Любовь это трагедия



В.П. Петленко. Основы валеологии. Книга третья. 1999.- 433 с.
§ 14. Трагедии любви: так много всего на ниве нашей жизни
Любовные трагедии представляют собой особую форму эмоциональной и социальной коллизии, глубокого конфликта между возвышенным стремлением человека и противодействующей ему внешней силой, тем или иным значительным объективным препятствием. Этим препятствием может быть либо равнодушие любимого человека, либо неблагоприятное воздействие определенных факторов конкретной ситуации. В первом случае любовь безответна, хотя и социально возможна, во втором — она социально исключена или, будучи разделенной, сталкивается с серьезным препятствием.

Говорить о безответной любви, — значит погружаться в глубины психологических и социальных проблем, затрагивать одну из самых мучительных, а может быть, и самую мучительную интимную трагедию личности. Эта трагедия — неисчерпаемая, вечная тема лирической поэзии, прозы, драматургии — вплетается в паутину социальной жизни.


Вначале влюбленный обычно испытывает глубокое блаженство, ни с кем его не разделяя. Происходит концентрация его внимания на объекте чувства. Но зарождающаяся любовь постепенно превращается в мучительное эмоциональное переживание. Влюбленный страстно жаждет выразить свои чувства, добиться взаимности. И вот он делает решающее его судьбу признание, а затем с волнением ждет ответа. Одно лишь «да» или хотя бы молчаливая благосклонность — и влюбленный торжествует. Он словно парит над землей на незримых крыльях счастья.

Но вспыхнувшая любовь не всегда встречает тепло взаимности. На ее пленительный, исполненный томления по красоте и счастью призыв ответом может быть безразличие, а иногда и насмешка. И сейчас, в эпоху космических полетов, компьютеров и проникновения человеческой мысли в глубины атома, люди по-прежнему страдают от безответной любви. Современный человек столь же глубоко, как и прежде, переживает драму своих чувств.

Неразделенная любовь как бы сжигает душевные силы личности изнутри, наносит ей невидимые глубокие раны, вызывает мучительную неуверенность в себе, порой приводит к неверию в собственные силы.

Факты свидетельствуют о том, что «этиология» безответной любви, как правило, психологически очень сложна. Причинами любовных трагедий является единичное или комплексное воздействие неблагоприятных обстоятельств.


Не отвечающие на чувство мужчина или женщина могут быть влюблены в другого человека. Нежелание нарушать установившиеся интимные отношения имеет под собой глубокие нравственные основания, даже если это причиняет мучения безответно любящему человеку. Возникает трагический «любовный треугольник», в котором «третий» оказывается лишним. Чем более глубоки чувства этого «третьего», тем сильнее его страдания. Часто все трое в большей или меньшей степени страдают от невозможности найти выход и прийти к развязке личной драмы. Гёте описывает эту мучительную ситуацию в «Страданиях юного Вертера». Это та ситуация, в которой лишний напрасно старает-

82

Природные силы любви: могучие истоки жизни

ся отстранить горькую чашу. Сознавая безвыходность своего положения, Вер-тер приходит к фатальному шагу: «Один из нас троих должен уйти. И уйду я!»

Иногда помехой любви может быть большая разница в возрасте. При таком резком различии интимное чувство любящего, если он намного старше и если этот возрастной разрыв не компенсируется другими ценными качествами, с трудом вызывает ответные чувства младшего по возрасту.

Бывают случаи, когда любовь остается безответной, потому что ее скрывают, как величайшую тайну. При всей их глубине чувства не имеют внешнего конкретного проявления. Тот, кого любят, может даже и не подозревать о чувствах любящего. Такая тайная любовь разрушительно действует на человека. Отсутствие интимного признания, диалога с идеализированным объектом чувств может привести к депрессии, так как, подобно всем другим сильным чувствам, любовь естественно нуждается в ответной реакции, в тех или иных формах внешнего проявления: признаниях, откровенности с наиболее близкими людьми, писании писем.


Чтобы добиться взаимности чувств, влюбленный должен проявлять больше инициативы. Молчание и тоска не решают вопроса. Мужчина, не теряя своей мужской гордости, а женщина — очарования женственности, должны найти способ выразить свои чувства. Это требует от них глубокой эмоциональности, задушевности, искренности, внутренней теплоты, нежности и… чувства меры.

