Кто вылечился


Почему нужно соблюдать дистанцию от других людей 1,5 метра и чаще мыть руки?

Александр Горелов: Были проведены исследования по устойчивости нового коронавируса во внешней среде. Вне организма человека он остается активным в среднем 5-6 часов, при благоприятных условиях (оптимальная температура, влажность) — максимум двое суток. Мельчайшие капли слюны, слизи, которые выделяет человек при разговоре, кашле, чихании, разлетаются от него, создавая невидимое аэрозольное инфицированное облако. Отсюда вот эта рекомендация — соблюдать дистанцию не менее 1,5 метра друг от друга, а лучше больше. Это нужно, чтобы не произошло заражение воздушно-капельным путем.

Но этот заразный аэрозоль постепенно оседает на все поверхности, все окружающие предметы. Поэтому второй распространенный путь заражения — контактный. Сколько времени вирус живет на поверхности предметов, зависит от материала. На гладких полированных поверхностях, например, металле — меньше. На пористых — картон, бумага — несколько дольше.


Как обеззараживать предметы? Надо ли, например, дезинфицировать упаковки продуктов, принесенные из магазина?

Александр Горелов: Ключевой момент: вирус не очень стойкий, он чувствителен практически ко всем дезинфектантам. Можно использовать спиртсодержащие, хлорсодержащие растворы — протереть ими поверхность предмета, дать высохнуть — и можно спокойно пользоваться. Действует на вирус перекись водорода. И даже обычный мыльный раствор — этого вполне достаточно для обеззараживания и рук, и поверхностей.

Много говорилось о том, что вирус убивает 70-процентный раствор спирта. А водка его уже "не берет"?

Александр Горелов: Обработки водкой вполне достаточно. Стандартные антисептики, которые используются в медучреждениях, действуют не только на вирус, но и другие более устойчивые патогены. Ультрафиолетовое облучение, кстати, тоже губительно для коронавируса. Только нужно использовать лампы закрытого типа, чтобы не обжечь роговицу глаз

При какой температуре вирус погибает? Надо ли, например, сейчас кипятить посуду, вилки-ложки?

Александр Горелов: Вполне достаточно помыть их горячей водой при температуре около 40 градусов. Тут очень важен фактор механического очищения.

Значит, советы чуть ли не ежедневно обеззараживать верхнюю одежду, вернувшись с улицы, несколько раз в день мыть антисептиками дом — это избыточная мера?


Александр Горелов: Абсолютно. Конечно, если допустить, что прямо рядом с вами кто-то чихал и кашлял — тут есть смысл не тащить верхнюю одежду в дом, оставить, например, на несколько часов на солнце. Но в целом — да, если рядом с вами нет больных, нет смысла непрерывно все чистить, дезинфицировать. Достаточно проветривать квартиру и делать влажную уборку в обычном ежедневном режиме.

Что еще вы посоветуете делать, возвращаясь с улицы, кроме мытья рук? У нас хоть и режим самоизоляции, но выходить в аптеку, магазин, а кому-то и на работу все равно приходится.

Александр Горелов: Я уже сказал, что в борьбе с вирусом важен фактор механического очищения. Это не только мытье рук. Вернувшись домой, хорошо сделать назальный душ — проще говоря, промыть нос водой.

Вирус не сразу внедряется в слизистую, поэтому, промывая нос, мы просто его удаляем вместе со слизью. Промывать лучше всего изотоническим раствором морской или обычной соли. Можно использовать готовые спреи — они продаются в аптеке. Эта рекомендация в качестве профилактической меры всех респираторных инфекций разработана давно и довольно эффективна. В некоторых ситуациях назальный душ, если практиковать его регулярно, по степени защиты схож с вакцинацией. Вакцины от коронавируса пока нет. Но промывать нос после возможного контакта с вирусом — вполне нам доступно.


Как промывать?

Александр Горелов: Если использовать спрей — это совсем просто. Обильно орошаем нос так, чтобы вода протекала в носоглотку — и выплевываем. Можно заливать солевой раствор в обе ноздри по очереди из чайника или спринцовки. Йоги просто втягивают воду носом из горсти. Научиться совсем не сложно.

Снова вопрос о ношении масок. Очень много противоречивых советов. Роспотребнадзор недавно смягчил рекомендации, сказав, что для здоровых людей на улице носить их не нужно. Как правильно?

Александр Горелов: Маски абсолютно необходимы медикам, так как у них высокая вирусная нагрузка, ведь они контактируют с большим количеством инфицированных. Но это другие маски, с высокой степенью защиты. Если говорить об обычной ситуации, дома надевать маску нужно, только если вы ухаживаете за больным с признаками ОРВИ. Вы же не можете знать, какая именно у него инфекция.

А на улице маски вообще не нужны. На открытом воздухе получить высокую концентрацию вируса невозможно.

Но если вы идете в закрытое помещение с большим количеством людей — в метро, магазин и т.д., — тут, да, надо надеть маску. Мы же говорим о капельной инфекции — тут маска хоть и не обеспечит 100-процентную защиту, но поможет уменьшить риск заразиться.

Только носите маску правильно: она должна плотно прилегать к лицу, закрывая нос и рот (многие почему-то закрывают только рот). И если уже надели — то, когда снимаете, повторно не надевайте. Вообще обычная медицинская маска работает не больше 1-2 часов. Потом ее нужно поменять, а использованную утилизировать.


Еще один совет: надевать на улице перчатки или открывать двери не голыми руками, а используя одноразовые салфетки. Это правильно?

