познакомиться, а уже тащит замуж! Вот козел!”.

Гриша собирался все разрушить. Подонок.

Вряд ли Лина по горячим следам заведет нового любовника. Она женщина тонкая, и Гриша, скорее всего, не банальная прихоть, не первый попавшийся. Наверное, в нем было нечто особенное.

Ваня записал номер этого Гриши. Хотел поговорить, но передумал – это будет вульгарно.

А потом Лина ушла от любовника и жизнь опять стала обычной.

Иван страдал недели две, и не выдержал. Написал Грише, что хочет объясниться, и что Лина ни в коем случае не должна знать об этом.

Гришу пришлось уговаривать – он не видел в их встрече никакого смысла.

Но, наконец, они увиделись в темном баре, где Гриша уже ждал, и пил белый русский.

Любовник показался Ване приятным мужчиной – живьем он выглядел моложе и стройнее, чем на фотографиях. Хоть был уставшим и бледным – видимо, разрыв с Линой не дался ему легко.

— Послушайте, я не понимаю, зачем вы устроили всю эту драму, — Иван начал строго по делу. — Вы с Линой знакомы всего несколько месяцев, и надо же понимать, что женщина, которая совсем недавно замужем, не готова вот так все бросить, а вы прете на нее, как бульдозер на киоск, так же нельзя.

Гриша как-то странно прищуривался, глядя Ивана – словно тот говорил на иностранном языке, который он плохо воспринимает на слух.

— Все было прекрасно, — пояснил Иван. — У вас была замечательная любовница, у Лины была необходимая ей тайная личная жизнь, у меня все тоже шло замечательно. И лишь благодаря вашим мещанским замашкам все это рухнуло. Теперь все несчастливы. Вы именно этого добивались?

Гриша допил свой коктейль, едва не проглавит лед.

— То есть сейчас вы хотите, чтобы я вернул вашу жену? — произнес он.

— Не то чтобы эта мысль делает меня счастливым, но, в общем, да, хочу, — Иван кивнул. — Так будет лучше для всех.

— Это что, шутка? — твердил Гриша.

Иван понял, что этот матч он проигрывает. Гриша выглядел как человек, в чьей жизни бывает лишь черное и белое, где он влюбляется, женится, и где измена – катастрофа, где в отношениях нет ничего странного, порочного, болезненно сладкого…

“Детка, ну зачем ты связалась с этим обывателем?”, — с печалью думал он.

Дома он застал Лину в смятении. Оказалось, что этот дубоватый Гриша позвонил ей, как только Иван ушел из бара.

— Ваня, чего ты хочешь? — Лина даже немного тряслась.

— Скажи мне, ну почему он? Совершенно невозможный человек, оголтелый мещанин, и такой зануда…

— Ты правда уговаривал его ко мне вернуться? — Лина пыталась негодовать.

— Сейчас ты хочешь, чтобы я чувствал себя виноватым, — парировал Иван. — Кто-то ведь должен. Вот признайся, что ты хочешь, чтобы все было по схеме – один обвиняет, другой раскаивается, все рыдают. А я тебя ни в чем не виню. Это, вообще, были лучше два месяца в моей жизни.

— Ты меня совсем не ревновал? — Лина по-настоящему обидалась.

— Конечно, ревновал. В этом и суть. Я ревновал, у нас появился накал, я страдал, я отлично писал…

— То есть все дело в тебе? — жена даже уперла руки в боки. — Ты хорошо работал, и это главное?

— О да! Мы опять превратились в тех самых эгоистов, которых мы оба знали и любили. Ты шарилась с любовником, у меня был творческий прорыв! А что тут плохого?

Лина задумалась.

— Не знаю, — она, наконец, присела на кушетку. — Может, ничего плохого. Но как-то странно. Я думала, что мы так любим друг друга, а потом ты стал таким нытиком, и постоянно рефлексировал, и о чем-то сожалел, и меня это ужасно раздражало. А Гриша в меня влюбился.

— Милая, я люблю тебя не за то, что ты прекрасная и порядочная женщина, — Ваня сел на пол у ее ног. — А за то, что ты вздорная, самовлюбленная, похотливая сука. Этим ты и покорила меня. Я хочу назад мою девочку.

— Ну, тогда тебя обрадует, что мне предложили работу в Хельсинки, — сказала Лина. — И поеду я туда одна. Знаешь, мне хочется обо всем хорошо подумать. И отдохнуть от всех этих потрясений.

Гриша слегка опешил и даже поддался панике. А вдруг это “хорошо подумать” закончится разводом? И кому тогда достанется ковер? Решив, что за ковер он будет бороться (хотя, конечно, если Лина очень будет настаивать, ковер придется ей отдать – ведь это она за него заплатила), Гриша подумал, что развод – это тоже замечательно, можно будет сколько угодно страдать, и название для сериала хорошее “Развод”, это всегда на острие, а хаос одинокой жизни уж точно куда привлекательнее жизни с любимым человеком, как бы сильно ты его не любил.

Арина Холина

Источник: subscribe.ru


Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.