Велика при этом роль любовных писем. Овидий в «Науке любви» признает большое значение этих посланцев человеческого сердца. Он говорит, что влюбленный всегда должен уметь найти ласковые и неясные слова, чтобы выразить красоту своих чувств. Именно слово и прокладывает первую тайную дорожку к сердцу любимой женщины.

Человек, пишущий письма с признаниями в любви, учится поэтическому самовыражению, нежности, эстетическому самоуглублению. Он эстетизирует свои чувства. Писание любовных писем — это форма духовного возвышения человека. Без нее вряд ли можно говорить об истинной зрелости индивида.

Завоевание любви человека, которому мы в данный момент безразличны, покорение его сердца — это благороднейшая из битв. Наступательный огонь должен быть достаточно силен, чтобы растопить лед равнодушия, и достаточно изящен, трепетен, чтобы не вызывать неприязни.


Почему существует безответная любовь? Почему столько мужчин и женщин страдает от неразделенных чувств? Имеем ли мы право всегда безоговорочно осуждать безразличного, равнодушного? Что он может сделать, если его сердце переполнено другой любовЁю? В таких случаях любовь третьего человека остается его тяжелой личной драмой. Никто не в силах отвратить случайно сложившуюся трагическую ситуацию. «Лишний» должен с достоинством перенести свое несчастье, какими бы болезненными ни были его чувства. Возможен и другой вариант. Первая любовная связь постепенно рвется. Третий человек в конечном счете побеждает в борьбе. Но в таких случаях возникает новая любовная коллизия. Это драма оставленного (оставленной).

Ситуации, существующие в сфере любовных отношений, чрезвычайно разнообразны. Однако можно утверждать, что в большинстве случаев человек,

б* 83

Валеология любви

отвергающий любовь, действует в противоречии с законами природы и нормами морали, ставит выше требований сердца какие-то другие, второстепенные эгоистические соображения (материальную выгоду, карьеру, славу). Он жертвует красотой отношений во имя личной пользы. Такое поведение заслуживает порицания.

Кроме трагедий безответной любви, существуют страдания из-за некогда возможной, но несостоявшейся любви. Это категория более редких явлений социальной действительности. Прежде всего она объединяет случаи, когда мужчина и женщина в прошлом не были знакомы. В результате запоздалой встречи возникает ситуация, в которой всякая возможность интимных отношений полностью исключена. Глубоко осознавая взаимопритягательность своих индивидуальных качеств, мужчина и женщина испытывают внутреннюю боль, растравляемую мыслью: «Почему мы не были знакомы раньше?» «Почему ты мне не встретилась — юная, добрая?»


Английский писатель Грэм Грин в «Двух нежных Душах» описывает подобный случай. Мужчина и женщина среднего возраста, почти забывшие свои молодые годы, встречаются впервые на скамейке в парке. Она давно замужем, он женат. Случайная встреча на мгновение дает им ощущение счастья. Но они тут же понимают, что этот час в жизни обоих наступил слишком поздно.

Ракитин в «Месяце в деревне» .Тургенева утверждает: «В любви равенства нет. Есть только господин и раб, и не без причины поэты говорят о цепях любви. Погодите! Вы, может быть, еще узнаете, как эти нежные ручки умеют пытать, с какой ласковой заботливостью они по частичкам раздирают сердце… Вы узнаете, что значит принадлежать юбке… и как постыдно и томительно это рабство».

Ему вторит Потугин в рассказе «Дым»: «Человек слаб, женщина сильна, случай всесилен, примириться с бесцветной жизнью трудно… а тут красота и участие, тут теплота и свет, — где же противиться? И побежишь, как ребенок к няньке… Да ведь чьих-нибудь рук не миновать». Это порабощение неизбежно, как движение железа к магниту. А потом нужно ждать момента, «когда смерть освобождает нас».


Если женщина играет роль магнита, а мужчина — куска железа, он не в состоянии проявить свободную волю. Равенство обоих оказывается фикцией, так как капризы женщины подавляют свободу мужчины. Но возможна и противоположная ситуация, когда их роли меняются. Мужчина подавляет свободную волю женщины. Действительно, это часто бывает в рамках старой традиционной моногамной семьи. Но зарождающееся настоящее глубокое чувство любви постепенно уничтожает неравенство, стимулируя свободную волю обоих любящих. И в процессе взаимного общения эта объективная тенденция проявляется тем сильнее, чем глубже становятся интимные чувства.

