Психология инвалидов


Амурской области

страница 3/8
Дата 13.05.2016
Размер 0.54 Mb.
Тип Лекция

Тема: Психологические особенности личности инвалида

Форма проведения: лекция

Цели: теоретическое рассмотрение психологических особенностей личности инвалида

Глоссарий: инвалидность, инвалид, нетрудоспособность, посттравматическое стрессовое расстройство, адаптация

План лекции:

1.Общая характеристика понятия инвалидности

2.Постравматическое стрессовое расстройство в результате инвалидности

3.Адаптация инвалида к новым условиям

Ход лекции:

    1. Общая характеристика понятия инвалидности

Инвалидность – состояние человека, при котором имеются препятствия или ограничения в деятельности человека с физическими, умственными, сенсорными или психическими отклонениями.

Инвалид – человек, у которого возможности его личной и жизнедеятельности в обществе ограничены из-за его физических, умственных, сенсорных или психических отклонений.

В Российской Федерации установление статуса «инвалид» осуществляется учреждениями медико-социальной экспертизы и представляет собой медицинскую и одновременно юридическую процедуру. Установление группы инвалидности обладает юридическим и социальным смыслом, так как предполагает определенные особые взаимоотношения с обществом: наличие у инвалида льгот, выплата пенсии по инвалидности, ограничения в работоспособности и дееспособности. Некоторые специалисты рассматривают инвалидность как одну из форм социального неравенства.

В настоящее время принята политкорректная форма обозначения инвалида – «человек с ограниченными возможностями здоровья», или же «человек с инвалидностью», причем последняя формулировка в равной степени информативна и политкорректна, так как, отражая юридический статус, делает при этом акцент на человеческом достоинстве.

Принято различать следующие ключевые понятия:


    1. Дефект или нарушение: любая утрата психической, физиологической или анатомической структуры или функции, или отклонение от неё;
    2. Инвалидность: ограниченность конкретного индивидуума, вытекающая из дефекта или инвалидности, которая препятствует или лишает его возможности выполнять роль, считающуюся для этого индивидуума нормальной в зависимости от возрастных, половых, социальных и культурных факторов;
    3. Нетрудоспособность: ограниченность конкретного индивидуума, которая вызвана дефектом или инвалидностью.

Принято условно разделять ограничения функций по следующим категориям:

нарушения статодинамической функции (двигательной),

нарушения функций кровообращения, дыхания, пищеварения, выделения, обмена веществ и энергии, внутренней секреции,

сенсорные (зрения, слуха, обоняния, осязания),

психические (восприятия, внимания, памяти, мышления, речи, эмоций, воли).

По оценкам ВОЗ 2011 года, почти 15 % населения во всем мире имеет инвалидность (что превышает сделанные ранее оценки ООН на 10 %. В 2002—2004 гг. в России 16,4 % населения имели ту или иную степень инвалидности, а количество потерянных лет трудоспособной жизни составляло 10 лет на 100 человек в 2004 году. Согласно официальной статистике, в России проживает около 10 млн инвалидов, по оценке Агентства социальной информации – не менее 15 млн. Официальная статистика учитывает численность инвалидов, имеющих непросроченное свидетельство об инвалидности, в то время как к ним можно также отнести людей, подпадающих под определение инвалидности, но не знающих об этом или не оформивших соответствующий статус. В 1996 г. в России официально зарегистрированных насчитывалось более 6,2 миллионов человек (4,2 % населения).


Инвалидность – не свойство человека, а препятствия, которые возникают у него в обществе. На причины этих препятствий существуют различные точки зрения, из которых две наиболее распространены:

Медицинская модель усматривает причины затруднений инвалидов в их уменьшенных возможностях. Согласно ей, инвалиды не могут делать что-то, что характерно для обычного человека, и поэтому вынуждены преодолевать трудности с интеграцией в обществе. Согласно этой модели, нужно помогать инвалидам, создавая для них особые учреждения, где они могли бы на доступном им уровне работать, общаться и получать разнообразные услуги. Таким образом, медицинская модель выступает за изоляцию инвалидов от остального общества, способствует дотационному подходу к экономике инвалидов. Медицинская модель долгое время преобладала в воззрениях общества и государства, как в России, так и в других странах, поэтому инвалиды по большей части оказывались изолированными и дискриминированными.

Социальная модель предполагает, что трудности создаются обществом, не предусматривающим участия во всеобщей деятельности, в том числе и людей с различными ограничениями. Такая модель призывает к интеграции инвалидов в окружающее общество, приспособление условий жизни в обществе и для инвалидов в том числе.
о включает в себя создание так называемой доступной среды (пандусов и специальных подъемников для инвалидов с физическими ограничениями, для слепых дублирование визуальной и текстовой информации по Брайлю и дублирование звуковой информации для глухих на жестовом языке), а также поддержание мер, способствующих трудоустройству в обычные организации, обучение общества навыкам общения с инвалидами. Социальная модель пользуется все большей популярностью в развитых странах, а также постепенно завоевывает позиции и в России. Активным пропагандистом такой модели в России стала региональная общественная организация инвалидов «Перспектива».

