Уважение личности ребенка это


Уважение к ребенку! Сегодня поговорим на тему уважение между ребенком и родителем. Просто задайте себе вопрос – уважайте ли вы своего ребенка? Давайте разберем на конкретных примерах.

Содержание:

  • Отношение ребенка и родителей;
  • Полноценное внимание?
  • Последствия.

Нарушение границ ребенка

Как проявляется в жизни отношение между мамой, папой и ребенком. Насколько оно важно и влияет на дальнейшее взаимоотношение. Так как проблемы, возникающие в воспитании, общении с ребенком, заключаются в нарушении границ.

Уважение к ребенку

Уже в раннем возрасте скрывается уважение к личности.

После того, как ребенок рождается, это уже не наша собственность.


ни принадлежит нам. Это отдельная личность, отдельно взятый человек, с мнениями и желаниями требуется считаться. Когда не говорящую кроху, передаете в руки к незнакомым людям, обязательно, обратитесь, познакомьте. — «Вот, это твоя бабушка, дедушка и т.д.»  — «Сейчас, тебя возьмет на ручки». – «Пойдешь ли ты к ней на ручки?» И вы можете его передавать, отслеживая реакцию. Желает, или нет – в этом тоже заключается уважение.

Когда ребенок начинает ходить, ползать, он осваивает территорию. В первую очередь это дом. Допустим, вы забыли убрать важную для вас вещь (телефон, пульт от телевизора). Он берет эту вещь и начинает ее изучать. Что вы делаете при этом?

Выхватываете ее, и начинаете кричать на него. В этом и заключается не уважение. При этом ребенок копирует своих родителей. Вы потом думаете, почему ваше чадо, играя в песочнице со своими сверстниками, выхватывает чужие игрушки, или из ваших рук.

Уважение к ребенку

Рассмотрим еще одну ситуацию, вы спешите, а ребенок противится (ближе к трем годам). Как поступают родители в данной ситуации?

Его просто хватают на руки (вы сильнее, он слабее), и кричащего тащат за собой, якобы сейчас нет возможности выяснять «почему».

Здесь проявляется крайняя степень не уважения. Ребенок понимает, что его мнение не важно. Он перестает высказывать свои эмоции, становиться серой мышью. Один из вариантов развития событий.

Почему так происходит?


Вы всегда дослушиваете своего ребенка, даете полноценное внимание, когда он обратил на себя? Это все неуважение к личности малыша.

Также важный момент, когда берем вещи маленького крохи (переставляем, или прячем игрушки). Мы даже не считаем спросить об этом. Особенно ярко это проявляется в семьях, где двое, трое детей.

Взять игрушку у одного ребенка и передать другому. Озвучивая довод, что она сейчас тебе не нужна. Но на самом деле это собственность конкретного малыша.

Уважение к ребенку

Уважая его, мы будем спрашивать. – «Можно ли передать игрушку, брату, сестренке?» Так же нужно понимать, что малыш может отказать. Это его право, собственность. И вы, проявляете уважение, когда с ним считаетесь.

Если родители этого не делают, то легко догадаться, какие будут последствия. То же самое, он не будет спрашивать у вас, других. Понятие собственности просто исчезнет.

Сколько бы вы не повторяли. Что чужие вещи брать нельзя, без проса. Но если вы делаете это, с ним – то усвоения никогда не будет.


Уважение к ребенку

Так же важный момент, когда мы уходим и не прощаемся с ребенком. Важно с рождения. Так как малыш существует во времени «здесь и сейчас». Конечно, став постарше малыш научиться понимать, что если мама ушла, то она вернется. Но для этого требуется проявлять уважение. Всегда прощайтесь с ребенком, или говорите, что вы выйдите на минутку, сходите в магазин. А ты побудешь с бабушкой, няней, и обязательно вернетесь.

Тогда не будет проблем с расставанием. Так как мамы не знают, что делать, когда ребенок не отпускает. Закатывает истерики, кричит. Это происходит, потому что ребенок боится потерять маму, так как вы до этого уходили ничего не объясняли ему. А всего лишь надо было сказать, — «Мама, пошла в магазин и скоро вернется». В дальнейшем он будет спокойно отпускать вас.

Еще важный момент не уважения, когда мы не сдерживаем своего слова. Ребенку свойственно очень часто переключаться на различные вещи. Мы можем ему что-то пообещать, и заниматься своими делами. Думая, что это неважно, он еще маленький, все откладывая. Формируется отрицательное доверительное отношение.

Если мама не держит свое слово. Какие последствия?

  1. Мне тоже не нужно держать свое слово.
  2. Глобальное. Ребенок теряет доверие. Причина, следственная связь нарушается.

Малыш становиться постарше, у него появляются обязанности. Он начинает, ходит в школу. У родителей появляется уверенность, что они могут проверять его портфель без спроса, подслушивать разговоры. Также проявления неуважения. Это его жизнь, собственность.