Александр Горелов: Ну, говорят, что туалетной бумаги стало не хватать, потому что ее еще и для этого начали использовать. Ничего плохого или неправильного в этом нет, если вы такую салфетку сразу выкинули. А если забудете и сунете в карман — тогда уже все предыдущие предосторожности становятся бессмысленными. Я бы все-таки рекомендовал прежде всего просто почаще мыть руки и соблюдать противовирусный этикет: не обниматься, не целоваться при встрече, на время отложить рукопожатия.

А нужно ли прятать волосы под головной убор? В Китае медсестры коротко стриглись, чтобы снизить риск заражения.

Александр Горелов: Считается, что на волосах вирусы адсорбируются. Работая в инфекционных отделениях, медики всегда носили колпаки, прятали волосы. Сейчас вот мода носить бороду. Но надо опять-таки понимать, в каких вы находитесь условиях. Одно дело — в инфекционном отделении. Совсем другое — на улице.

Сейчас весна, погода хорошая. Если на улице тепло и вы не боитесь простудиться, лучше прогуляться по солнцу без шапки — ультрафиолет только на пользу.


Вопрос, который волнует всех. Насколько человек остается заразным после выздоровления, если у него были симптомы заболевания. И как понять, что он не заразен, если заболевание протекало совсем в легкой форме, практически без симптомов?

Александр Горелов: Это самый больной вопрос. Потому что точного ответа на него по-прежнему нет — нет однозначных результатов исследований. Поэтому все рекомендации имеют определенную степень допуска.

Например, сейчас в Москве мы разрешаем при легкой и даже средней тяжести течения заболевания оставаться и лечиться дома. Выход из карантина возможен только когда два теста подряд, сделанные с интервалом в один день, показывают отрицательный результат. Что касается бессимптомного течения заболевания — людям, контактировавшим с заболевшим, даже если у них нет признаков заболевания, тоже выполняют повторные тесты. Если результаты отрицательные — все, свободен. Если положительные — человек, даже если он чувствует себя абсолютно нормально, отправляется на карантин.

Источник: rg.ru

Максиму Нагорному 37 лет. О том, что у него рак легких, он узнал два года назад. Максим — фанат активного отдыха. Из-за болезни ему запретили длительные пешие походы и полюбившиеся веломаршруты. В освободившееся время он стал собирать необычные вещи из древесины и подручных средств — фотоаппаратов, дисковых телефонов.


Максим рассказал Profilaktika.Media о слове «онкоживые», недоступной медицине в России и новом отношении к жизни после диагноза.

Я родился в Пензе. Когда мне был один год, родители переехали в Пермь, где живут и сейчас. Папа работал мастером на вентиляторном заводе, мама окончила дошкольный факультет, работала методистом в детских садах, специалистом в Министерстве образования. Сейчас она на пенсии, но не представляет своей жизни без детей, поэтому работает няней.

В 2006 году я окончил физический факультет Пермского государственного университета. Работаю в сфере IT. В 2015 году женился, детей пока нет.

В ноябре 2015 года на плановой флюорографии у меня обнаружили затемнение в грудной клетке. После этого начались длительные походы по врачам. После госпитализации и биопсии в апреле 2016 года удалили опухоль около левого легкого. После пересмотра стеклоблоков поставили диагноз «тратома средостения», доброкачественное образование.

Когда в июле 2016 года сделали контрольную компьютерную томографию, то нашли множественные затемнения на поверхности левого легкого. Опять начались консультации торакальных хирургов и онкологов. Процесс шел медленно.

В итоге в сентябре 2016 года вновь сделали биопсию и пересмотр стеклоблоков. И уже после этого поставили окончательный диагноз — «двухсторонняя диссеминированная крупноклеточная карцинома легких T4NxM1». Проще говоря, рак легких на четвертой стадии или плоскоклеточный крупноклеточный рак легких четвертой степени.


В октябре 2016 началась химиотерапия в Пермском онкодиспансере, в общей сложности было сделано восемь курсов. И на каждой контрольной компьютерной томографии была отрицательная динамика. Каждый раз врачи говорили что-то типа: «Ну, все индивидуально. Попробуем лечение другим протоколом».

К восьмому курсу химиотерапии сложилось стойкое чувство, что это лечение просто для «галочки». Особенно сильным это чувство было, когда я смотрел на людей, которые делали десятую, пятнадцатую или двадцатую химию, а у них не было хорошей динамики.

Комментарий резидента Высшей школы онкологии Катерины Коробейниковой:

Коробейникова.png

К слову о людях с продолжительной химиотерапией: важно понимать, что это были разные последовательные схемы лечения с разными препаратами. Химиотерапия назначается, потом идет само лечение. Затем оценивают эффект. Если эффекта нет, то схема меняется. К сожалению, от недостатка информации пациенты после нескольких циклов и схем «химии» считают, что она «не помогает», забывая, что менялись схемы и препараты.

Да, с каждой последующей схемой — то есть линией терапии — эффективность снижается, поэтому и назначают наиболее действенные препараты в первых линиях.
если нет ответа на стандартные схемы, то, возможно, мы ещё не знаем каких-то генетических особенностей данной опухоли (например, какая-то мутация), которая делает её чувствительной к препарату, который назначили в третьей-четвертой линии, и будет отличный ответ! В процессе лекарственной терапии много сложностей и нюансов, которые не видны и зачастую не понятны пациенту. Это непонимание вызывает отрицание и неприязнь. Но никто ведь не захотел бы проверять, сколько бы прожил без лечения вообще.

