Критическая статья отцы и дети добролюбов


Цели урока:

  • Образовательная – обобщение знаний, полученных при изучении произведения. Выявить позицию критиков о романе И.С. Тургенева “Отцы и дети”, об образе Евгения Базарова; создав проблемную ситуацию, побудить учеников к высказыванию собственной точки зрения. Формировать умения анализировать текст критической статьи.
  • Воспитательная –  содействовать формированию собственной точки зрения у учащихся.
  • Развивающая –  формирование навыков работы в группе,  публичного выступления, умения отстаивать свою точку зрения, активизация творческих способностей учащихся.

Ход урока

Тургенев не имел притязания и дерзости
создать роман, имеющий
всевозможные направления;
поклонник вечной красоты,
он имел гордую цель во временном
указать на вечное
и написал роман не прогрессивный
и не ретроградный, а,
так сказать, всегдашний.


Н. Страхов

Вступительное слово учителя

Сегодня мы, завершая работу над романом Тургенева “Отцы и дети”, должны ответить на самый главный вопрос, который всегда стоит перед нами, читателями, насколько глубоко проникли в замысел автора, смогли ли понять его отношение как к центральному герою, так и к убеждениям молодых нигилистов.

Рассмотрим различные точки зрения на роман Тургенева.

Появление романа стало событием в культурной жизни России, и не только потому, что это была прекрасная книга прекрасного писателя. Вокруг нее закипели страсти, отнюдь не литературные. Незадолго до публикации Тургенев порвал отношения с Некрасовым и решительно разошелся с редакцией “Современника”. Каждое выступление писателя в печати воспринималось его недавними товарищами, а теперь противниками как выпад против некрасовского круга. Поэтому у отцов и детей нашлось немало особо придирчивых читателей, например, в демократических журналах “Современник” и “Русское слово”.

Говоря о нападках критики на Тургенева по поводу его романа, Достоевский писал: “Ну и досталось же ему за Базарова, беспокойного и тоскующего Базарова (признак великого сердца), несмотря на весь его нигилизм.”


Проводится работа по группам, используя кейс к уроку. (см. приложение)

1 группа работает с кейсом по статье Антоновича М.А. “Асмодей нашего времени”

Вступительное слово учителя перед выступлением учащихся.

Среди критиков был молодой Максим Алексеевич Антонович, работавший в редакции “Современника”. Этот публицист прославился тем, что не написал ни одной положительной рецензии. Он был мастером разгромных статей. Одним из первых свидетельств этого незаурядного таланта стал критический разбор “Отцов и детей”

Название статьи позаимствовано из одноименного романа Аскоченского, опубликованного в 1858 году. Главный герой книги – некий Пустовцев – холодный и циничный злодей, истинный Асмодей – злой демон из иудейской мифологии, соблазнил своими речами Мари, главную героиню. Судьба главного героя трагична: Мари умирает, Пустовцев застрелился и умер без покаяния. По мнению Антоновича, Тургенев относится к молодому поколению с той же беспощадностью, что и Аскоченский.

2 группа работает с кейсом по статье Д. И. Писарева "Отцы и дети", роман И. С. Тургенева.

Вступительное слово учителя перед выступлением учащихся.

Одновременно с Антоновичем на новую книгу Тургенева откликнулся Дмитрий Иванович Писарев в журнале “Русское слово”.


дущий критик Русского слова редко чем-нибудь восхищался. Он был истинным нигилистом – ниспровергателем святынь и устоев. Он был как раз из тех молодых (всего 22 года) людей, кто в начале 60– х отрекся от культурных традиций отцов и проповедовал полезную, практическую деятельность. Он считал неприличным разговоры о поэзии, музыке в мире, где множество людей испытывают муки голода! В 1868 он нелепо погиб: утонул, купаясь, так и не успев стать взрослым, как Добролюбов или Базаров.

3 группа работает с кейсом, составленном из отрывков из писем Тургенева к Случевскому, Герцену.