Уважение к ребенку

Если вы хотите принимать активное участие в жизни своего ребенка, требуется спросить его об этом.

Своим примером родители показывают, как требуется поступать. Не нужно удивляться, что ваш ребенок войдет в комнату без стука, будет лазить по кошелькам, брать ваши вещи. Вы показываете, что это нормально, так себя нужно вести.

Никакие наказания, угрозы работать не будут. Работает один самый важный принцип – подражание.


Уважайте своего ребенка не на словах, а в действиях! Научитесь воспринимать его как отдельно взятую личность.

Будьте примером для вашего ребенка во всем, и тогда между вами и малышом будет взаимоуважение!

Источник: apteka24chasa.ru

Муниципальное казенное образовательное учреждение

дополнительное образование детей

«Станция детского и юношеского туризма и экскурсий»

города Миньяр Ашинского муниципального района

Челябинской области

ДОКЛАД на тему:

 «Уважение личности ребенка»

Подготовила:

Баньщикова Маргарита Сергеевна,

педагог дополнительного образования

2011 год


Уважение личности ребенка подразумевает уважение его мнения, желаний, чувств, взглядов и ошибок. И прежде всего надо ценить интеллектуальную собственность – мысль, мнение  детей. Но как же ценить, если мысль –  неразумная? Если желание – легкомысленное или опасное? Однако даже умудренные жизнью взрослые требуют права на ошибку, что ж говорить о детях? Тут-то и заложена цельная педагогическая позиция: уважение человеческого потенциала ребенка. Любовь к детям, уважение, терпеливость – вот слагаемое таланта воспитателя.

Однако на ребенка воздействует так много агентов влияния (вся жизнь её многообразия), что мы не можем гарантировать, что школьное воспитание возьмет вверх. Известно высказывание Ж. Ж. Руссо: «Вам никогда не удастся создать мудрецов, если будете убивать в детях шалунов». Дети не должны чувствовать себя воспитываемыми. Ведь искусство воспитателя заключается еще и в том, чтобы оставаться незаметным. К сожалению, педагоги и родители часто вынуждены прибегать к вербальным способам воспитания. Точнее, к передаче идей, истин, мнений, выводов, так называемых полезных советов из приобретенного старшим поколением жизненного опыта. Способом их словесного, насильственного внедрения молодого человека.

В воспитании ребенка первостепенную роль играют обстоятельство его жизни, а не лекции, не объяснения и поучения. Мы, педагоги детского туризма, это особенно ясно видим, потому что особенность нашей работы с детьми состоит в частой смене обстоятельств жизни. Современные дети, к сожалению, крайне избалованны благами цивилизации. В редкой семье – этом самом главном «институте воспитания» — родители являются толковыми педагогами, которые пусть интуитивно, не по науке, но понимают, что нельзя детей баловать «сладкой жизнью».


У Евгения Шварца в пьесе «Снежная королева» атаманша банды лесных разбойников выдает такой перл своей лесной педагогики: «детей надо баловать, тогда из них вырастают настоящие разбойники?». Метко сказано.

К сожалению, родители часто не могут преодолеть вредную «педагогику избытка жизненных благ», это неразумное стремление всячески облегчить жизнь ребенка, не заваливая его делами по дому («Он в школе и так загружен по горло!»), оградить от «черной» работы. Спору нет, перегрузки вредны, но и недогрузки – не полезны и даже опасны.

Так ли это плохо, если ребенок набил себе шишку? Важно не допустить непоправимой беды, а синяки и шишки пройдут. Жизнь, так или иначе, многому учит нас именно этим методом, несогласованным с научной педагогикой, но весьма действенным. Наверное, стоит и педагогике поучиться у жизни её методике воспитания. Уроки жизни часто бывают для нас горькими, но ведь «горьким лечат, а сладким — калечат».

В народе бытует истина: «что имеем, то не ценим, а потерявши…» сознанием ценность утрачена. Так что же делать? А что если лишить ребенка того, что он сейчас имеет? Лишить на время, изменить обстоятельства его жизни?


Как создать «ситуаций лишений»? неужели для этого необходимо отказаться от комфорта современной цивилизации и только возврат к первобытным формам жизни спасет нас от развращенности? И да, и нет. Сталь закаляется в резкой смене сред: нагрев – охлаждение. Решение надо искать здесь – во временных, но резких сменах среды обитания. Детям предлагается временно «потерять родителей», их надоедливую заботу, придирки, ругань, их непонимание интересов чуда – уйти в многодневный туристический поход. Такой поход, во время которого не бывает родительских дней и негде получить живую весточку от них. Действует принцип контраста: вот то, что было, а вот то, что есть.

Необходимость чего-либо не всегда очевидна для ребенка. Необходимость внушаемое (скрытое) и необходимость объективное и очевидное, физически ощущаемое – это и есть обстоятельство. Условия вынуждают человека (а родитель часто не может заставить ребенка) действовать. Они, условие, делают это великолепно: заставляют без принуждения. Это и есть элемент изменения обстоятельств жизни.