Поэтому параллельно были направлены запросы в израильские и турецкие клиники, которые подсказали, что можно лечиться новым современным лекарством, действующее вещество пембролизумаб. Поняв, что это лечение может быть более эффективным для меня и с моим диагнозом, и что химия может вместе с раком «убить» весь организм, я отказался от химиотерапии добровольно и решил перейти на пембролизумаб. Но в августе 2017 года это лекарство еще не было зарегистрировано и только проходило клинические испытания в России. Так что пришлось покупать его за рубежом и ставить в частной клинике  у нас. Конечно, мое состояние контролировали — каждые две недели сдавал кровь, делал компьютерную томографию. При этом за рубежом лекарство используется уже давно, им вполне официально лечат меланому и рак легких.

Комментарий резидента Высшей школы онкологии Катерины Коробейниковой:

Коробейникова.png


Сейчас всё, чем занимаются химиотерапевты, называется «лекарственная терапия». В неё входит «классическая» химиотерапия — цитостатики, иммунотерапия, таргетная терапия, биотерапия… Но всё это лечение именно лекарствами.

Пембролизумаб, о котором говорит Максим, это моноклональное антитело, то есть биотерапия. В регистре лекарственных средств о нем написано следующее: «Пембролизумаб показан для лечения пациентов с распространенным немелкоклеточным раком легкого, у которых подтверждена экспрессия PD-L1 опухолевыми клетками и наблюдается прогрессирование заболевания во время или после терапии препаратами платины». То есть сразу назначить его не могли, так как цитостатики с платиной эффективнее в первой линии (если опухоль к ним чувствительна). К сожалению, проблема отсутствия некоторых лекарственных препаратов, зарегистрированных за рубежом, действительно есть в России, ее нужно решать.

Были созданы группы помощи в соцсетях, начался сбор на покупку препарата. Конечно, в ход пошли личные накопления, много чего пришлось продать для покупки лекарства. Очень помогли друзья, без них я бы не справился. На тот момент вся помощь, которую я получал от незнакомых людей, придавала сил и желание бороться дальше. Эти люди писали мне, поддерживали, отправляли деньги на покупку лекарств.


К январю 2018 годах я узнал, что можно принимать препарат бесплатно — за счет средств ОМС. Получив направление на обследования в РОНЦ имени Блохина, я прошел обследования, сдал анализы, на основании которых мне выписали лечение пембролизумабом в Пермском онкодиспансере.

Сейчас продолжаю лечиться и жду очередного курса после контрольной компьютерной томографии. Она, кстати, показала отсутствие динамики по сравнению с предыдущим исследованием. Это хороший результат.

Что помогает вам в ежедневной борьбе?

Огромное значение, конечно, имеет поддержка близких родственников и друзей. Самые близкие и лучшие друзья помогли отправить всю информацию в зарубежные клиники, чтобы можно было провести первоначальные исследования, очень помогли с созданием группы по сбору.

Помогает общение с такими же как я — онкоживыми. Название «онкоживые» придумала моя новая знакомая, у которой тоже рак. Иногда я что-то советую, когда люди ко мне обращаются, иногда мне советуют, что сделать в той или иной ситуации. И общение с этими людьми дает подпитку, силы и уверенности в том, что мы на правильном пути, пути выздоровления.

Конечно, после того, как о моем диагнозе узнали все вокруг, многие недоумевали, не могли поверить в то, что это со мной происходит. Некоторые говорили:«В смысле болен? Вы посмотрите, какой он счастливый и радостный на фотографиях. У него не может быть рака». По этой причине кто-то ушел из моей жизни, а кто-то пришел, появились новые интересы, новые хобби, новые перспективы. И тем, и другим людям я благодарен за всё.

Всю жизнь я увлекался активным отдыхом — сплавы, походы, велотуризм, парашюты. Наиболее значимый для меня — это пеший поход по маршруту Теплая гора — заповедник Басеги — гора Ослянка — Кизел. Это 130 км пешком. Хорошо помню велопоход по Крыму от Джанкоя до Симферополя через Ялту, Алушту и Севастополь. Когда я заболел, врачи рекомендовали временно отказаться от сильной физической нагрузки. Вместо этого я гулял с супругой и друзьями, восстанавливал силы. В этом году начал постепенно садиться на велосипед, понемногу ездить.

В какой-то момент начал изготавливать элементы декора, освещения и мебели из древесины, подручных средств. Использую все подряд — фотоаппараты, дисковые телефоны, в общем, то, что можно найти на барахолках. И это занятие делает меня счастливым, отвлекает и занимает свободное время. Этому занятию хочу посвятить свое ближайшее будущее, пока выздоравливаю. Дополнительно работаю на прежней работе в свободном режиме. Это несомненный плюс, ведь я занимаюсь тем, что действительно хочу делать сейчас, а это очень помогает.

коробка2.jpg

Фото: личный архив

Что бы вы хотели изменить в системе здравоохранения и онкологического скрининга?

Столкнувшись с нашей медицинской системой, сделал для себя не очень утешительный вывод: если ты лечишься бесплатно, готовься к очередям, длительным ожиданиям необходимых срочных процедур, отсутствию препаратов. Чтобы получить нужное заключение или назначение, иногда необходимо бороться, добиваться справедливости. Так, например, в поликлинике по месту жительства больше года не было онколога, и поэтому приходилось ходить между терапевтом, фельдшером и заведующим отделением, чтобы получить направление на анализы и рецепт на лекарства.

Но все проблемы в системе, а не в людях. Ведь практически везде, во всех больницах и клиниках я общался с адекватными, дружелюбными врачами и медсестрами. Они входят в положение, помогают как могут, подсказывают, выискивают варианты решения некоторых трудных вопросов. Думаю, что вот именно за счет таких людей — отзывчивых, профессионалов с большой буквы — держится на плаву наша медицина.