Молодежь середины 19 века находилась в положении, во многом сходном с вашим сегодняшним. Старшее поколение неутомимо занималось саморазоблачением. Газеты и журналы полны были статей о том, что Россия переживает кризис и ей необходимы реформы. Крымская война проиграна, армия посрамлена, помещичье хозяйство пришло в упадок, нуждалось в обновлении образование и судопроизводство. Удивительно ли, что молодое поколение утратило доверие к опыту отцов?

Беседа по вопросам:

Есть ли в романе победившие? Отцы или дети?

Что такое базаровщина?

Существует ли она в наше время?

От чего предостерегает Тургенев личность и общество?

Нужны ли Базаровы России?


На доске слова, как вы думаете, когда они были написаны?

(Только мы – лицо нашего времени!
Рог времени трубит нами в словесном искусстве!
Прошлое тесно. Академия и Пушкин непонятнее гиероглифов!
Бросить Пушкина, Достевского, Толстого и проч. и проч. с парохода современности!
Кто не забудет своей первой любви, не узнает и последней!

Это 1912 год часть манифеста “Пощечина общественному вкусу”, так значит, идеи, которые высказывал Базаров нашли свое продолжение?

Подведение итогов урока:

“Отцы и дети” это книга о великих, не зависящих от человека законах бытия. Мы видим в ней маленьких. Бесполезно суетящихся людей на фоне вечной, царственно-спокойной природы. Тургенев ничего вроде бы не доказывает, убеждает нас в том, что идти против натуры – безумство и всякий такой бунт приводит к беде. Человек не должен восставать против тех законов, которые не им определены, а продиктованы… богом ли, природой? Они непреложны. Это закон любви к жизни и любви к людям, прежде всего к своим близким, закон стремления к счастью и закон наслаждения красотой… В романе Тургенева побеждает то, что естественно: возвращается в родительский дом “Блудный” Аркадий, создаются семьи, основные на любви, а непокорного, жестокого, колючего Базарова и после его смерти по-прежнему помнят и беззаветно любят стареющие родители.

Выразительное чтение финального отрывка из романа.

Домашнее задание: подготовка к сочинению по роману.

Литература к уроку:


  1. И.С. Тургенев. Избранные сочинения. Москва. Художественная литература. 1987
  2. Басовская Е.Н.“Русская литература второй половины 19 века. Москва. “Олимп”. 1998.
  3. Антонович М.А. “Асмодей нашего времени” http://az.lib.ru/a/antonowich_m_a/text_0030.shtml
  4. Д. И. Писарев Базаров."Отцы и дети", роман И. С. Тургенева http://az.lib.ru/p/pisarew_d/text_0220.shtml

Источник: urok.1sept.ru

ОТЦЫ И ДЕТИ В РУССКОЙ КРИТИКЕ

РОМАН И. С. ТУРГЕНЕВА

“ОТЦЫ И ДЕТИ” В РУССКОЙ КРИТИКЕ

» Отцы и детки » вызвали цельную бурю в мире литературной оценки. После выхода романа возникло огромное количество совсем противоположных по собственному заряду критических отзывов и статей, что непрямо свидетельствовало о простодушии и невинности российской читающей публики.

Критика отнеслась к художественному творению как к публицистической статье, к политическому памфлету, не желая ремонтировать точку зрения создателя. С выходом романа наступает оживленное дискуссия его в печати, которое сходу же получило острый полемический нрав. Почти все российские газеты и журналы откликнулись на возникновение романа. Произведение порождало несогласия как меж идейными соперниками, так и в среде единомышленников, кпримеру, в демократических журналах “Современник” и “Русское слово”. Спор, по существу, шел о типе новейшего революционного деятеля российской летописи.


“Современник” откликнулся на роман статьей М. А.

Foxford

Антоновича “Асмодей нашего времени”. Обстоятельства, связанные с уходом Тургенева из “Современника”, заблаговременно располагали к тому, что роман был оценен критиком негативно.

Антонович увидел в нем панегирик “отцам” и клевету на молодое происхождение.