Любовь не выносит угнетения, властной, сковывающей повелительной интонации. «Любовь может расцвести, лишь пока она свободна и самопроизвольна, — подчеркивал Б. Рассел. — Идея, будто она представляет собой какой-то долг, может убить ее. Сказать — ты должна любить такого-то человека-вернейший способ сделать его ненавистным».

84

Природные силы любви: могучие истоки жизни

Любовные отношения представляют собой наиболее тесный и обязывающий «союз двоих». В нем неизбежно возникают обязательства одного человека по отношению к другому, которые могли бы ограничить их свободную волю. Но ощущение интимного, полного, глубокого взаимного слияния и даже отождествления мужчины и женщины придает этой зависимости иной характер. Совпадение интересов и желаний ведет к тому, что система регулирования поведения в значительной степени теряет здесь свой принудительный характер как нечто привнесенное извне.


Между свободой и любовью существует необходимая, глубокая социальная связь. Они взаимопроникают и взаимообогащают друг друга. Любовь исчезает, если нет атмосферы свободы, взаимоуважения. Рабыня скована — духовно и социально. Она никогда не могла бы по-настоящему любить хозяина, который ее угнетает. Но и хозяин не может по-настоящему любить женщину, которую сам же угнетает как диктатор и собственник, не обеспечив ей свободы. Чувства требуют единой социальной базы отношений.

Любовь помогает людям разумно использовать возможности свободы. Таким образом, она способствует обогащению духовной культуры. Любовь требует свободы и равенства.

Многие великие мыслители прошлого (философы, социологи, творцы произведений искусства) указывают на огромную действенную роль любви в жизни человека. Любовь способствует глубине его мироощущения, всесторонне стимулирует его жизненные силы. Таким образом, она в определенной степени (различной в каждом отдельном случае) ведет к физическому и духовному расцвету мужчины и женщины.

Предвестник эпохи Ренессанса Данте Алигьери восторженно пишет, что любовь — «небесный свет сродни лучам светила», который «светит разуму». Она открывает простор идеям, духовному развитию общества. Петрарка в «Книге песен» говорит, что истинная любовь — это таинственная сила, поднимающая человека к «светлым высотам».


Руссо считает, что ум влюбленного становится «изощреннее». Любовь — «всепожирающий огонь, он воспламеняет другие чувства… вдыхает в них новые силы… Вот почему говорят, что любовь создавала героев».

Любовь побуждает к преодолению трудностей на пути развития, к совершению подвигов. В своем романе «Смирительная рубашка» Джек Лондон на фоне мировой истории идеализирует вечную женщину.

«Порой мне кажется, что история мужчины — это всегда история его любви к женщине… Всегда… я любил ее. Мои сны полны ею и, о чем бы я ни грезил наяву, мои мысли в конце концов всегда обращаются к ней. И всюду она… Я, как и все поколения философов до меня, знаю женщину такой, какова она есть, знаю ее слабости… Но… вечно остается то, от чего нельзя уйти: ноги ее прекрасны, глаза ее прекрасны, руки и грудь ее — это рай, чары ее властны над ослепленными мужчинами… и как полюс волей или неволей притягивает к себе стрелку компаса, так она притягивает к себе мужчину.

85

Валеология любви

Ибо женщина прекрасна… в глазах мужчины. Она сладка для его уст и ароматна для его обоняния, она огонь в его крови… а ей дана власть потрясать его душу, которую не могут потрясти даже титаны света и мрака.


Все мои труды и изобретения вели к ней. Все мои далекие видения кончались ею. Когда я создал огненный лук и огненную дощечку, я создал их для нее… Ради нее (я) укрощал лошадей, убивал мамонтов и гнал своих оленей к югу, уходя от наступающего ледника. Ради нее я жал дикий рис, одомашнивал ячмень, пшеницу и кукурузу.

Ради нее и ради будущих ее детей я умирал на вершинах деревьев, отбивался от врагов у входа в пещеру, выдерживал осаду за глиняными стенами. Ради нее я поместил в небе двенадцать знаков. Ей молился я, когда склонялся перед десятью нефритовыми камнями, видя в них месяцы плодородия.

И всегда женщина льнула к земле, подобно матери-куропатке, укрывающей своих птенцов. И всегда моя тяга к скитаниям увлекала меня на сияющие пути».