От момента обнаружения у меня на флюорографии затемнения до каких-то действий (в моем случае это хирургическое вмешательство), прошло пять месяцев. Во второй раз между КТ в июле и постановкой диагноза прошло три месяца. Я считаю, что это очень долго. Нужно сократить время на походы между специалистами, сидения в очередях, ведь быстрая диагностика может спасти жизни огромного количества людей. И таких как я, которых «случайно» может обнаружиться уже четвёртая стадия рака, будет меньше.

На какие вопросы труднее всего было найти ответы?

Когда мне озвучили мой диагноз, первое время голова была пустой. Просто пустой, в ней ничего не было. Постепенно стало приходить осознание, мороз по коже, прошибло в пот. Посыпались вопросы «почему», «что дальше», «чем я провинился» и прочее, но потом взял себя в руки.

Главное, что я понял, такое заболевание дается не «за что-то», а «для чего-то», чтобы человек понял, что надо изменить в себе, в своем отношении к людям, к окружающей жизни.

Конечно, трудно было не поддаваться панике и не смотреть интернет, не искать там ответы на интересующие вопросы. Причем паника распространилась на всех моих близких, переживали все, хоть и делали вид, что все хорошо. Уже сейчас, спустя время, я понимаю, что на многие вопросы надо было искать ответы в других местах. Из этого вытекает и основная проблема — у нас в стране полностью отсутствует первоначальная поддержка онкоживых, все как слепые котята, не знают что делать, как поступать, к кому обращаться. Это очень печально, ведь в первое время надо очень ответственно относиться и к лечению, и к питанию, и к образу жизни. В жизни таких людей меняется все.

Что вам дал ваш диагноз?

Я сделал для себя вывод, что я люблю жизнь и хочу жить. Пока было свободное время в больницах, читал книги по психологии. Я понял, что жизнь не так однозначна, как казалось до этого, что есть куча позитива в нашем мире. И этим теплом надо жить и питать свою душу. Всегда есть к чему стремиться, чего хотеть, кого любить, кому дарить свою любовь.

Еще раз понял, что за свою жизнь, за свое здоровье надо бороться самому, тебе никто и ничего не должен. Надо вовремя делать рентген легких, ходить по врачам на профилактические приемы, сдавать анализы.

IMG_20171213_122302.jpg

Фото: личный архив

Какой совет близким пациентов и самим людям, столкнувшимся с онкологией вы могли бы дать?

1. Доверяйте лечащему врачу. Если у вас появилась проблема, не стоит паниковать. Не надо сразу лезть в интернет и читать все подряд про свою болезнь, это ухудшит и без того тяжелое психологическое состояние. На начальном этапе лучше довериться лечащему врачу, но постепенно начать все проверять самому. Ищите варианты иного лечения, как платного, так и бесплатного. И только после этого принимайте решение, как и где лечиться.

2. Каждому онкоживому необходима поддержка. Надо поддерживать человека, но и не стоит забывать о близких людях. Им тоже тяжело, им также необходима поддержка, они тоже страдают и за онкоживого, и за себя.

Источник: media.nenaprasno.ru

Почему возникает рак легкого?

Причина многих онкологических заболеваний — мутации в ДНК. Где, когда и почему возникает поломка, ведущая к возникновению раковой опухоли, зависит от ряда причин.

  • возраст;
  • курение;
  • экология;
  • пол.

Что должно насторожить?

Коварство рака легкого и трахеи состоит в том, что ранние формы этих заболеваний не имеют клинических проявлений. Нередко пациенты длительно лечатся от других болезней у врачей других специальностей.

Ранние признаки рака легкого

Первые симптомы рака легкого часто не связаны с дыхательной системой. К ним относятся:

  • Cубфебрильная температура
  • Cлабость и усталость сразу после пробуждения
  • Кожный зуд с развитием дерматита и появлением наростов на коже
  • Слабость мышц и повышенная отечность
  • Нарушение работы центральной нервной системы: головокружение (вплоть до обморока), нарушение координации движений или потеря чувствительности
  • Специфические симптомы (кашель с «ржавой» мокротой, одышка, кровохарканье, боль) чаще возникают при распространенной форме заболевания

Стадии рака легкого

I стадия — опухоль меньше 3 см, метастазы отсутствуют, симптомов нет.

II стадия — опухоль до 6 см, находится в границах сегмента легкого или бронха.

Единичные метастазы в отдельных лимфоузлах (ограничены грудной клеткой на стороне поражения). Симптомы более выражены, появляется кровохарканье, боль, слабость, потеря аппетита.опухоль меньше 3 см, метастазы отсутствуют, симптомов нет.

III стадия — опухоль превышает 6 см, проникает в другие части легкого или соседние бронхи. Средостенные лимфатические узлы могут быть поражены метастазами.

IV стадия — опухоль дает метастазы в другие органы.

Как лечат рак легкого?

Выбор метода лечения во многом зависит от распространенности онкологического процесса.

Пациентам с ранними формами рака легкого, которым противопоказано хирургическое лечение, назначается лучевая терапия (стереотаксическая радиохирургия).

В НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова успешно проводится уникальная операция: бронхопластическая лобэктомия — удаление части легкого (вместо традиционной операции — полного удаления органа).

Такое вмешательство позволяет сохранить качество жизни пациента. На сегодняшний день заведующим хирургическим торакальным отделением НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова Евгением Левченко проведено более 300 бронхопластических лобэктомий. Это самый большой опыт «в одних руках» во всем мире.

Если опухоль большая или обнаружены метастазы, назначается лекарственная терапия.

Точечно воздействовать на клетки, которые несут генетические нарушения, не затрагивая другие, позволяет таргетная терапия, благодаря которой достигается высокая эффективность и низкая токсичность (а значит, хорошая переносимость) лечения. Если в эпоху химиотерапии 50% пациентов с распространенным раком легкого умирали в течение года после постановки диагноза, сегодня благодаря современному лечению эти больные стали жить в 3-4 раза дольше.