Кроме такого, утверждалось, что роман чрезвычайно слаб в художественном отношении, что Тургенев, ставивший собственной целью обесчестить Базарова, прибегает к карикатуре, изображая главного богатыря чудовищем “с крошечной головкой и огромным ртом, с малюсеньким лицом и преболыпущим носом”. Антонович пробует охранять от нападок Тургенева дамскую эмансипацию и эстетические взгляды юного поколения, пытаясь обосновать, что “Кукшина не так пуста и ограниченна, как Павел Петрович”. По поводу отречения Базаровым художества


Антонович заявил, что это — чистейшая ересь, что молодое происхождение отрицает лишь “чистое искусство”, к числу представителей которого, истина, причислил Пушкина и самого Тургенева. По понятию Антоновича с первых же страничек, к наибольшему изумлению читающего, им овладевает некого рода скука; но, очевидно, вы этим не смущаетесь и продолжаете декламировать, веря, что далее станет лучше, что создатель войдет в свою роль, что способность поймет родное и непроизвольно увлечет ваше интерес. А меж тем и далее, когда действие романа развертывается перед вами полностью, ваше любопытство не шевелится, ваше эмоция остается нетронутым; чтение производит на вас какое-то неудовлетворительное воспоминание, которое отображается не на чувстве, а что только удивительнее — на уме. Вас обдает каким-то мертвящим морозом; вы не живете с действующими лицами романа, не проникаетесь их жизнью, а начинаете прохладно анализировать с ними, или, поточнее, смотреть за их рассуждениями. Вы забываете, что перед вами лежит роман профессионального живописца, и воображаете, что вы читаете морально-философский тракта, но нехороший и неглубокий, который, не удовлетворяя уму, тем самым производит противное воспоминание и на ваше эмоция. Это указывает, что новое творение Тургенева очень неудовлетворительно в художественном отношении. Тургенев относится к собственным героям, не любимцам его, совсем подругому. Он питает к ним какую-то собственную нелюбовь и вражда, как какбудто они собственно сделали ему какую-нибудь обиду и гадость, и он пытается отмстить им на каждом шагу, как человек собственно оскорбленный; он с внутренним наслаждением ищет в них беспомощности и недочеты, о которых и произносит с плохо скрываемым злорадством и лишь для такого, чтоб унизить богатыря в очах читателей: » посмотрите, мол, какие негодяи мои враги и враги «.
ребячески довольствуется, когда ему удается уколоть чем-нибудь нелюбимого богатыря, сострить над ним, доставить его в смешном или вульгарном и мерзком облике; любой просчет, любой необдуманный шаг богатыря славно щекочет его самолюбие, вызывает улыбку самодовольствия, обнаруживающего гордое, но мелкое и негуманное рассудок личного преимущества. Эта мстительность доходит до забавного, владеет вид школьных щипков, обнаруживаясь в мелочах и пустяках. Главный герой романа с гордостью и заносчивостью произносит о собственном художестве в картежной забаве; а Тургенев принуждает его непрерывно терять. Потом Тургенев пытается очертить главного богатыря обжорой, который лишь и задумывается о том, как бы покушать и попить, и это снова делается не с добродушием и комизмом, а все с тою же мстительностью и желанием унизить богатыря; Из различных мест романа Тургенева следовательно, что основной герой его человек не глупый, — против, чрезвычайно способный и даровитый, любознательный, старательно занимающийся и немало понимающий; а меж тем в спорах он совсем пропадает, высказывает бессмыслицы и проповедует ахинеи, непростительные самому ограниченному уму.
нравственном нраве и нравственных качествах богатыря и произносить нечего; это не человек, а какое-то страшное вещество, элементарно бес, или, выражаясь наиболее поэтически, асмодей. Он регулярно терпетьнеможет и преследует все, начиная от собственных хороших родителей, которых он вытерпеть не может, и, заканчивая лягушками, которых он разрезает с беспощадною безжалостностью. Никогда ни одно эмоция не закрадывалось в его прохладное сердечко; не следовательно в нем и отпечатка какого-либо увлечения или влечения; самую нелюбовь он отпускает рассчитано, по гранам. И заметьте, этот герой — юный человек, парень! Он представляется каким-то ядовитым созданием, которое отравляет все, к чему ни прикоснется; у него имеется друг, но и его он ненавидит и к нему не владеет ни малейшего расположения; имеется у него последователи, но и их он втомжедухе терпетьнеможет. римлянин имеется не что другое, как жестокая и также разрушительная оценка юного поколения. Во всех современных вопросах, умственных движениях, толках и идеалах, занимающих молодое происхождение, Тургенев не обретает нималейшего значения и дает взятьвтолк, что они водят лишь к разврату, пустоте, прозаической непристойности и цинизму.