Сами по себе, эти модели недостаточны, хотя обе они частично обоснованны. Инвалидность – это сложный феномен, который является проблемой как на уровне организма человека, так и на социальном уровне. Инвалидность всегда представляет собой взаимодействие между свойствами человека и свойствами окружения, в котором этот человек проживает, но некоторые аспекты инвалидности являются полностью внутренними для человека, другие же, наоборот, только внешними. Другими словами, и медицинская и социальная концепции подходят для решения проблем, связанных с инвалидностью; мы не можем отказываться ни от того, ни от иного вмешательства.


>Наилучшая модель инвалидности, таким образом, будет представлять собой синтез всего лучшего из медицинской и социальной моделей, не совершая присущих им ошибок в преуменьшении целостного, комплексного понятия инвалидности к тому либо иному аспекту. Такая более выгодная модель инвалидности может называться биопсихосоциальной моделью. МКФ основывается на такой модели, совмещающей медицинский и социальный аспекты.

2. Постравматическое стрессовое расстройство в результате инвалидности

Человек умеет приспосабливаться к различным обстоятельствам; с изменением нашей жизни меняемся и мы сами. Происходящие в нас перемены помогают выжить, в какие бы условия мы ни попали. По определению психиатров, «травмирующим называют событие, выходящее за пределы нормального человеческого опыта».

Если травма была сравнительно небольшой, то повышенная тревожность и другие симптомы стресса постепенно пройдут в течение нескольких часов, дней или недель. Если же травма была сильной или травмирующие события повторялись многократно, болезненная реакция может сохраниться на многие годы. В то же время человек стремиться думать, чувствовать и действовать так, чтобы избежать тяжелых воспоминаний.

Подобно тому, как мы приобретаем иммунитет к определенной болезни, наша психика вырабатывает особый механизм для защиты от болезненных переживаний. Например, человек, переживший трагическую потерю близких, в дальнейшем подсознательно избегает устанавливать с кем-либо тесный эмоциональный контакт.


Когда у человека нет возможности разрядить внутреннее напряжение, его тело и психика находят способ как-то примениться к этому напряжению. В этом, в принципе, и состоит механизм посттравматического стресса. Его симптомы – которые в комплексе выглядят как психическое отклонение – на самом деле не что иное, как глубоко укоренившиеся способы поведения, связанные с экстремальными событиями в прошлом.

Клинические симптомы ПТСР

1. Немотивированная бдительность.

Человек пристально следит за всем, что происходит вокруг, словно ему постоянно угрожает опасность.

2. «Взрывная» реакция.

При малейшей неожиданности человек делает стремительные движения (нагибается при звуке низко пролетающего вертолета, резко оборачивается и принимает боевую позу, когда кто-то приближается к нему из-за спины).

3. Притупленность эмоций.

Бывает, что человек полностью или частично утратил способность к эмоциональным проявлениям. Ему трудно устанавливать близкие и дружеские связи с окружающими, ему недоступны радость, любовь, творческий подъем, игривость и спонтанность.

4. Агрессивность.

Стремление решать проблемы с помощью грубой силы. Хотя, как правило, это касается физического силового воздействия, но встречается также психическая, эмоциональная и вербальная агрессивность. Попросту говоря, человек склонен применять силовое давление на окружающих всякий раз, когда хочет добиться своего, даже если цель не является жизненно важной.


5. Нарушения памяти и концентрации внимания.

Человек испытывает трудности, когда требуется сосредоточиться или что-то вспомнить, по крайней мере, такие трудности возникают при определенных обстоятельствах. В некоторые моменты концентрация может быть великолепной, но стоит появиться какому-либо стрессовому фактору, как человек уже не в силах сосредоточиться.

6. Депрессия.

В состоянии посттравматического стресса депрессия достигает самых темных и беспросветных глубин человеческого отчаяния, когда кажется, что все бессмысленно и бесполезно. Этому чувству депрессии сопутствуют нервное истощение, апатия и отрицательное отношение к жизни.

7. Общая тревожность.

Проявляется на физиологическом уровне (ломота в спине, спазмы желудка, головные боли), в психической сфере (постоянное беспокойство и озабоченность, «параноидальные» явления – например, необоснованная боязнь преследования), в эмоциональных переживаниях (постоянное чувство страха, неуверенность в себе, комплекс вины).

8. Приступы ярости.

Не приливы умеренного гнева, а именно взрывы ярости, по силе подобные извержению вулкана. Однако бывают и в отсутствие алкоголя или наркотиков, так что было бы неверно считать опьянение главной причиной этих явлений.

9. Злоупотребление наркотическими и лекарственными веществами.


В попытке снизить интенсивность посттравматических симптомов многие употребляют алкоголь и (в меньшей степени) наркотические вещества.

10. Непрошеные воспоминания.

Это наиболее важный симптом, дающий право говорить о присутствии ПТСР. В памяти внезапно всплывают жуткие, безобразные сцены, связанные с травмирующим событием. Эти воспоминания могут возникать как во сне, так и во время бодрствования.

Наяву они появляются в тех случаях, когда окружающая обстановка чем-то напоминает случившееся «в то время», то есть во время травмирующего события: запах, зрелище, звук, словно бы пришедшие из той поры. Яркие образы прошлого обрушиваются на психику и вызывают сильный стресс. Главное отличие от обычных воспоминаний состоит в том, что посттравматические «непрошеные воспоминания» сопровождаются сильными чувствами тревоги и страха.