Еще одна прорывная технология в лечении рака легкого — иммунотерапия, которая блокирует механизм уклонения опухоли от надзора собственной иммунной системы и активизирует противоопухолевый иммунитет. Благодаря этому иммунитет распознает и самостоятельно уничтожает опухоль. Применение иммунной терапии позволяет надеяться на выздоровление даже пациентам с запущенной стадией рака легкого.

Как получить лечение?

Если вы заметили у себя настораживающие симптомы, обратитесь к участковому терапевту или врачу общей практики.

После осмотра и опроса в случае необходимости врач выдаст вам направление в онкологический диспансер, ЦАОП.

После осмотра онколог онкодиспансера или ЦАОП, если возникло подозрение на злокачественное новообразование, должен организовать ваше полное дообследование и взятие биопсии опухоли.

Если диагноз «рак» подтвердился, следует немедленно приступить к лечению: оно может быть амбулаторным или стационарным и включать в себя хирургическое вмешательство, медикаментозную и лучевую терапию.

Лечение может проходить по месту жительства или — в случае невозможности лечения по месту жительства — в федеральном центре (если потребуется лечение там, вам выдадут направление).

Помните: лечение (в том числе современные дорогостоящие препараты для иммунотерапии и таргетной терапии) предоставляется по ОМС бесплатно. Никаких доплат требовать не могут, если это происходит, обращайтесь к страховому представителю в компанию, выдавшую полис ОМС.

Сроки оказания онкологической помощи определены Приказом Минздрава № 915н «Об утверждении Порядка оказания медицинской помощи населению по профилю „онкология»», они должны строго соблюдаться:

  • Через 5 дней — пациент, обратившийся к терапевту с подозрением на онкологическое заболевание, должен оказаться на приеме у онколога.
  • В течение 1 рабочего дня онколог должен взять биопсию. Если это невозможно в силу ресурсов медицинской организации, врач должен немедленно направить пациента в ту медицинскую организацию, где это можно осуществить.
  • В течение 15 рабочих дней гистолог должен рассмотреть полученный материал и дать заключение.
  • В течение 15 рабочих дней после получения результата биопсии (если диагноз подтвердился) пациент должен пройти консилиум врачей (для планирования лечения) в онкодиспансере и быть госпитализирован.

При необходимости проведения операции предшествующая хирургическому вмешательству предоперационная химиотерапия или предоперационная лучевая терапия проводятся в сроки, установленные клиническими рекомендациями Минздрава России для каждого вида опухоли. После них выполняется операция.

Вопрос обеспечения лекарственными препаратами находится под пристальнейшим контролем Минздрава России.

Можно ли вылечиться от рака легкого?

Да, и таких случаев в копилке врачей немало. В НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова часто вспоминают шахтера, который всю жизнь проработал за Полярным кругом: в Воркуте. После выхода на пенсию он переехал в Кировскую область и… заболел. Сначала врачи поставили диагноз «бронхит», затем — «астма», потом — «рак легкого». Младшая дочь посоветовала пройти обследование в Санкт-Петербурге, где они попали к Евгению Владимировичу Левченко. Хирург предложил сделать операцию по своей методике, сохраняя часть легкого.

Благодаря этому удалось добиться длительной ремиссии. В планах у 65-летнего пациента снова вернуться к спорту, в родном городе его уже ждет сборная ветеранов.

Муж привез ее в клинику уже в тяжелом состоянии. Дышать самостоятельно она уже не могла. Диагноз — «рак легкого 4-й стадии, осложненный тромбоэмболией» — не внушал оптимизма. Состояние было настолько тяжелым, что родные готовились к худшему. Брать биопсию в такой ситуации было нельзя: пациентка могла погибнуть от кровопотери. Генетическое исследование плазмы крови показало, что у пациентки болезнь вызвала особая мутация, против которой есть специализированный таргетный препарат.

Женщина быстро пошла на поправку. Сейчас она живет обычной жизнью. Все, что требуется для поддержания ее состояния, — это просто принимать таблетки.

Уроженец Дербента, врач-стоматолог — с молодости курил крепкие дорогие сигареты (на момент поступления в клинику стаж курения составлял 32 года).

«Я наивно полагал, что вред бывает только от дешевых папирос», — вспоминает он.

В феврале 2014 года его стали мучить ночные боли в руке. Местные врачи решили, что это профессиональное заболевание (как известно, руки стоматологов постоянно испытывают большую нагрузку), и назначили сначала физиопроцедуры с гормональным препаратом, а потом — инъекции другого гормонального препарата непосредственно в руку.

Поскольку эффекта так и не последовало, пациента решили «дообследовать». Рентгеновский снимок показал отсутствие в лучевой кости 6-сантиметрового фрагмента. Окончательный диагноз был поставлен в НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина: оказалось, что это не саркома, как предполагалось ранее, а метастатический рак легкого 4-й стадии. Метастаз размером 10х15 см блокировал работу сустава и разрушил лучевую кость правой руки.

Пациенту была удалена верхняя доля правого лёгкого, ампутирована рука, 4 курса химиотерапии также не дали результата. В начале 2015 года он стал одним из первых пациентов, кто принял участие в клиническом исследовании нового иммуноонкологического препарата, которое проводилось в НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина. Результат превзошел все ожидания: пациент быстро пошел на поправку, и с тех пор болезнь ни разу не напомнила о себе.

После операции пациент обратился за консультацией в НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина. После молекулярно-генетического тестирования была выявлена редкая генетическая мутация, которая и стала причиной заболевания. При ней самым эффективным вариантом лечения является таргетная терапия.