Какое мнение разрешено станет вывести из этого романа; кто окажется правым и виноватым, кто ужаснее, а кто лучше — » папы » или » детки «? Такое же одностороннее смысл владеет и роман Тургенева.
вините, Тургенев, вы не умели найти собственной задачки; вместо изображения отношений меж » отцами » и » детьми » вы написали панегирик » папам » и разоблачение » детям «; да и » деток » вы не сообразили, и вместо обличения у вас вышла наговор. Распространителей здоровых мнений меж юным поколением вы желали доставить развратителями юношества, сеятелями раздора и зла, ненавидящими благо, — одним однимсловом, асмодеями. Попытка эта не первая и повторяется очень нередко.

Такая же попытка изготовлена была, некотороеколичество лет тому обратно, в одном романе, который был » явлением, пропущенным нашей оценкой «, поэтому что принадлежал создателю, в то время безвестному и не имевшему той звучной славе, какою он использует сейчас. Этот роман имеется » Асмодей нашего времени «, соч.

Аскоченского, появившийся в свет в 1858 г. Последний роман Тургенева резво напомнил нам этого » Асмодея » своею общею мыслью, своими тенденциями, своими персонами, а в индивидуальности собственным основным богатырем.

В журнале “Русское слово” в 1862 году возникает статья Д. И. Писарева

“Базаров”. Критик отмечает некую пристрастность создателя по отношению к

Базарову, произносит, что в ряде случаев Тургенев “не благоволит к собственному герою”, что он проверяет “невольную антипатию к этому течению мысли”.

Но сплошное мнение о романе объединяется не к этому^. Д. И. Писарев обретает в виде Базарова образный синтез более немаловажных сторон мировоззрения разночинной демократии, изображенных честно, неглядя на начальный план Тургенева. Критик беспрепятственно симпатизирует Базарову, его сильному, честному и грозному нраву. Он считал, что Тургенев сообразил этот новейший для России человеческий тип » так правильно, как не усвоит ни один из наших юных реалистов «. Критическое известие создателя к Базарову воспринимается критиком как амбиция, так как “со стороны виднее плюсы и недостатки”, а “строго опасный взор… в реальную минутку какоказалось плодотворнее, чем голословное восторг или раболепное обожание”. Трагедия Базарова, по понятию Писарева, состоит в том, что для реального дела в реальности нет подходящих критерий, а поэтому, “не имея способности представить нам, как проживает и действует Базаров, И. С.

Тургенев показал нам, как он погибает.

В собственной статье Д. И. Писарев подкрепляет общественную отзывчивость живописца и эстетическую значимость романа: “Новый роман Тургенева дает нам все то, чем мы привыкли восторгаться в его творениях. Художественная обработка безупречно превосходна… А явления эти чрезвычайно недалеки к нам, так недалеки, что все наше молодое происхождение своими стремлениями и идеями может выяснить себя в работающих лицах этого романа”. Еще до истока конкретной полемики Д.

И. Писарев практически предугадывает позицию Антоновича. По поводу сцен с

Ситниковым и Кукшиной он подмечает: “Многие из литературных врагов

“Русского вестника” с ожесточением накинутся на Тургенева за эти сцены”.

Однако Д. И. Писарев уверен, что реальный нигилист, демократ-разночинец так же, как и Базаров, обязан отвергать художество, не воспринимать Пушкина, быть убежденным, что Рафаэль “гроша медного не стоит”. Но для нас принципиально, что

Базаров, погибающий в романе, “воскресает” на крайней страничке писаревской статьи: “Что делать? Жить, покуда живется, имеется сухой хлеб, когда нет ростбифу, быть с дамами, когда невозможно любить даму, а вообщем не мечтать об апельсиновых деревьях и пальмах, когда под ногами снеговые сугробы и прохладные тундры”. Пожалуй, мы можем полагать статью Писарева более броской трактовкой романа в 60-е годы.