Ребенок подобен растению: если его из одной среды обитания (почвы) пересадить в другую среду, то он или погибнет, или приспособиться, приобретет новые качества. («гибель» — это, конечно, сказано для красного словца.) в условиях современной цивилизации туризм – одно из средств разрешения противоречий, лучшее лекарство от избалованности. На маршруте самодеятельного спортивного похода (подчеркиваем – самодеятельного!) человек лишен многих бытовых удобств, к которым он привык, как привыкает вольный зверек к своей клетке. Уже на второй-третий день похода ребенок, временно лишившись привычной семейной среды, традиционных – кормителей, ласкателей, уже по-иному оценивает для себя значимость своей семьи, дома, очага, ведь большое видится на расстоянии.

Часто приходится наблюдать, как в сложном многодневном походе дети начинают вспоминать о доме. Но не стоит думать, что это признак нелюбви к туризму. Просто ребенок осознал ценности привычной жизни на фоне контраста.

Мечта отправиться в настоящее путешествие всегда живет в ребячьих душах, и не потому, что их ждут какие-то необыкновенные приключения, но и поэтому, что туристам предстоит жить самостоятельно, как взрослым, без надоевших «сиди спокойно», «нельзя», «не чавкай за столом», и т.д.

Идут они по маршруту. Режут плечи лямками рюкзака, донимает жара (или холод, или дождь). Крутой подъем, лесная чащоба, зыбкое болото… как часто в эти минуты юный турист клянет себя: «и дернуло меня пойти в этот поход! Лежал бы сейчас дома на диванчике». Но теперь надо идти – тут уж никуда не денешься, не спрячешься от трудностей. Нельзя показать свою слабость, подвести товарищей. И как бы ни зарекался человек в походы больше не ходить, но проходит время – и вновь его тянет в дорогу.

Организаторы дополнительного образования не устают повторять, что педагогам – руководителям туристско-краеведческих объединений – надо постараться привлечь на свою сторону родителей воспитанников.

     Кроме того, в лице родителей педагог дополнительного образования получает помощников в организации тех или иных туристско-краеведческих мероприятий – экскурсий, слетов, праздников, при подготовке снаряжения и т.д. особенно такая помощь нужна педагогу, занимающемуся с детьми младшего возраста. Правило это общее и касается не только объединений туристско-краеведческой направленности, и объединений юных натуралистов, техников и т.п. педагоги рассчитывают на помощь и поддержку семьи в целях более полного и глубокого воздействия на ребенка.

А на что рассчитывают родители, приводя ребенка в то или иное объединение (или соглашаясь с уже сделанным им самим выбором)? Разумеется, сам факт, что ребенок после уроков не болтается бесцельно на улице, а занимается полезным делом под руководством педагога, — уже благо. Если у ребенка ярко выражены способности к тому или иному виду деятельности – замечательно, в таких случаях родители согласны идти на значительные финансовые и временные издержки, лишь бы поддержать и развить его талант. А если ребенок обыкновенный и у него нет ни к чему явного интереса? В таком родители берут выбор деятельности на себя, исходя из наличия тех или иных кружков и секций в школе, доме детского творчества, если таковой поблизости имеется, а также своих представлений о том, какой род занятий будет не только интересен, но и полезен.

Чем может привлечь родителей туристско-краеведческое объединение? Результат занятий в нем не потрогаешь руками, как модель самолета, или мягкую игрушку. Туризм – это что-то происходящее вне поля родительского зрения и потому страшащее потенциальными опасностями: а вдруг ребенок потеряется, отстав от группы, или сломает ногу, получит воспаление легких, да мало ли что может с ним случится вдали от родительского гнезда. И чему можно научиться в туристических походах? Таскать тяжелые рюкзаки, спать в холодной палатке, питаться концентратами? Да нужно ли это ребенку в 21 веке?

Смеем утверждать – нужно. И не только потому, что никто не возьмется предугадать, как сложится в дальнейшем жизнь того или иного человека и пригодятся ли ему навыки существования в суровых полевых условиях. Но и потому, что и тяжелый рюкзак, и холодная палатка, и самостоятельно приготовленная на костре пища – все это требует преодоления себя, не только физических, но и душевных усилий, которые не остаются напрасными. Результат не сразу, не быстро – но будет. Будут постепенно усложняющиеся задачи по подготовке туристического путешествия, нарастающая сложность похода.    

К сожалению, школа в последние годы практически устранилась от воспитания детей, оставив себе только обучающую функцию. Общество и семья (как его ячейка) заинтересованы в том, чтобы каждый ребенок, подросток, молодой человек получил хорошее образование, а со временем создал крепкую семью, стал достойным гражданином своей страны. Однако каким бы глубоким и разносторонним не было общее и профессиональное образование молодого человека, ему нелегко будет найти свое место в жизни, если он ленив, безответственен, неисполнителен, не умеет работать в коллективе, не готов к сотрудничеству.