После назначения препарата у пациента уменьшилась одышка, пропал кашель. Сегодня, спустя 5 лет после начала лечения, признаков опухолевого процесса у пациента нет.

Для лечения пациентов дневных и круглосуточных стационаров в 2020 году выделено 120 миллиардов рублей и запланировано выделить в 2021 году 140 миллиардов рублей.

Источник

Источник: www.niioncologii.ru

Враг наступает – мы не сдаёмся

Конечно, пока далеко до того, чтобы считать рак несущественной угрозой. Более того, актуальность этой проблемы сегодня высока как никогда. Ведь рак молочной железы – лидирующее онкозаболевание у женщин, имеющее тенденцию к постоянному росту. В мире заболеваемость увеличивается на 1–2% в год. А за последние 20 лет она выросла на 64%!

В России такой диагноз ежегодно ставится более 60 тысячам человек. И более полумиллиона больных уже находятся под диспансерным наблюдением онколога. Причём болезнь стремительно молодеет. За одно прошедшее десятилетие число пациенток до 40 лет выросло на 34%. И ещё один печальный момент – несмотря на возможности ранней диагностики, о своём заболевании около 40% больных узнают на поздних стадиях, когда помочь им уже очень сложно.

Пока не поздно!

В Америке 1 из 8 женщин в течение жизни рискует заболеть раком молочной железы, в Европе – 1 из 12, и лишь в Азии это заболевание относительно редко (в Японии встречается у 1 из 80 женщин). Хотя россиянки в плане риска находятся где-то посередине, процент 5‑летней выживаемости (в онкологии этот показатель почти приравнен к излечению) у нас гораздо ниже (55% вместо 80–90% в США и Западной Европе). А ведь кардинально улучшить ситуацию вполне по силам. Для этого женщинам достаточно просто регулярно обследоваться, не дожидаясь симптомов. Благо, диагностика шагнула далеко вперёд. Согласно исследованиям, если женщина моложе 50 лет регулярно проходит маммографию, она снижает риск смерти от рака молочной железы на 15%. А для женщин старше 50 лет этот процент ещё выше – 23%. Бесплатно 1 раз в 2 года это исследование можно пройти в рамках диспансеризации в районной поликлинике.

Сегодня на смену плёночной маммо­графии пришёл цифровой томосинтез молочной железы – трёхмерная маммография. Это исследование показывает железу уже не в двух проекциях (сверху и сбоку), а объёмно, что позволяет избежать эффекта «наложения тканей» и повышает точность метода. В сомнительных случаях используется и контрастная спектральная маммография (с введением в организм контрастного вещества). Модифицировалось и традиционное УЗИ – сегодня уже применяется автоматическое 3D-сканирование молочных желёз, которое не только точнее, но и информативнее ручного метода, так как анализирует больше параметров. Не стоят на месте и инвазивные методы диагностики. Вместо обычной тонкоигольной биопсии, с помощью которой ранее исследовали подозрительные новообразования в молочной железе, в последние 10 лет стала применяться вакуумная аспирационная биопсия. Её проводят не вслепую, а под контролем УЗИ, рентгена или МРТ. Кстати, этим методом можно не только отличить «добро» от «зла», но и без скальпеля вылечить доброкачественную опухоль молочных желёз.

Сберечь всё, что можно

Сильно изменилось и хирургическое лечение. Сегодня в приоритете – органо­сберегающие методики. И дело не только в эстетике. Ведь применявшаяся с 1882 года традиционная операция – радикальная маст­эктомия – не только уродовала, но и калечила женщину, так как помимо молочной железы хирургу приходилось удалять пациентке и большую, и малую грудные мышцы, а также регионарные лимфоузлы. После такого вмешательства очень высок был риск развития лимфедемы (лимфатического отёка), нарушения функции плечевого сустава, боли, потери чувствительности тканей. Сейчас такой объём операции проводят крайне редко – только когда опухоль очень велика и прорастает в мышечную ткань. Ведь доказано, что модифицированная радикальная мастэктомия, при которой удаляются только подмышечные лимфоузлы и нетронутыми остаётся часть кожи молочной железы и подлежащих мышц, работает так же хорошо.

Сегодня всё чаще (конечно, если есть такая возможность) хирурги отказываются от полного удаления лимфатических узлов. Хотя начиная с XIX века и вплоть до конца прошлого столетия иссечение лимфоузлов под мышкой проводилось всем больным подряд. Но сегодня это вмешательство проводят только по показаниям. Чтобы определить объём операции, проводится биопсия так называемого сторожевого узла (ближайшего к опухоли лимфатического узла). Если клеток опухоли там не обнаружится, то, скорее всего, их нет и в других лимфоузлах и, следовательно, их удаления не требуется. Конечно, есть небольшой риск ошибки, поэтому после операции обязательно проводится окончательное исследование сторожевого узла. Если в нём всё же обнаружатся метастазы, придётся в ходе дополнительной операции удалять и остальные лимфоузлы под мышкой.

Каждый случай уникален

Одно из достижений последнего времени – открытие роли генов в развитии рака. Так, известно, что мутация генов BRСAS1 и 2 (которые окрестили геном Анджелины Джоли) многократно увеличивает риск заболеть раком молочной железы и раком яичников. Если в целом по популяции такой риск у женщины – 12–13% и 1–2% соответственно, то наличие такой мутации повышает эти риски до 35–80% и 40–60%. Поэтому женщинам с такими мутациями нужно более внимательно относиться к здоровью и проводить диагностику чаще, чем другим.