Непрошеные воспоминания, приходящие во сне, называют ночными кошмарами.

11. Галлюцинаторные переживания.

Это особая разновидность непрошеных воспоминаний о травмирующих событиях с той разницей, что при галлюцинаторном переживании память о случившемся выступает настолько ярко, что события текущего момента как бы отходят на второй план и кажутся менее реальными, чем воспоминания. В этом «галлюцинаторном», отрешенном состоянии человек ведет себя так, словно он снова переживает прошлое травмирующее событие; он действует, думает и чувствует так же, как в тот момент, когда ему пришлось спасать свою жизнь.


12. Бессонница (трудности с засыпанием и прерывистый сон).

Когда человека посещают ночные кошмары, есть основания считать, что он сам невольно противится засыпанию, и именно в этом причина его бессонницы: человек боится заснуть и вновь увидеть это. Регулярное недосыпание, приводящее к крайнему нервному истощению, дополняет картину симптомов посттравматического стресса. Бессонница также бывает вызвана высоким уровнем тревожности, неспособностью расслабиться, а также не проходящим чувством физической или душевной боли.

13. Мысли о самоубийстве.

Человек постоянно думает о самоубийстве или планирует какие-либо действия, которые в конечном итоге должны привести его к смерти. Когда жизнь представляется более пугающей и болезненной, чем смерть, мысль покончить со всеми страданиями может показаться заманчивой. Когда человек доходит до той грани отчаяния, где не видно никаких способов поправить свое положение, он начинает размышлять о самоубийстве.

3. Адаптация инвалида к новым условиям

Адаптация – это динамический процесс, благодаря которому подвижные системы живых организмов, несмотря на изменчивость условий, поддерживают устойчивость, необходимую для существования, развития и продолжения рода. Именно механизм адаптации, выработанный в результате длительной эволюции, обеспечивает возможность существования организма в постоянно меняющихся условиях среды.

В связи с травмирующим переживанием получения инвалидности у данной категории людей возникла критическая ситуация жизнедеятельности. Это привело к низкому уровню развития интерсубъективности, что в свою очередь приводит к снижению адаптивных ресурсов инвалидов и в отдельных случаях к кризису личности в целом.


Таким образом, вырисовываются две основные задачи психологической реабилитации при длительной вторичной дезадаптации:

1. Создание условий для очищения психики от следов первичной дезадаптации.

2. Создание условий для самораскрытия жизненных перспектив личности (не экстремальное планирование жизни).

Эти две цели связывает промежуточная цепь – формирование навыков не экстремального поведения (точнее актуализация и совершенствование старых навыков).

Учитывая все вышеизложенное, полный цикл (курс) психологической реабилитации будет иметь следующие этапы:

1. вводный,

2. подготовительный,

3. катарсический,

4. осознания экстремального поведения,

5. формирования новых навыков поведения,

6. определения жизненных перспектив (инсайта),

7. поддерживающих мероприятий.
На вводном этапе необходимо поставить задачу (определить путь) совместной работы психолога и пациента и добиться четкого осознания ее последним. Будет неверным ставить цели типа: «Пройти курс психологической реабилитации», «Адаптироваться к нормальным условиям жизни» или «Стать таким, как все». Смысл адаптации не дознается личностью, и поэтому подобные цели не могут быть приняты ею.

Кроме того, работа с экстремальными личностями зачастую проявляет факты неосознаваемой заинтересованности в сохранении экстремальных качеств. Дело в том, что сформировавшийся образ жизни соответствует психологическому самочувствию. Избавление от всех проблем равносильно смене образа жизни, что требует от личности новых психических затрат и потери положительных сторон прежней жизнедеятельности. Поэтому она проявляет сопротивление резкому изменению своего самочувствия.

Подготовительный этап является непосредственной подготовкой к катарсическому этапу и заключается в обучении пациента тому состоянию, в котором планируется достижение катарсиса. Так, например, если планируется достижение катарсиса в гипнозе (Фрейд), то проводится исследование пациента на внушаемость, а затем тренировочные сеансы гипноза с целью достижения его необходимой глубины.

Катарсический этап является одним из ключевых во всем процессе реабилитации. Целью его является достижение эмоционального отреагирования на состояние первичной дезадаптации и очищения от него – катарсиса. Пациентам объясняется, что главная их задача – установить такие взаимоотношения между сознанием и подсознанием, при которых сознание отдает команду подсознанию и, полностью доверяясь ему, не вмешивается в процесс ее выполнения. Подсознание же четко выполняет эту команду.

Этап осознания экстремального поведения. Этот этап не требует специальной подготовки со стороны психолога, но обеспечивает достижение конечной цели всего процесса психологической реабилитации. Достижения практической психологии подсказывают, что наилучшим методом освоения новых навыков поведения и общения является социально-психологический тренинг (СПТ). В основе СПТ лежат идеи Е. Гальперина о формировании ориентировочных основ умственных воздействий, некоторые положения теории установки Д.И. Узнадзе и теоретические выводы С.Л. Рубинштейна о ролевых играх. Главным преимуществом СПТ является то, что процесс обучения происходит в условиях игровой деятельности.