В советские времена воспитанием подрастающего поколения занимались общественные организации и не плохо с этим справлялись. Можно сколько угодно говорить о формализме и заидеологизированности пионерской и комсомольской организаций, но они развивали в подростках чувство коллективизма, ответственности за порученное дело, нацеливали на общественно полезную деятельность. Пионеры и комсомолы приобретали полезные умения и навыки в школьных кружках, сдавали спортивные нормативы, трудились на субботнике, шествовали над малышами и ветеранами…

В связи с произошедшими в конце 20 столетия социально-экономическими изменениями входящие сейчас во взрослую жизнь поколение росло в неком воспитательном вакууме. Родители оказались не готовы взять на себя всю полноту обязанностей по воспитанию своих детей, поскольку были заняты поиском места в жизни средств к существованию в новых условиях. В значительной степени были утрачены традиции в семейном воспитании. Современная семья редко состоит из представителей         трех поколений с непререкаемым авторитетом старших, заботой о младших братьях и сестрах, распределением домашних обязанностей, совместным проведением досуга. Родители все меньше бывают в курсе того, с кем и как проводит время их ребенок, с кем дружит, о чем мечтает.

Коллективные детские игры с четкими правилами и распределениями ролей сменились на индивидуальные развлечения – компьютерные игры, плееры. Молодые люди, не получившие навыков коллективного взаимодействия, с трудом входят в трудовые коллективы.

Современный быт уже не требует от членов семьи тех навыков и умений, которые еще не так давно были необходимы и естественны. Зачем девочке уметь шить и вязать, если магазины и рынки забиты ширпотребом. Зачем мальчику уметь работать инструментами, если есть мастера-профессионалы, которые и наладят, и отремонтируют. Творчество и инициатива сменяются пассивным потребительством.

Многие современные школьники даже не скрывают своего желания в будущем уехать из России и искать счастья за границей. Не потому ли не жаль им покинуть родину, что они ее не знают? И не их в том вина. Как известно, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. А как увидеть, если даже отдых в загородном лагере большинству семей не по карману? Занятия туризмом и краеведением становятся для детей из небогатых семей чуть ли не единственной возможностью ознакомиться с жизнью за пределами своего города или села.

Общие интересы сближают подростков, позволяют им лучше узнать друг друга. А в походах обнаруживаются как достоинства, так и недостатки каждого. Здесь, в необычных, зачастую экстремальных условиях, выявляется, кто чего стоит. Неудивительно, что увлечение туризмом нередко становится для молодых людей основной для создания семьи. Практика показывает, что туристские семьи отличаются стабильностью, в них нет деления на «мужские и женские» обязанности. Туризм, как правило, остается семейным увлечением, к нему с самого раннего возраста приобщают детей. Здоровый образ жизни, совместные походы, незабываемые впечатления способствуют сплочению семьи, установлению неформальных, дружеских отношений между родителями и детьми.      

ЛИТЕРАТУРА:

Воспитание школьников. Научно-методический журнал. 2010, №7

Источник: nsportal.ru

В твои лета не должно сметь…

Мое поколение не раз в детстве слышало от учителей: вы еще ничего такого не сделали, чтобы вас уважать; уважать можно только тех, кто чего-то добился, уважение надо заработать. А мы настаивали: нет, у нас тоже есть достоинство, мы имеем право на уважение, право на собственное мнение… Малы еще – свое мнение иметь, отвечали учителя. Так можно ли уважать детей? За что?

Место в иерархии: экскурс в историю

Вопрос непраздный: по сути, решение его зависит от мировоззрения. Есть ли у ребенка достоинство? Можно ли его уважать? Здесь сталкиваются две мировоззренческих системы: иерархическая и эгалитарная. В иерархической системе уважения заслуживают те, кто обладает каким-то особым статусом. В эгалитарной – все равны в достоинстве, потому что все — люди.

В школе мы все проходили «Горе от ума», где  наглядно сталкиваются «век нынешний и век минувший». С одной стороны — иерархический мир Фамусова, где к вершине социальной пирамиды карабкаются по родственным и дружеским связям, где ради социального статуса жертвуют человеческим достоинством (надо ли напоминать фамусовский монолог про Максима Петровича?). С другой стороны – эгалитарный мир Чацкого, где люди ценятся не по чинам и званиям, а человеческое достоинство выше любых возможных выгод.

Во времена Чацкого опасным вольнодумством было говорить о равенстве всех людей и предполагать, что человеческое достоинство есть у низших классов. Идея равенства в человеческом достоинстве победила только к 60-м годам XIX века, когда в двух огромных странах, России и США, было отменено рабство. В России еще почти полвека ушло на отмену телесных наказаний для взрослых – их постепенно отменяли для разных категорий населения, но окончательно телесные наказания и для взрослых, и для детей в школах запретили только после  революции 1917 года.

Во второй половине XIX века встает и женский вопрос: имеет ли женщина право на самостоятельность, на уважение, на труд, на образование? Может ли она иметь избирательные права?