Молекулярно-генетические методы исследования выявляют всё больше новых подтипов злокачественного процесса. Недаром онкологи сегодня говорят, что рак даже одного и того же органа – это не одно, а множество разных заболеваний. Поэтому выбор лечения (а также прогноз) онкозаболеваний основывается не только на стадии, но на типе опухоли (что определяет иммуногистохимический анализ). Выявление рецепторов, в отношении которых опухоль чувствительна, дало возможность проводить таргетную терапию (от слова «target» – «мишень»). При таком лечении препараты действуют прицельно на опухоль, меньше затрагивая здоровые клетки. Всё это повышает эффективность лечения и снижает побочные эффекты.

Несмотря на то что традиционная триада (операция, химио- и радиотерапия) по-прежнему актуальна, есть данные, что некоторые виды опухоли уже удаётся полностью излечить только с помощью химиотерапии, без операции. И пусть это пока скорее исключение, чем правило, тем не менее это вселяет оптимизм. Современная химиотерапия тоже уже не та, что прежде. Она использует большое количество активных препаратов, ведь каждому раку предназначено своё лекарство. К тому же благодаря эффективным современным противорвотным лекарствам это лечение переносится больными существенно лучше. Активно развивается такое направление, как предоперационная химиотерапия. Повышает эффективность «химии» и её сочетание с новыми препаратами. Сегодня при раке молочной железы женщинам назначают гормоны на 5 лет – это снижает риск рецидива.
Большие надежды онкологи питают в отношении активно развивающегося направления – иммунотерапии. Этот метод предполагает активную роль в борьбе с раковой опухолью иммунной системы самого пациента.

Контрольный выстрел

Новые возможности появились и у лучевой терапии, при которой используется ионизирующее (радиоактивное) излучение. Метод может использоваться после операции на молочной железе и/или последующей химиотерапии, чтобы до конца уничтожить все раковые клетки, которые могли остаться в молочной железе, грудной стенке или в подмышечной области. Но иногда лучевую терапию проводят перед операцией – чтобы уменьшить опухоль.

Чаще всего при лечении рака молочной железы используется внешнее облучение, похожее на обычный рентген, но занимающее чуть больше времени (сеанс длится от 10 до 20 минут). Лечение обычно проходят 5 дней в неделю (кроме выходных) в течение 6–7 недель. В России появилась и методика ускоренного облучения, активно используемая в Канаде и Великобритании. Во время ежедневных сеансов пациентка получает более высокую дозу облучения, но при этом весь курс умещается в 4 недели.

Существует ещё один метод радио­логического лечения – интра­операционная лучевая терапия, при которой одна большая доза облучения даётся прямо в операционной во время лампэктомии (операции по удалению части молочной железы). Это повышает эффективность лечения, снижая риск рецидивов.

Обследования и диагностика

Главный метод диагностики – маммография.
Она позволяет выявить опухоль на ранней стадии, когда та ещё мала и не прощупывается и никаких жалоб и симптомов нет. Тем не менее не стоит пренебрегать и регулярным осмотром у маммолога, так как в 10–15% случаев рак обнаруживается только в ходе ручного обследования и незаметен на маммограмме.

Молодым женщинам от 20 до 40 лет

Надо раз в 1–2 года проходить клиническое обследование груди у гинеколога или маммолога и делать УЗИ молочных желёз.

После 40 лет

При среднем риске развития заболевания – делать ежегодную маммографию. И раз в полгода-год посещать маммолога для проведения клинического обследования

При высоком риске 

(при наличии семейных случаев рака молочной железы, мутации генов и предраковых состояниях, а также после прохождения лечения по поводу рака молочной железы) кратность и вид исследований определяет маммолог. 

Помимо маммографии могут использоваться: УЗИ и МРТ молочных желёз, а также ПЭТ, КТ и другие методы.

Нажать для увеличения. Фото: АиФ

Источник: aif.ru

Почему нужно соблюдать дистанцию от других людей 1,5 метра и чаще мыть руки?

Александр Горелов: Были проведены исследования по устойчивости нового коронавируса во внешней среде. Вне организма человека он остается активным в среднем 5-6 часов, при благоприятных условиях (оптимальная температура, влажность) — максимум двое суток. Мельчайшие капли слюны, слизи, которые выделяет человек при разговоре, кашле, чихании, разлетаются от него, создавая невидимое аэрозольное инфицированное облако. Отсюда вот эта рекомендация — соблюдать дистанцию не менее 1,5 метра друг от друга, а лучше больше. Это нужно, чтобы не произошло заражение воздушно-капельным путем.

Но этот заразный аэрозоль постепенно оседает на все поверхности, все окружающие предметы. Поэтому второй распространенный путь заражения — контактный. Сколько времени вирус живет на поверхности предметов, зависит от материала. На гладких полированных поверхностях, например, металле — меньше. На пористых — картон, бумага — несколько дольше.

Как обеззараживать предметы? Надо ли, например, дезинфицировать упаковки продуктов, принесенные из магазина?

Александр Горелов: Ключевой момент: вирус не очень стойкий, он чувствителен практически ко всем дезинфектантам. Можно использовать спиртсодержащие, хлорсодержащие растворы — протереть ими поверхность предмета, дать высохнуть — и можно спокойно пользоваться. Действует на вирус перекись водорода. И даже обычный мыльный раствор — этого вполне достаточно для обеззараживания и рук, и поверхностей.

Много говорилось о том, что вирус убивает 70-процентный раствор спирта. А водка его уже "не берет"?

Александр Горелов: Обработки водкой вполне достаточно. Стандартные антисептики, которые используются в медучреждениях, действуют не только на вирус, но и другие более устойчивые патогены. Ультрафиолетовое облучение, кстати, тоже губительно для коронавируса. Только нужно использовать лампы закрытого типа, чтобы не обжечь роговицу глаз

При какой температуре вирус погибает? Надо ли, например, сейчас кипятить посуду, вилки-ложки?