Этап определения жизненных перспектив (инсайта). Получая навыки нового поведения в процессе СПТ, личность еще не представляет, каким образом она будет применять их в ситуациях общения с давно знакомыми людьми. Осознанию этого мешают стереотипы старых взаимоотношений и старого восприятия своего окружения.
Этап поддерживающих мероприятий. Этот этап предполагает периодические контакты психолога с пациентом. Целями таких контактов могут быть:

1. Психологическая консультация по широкому спектру проблем, которые могут возникнуть у пациента. Часто пациент сам становится «Стихийным» психологом и приходит на консультацию, чтобы рассказать о своих успехах в оказании помощи другим людям. В любом случае, контакты с психологом позволяют избежать рецидивов дезадаптированности.

2. Преодоление новых стрессов. К сожалению, после психологической реабилитации пациент попадает не в стерильные условия, а в реальную жизнь, в которой он не застрахован от новых потрясений. И преодоление их с учетом контактов с психологом и приобретенных навыков саморегуляции становится для него менее трудным делом.

3. Психологическая подготовка к воздействию новой экстремальности. Обычно эта задача решается в случаях, когда пациент по роду своей и профессиональной деятельности готовится к встрече с экстремальными условиями.

Таким образом, сочетание перечисленных методов психокоррекции: определенная их очередность в процессе психологической реабилитации создают необходимые условия для нормальной адаптации лиц с ограниченными возможностями к неэкстремальным условиям.
Лекция 6

Тема: Психологические особенности и изменение мышления у лиц пожилого возраста и инвалидов

Форма проведения: лекция

Цели: теоретическое рассмотрение психологических особенностей и изменение мышления у лиц пожилого возраста и инвалидов

Глоссарий: мышление, анализ, синтез, обобщение, логичность,

План лекции:

1.Общая характеристика мышления, как психического процесса

2.Изменение мышления у пожилых лиц и инвалидов
Ход лекции:

1. Общая характеристика мышления, как психического процесса

Мышление является высшим познавательным психическим процессом, заключается в порождении нового знания на основе творческого отражения и преобразования человеком действительности.

Характеристики мышления:

1. Обобщенное отражение действительности, поскольку мышление есть отражение общего в предметах и явлениях реального мира и применение обобщений к единичным предметам и явлениям.

2. Опосредованное познание объективной реальности – мы в состоянии выносить суждения о свойствах или характеристиках предметов и явлений без непосредственного контакта с ними, а путем анализа косвенной информации.

3. Мышление всегда связано с решением той или иной задачи – процесс мышления начинает наиболее ярко проявляться лишь тогда, когда возникает проблемная ситуация, которую необходимо решить.

4. Неразрывная связь с речью. Мысли всегда облекаются в речевую форму, даже в тех случаях, когда речь не имеет звуковой формы.

Рассматривая проблему мышления, А. А. Смирнов предупреждает о необходимости различать мышление и ассоциативное течение интеллектуальных процессов. Дело в том, что в мыслительной деятельности мы широко пользуемся ассоциациями, поскольку они оказывают весьма существенную помощь в решении мыслительных задач. Например, нередко мы специально вспоминаем из прошлого опыта случаи, похожие на тот, с которым мы столкнулись сейчас. При этом возникающие ассоциации используются для решения нашей мыслительной задачи. Они не уводят нас от нее, а приближают к ответу. Исключительно важная особенность мышления – это неразрывная связь с речью. Тесная связь мышления и речи находит свое выражение, прежде всего в том, что мысли всегда облекаются в речевую форму, даже в тех случаях, когда речь не имеет звуковой формы, например в случае с глухонемыми людьми. Таким образом, мысль приобретает окончательный вид только после того, как замысел будет закодирован в речевые символы. Следует иметь в виду, что, несмотря на тесное взаимодействие мышления и речи, эти два феномена – не одно и то же. Мыслить – это не значит говорить вслух или про себя. Свидетельством этому может служить возможность высказывания одной и той же мысли разными словами, а также то, что мы не всегда находим нужные слова, чтобы выразить свою мысль. Несмотря на то что возникшая у нас мысль нам самим понятна, часто для ее выражения мы не можем найти подходящую словесную форму.

Объективность, адекватность познания закономерно обеспечивается именно его субъективностью: познание (в частности, мышление) есть активность субъекта, непрерывно взаимодействующего с объектом (с другими людьми, с вещами и т. д.). Этим не исключаются, а, наоборот, предполагаются и получают свое объяснение возможность и даже частичная необходимость субъективности в другом смысле слова – субъективности как неполной адекватности мыслительного процесса объекту.

Виды мышления:

1. По форме протекания мыслительного процесса:

1) Наглядно-действенное мышлениеэто особый вид мышления, суть которого заключается в практической преобразовательной деятельности, осуществляемой с реальными предметами. Этот вид мышления широко представлен у людей, занятых производственным трудом, результатом которого является создание какого-либо материального продукта.

2) Наглядно-образное мышление – это вид мыслительного процесса, который осуществляется непосредственно при восприятии окружающей действительности и без этого осуществляться не может.

3) Словестно-логическое – это мышление в форме абстрактных понятий, при помощи логических операций.