Релевантная научная информация:

  1. Р’.Рџ. Петленко. РћСЃРЅРѕРІС‹ валеологии. РљРЅРёРіР° третья. 1999.- 433 СЃ. — Валеология
  2. В§ 14. Трагедии любви: так РјРЅРѕРіРѕ всего РЅР° РЅРёРІРµ нашей жизни — Валеология
  3. Платон ГОСУДАРСТВО — Философия
  4. Типология культуры. Социокультурная динамика — Культурология
  5. В§ 13. Аромат тела Рё запах любви — Валеология
  6. В§ 1. Бескорыстная любовь: РѕРЅР° всегда настоящая любовь — Валеология

  7. В§ 13. Креативная валеология* Рё софотерапия — Валеология
  8. В§ 2. Различные РїРѕРґС…РѕРґС‹ Рє оценке Р·РґРѕСЂРѕРІСЊСЏ — Валеология
  9. В§ 9. Конституция Рё эмоции — Валеология
  10. Универсум Рё персонализация — Религоведение
  11. Эпиктет Р’ ЧЕМ РќРђРЁР• БЛАГО? — Философия

Источник: uchebnikfree.com

Когда любовь становится трагедией?

Любовь это трагедия

    Любовь самозаконодательна и свободна, оттого и трагична. Эта трагичность порождается конфликтом господствующих в обществе нравственных требований и невозможности их выполнения в рамках любви (точнее было бы сказано, что именно нравственные требования накладывают на это прекрасное и безграничное по своей сути чувство ограничения).
    Множество рассказов И.А.Бунина основано на несчастной любви, смерти людей. Многие из нас содрогаются от непоправимости судеб главных героев, пусть даже вымышленных, души которых были пронизаны трепетной любовью, настоящим озарением жизни…
    Но не суждено было сбыться их мечтам и надеждам. Иногда по-настоящему нелепые, глупые и оттого ужасные обстоятельства мешали им.
   Так в «Лёгком дыхании» девушку, перед красотой которой автор преклоняется, убивает казачий офицер.
   В «Гале Ганской» нелепейшая ссора стала причиной самоубийства героини рассказа и, чуть было, не полного помешательства главного героя. Когда нелепейшая случайность приводит к смерти любимого человека, — это трагедия.
    Ещё многие рассказы этого писателя наполняют душу читателя печалью о несчастной любви. А вот в новелле Бунина «Натали» главный герой «наказан» сразу двумя разными чувствами: «сразу две любви, такие разные и такие страстные», такая «изумительная красота обожания Натали» и такое «телесное упоение Соней». Но эта лирическая новелла хоть и исполнена драматизма, но не трагична.

    Идея трагедии в любви прекрасно отображена в произведениях другого замечательного писателя — Куприна. В повести А.И.Куприна «Олеся» показана взаимная любовь, поражающая своей чистотой и искренностью, обреченная из-за невозможности компромисса. Так велика пропасть между двумя мирами двух людей — мужчины и женщины. Он принадлежит обществу людей, она всецело отдана природе. Любовь застала врасплох и так же неожиданно покинула. Единственное, что осталось от их нежного и великодушного чувства — лишь светлые воспоминания.
    Один счастливый миг и вечная разлука — это трагедия. Один раз испытав настоящее чувство, Вы никогда не сможете его забыть, никогда не сможете насладиться чем-то меньшим, до конца жизни испытывая потребность в заполнении бездонной сердечной пустоты, — это трагедия.
    В повести показано, что трагическое начало несёт в себе не только несчастная, но и счастливая взаимная любовь, которая с ещё большей силой выталкивает тех, кто любит, за рамки обыденности и общепринятых норм.
    В другой повести Куприна — «Гранатовый браслет» — человека обвиняют в… любви! Но разве был он виноват в любви, и разве возможно управлять подобными чувствами. Муж главной героини признался, что присутствует при «громадной трагедии души». Жизненный путь женщины пересекла настоящая, самоотверженная, истинная любовь, «но любовь, о которой мечтает каждая женщина, прошла мимо неё», вечная исключительная любовь. Он считает любовь абсолютной ценностью, вершиной нравственных отношений, не скованной никакими нравственными оценками, благодарит Бога за это «громадное счастье», за «единственную радость в жизни, единственное утешение, единую мысль». Она же отрекается от любви того, кто боготворит её, и только после его смерти осознает, что она потеряла.
    Любовь — свободное проявление сущности человека. Она не может быть предписана или принудительно преодолена. Правила поведения и оценки утрачивают здесь свою непререкаемость. Любовь, как высшая эмоционально-духовная напряжённость, снимает всю односторонность, все исключения, все границы добродетелей…
    Но любовь безо всякой надежды, желание лишь любить, даже если и не быть любимым, любить без ответа и веры во взаимность, «жизнь, которая покорно и радостно обрекла себя на мучения, страдание и смерть», — это трагедия.