Александр Горелов: Вполне достаточно помыть их горячей водой при температуре около 40 градусов. Тут очень важен фактор механического очищения.

Значит, советы чуть ли не ежедневно обеззараживать верхнюю одежду, вернувшись с улицы, несколько раз в день мыть антисептиками дом — это избыточная мера?

Александр Горелов: Абсолютно. Конечно, если допустить, что прямо рядом с вами кто-то чихал и кашлял — тут есть смысл не тащить верхнюю одежду в дом, оставить, например, на несколько часов на солнце. Но в целом — да, если рядом с вами нет больных, нет смысла непрерывно все чистить, дезинфицировать. Достаточно проветривать квартиру и делать влажную уборку в обычном ежедневном режиме.

Что еще вы посоветуете делать, возвращаясь с улицы, кроме мытья рук? У нас хоть и режим самоизоляции, но выходить в аптеку, магазин, а кому-то и на работу все равно приходится.

Александр Горелов: Я уже сказал, что в борьбе с вирусом важен фактор механического очищения. Это не только мытье рук. Вернувшись домой, хорошо сделать назальный душ — проще говоря, промыть нос водой.

Вирус не сразу внедряется в слизистую, поэтому, промывая нос, мы просто его удаляем вместе со слизью. Промывать лучше всего изотоническим раствором морской или обычной соли. Можно использовать готовые спреи — они продаются в аптеке. Эта рекомендация в качестве профилактической меры всех респираторных инфекций разработана давно и довольно эффективна. В некоторых ситуациях назальный душ, если практиковать его регулярно, по степени защиты схож с вакцинацией. Вакцины от коронавируса пока нет. Но промывать нос после возможного контакта с вирусом — вполне нам доступно.

Как промывать?

Александр Горелов: Если использовать спрей — это совсем просто. Обильно орошаем нос так, чтобы вода протекала в носоглотку — и выплевываем. Можно заливать солевой раствор в обе ноздри по очереди из чайника или спринцовки. Йоги просто втягивают воду носом из горсти. Научиться совсем не сложно.

Снова вопрос о ношении масок. Очень много противоречивых советов. Роспотребнадзор недавно смягчил рекомендации, сказав, что для здоровых людей на улице носить их не нужно. Как правильно?

Александр Горелов: Маски абсолютно необходимы медикам, так как у них высокая вирусная нагрузка, ведь они контактируют с большим количеством инфицированных. Но это другие маски, с высокой степенью защиты. Если говорить об обычной ситуации, дома надевать маску нужно, только если вы ухаживаете за больным с признаками ОРВИ. Вы же не можете знать, какая именно у него инфекция.

А на улице маски вообще не нужны. На открытом воздухе получить высокую концентрацию вируса невозможно.

Но если вы идете в закрытое помещение с большим количеством людей — в метро, магазин и т.д., — тут, да, надо надеть маску. Мы же говорим о капельной инфекции — тут маска хоть и не обеспечит 100-процентную защиту, но поможет уменьшить риск заразиться.

Только носите маску правильно: она должна плотно прилегать к лицу, закрывая нос и рот (многие почему-то закрывают только рот). И если уже надели — то, когда снимаете, повторно не надевайте. Вообще обычная медицинская маска работает не больше 1-2 часов. Потом ее нужно поменять, а использованную утилизировать.

Еще один совет: надевать на улице перчатки или открывать двери не голыми руками, а используя одноразовые салфетки. Это правильно?

Александр Горелов: Ну, говорят, что туалетной бумаги стало не хватать, потому что ее еще и для этого начали использовать. Ничего плохого или неправильного в этом нет, если вы такую салфетку сразу выкинули. А если забудете и сунете в карман — тогда уже все предыдущие предосторожности становятся бессмысленными. Я бы все-таки рекомендовал прежде всего просто почаще мыть руки и соблюдать противовирусный этикет: не обниматься, не целоваться при встрече, на время отложить рукопожатия.

А нужно ли прятать волосы под головной убор? В Китае медсестры коротко стриглись, чтобы снизить риск заражения.

Александр Горелов: Считается, что на волосах вирусы адсорбируются. Работая в инфекционных отделениях, медики всегда носили колпаки, прятали волосы. Сейчас вот мода носить бороду. Но надо опять-таки понимать, в каких вы находитесь условиях. Одно дело — в инфекционном отделении. Совсем другое — на улице.

Сейчас весна, погода хорошая. Если на улице тепло и вы не боитесь простудиться, лучше прогуляться по солнцу без шапки — ультрафиолет только на пользу.

Вопрос, который волнует всех. Насколько человек остается заразным после выздоровления, если у него были симптомы заболевания. И как понять, что он не заразен, если заболевание протекало совсем в легкой форме, практически без симптомов?

Александр Горелов: Это самый больной вопрос. Потому что точного ответа на него по-прежнему нет — нет однозначных результатов исследований. Поэтому все рекомендации имеют определенную степень допуска.

Например, сейчас в Москве мы разрешаем при легкой и даже средней тяжести течения заболевания оставаться и лечиться дома. Выход из карантина возможен только когда два теста подряд, сделанные с интервалом в один день, показывают отрицательный результат. Что касается бессимптомного течения заболевания — людям, контактировавшим с заболевшим, даже если у них нет признаков заболевания, тоже выполняют повторные тесты. Если результаты отрицательные — все, свободен. Если положительные — человек, даже если он чувствует себя абсолютно нормально, отправляется на карантин.

Источник: rg.ru


Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.