2. По характеру мыслительных процессов:

1) Теоретическое мышление – это мышление без опоры на восприятие

2) Практическое мышление – мышление с опорой на восприятие

3. По степени развернутости мыслительного процесса:

1) Дискурсивное – развёрнутое

2) Интуитивное – осознаются только условия, задачи и ответ

4. По характеру познаваемой деятельности:

1) Предметные

2) Психическое мышление

5. По степени логичности:

1) Логическое – законы логики

2) Псевдологическое – ассоциации

3) Нелогическое — эмоции и интуиция

4) Критическое – выражается в способности объективно оценивать свои мысли и высказывания.

  1. Изменение мышления у пожилых лиц и инвалидов

Мышление и интеллект наряду с памятью являются осново­полагающими психическими качествами, определяющими личностные особенности человека. В психологии в социальном обеспечении ис­следование мышления престарелого, инвалида необходимо для установления его интеллектуального уровня с целью наиболее адекватной формы общения с ним и решения вопросов трудоустройства.

Мышление – это всегда решение новой задачи, поиск выхода из создавшейся ситуации, поэтому нарушения мышления порой значительно затрудняют адаптацию инвалида в разных сферах жизни. Основой мышления являются ощущения и восприятия, однако, мышление выходит за пределы чувственного познания, в то же время, сохраняя связь с ним. В реальной деятельности человека чувственное познание и мышление непрерывно переходят одно в другое и взаимообуславливают друг друга. Связь мышления с языком обуславливает социальную сущность человека.

Наглядно-действенное мышление характерно для детей, однако оно может встречаться у олигофренов или примитивных личностей. Типичным примером такого мышления являются действия ребенка, ломающего игрушку, чтобы понять, как она действует. Для наглядно-образного мышления характерно формирование образа, предмета и связанных с этим ассоциаций. Таков преобладающий тип мышления у художников, актеров, музыкантов; своеобразное образное мышление имеется у глухонемых.

Понятийное, абстрактное мышление конкретного формирования образов не требует. Человек свободно оперирует абстрактными понятиями –«общество», «природа», «больной», «реабилитация», «лечение», «диагноз» и т.д.

К индивидуальным особенностям мышления относят его самостоятельность – т.е. умение по новому посмотреть на проблему и критичность, под которой понимается способность правильно оценивать свои возможности в решении поставленной задачи. При помощи гибкости, быстроты и широты мышления представляется возможным изменить намеченный план, приспособить его к реальной ситуации, принимать решения, например, в аварийных ситуациях или решать задачи с перспективой на будущее и с учетом возможных непредвиденных препятствий. В мышлении человека значительную роль играет состояние эмо­циональной сферы, которая может его стимулировать или тормозить.

Понятийное, абстрактное мышление образуется из нескольких слагаемых. Прежде всего, к ним относится анализ, т.е. способность к расчленению явления иди предмета. Под синтезом понимается способность человеческой психики воссоздавать понятия из частей. Примером мыслительной операции на анализ и синтез является установление синдромального диагноза. В начале выявляются и осмысливаются симптомы, которые затем синтезируются в синдром.

Следующей составляющей понятийного мышления является сравнение, т.е. установление сходства иди различия между предметами и явлениями. Под обобщением понимается выделение общих и главных черт предметов и явлений. Продолжая пример с врачебным мышлением, можно указать, что при установлении нозологического диагноза возникает необходимость в обобщении и сравнении, что позволяет сделать окончательный вывод о генезе заболевания. Высшим качеством мышления является абстрагирование, под которым понимается отвлечение от конкретных, образно-чувственных свойств предмета. Под суждением понимается утверждение или отрицание чего-либо. Умозаключение – логическая цепь суждений. Следствием логической цепи суждений является вывод.

При изменениях мышления, как правило, поражаются все мыслительные операции. Но в большей степени это относится к сравнению, обобщению и абстрагированию. Прежде всего, это нарушение по темпу – ускорение или замедление его. Ускорение темпа мышления может быть, например, при тиреотоксикозе, при маниакальных или гипоманиакальных состояниях различного генеза. Замедление темпа мышления встречается чаще всего при сосудистых поражениях головного мозга, астенических и неврастенических синдромах, депрессиях в старческом возрасте. Другой вид изменения мышления – по стройности – снижение возможности к абстрагированию, обобщению, к суждениям и умозаклю­чениям способное значительно затруднить общение с обеспечиваемым наиболее характерно для олигофрении.

К расстройствам мышления по направленности относят бредовые, сверхценные, бредоподобные и навязчивые идеи. Более детально все эти нарушения мышления рас­сматриваются в курсе психиатрии. Под сверхценными идеями понимаются мысли, имеющие реальную подоплеку, с трудом поддающиеся коррекции и занимающие неоправданно большое место в психике больного. Такими сверхценными идеями могут быть различного рода натрогении, мысли о заболевании раком, сифилисом и другими тяжелыми заболеваниями. Поскольку в основе сверхценных идей лежит какая-то действительная патология, больные занимаются постоянно хождением к специалистам, вступают в конфликты, доставляют много хлопот органам здравоохранения и социального обеспечения. В таких случаях консультация психиатра является необходимой. В механизме образования сверхценных идей основное место занимают психопатические черты личности, в частности исторические или психастенические черты характера и наличие психической травмы.