Человек ли крестьянин? – Восемнадцатый век отвечает: да. Человек ли раб? – Девятнадцатый век отвечает: да. Человек ли женщина? – Двадцатый век отвечает: да.

До детей дело все как-то не доходило. Человек ли ребенок? Дети – собственность родителей. Дети еще ничего не понимают. Дети не равны взрослым. Детей можно наказывать телесно для их же собственного блага – иначе не поймут.

Мир вообще начал догадываться, что дети тоже люди, только в девятнадцатом веке. И только в двадцатом – открыл детство; только в двадцатом веке стало понятно, что взгляд на детей как на чистый лист, пустую болванку, из которой воспитанием можно сделать взрослого, написав на ней что угодно, совершенно неверен; только двадцатый век обнаружил своеобразие и богатство детского внутреннего мира.

Но битва за достоинство еще не закончилась. В последнее время общество яростно выясняет: а вот те, кто страдает от рождения тяжелыми психическими заболеваниями –  а они люди? Они – достойны уважения?

Копаемся в словарях: экскурс в семантику

Да как же так? Уважение же надо еще заработать? Ну понятное дело школьник – он может заработать уважение помощью по дому, отличной учебой и успехами в спорте. А дошкольник? А трехлетка?

Вот здесь нас подстерегает любопытная лингвистическая ловушка. А что это такое – уважение? От рождения ли мы его заслуживаем или его надо заработать? Достоинство – врожденное или его надо приобретать?

Словарь Даля определяет «достоинство» как «отличное качество или превосходство; сан, звание, чин, значенье и пр.», а «уважение» как «почтительное отношение, основанное на признании чьих-н. достоинств». Здесь и речи нет о том человеческом достоинстве, которое можно уважать, а можно оскорбить или уронить. У Ушакова (1935-1940) – то же самое. В словаре Ожегова (шесть изданий с 1949 по 1960 гг.) «достоинство» — это прежде всего «положительное качество», а потом «совокупность высоких моральных качеств, а также уважение этих качеств в самом себе».

Чем ближе к нашему времени словарь – тем яснее в нем проступает второе значение слова – не почет высоким достоинствам, а уважение человеческого достоинства. В Большом толковом словаре под редакцией Кузнецова (четыре издания с 1998 по 2010 гг.) уже четко и ясно прописано второе значение: «Считаться с кем-, чем-л., не ущемляя чьих-л. интересов, не нарушая обычаев, порядков и т.п.».

Особенно подробно говорит об уважении «Словарь этики» (1983): это «одно из важнейших требований нравственности, подразумевающее такое отношение к людям, в котором практически …. признается достоинство личности».  «Философский словарь» Дидье Жюлиа (2000 г., перевод с французского») определяет уважение  как  «позицию, предписывающую не причинять вреда другому: ни физически – насилием, ни морально – суждением».

Изменения словарных статей ясно показывают: сама идея, что каждому человеку присуще достоинство и что достоинство это заслуживает уважения, сравнительно нова для нашего языка, хотя довольно прочно утвердилась в философии. Общественным сознанием она еще толком не овладела – тем более уж применительно к детям.

Между тем именно уважение к другому человеку, непричинение ему морального и физического вреда, — это и есть то самое золотое правило нравственности, которое в христианстве выражено требованиями «возлюбите ближнего, как самого себя» и «как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними».

По-видимому, обществу еще только предстоит научиться различать уважение как почтение и уважение как непричинение вреда, отсутствие насилия. И если почтение детям в самом деле совершенно не нужно, почтение действительно надо заработать, – то непричинение вреда и отсутствие насилия – это залог их душевного здоровья.

Насилие: экскурс в психологию

Но тут мы упираемся в скользкую тему: а что такое насилие?

ВОЗ определяет насилие так: «преднамеренное применение физической силы или власти, действительное или в виде угрозы, направленное против себя, против иного лица, группы лиц или общины, результатом которого являются (либо имеется высокая степень вероятности этого) телесные повреждения, смерть, психологическая травма, отклонения в развитии или различного рода ущерб».

Тут возникает вторая скользкая тема: а наказание детей – это насилие или нет? Во благо оно или во вред?

Сторонников физических наказаний детей в нашем обществе (и не только в нашем) традиционно много. В мире существует множество исследований, показывающих, что физические наказания ребенка наносят ему вред, в том числе приводят к отклонениям в эмоциональном развитии. Это – тема для отдельной статьи. Физическое насилие – явное и грубое проявление неуважения к ребенку, его намеренное серьезное унижение. Между тем не меньше вреда наносит неуважение, которое проявляется в повседневном психическом насилии (его еще называют насилием психологическим, эмоциональным или моральным).

Что же это такое? Это и есть систематическое неуважение: не только агрессивные выпады на словах, оскорбительные и унизительные, но и создание атмосферы, которая подрывает самоуважение человека.