В 1862 году, в четвертой книге журнала “Время”, издаваемого Ф. М. и М.

М. Достоевскими, значит увлекательная статья Н. Н. Страхова, которая именуется “И. С. Тургенев. “Отцы и дети”. Страхов уверен, что роман — примечательное Достижение Тургенева-художника. Образ же Базарова аристарх считает очень обычным. “Базаров имеется тип, идеал, явление, возведенное в перл создания”. Некоторые черты базаровского нрава объяснены Страховым поточнее, чем Писаревым, кпримеру, отречение художества. То, что Писарев считал случайным непониманием, объясняемым личным развитием богатыря

( “Он сплеча отрицает вещи, которых не знает или не соображает… ”), Страхов принимал значимой чертой нрава нигилиста: “… Искусство постоянно перемещает в себе нрав примирения, тогда как Базаров совсем не хочет примириться с жизнью. Искусство имеется идеализм, созерцание, отрешение от жизни и почтение идеалам; Базаров же реалист, не наблюдатель, а деятель… ” Однако ежели у Д. И. Писарева Базаров — герой, у которого словечко и дело соединяются в одно единое, то у Страхова нигилист все еще герой

“слова”, пусть с жаждой деятельности, доведенной до последней ступени.

Страхов поймал вневременной значение романа, сумев подняться над идеологическими спорами собственного времени. “Написать роман с прогрессивным и ретроградным курсом — ещё вещица не тяжелая. Тургенев же имел притязания и грубость сотворить роман, имеющий различные направленности; фанат вечной правды, вечной красоты, он имел гордую мишень во временном сориентировать на постоянное и написал роман не прогрессивный и не ретроградный, а, так заявить, всегдашний”, — писал аристарх.

На тургеневский роман откликнулся и свободный аристарх П. В. Анненков.

В собственной статье “Базаров и Обломов” он пробует обосновать, что, неглядя на наружное различие Базарова от Обломова, “зерно заложено одно и то же в обеих натурах ”.

В 1862 году в журнале “Век” значит статья безызвестного создателя

“Нигилист Базаров”. Посвящена она доэтого только разбору личности главного богатыря: “Базаров — нигилист. К той среде, в которой он поставлен, он относится непременно негативно. Дружбы для него не есть: он терпит собственного товарища, как мощный терпит слабого. Родственные дела для него повадка родителей к нему. Любовь он соображает как реалист. На люд глядит с пренебрежением зрелого на небольших ребят. Никакой сферы деятельности не остается для Базарова”. Что же касается нигилизма, безызвестный аристарх заявляет, что отречение Базарова не владеет под собой базы, “для него нет причин”.

Рассмотренные в реферате работы не являются единственными откликами российской общественности на роман Тургенева “Отцы и дети”. Практически любой российский беллетрист и аристарх выложил в той или другой форме родное известие к дилеммам, поднятым в романе. А не это ли является реальным признанием актуальности и значительности творения?

Источник: www.kritika24.ru

СПОРЫ ВОКРУГ РОМАНА. Д. И. ПИСАРЕВ О БАЗАРОВЕ.

Отрицательно отзывались о романе и реакционные критики, но, конечно, по иным причинам. Редактор Русского вестника М. Н. Катков обвинял Тургенева в том, что он преувеличил достоинства Базарова и отдал ему честь как перед заслуженным воином. В пылу полемики не только враги, но подчас и доброжелатели Тургенева ложно оценивали его намерения.

Писарев показал типичность образа Базарова, в то время как ее отрицали с разных позиций и Антонович, и Катков

Общественное значение Базаровых Писарев видел в том, что они разрушают суеверия и авторитеты, расчищают почву для формирования передового мировоззрения. Именно такие люди, как Базаров, по мнению Писарева, необходимы стране. Базаров не отступит перед препятствиями и не струсит перед опасностью,- пишет критик, намекая на те качества тургеневского героя, которые должны быть присущи революционеру.