Навязчивые мысли обычно нелепы по своему содержанию, больной к ним относится критически, но избавиться от них не может (отсюда название – навязчивые идеи I Инвалиды с навязчивыми мыслями часто ошибочно обращаются к врачам разных специальностей. Обращаются в самые различные инстанции. Часто навязчивости проявляются в виде фобий -агарофобий (болезнь открытых пространств), клаустрофобия (болезнь закрытых помещений), фобо-фобия (боязнь страха), сифилофобия и т.д. Основное отличие навязчивых идей от сверхценных заключается в том, что больные с навязчивостями обращаются с просьбой избавить их от этих навязчивых мыслей, в то время как больные со сверхценными образованиями не имеют критики к своему состоянию.

Исследование мышления инвалидов и престарелых в социальном обеспечении обусловлена прежде всего необходимостью установить их реабилитационный потенциал, уточнить трудовые возможности и возможности профориентации. Исследование мышления идет обычно параллельно с беседой, со сбором анамнестических сведений, уточнением жалоб и т.д. Построение фраз, словарный запас, точность и емкость формулировок, умение оперировать абстрактными понятиями и категориями помогают оценить интеллектуальные возможности обеспечиваемого. Однако, имеется и ряд формальных методик, которые в случаях, требующих более детального и тщательного анализа, помогают точнее оценить те или иные варианты нарушения мышления. Мы намеренно останавливаемся на простейших психологических методиках, которыми могут пользоваться в повседневной практической деятельности работники социального обеспечения. Однако, несмотря на их простоту они дают достаточно полное представление об интеллектуальных возможностях лич­ности. Другие, более сложные методы обследования, находятся в ком­петенции психолога.

Прежде всего, должна исследоваться способность к аналитико-синтетической деятельности. Испытуемому по возрастающей степени сложности предлагается ответить в зависимости от его образовательного ценза, профессии и т.д. на ряд вопросов: «Как вы одним слоем назовете картошку, свеклу, брюкву, морковку, капусту?» (овощи). «Что Вы понимаете под словом «инструменты» (молоток, клещи, отвертка, топор, напильник и т.п.). «Назовите одним словом такие предметы; как ложка, вилка, тарелка, кружка» (посуда). «Как одним словом назвать такие отрасли знаний, как химия, физика, математика, биология?» (естественные науки). «Что входит в понятие «Вселенная»?» (планеты, солнце, галактика, метаналактика и т.п.

Необходимо оценить также возможности испытуемого в категориях сравнения, умение вычленить основное, главное качество, отличающее одно явление (предмет) от другого по возрастающей степени сложности. Для этого предлагается решение таких задач (как: «Чем отличается окно от двери?» (входят, смотрят). «Дерево от бревна» (срубленное, растущее). «Птица от самолета?» (живое, неживое). «Лошадь от коровы?» (парно-непарнокопытные). «Химия от физики?» (молекулярное состояние вещества – химия, атомное и субатомное – физика) и т.д.

В процессе исследования категорий сравнения имеет значение не только конечный ответ, но и сам ход рассуждений испытуемого. Так, например, если больной быстро отбрасывает лежащие на поверхности отличия между лошадью и коровой (у коровы рога, но есть комолая, безрогая корова – значит это не главный признак, молоко дает и лошадь, корову можно тоже запрягать), то сам ход таких рассуждений уже говорит об определенном умении вычленить главное качество.

Способность к абстрактному мышлению обычно проверяется путем выявления абстрактного понимания пословиц и поговорок. По нарастанию ей степени сложности можно проверить понимание таких выражений как «золотые руки», «сел в калошу», «вставить палки в колеса». Из пословиц и поговорок обычно применяют такие как: «Не зная броду …», «Семь раз отмерь…», «Шила в мешке не утаишь», «Не красна изба углями…», «Не плюй в колодец …». При анализе ответов испытуемого необходимо учитывать не только сам смысл ответа, точность формулировок, но и уровень абстрактности или конкретности в определении.

Таким образом, общаясь с клиентом нужно четко представлять, как та или иная степень и форма мыслительного снижения может отразиться на его контактах с обеспечиваемым, на конкретной трудовой деятельности, как полученные данные сочетаются с состоянием других психических процессов, возрастом и основной патологией. Комплексная оценка полученных данных является основной задачей исследования нарушений мышления для форми­рования оптимального контакта и решения вопросов трудоустройства и профориентации инвалида.

Лекция 7

Поделитесь с Вашими друзьями:

Источник: www.dogmon.org

Предисловие:
Эти советы предназначены в первую очередь для людей, у которых, вследствие какого-либо физического или психического дефекта, ограничены возможности для нормальной жизнедеятельности, а также их родственников. Термин «инвалид» я считаю неудачным, т.к. он подразумевает какую-то неполноценность человека. По моему мнению, многое зависит от правильного отношения к себе, своему заболеванию и окружающему миру.

Надеюсь, остальные читатели тоже извлекут из этих советов, что-то полезное для себя. Ничего нового и необычного здесь вы не найдете. Все, или почти все, подробно и неоднократно описано в специальной и научно-популярной литературе, известно из житейской практики, но в жизни многие об этом почему-то забывают.

Моей задачей является, в простой и доступной форме, рассказать о том, как я помогаю своим пациентам решать их проблемы. Главное достоинство «советов» — практичность. Все нижеизложенное действительно эффективно работает и активно используется в работе врачей и психологов.