Источник: www.NewWoman.ru

«Любовь — это химия», — говорила моя учительница по химии. Та самая учительница, которой я написала, что больше всего ее уроки напоминают мне гестапо. Учительница, благодаря которой у меня был первый в жизни аффект (и нервный срыв) — я не помнила, что говорила и делала, так сильно ярость затмила сознание. Больше всего эта наша химичка любила унижать людей и говорить на отвлеченные от предмета темы. Поэтому доверия ей, конечно, не было — ни в смысле занятий, ни на тему чувств.

Про химию и любовь в жизни слышишь много раз. Как и другие теории, которые объясняют то, что мы называем «любовью». Но только у них у всех ложные предпосылки. Чаще всего любовью называют то, что ею не является, и вот именно этой подделке пытаются найти здравое объяснение.

Обычно люди хотят приукрасить любовью что-нибудь скучное. Страх. Пошлость. Инстинкт размножения.

Люди хотят счастья, им кажется, что счастье связано с любовью, а если счастье — это семья, и свадьба, и дети, и дача, то все это будет работать в любой последовательности. Заведем семью и дачу, и будет счастье, а значит, любовь.

Людям страшно в одиночестве, они чувствуют себя несчастными. Вывод: если избавишься от одиночества, то будешь счастливым. Страх одиночества — почти первобытный инстинкт, это стремление к обществу, которое поддержит в беде и болезни.

Схема в большинстве случаев такая: надо завести семью, вот женщина/мужчина, у нее/него руки, ноги, волосы, зубы (возможно, почти все свои), она/он тоже любит картофельные котлеты и «Прожекторперисхилтон», мы идеальная пара, будем жить в квартире дедушки, он, к счастью, недавно умер.

(Самое занятное начало отношений было у одной моей знакомой, которую будущий муж нашел на улице в сугробе без ботинок, пьяную в дым. Он принес ее к ней домой, она жила рядом с тем сугробом, и они вместе уже десять лет.)

А дальше все так развивается: «Он стрижет свою бороду, а волосы плохо смывает, но я люблю его». «У нас секс раз в месяц, но я люблю его». «Меня бесят ее ногти, но я люблю ее». И так люди утешают себя годами, вспоминая три или пять мгновений, когда им было почти хорошо.

Увы, мы живем в культуре, где всё, от книг до сериалов, навязывает нам либо ложные, либо трагические представления о любви.

Больше ста лет назад было так: ты выходишь замуж за человека, о котором мало что знаешь. И потом живешь с ним, пока один из вас не умрет. В большинстве случаев на второй или третий год вы уже друг друга ненавидите. И если ты влюбляешься в кого-то еще, то это стыдное, тайное, запретное чувство. Это всегда драма.

Поэтому все произведения XVIII–XX веков рассказывают нам трагические истории. Культура любви как страдания, как стремления к недостижимому или запретному идеалу (Ромео и Джульетта умерли, Дездемона умерла, Анна Каренина умерла, мистер Рочестер покалечен).

Во второй половине XX века уже можно было разводиться, но привычка ощущать любовь как трагедию осталась. Все отношения, которые мы сейчас видим в кино, в романах, — это история скандалов, непонимания, расставаний, разочарований. Трагедия превращается в фарс благодаря акценту на бытовых разногласиях — и это тупик.

«У нас все слишком хорошо», — говорит идол нулевых Керри Бредшоу из «Секса в большом городе» своему новому мужчине. Она огорчена. Все не может быть хорошо. Он не может быть просто добрым, влюбленным, честным. Любовь — это же страдание.

Мы без малейших сомнений принимаем скандалы и раздражение как часть любви. Этому нас научил XX век со всеми «Бриджит Джонс» и прочими «Женаты, с детьми».

XX век романтизировал взаимную усталость, привычку на грани с ненавистью, тоску, неудобства, безысходность и двадцатилетнюю ипотеку на квартиру.