Критическая статья отцы и дети добролюбов

Писарев же увидел их истинное значение в романе. В статье Писарева отразились взгляды на тургеневский роман значительной части передовой молодежи. Споры об Отцах и детях продолжались долгие годы, и страстность их не ослабевала. Очевидно, проблематика романа сохраняла злободневность и для последующих поколений.

Базаров меня окончательно укрепил в моем решении порвать с военщиной и идти по другому пути- по пути Рудина, героев Нови, Базарова. Не успел роман Тургенева по­явиться в свет, как сразу же началось чрезвычайно активное его обсуждение на страницах печати и просто в разговорах читателей.

Тургенев вспоминал: «У меня по поводу «Отцов и детей» составилась довольно любопытная коллекция писем и прочих документов. Читатели и критики так и не смогли прийти к единому мнению: какова же была позиция самого автора, на чьей он стороне — «отцов» или «детей»? А так как такой ответ не лежал «на поверхности», то и доставалось больше всего са­мому писателю, который не сформулировал своего отношения к изображаемому с желательной опре­деленностью.

Критическая статья отцы и дети добролюбов

В полемическом запале Антонович утверждал, что роман Тургенева слаб даже в чисто художест­венном отношении. Как видно, Антонович не смог (да и не хотел) дать объективную оценку роману Тургенева. Почти одновременно со статьей Антоновича на страницах другого демократического журнала «Рус­ское слово» появилась статья Д. И. Писарева «База­ров». В отличие от критика «Современника», Писа­рев увидел в Базарове отражение наиболее сущест­венных черт демократической молодежи.

Все, что напи­сано в последнем романе Тургенева, прочувствовано до последней строки; чувство это прорывается по­мимо воли и сознания самого автора и согревает объективный рассказ».

Гораздо важнее то, что настроения и идеи Базарова оказались на удивление близкими и созвучными молодому критику. Писарев оказался все же более проницательным критиком, чем Антонович.

Пожалуй, наиболее спокойно и объективно от­несся к тургеневскому роману Н. Н. Страхов. Базаров не дорожит дружбою и отре­кается от родительской любви; не порочит его за это автор, а только изображает дружбу Аркадия к самому Базарову и его счастливую любовь к Кате… Базаров… побежден не лицами и не случайностями жизни, но самою идеею этой жизни». Роман «Отцы и дети» очень быстро стал известен за границей.

Ни одно произведение И. С. Тургенева не вызывало таких разноречивых откликов, как «Отцы и дети» (1861). Я этого сам не знаю…» А. И. Герцену Тургенев сказал, что «…при сочинении Базарова не только не сердился на него, но чувствовал к нему влечение».

Писарев принимал в Базарове все: и пренебрежительное отношение к искусству, и упрощенный взгляд на духовную жизнь человека, и попытку осмыслить любовь через призму естественнонаучных взглядов. В статье Д. И. Писарева «Базаров» есть много спорных положений. Но общая трактовка произведения убедительна, и читатель часто соглашается с мыслями критика. Не все, кто высказывался о романе «Отцы и дети», могли увидеть, сопоставить и оценить личность Базарова, и это естественно.

Немаловажно для нас и другое. В столь широком плане фигура Базарова и приобретает особое звучание. В этом нам помогает Н. А. Добролюбов — критик журнала «Современник». Сравнивая позиции людей 40-х и людей 60-х годов, Н. А. Добролюбов сказал о первых: «Они стремились к истине, желали добра, их пленяло все прекрасное, но выше всего для них были принципы.

Отцы и дети» являются «художественным документом» идеологической борьбы в России середины XIX века. В этом отношении познавательное значение романа никогда не иссякнет. Поражает и тот факт, что И. С. Тургенев так давно обнаружил весьма актуальные и для сегодняшних дней конфликты.