ВНИМАНИЕ: Я постоянно сталкиваюсь с одним и тем же заблуждением — человек беседует с психологом или читает книгу по психологии и ждет, что моментально решатся все его проблемы, начнется новая, счастливая жизнь. Люди, так не бывает!!! Чтобы добиться результата — НУЖНО ПОСТОЯННО РАБОТАТЬ НАД СОБОЙ. Психолог (психотерапевт) поможет вам разобраться, в чем причина ваших трудностей, какими способами их преодолеть и как найти силы для этого. Но НИКТО И НИКОГДА НЕ БУДЕТ РЕШАТЬ ЗА ВАС ВАШИ ПРОБЛЕМЫ!!! Пока вы этого не поймете, любые советы будут бесполезны!

Совет 1:
Не надо себя жалеть. Жалость отнимает у вас силы и время необходимые для других дел и не дает взамен ничего, кроме чувства собственной неполноценности и ущербности. Болезнь или несчастный случай, сделавшие вас инвалидом, уже произошли и ничего изменить нельзя. Нужно жить в своем нынешнем состоянии, сегодняшним днем, т.е. ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС. Это не значит, что вы должны смириться со своим недугом. Наоборот, всю энергию и волю нужно направить на компенсацию дефекта, чтобы добиться успеха и осуществить свои желания. Восточная мудрость гласит: «Я расстраивался из-за того, что у меня нет сапог, пока не увидел человека без ног&.

Не так уж важно, что в чем-то вы уступаете здоровым людям, главное — это желание жить и побеждать. Почему «инвалиды» способны писать книги и картины, ставить мировые рекорды, покорять горы, переплывать моря и т.д., а «здоровые» становятся попрошайками, бомжами и т.п.? Задумайтесь об этом, а лучше найдите таких «инвалидов» и спросите, как им это удается.

Совет 2:
Любите себя. Самый близкий и родной человек для вас — это вы сами. Любите в себе всё: свою внешность, тело, ум, чувства. Проснувшись, посмотрите в зеркало, улыбнитесь себе, пожелайте доброго утра и хорошего дня своему отражению. Это придаст вам уверенность и силы, ведь ради любимого человека можно горы свернуть. Самая эффективная жизненная установка: «Я ХОРОШИЙ И ОКРУЖАЮЩИЙ МИР ХОРОШИЙ. Счастливые люди живут именно по этому принципу.

Любовь к себе не должна переходить в самовлюбленность, когда человек перестает замечать свои недостатки. Для этого периодически смотрите на себя с точки зрения окружающих. Попытайтесь мысленно превратиться в другого человека и представьте, каким он вас воспринимает, как выглядят со стороны ваше выражение лица, голос, поведение. Почему этот человек отнесся к вам в конкретной ситуации именно так, а не по другому. Прежде чем начинать бороться с выявленным недостатком, подумайте: может в других ситуациях он является наоборот, вашим достоинством, и приносит больше пользы, чем вреда.

Совет 3:
Не замыкайтесь в себе. Многие люди с ограниченными возможностями замыкаются в себе, озлобляются на весь мир, считают, что они никому не интересны и не нужны, что окружающие не понимают их и смеются над ними. Это опасное заблуждение! Люди вокруг вас не виноваты в том, что с вами произошло. Ваши проблемы, переживания не такие уж неповторимые и неразрешимые. Поверьте, есть масса людей, которые сталкиваются с точно такими же проблемами и успешно их решают. Таких людей нужно искать всеми возможными способами: через врачей, социальных работников, СМИ, Интернет и т.д. Вместе можно справиться с любой бедой. Подумайте: «А чем я интересен? Если вы что-то знаете, умеете, делаете и к чему-то стремитесь, то обязательно найдутся единомышленники, с которыми вам будет интересно общаться. Когда человек интересен, то его начинают уважать и перестают обращать внимание на дефекты и недостатки.

Конечно, вам в жизни не раз встретятся хамы и подонки, которые вас оскорбят или жестоко отнесутся. Таким нужно давать отпор сразу и жестко, несмотря на их возраст, должность и физическую силу, другого языка они не понимают. А для этого нужно быть сильным, прежде всего морально, и опять же — иметь друзей. Не надо копить в себе обиды: если случайно наступил в дерьмо, нужно вытереться и идти дальше по своим делам, забыв о случившемся, но внимательно смотря под ноги.

Совет 4:
Как относиться к своим близким. К сожалению, некоторые инвалиды, с течением времени становятся вечно ноющими паразитами, особенно по отношению к своим близким. Чтобы этого не происходило, нужно придерживаться принципа: БУДЬ БЛАГОДАРЕН ЗА ТО, ЧТО ДЛЯ ТЕБЯ ДЕЛАЮТ, НЕ НРАВИТСЯ — ДЕЛАЙ САМ. Конечно, нужно и должно заботиться о человеке с ограниченными возможностями, но это не значит выполнять все его прихоти и сносить грубость с его стороны. Окружающие не обязаны угадывать ваши желания и настроение, догадываться чего вы сейчас хотите. ТЫ — ЭТО ТЫ, ОНИ — ЭТО ОНИ, ЕСЛИ ЧЕГО-ТО ХОЧЕШЬ — СКАЖИ ОБ ЭТОМ.