Современные психологи выделяют несколько видов эмоционального насилия: 

  • Завышенные требования (в том числе требования постоянного внимания, немедленного выполнения указаний, требование проводить все время с конкретным человеком, постоянная критика за невыполнение этих требований);
  • Агрессия (обзывания, обвинения, угрозы, приказания, постоянная критика, непрошеные советы, постоянный контроль);
  • Хаотичность (сознательная провокация конфликтов, драматизация);
  • Отрицание (отрицание эмоциональных потребностей другого человека, преднамеренное желание сделать больно, наказать, унизить; отрицание прежних агрессивных выпадов – «я этого никогда не делал», «ты все придумываешь»; даже отрицание психической нормальности жертвы);
  • Доминирование (стремление контролировать любой поступок);
  • Эмоциональный шантаж (игра на чувствах и ценностях жертвы, чтобы добиться желаемого);
  • Обесценивание (искажение или отказ признавать реальность и ценность чувств, мыслей, стремлений жертвы);
  • Уничижение (изображение жертвы слишком слабой, слишком чувствительной, раздувающей из мухи слона; преуменьшение ее проблем и трудностей, умаление и принижение заслуг);
  • Непредсказуемость реакций (одно и то же поведение вызывает принципиально разную реакцию – от поощрения до жестокого наказания);
  • Оскорбления (ругань, обзывательства, крик, угрозы, сарказм, унижение, высмеивание перед другими).

Значит ли это, что закричать на ребенка – это насилие? Психическое насилие, в отличие от физического, – это система. Физическое насилие может быть однократным – так один удар топора оставляет на молодом деревце зарубку. Один порыв ветра не сделает деревцу ничего, но под сильным и постоянным ветром оно вырастает согнутым и кривым. Но и однократное публичное унижение может стать тяжелой психической травмой и привести к куда худшим последствиям, чем несколько дежурных шлепков.

Человек, вырастающий в обстановке эмоционального насилия, и во взрослом возрасте оказывается обременен множеством психологических проблем. Ему труднее создавать отношения с людьми, основанные на взаимном уважении: он снова и снова воспроизводит в отношениях модели эмоционального насилия – ревность, доминирование, шантаж, контроль… Такие люди и себя не умеют уважать, склонны во всем себя винить, стыдиться себя, они и в отношениях с самими собой придерживаются того же насилия: я ничего не могу, ничего не умею, я ни на что не гожусь, лучше бы меня вообще не было.

Разумеется, у таких людей чаще возникает депрессия. Некоторые исследования  связывают психическое насилие с синдромом хронической усталости, повышенной тревожностью, ангедонией (неспособностью радоваться, получать удовольствие) и снижением способности верно оценивать вероятность награды (а отсюда – неуверенность в себе, пессимистическая оценка дальнейших перспектив). Некоторые изменения указывают на изменения в размерах мозга и некоторых его структур у переживших психическое насилие.

В попу ему дуть? – экскурс в педагогику

Удивительным образом всякий разговор о вреде насилия с родителями, не стесняющимися рукоприкладства и эмоционального насилия, упирается в один и тот же тупик: «так что же – прикажете в попу ему теперь дуть?»

Ясное дело: между насилием и вседозволенностью – большой диапазон разнообразных мер родительского реагирования. Беда в том, что люди, выросшие в обстановке насилия, с трудом представляют себе другой способ взаимодействия с детьми – основанный на уважении их достоинства. Мы все в той или иной мере покалечены психическим насилием: общество пропитано им сверху донизу настолько, что оно почти не замечается. Если даже родители оказались интуитивно психологически грамотными – то в школе мало у кого обошлось без оскорблений, вербальной агрессии, публичного унижения, далее по списку… И во всякой трудной ситуации – долгого ли ожидания, тяжелой дороги, детских ли капризов, когда не до этого – из родителей на автомате вылетают шлепки, подзатыльники, удары по губам, оскорбления… «Тебе не больно, не выдумывай», «я кому сказала – встал, пошел!», «ты хочешь в могилу меня загнать?», «выискался тут!», «чтоооо? Чтоооо ты сейчас сказал, повтори?»

Что может быть вместо этого? Вместо этого – уважение. Обращаться с ребенком так, как хотел бы, чтобы обращались с тобой. Говорить о чувствах, а не бранить. Авторитет, а не доминирование. Договариваться,  а не бороться за власть. Искать компромиссы, а не объявлять бойкот. Предъявлять разумные требования, а не требовать всего и сразу. Давать постоянную, частую, адекватную обратную связь – это помогает обходиться без наказаний. Разговаривать с ребенком, а не командовать. Считаться друг с другом – а не контролировать друг друга.

Уважение помогает даже в тех запущенных случаях, когда, кажется, любовь совсем ушла, а может, ее и не было никогда; когда неуважение и привычка к эмоциональному насилию с обеих сторон загнали любовь куда-то в глубину и, кажется, превратили ее в нескончаемую боль. Даже в этих случаях спокойное уважительное добрососедство безопаснее и милосерднее пожирающей любви-ненависти, любви-раздражения, любви-отчаяния.