«Я иногда лежу в постели и мечтаю убить своего мужа», — сказала главная героиня новых модных серий «Руководство по разводу для женщин». Хороший сериал. Но с характерным пороком — моралью. Массовая продукция стала более откровенной, более натуральной, и сексуальной, и жесткой, и едкой, но все равно главное в ней — несгибаемая мораль «вышла замуж — терпи». В «Руководстве» успешная женщина после 17 лет брака разводится с мужем, который был домохозяином, но в итоге мы понимаем — они снова будут вместе. Хенк Муди из Californication был классным сексуальным парнем только потому, что от него ушла жена — и вот он ее вернул, и теперь все изменится.

И так бывает. Но нам навязывают догму, не оставляют выбора. Типа «несчастливых браков не бывает — просто вы слишком эгоистичные, ленивые и нетерпеливые».

Нам все время показывают, что мы должны любить семью, идею семьи, а не определенного человека. «Ладно, — соглашаются новые раскрепощенные моралисты. — Все мы понимаем, что за десять или пятнадцать лет друг от друга можно озвереть. Отдохните, займитесь сексом с кем попало, влюбитесь там в человека на десять лет младше, но поймите уже, наконец, что нет лучше того, с кем вы двадцать лет писали в один унитаз. У вас дети, у вас обязательства, у вас геморрой. Кому вы такие нужны?»

Любовь повсюду. Но лишь такая ее трактовка, которая соответствует государственной и религиозной политике размножения и кредитования.

Моя подруга развелась с мужем, чем вызвала ужасное негодование родственников и друзей. Они считали, что она обезумела. Муж ведь такой замечательный: и деньги есть, и прекрасная квартира, и семья у него чудесная, и он так ее любит, так любит. Но есть странные личности, которые не любят на самом деле, а любят показывать, как они любят. Таким образом они какие-то баллы себе нарабатывают: вот, мол, какой я прекрасный тонкий человек. Без публики им, как правило, очень нравится тиранить и манипулировать — они делают все возможное, чтобы подчинить своему вкусу, своим привычкам. Иногда это делается под видом блага: человек, допустим, покупает тебе новое дорогое платье, но совсем не в твоем стиле, а если оно тебе не нравится, то он так обижается, что ты чувствуешь себя кругом виноватой.

Подруга от такого мужа сбежала — и до сих пор терпит упреки матери. А сбежала она потому, что влюбилась — так сильно, как сама от себя не ожидала. Такой любви даже не было в ее представлениях. Он ровесник, не богат, не патриарх, он живет в другой стране. О таких отношениях не снимают сериалы. Но она узнала единственную любовь, которую можно называть любовью. Это когда люди так подходят друг другу, и так нежно и страстно друг к другу относятся, и так восхищаются тем, что между ними происходит, что они не ругаются, у них нет конфликтов. Никакой на хрен драмы. Все отлично. Между ними есть только доверие и счастье, им совсем не хочется отстаивать свою территорию, потому что им вдвоем на ней не тесно.

И если у тебя с человеком любовь, то очень меняется секс. Ты узнаешь о себе много нового. Делаешь то, чего никогда не делала и была уверена, что не сделаешь. Не потому что он тебя просит, а потому что у тебя появляются новые желания. Настоящая любовь создает такое доверие и такую страсть, что в ней не помещаются предрассудки. Душевное, интеллектуальное и животное становятся идеальным единым целым.

Так происходит, когда люди ничего друг от друга не ждут. Не в том унылом смысле, когда это производная цинизма, когда это такая самозащита. А когда у них нет уже этой зацикленности на общественных требованиях (женитесь и размножайтесь, покупайте стиральные машинки в рассрочку!), и когда они достаточно уверены в себе, чтобы не страдать от одиночества.

Страдания и страхи — очень плохая основа для чувств. Я однажды поняла, что почти все мои отношения были на базе каких-то трагедий. То я из дома ушла в 18 лет в одних шортах и футболке, то папа умер. Какие-то такие причины, и ощущение растерянности, и страх перед действительностью. Я склеивала свои страхи со страхами другого человека — и мы были рады обманываться тем, что теперь нам вдвоем будет лучше.

Может, и будет. Но недолго.

Нет никакой уверенности в том, что эта самая «настоящая любовь» — надолго. Может, да, а может, и нет. Но суть в том, что любовь основана на честности и на желании быть счастливым, а не найти спасение. Только счастливый человек может влюбиться в того, кто сделает его еще более счастливым.

Арина Холина

Источник: subscribe.ru


Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.