Читайте также:

Появилось множество статей, эпиграмм, карикатур, направленных против Отцов и детей. Споры вызвал в основном главный герой романа — Базаров. Так читала роман либеральная и консервативная критика. Не одно поколение читателей размышляло над романом Отцы и дети, пытаясь правильно оценить тургеневского Базарова.

Источник: zdravbaza.ru

Максим Алексеевич АнтоновичМаксим Алексеевич Антонович в свое время считался публицистом, а также популярным литературным критиком. По своим взглядам он походил на Н.А. Добролюбова и Н.Г. Чернышевского, о которых отзывался очень почтительно и даже восхищенно.

Его критическая статья «Асмодей нашего времени» была направлена против того образа молодого поколения, который создал в своем романе «Отцы и дети» И.С.Тургенев. Статья была опубликована сразу после того, как вышел роман Тургенева, и вызвала большой ажиотаж среди читающей публики того времени.

По словам критика, автор идеализирует отцов (старшее поколение) и клевещет на детей (молодое поколение). Анализируя тот образ Базарова, который создал Тургенев, Максим Алексеевич утверждал: Тургенев создал своего персонажа излишне безнравственным, вместо четко прописанных идей поместив в его голову «кашу». Таким образом, создан не образ молодого поколения, а его карикатура.

В названии статьи Антонович употребляет незнакомое в широких кругах слово «Асмодей». На самом деле оно означает злого демона, который пришел к нам из поздней еврейской литературы. Это слово на поэтическом, изысканном языке означает ужасное существо или, попросту говоря, дьявола. Базаров предстает в романе именно таким. Во-первых, он ненавидит всех и грозится преследовать всех, кого он ненавидит. Такие чувства он проявляет ко всем, начиная от лягушек и заканчивая детьми.

Критическая статья отцы и дети добролюбов

Сердце Базарова, каким его создал Тургенев, по мнению Антоновича, не способно ни на что. В нем читатель не найдет и следа каких-либо благородных чувств – увлечения, страсти, любви наконец. К сожалению, холодное сердце главного героя не способно на такие проявления чувств и эмоций, что является уже не его личной, а общественной проблемой, поскольку влияет на жизнь окружающих его людей.

В своей критической статье Антонович жаловался на то, что читатели, быть может, и захотели бы поменять свое мнение о молодом поколении, но Тургенев не дает им такого права. Эмоции у «детей» так и не просыпаются, что мешает читателю прожить свою жизнь рядом с приключениями героя и переживать за его судьбу.

Антонович считал, что Тургенев просто ненавидел своего героя Базарова, не ставя его в ряд своих очевидных фаворитов. В произведении четко видны моменты, когда автор радуется тому, какие промахи совершил его нелюбимый герой, он старается все время его принизить и даже где-то мстит ему. Для Антоновича такое положение дел казалось смешным.

Критическая статья отцы и дети добролюбов

Само название статьи «Асмодей нашего времени» говорит само за себя – Антонович видит и не забывает указать на то, что в Базарове, каким его создал Тургенев, воплотились все негативные, даже порой лишенные сочувствия черты характера.

При этом Максим Алексеевич пытался быть толерантным и непредвзятым, читая произведение Тургенева несколько раз и пытаясь увидеть то внимание и позитив, с которым авто отзывается о своем герое. К сожалению, найти такие тенденции в романе «Отцы и дети» Антоновичу так и не удалось, о чем он не единожды упоминал в своей критической статье.

Кроме Антоновича, многие другие критики ответили на выход романа «Отцы и дети» в свет. Достоевский и Майков были в восторге от произведения, о чем не преминули указать в своих письмах к автору. Другие критики были менее эмоциональны: так, Писемский направил свои критические замечания Тургеневу, практически полностью соглашаясь с Антоновичем. Еще один литературный критик, Николай Николаевич Страхов, разоблачил нигилизм Базарова, считая эту теорию и эту философию полностью оторванной от реалий тогдашней жизни в России. Так что автор статьи «Асмодей нашего времени» был не един в своих высказываниях относительно нового тургеневского романа, а во многих вопросах пользовался поддержкой своих коллег.

Источник: xn—-8sbiecm6bhdx8i.xn--p1ai


Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.