И никогда не поздно начать.

 

Источник: www.miloserdie.ru

Вера Никитина
Консультация для педагогов «Уважение личности ребенка и родителей»

Фундаментальным основанием взаимодействия педагога с родителями является уважение. Уважение к родителям – безусловно и нетленно. Оно не исключается никакими обстоятельствами, не уничтожается даже при условиях низкого поведения родителей. Оно фундаментально – следовательно, его разрушение грозит гибелью всему сооружению взаимодействия. Педагог, отступивший от этической основы, становится виновником последующего шквального обвала здания взаимоотношений. Под грудами такого разрушения оказывается погребенным ребенок, с проблемами которого не справились взрослые. Один из этих взрослых – педагог, лицо профессиональное, обязанное культивировать педагогически плодотворные отношения.

Уважение к педагогу – другая сторона фундаментального основания. Но и эта другая сторона зависит больше от тактики поведения педагога, чем от воспитанности и культуры родителей. Уважение к себе педагог тоже строит самостоятельно, опираясь на психолого-этические нормативы, направляя поведение родителей, инициируя культурные формы, поддерживая родителей незаметно в наилучших и тонких направлениях. При этом педагога заботит не столько само уважение к нему лично, сколько общее уважение к человеку и педагогу, к обществу, отношение, выраженное в каких-то лицезримых формах. Они доступны ребенку – значит, они – тоже фактор развития ребенка.

Важнейший принцип организации детской деятельности — уважение к личности ребенка в сочетании с разумной требовательностью к нему. Он вытекает из сущности гуманистического воспитания. Требовательность является своеобразной мерой уважения к личности ребенка. Эти две стороны взаимосвязаны как сущность и явление. Их единство полно и емко выразил А. С. Макаренко: как можно больше требований к человеку, но вместе с тем и как можно больше уважения к нему. Разумная требовательность всегда себя оправдывает, но ее воспитательный потенциал существенно возрастает, если она объективно целесообразна, продиктована потребностями воспитательного процесса, задачами всестороннего развития личности.

Педагогический гуманизм выражается в том, что принципиальная твердая требовательность обращена одинаково ко всем учащимся. Это, однако, не противоречит тому, что в практической работе педагоги-мастера делают требовательность гибкой, индивидуализированной. Требовательность, какой бы оправданной и справедливой она ни была, не принесет пользы, если она не реалистична, невыполнима, если она не рассчитана на достигнутый и заданный уровень развития личности ребенка. У хорошего педагога требовательность к учащимся органично и динамично соединяется с требовательностью к себе.

Реализация принципа уважения к личности в сочетании с разумной требовательностью тесно связана с принципом опоры на положительное в человеке, на сильные стороны его личности. В дошкольной практике приходится иметь дело с учащимися, находящимися на разных уровнях воспитанности. Среди них, как правило, имеются такие, которые ленятся, пренебрежительно относятся к интересам коллектива. Однако замечено, что даже у самых трудных детей есть стремление к нравственному самосовершенствованию, которое легко погасить, если обращаться к ним только с помощью криков, упреков и нотаций. Но это стремление можно поддержать и усилить, если педагог вовремя заметит и поощрит малейшие порывы ребенка к тому, чтобы разрушить привычные формы поведения. Дошкольники, которым очень часто напоминают о недостатках, начинают смотреть на себя как на неисправимых.

Выявляя в дошкольнике положительное и опираясь на него, делая ставку на доверие, педагог как бы предвосхищает процесс становления и возвышения личности.

В контексте взаимодействия педагогов с детьми, собственно, и происходит развитие личности ребенка. Семья – это первый социальный институт для малыша, и роль родителей в том, каким вырастет их ребенок, несомненно, определяющая. Но и от педагога, безусловно, зависит многое, ведь в стенах дошкольного учреждения ребята проводят значительную часть своей жизни.

В группе детского сада воспитатель – самый главный человек для дошкольника. Ребенок безоглядно доверяет воспитателю, наделяет его непререкаемым авторитетом и всеми мыслимыми достоинствами: умом, красотой, добротой. В глазах ребенка именно воспитатель определяет, когда можно играть или пойти на прогулку, порисовать или побегать, а когда вместе со всеми детьми нужно спокойно посидеть и послушать. Он выступает в качестве последней инстанции в разрешении детских конфликтов, он устанавливает правила, он все знает и может помочь, подержать.

Компетентность воспитателя во взаимодействии с ребенком является одной из основных составляющих профессионализма педагога. Человек, компетентный в общении, прежде всего, устанавливает определенную атмосферу общения, которая помогает его партнеру чувствовать себя свободно и комфортно. Определенная атмосфера присутствует в общении двух-трех человек, но характеризует общую обстановку в постоянной группе людей. Группа детского сада не является исключением, и лишь переступишь порог, можно ощутить атмосферу, царящую в ней. Для развития ребенка психологический климат играет значительную роль. Климат в группе детского сада определяется как отношениями между воспитателем и детьми, так отношениями между самими детьми. Хороший климат в группе возникает тогда, когда все ее члены чувствуют себя свободно, но при этом уважают также и право других быть самими собой.

Источник: www.maam.ru

На балкон выходит еврейская мама и кричит:
— Аркаша! Домой!
Мальчик поднимает голову и кричит в ответ:
— Я замерз?
— Нет! Ты хочешь кушать!

Есть уважение — не нужна дрессировка

Материалы с сайта Школа жизни

Мой сын очень часто берёт на себя инициативу выбора того, чем ему заниматься. И если он чем-то занят, то с какой стати он должен всё бросать и бежать на зов мамы или папы? Вы сами-то побежите, если вас вот так вот позовут? Вы вот взрослого человека так же к себе призываете? Или сначала спросите, может ли он сейчас подойти?

Поэтому если мой сын чем-то занят, я всегда спрашиваю, может ли он ко мне подойти. Тогда он чувствует, что его занятие для меня тоже важно. Так же важно, как и для него. Он знает, что с ним считаются. На самом деле, важно именно это, а не то, чем он занимается. Мой сын также практически всегда без всякого принуждения или вовлечения участвует в том, что я делаю. По мере сил чистит картошку, морковку, подаёт подушки, убирает постель, программирует и включает стиральную машину, пилит досочки, режет, красит, разглядывает «микробов в микроскоп», размешивает в ведре смесь для наливного пола, мешает тесто для оладушек, и т.п. То есть делает практически то же, что и я, только без моих просьб, заданий и контроля за их выполнением.

И когда я делаю «свои» дела, я, конечно же, обращаю внимание на ребёнка. Я считаюсь с ним. Я учитываю его интересы. И он, как ни странно для ребёнка, начинает считаться со мной. И даже учитывать мои интересы. И если мы с ним готовимся ехать на десять дней на озеро за 500 км от Москвы, то собираемся вместе. И он в этом ловит такой кайф, что заставлять его что-либо делать мне не требуется. А уж как он любит рубить топором сучки и веточки (он начал это в 3,5 года), разводить и поддерживать огонь в костре! И готовить еду на костре! Конечно, он иногда отвлекается. Конечно, он замедляет процесс подготовки или саму работу. Конечно, он иногда чистит морковку так, что от неё остаётся тоненькая палочка. Конечно, часть теста может пролиться, а оладушка получиться слишком большой или маленькой. Но какой кайф от всего этого! И мне, и ему. Без всякой дрессировки.

Уважение и дрессировка

Уважение предполагает видеть в другом человеке субъекта, а дрессировка, скорее, объекта. На этом основано достаточно распространенный протест против применения методов дрессировки к близким, уважаемым и любимым людям. Протест в целом верный, в деталях необходимы уточнения, хотя бы потому, что есть факт: именно у талантливых дрессировщиков наблюдаются очень крепкие, близкие и душевные отношения с близкими людьми. Похоже, что дрессировка не исключает любви и уважения, а при умелом использовании может быть им помощью. См.→

Почему меня не уважают?

Кэтрин Кволс. Книга «Радость воспитания. Как воспитывать детей без наказания»

«Джек, а ну-ка иди сюда сейчас же и убери свой велосипед! Мне из-за него не проехать».
«Убери сам, папа. Мне некогда», — отвечает Джек.
«Когда я был ребенком, — ворчит отец, — я уважал своих родителей».

Нам следует отказаться от права требовать одностороннего уважения. В примере с велосипедом для отца важно было, прежде всего, показать, кто кого старше, тем самым подчеркивая превосходство над сыном. Мы росли в обстановке, которая требовала от нас беспрекословного подчинения старшим. Взаимное уважение существовало только среди людей, пользовавшихся одинаковыми правами в сфере влияния на других или занимавших равное положение в обществе.

Сегодня дети ощущают себя вполне равноправными с нами, им свойственно подвергать сомнению наши требования на одностороннее уважение. К сожалению, общаясь с детьми, мы часто забываем проявлять наше уважение к ним. Например, современные дети почувствуют неуважительное отношение к себе, если мы будем делать следующее:

  • кричать на них;
  • входить в их комнату без стука, унижать их перед друзьями, бить;
  • разговаривать с ними свысока;
  • целовать и тискать их, когда они этого не хотят; ​​​​​​​
  • говорить одно, а делать другое.

Взаимное уважение необходимо для сохранения любящей атмосферы в семье. Если ваш ребенок не почувствует, что вы его уважаете, то все ваши усилия добиться его поддержки, вероятнее всего, останутся безрезультатными. Уважение ребенка необходимо заслужить. Лучший способ научить детей уважать ваши права — научиться уважать их права. Если вы хотите, чтобы ваш ребенок стучал в дверь, прежде чем войти в вашу спальню, то проявите и свое уважение, постучав, прежде чем войти в его комнату.

Источник: www.psychologos.ru


Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.