Особенно актуально это для семьи, где растет ребенок с ограниченными возможностями. Естественно и понятно желание родителей хоть как-то компенсировать ребенку его недостаток, но папа и мама не вечны, а у него впереди взрослая жестокая жизнь и как он в ней приспособится, во многом зависит от полученного воспитания. С другой стороны, нельзя лишать ребенка детства, превращая его жизнь в сплошную муштру, иначе вы получите «оловянного солдатика», не способного на любовь и сопереживание. Поэтому, необходимо искать ту самую — «золотую середину.

Совет 5:
Определитесь, чего Вы хотите. Беда многих людей в том, что они не знают, чего хотят. Мне часто приходится слышать — «Я несчастен&. Но один несчастен потому, что ему нечего поесть, а другой оттого, что его «Мерседес» хуже, чем у соседа. «Несчастье» проистекает от какой-то нереализованной потребности, поэтому хорошо подумайте над тем, что именно и почему вас беспокоит, и чего вы хотите на самом деле. Это не так просто, как кажется на первый взгляд. Бывает, что истинная проблема, осознанно или неосознанно, скрывается за другими проблемами.

У меня была пациентка, которую беспокоили головные боли, раздражительность, быстрая утомляемость. Она считала это связанным с тем, что она много курит. Традиционные методы лечения эффекта не давали. Когда мы начали над этим работать, неожиданно выяснилось, что основной причиной чрезмерного курения является неосознанное желание избежать половой близости с нелюбимым мужем. В результате: женщина развелась с мужем, сменила работу, у неё нормализовалось самочувствие, она стала значительно меньше курить, и самое главное — почувствовала себя счастливой.

Определившись со своими желаниями и стремлениями, не бросайтесь их тут же реализовывать, а снова хорошенько подумайте — «А действительно ли мне это нужно?& Представьте во всех подробностях то состояние, когда цель уже достигнута. Что Вы при этом ощутите? Как к вам станут относиться ваши родственники и окружающие люди? Не появятся ли от этого новые, более серьезные проблемы?

Типичный пример — история Остапа Бендера. Он поставил перед собой ясную и конкретную цель («миллион для полного счастья»), приложил массу усилий и вполне закономерно добился своего. При этом он особо не задумывался над тем — а что же будет потом? Отсюда и печальный конец.

Совет 6:
Ставьте перед собой конкретные цели. Поставленная перед собой цель должна быть предельно конкретной. Например, у вас ограничена подвижность, поэтому сужен круг общения и трудно найти подходящую работу на дому. Вы решаете приобрести компьютер для работы и выхода в Интернет, для чего, в свою очередь, необходимо раздобыть 300-500 долларов. Итак, перед вами конкретная сумма, теперь думайте, как её получить: заработать, накопить, занять, что-то продать и т.д. Выбираете наиболее подходящий вариант (или несколько вариантов одновременно) и начинаете действовать! Т.е. главную (стратегическую) задачу нужно разделить на более мелкие подзадачи, которые решить значительно проще.

В дальнейшем, необходимо ежедневно анализировать, что конкретно сделано по каждому направлению, в чем причины неудач и задержек. При необходимости корректируйте решаемые в данный момент подзадачи или свои действия. Не отчаивайтесь, если что-то не получается. Конкретная цель + упорство обязательно дадут ожидаемый результат!

Совет 7:
Ищите неиспользованные силы и возможности. «Все ресурсы необходимые для достижения успеха присутствуют в каждом человеке» — это один из основных постулатов психологии. Проблема в том, чтобы суметь воспользоваться этими ресурсами. Например, вам не хватает уверенности в себе, напористости, спокойствия в конфликтных ситуациях. Вспомните ситуацию из своего прошлого, когда вы чувствовали себя комфортно, уверенно, когда у вас все получалось. Т.е. найдите такого себя в прошлом, каким бы вы хотели быть в настоящем. Необходимо снова пережить ту прошлую ситуацию во всех подробностях: внешность и голоса ваших собеседников, окружающую обстановку, запахи, вкус еды, как вы были одеты, что ощущали в тот момент и т.д., и т.п.

ВНИМАНИЕ: нужную ситуацию и ощущения нужно именно пережить, т.е. снова стать участником, а не сторонним зрителем. Запомните искомое состояние и вернитесь в настоящее. Теперь надо закрепить найденное состояние: сложите пальцы руки в какой-нибудь особый жест, сожмите монету в кулаке и т.п. Теперь в трудные моменты, достаточно повторить это движение, чтобы «запустить» необходимое состояние. Эта техника, поначалу кажется сложной, но после некоторой тренировки, на поиск, закрепление и вызов необходимого ресурса уходит меньше времени, чем на чтение этих строк. Доказательством эффективности этой методики служит то, что с древнейших времен люди пользуются различными талисманами. Талисман — это тот самый «якорь», который вызывает чувства необходимые для достижения успеха.

Очень редко встречается ситуация, когда человек не может найти в своем прошлом необходимое «ресурсное» состояние. В этом случае, необходимо представить искомое состояние в вашем будущем, а дальше действовать точно так же.

В трудных жизненных ситуациях хорошо помогает метод «Робинзона Крузо. Помните, оказавшись на необитаемом острове, герой на одной половине листа написал то, чего он был лишен, а на другой половине — то, чем располагал. В итоге оказалось, что в его распоряжении имеется все необходимое чтобы выжить, хотя поначалу ситуация казалась безвыходной. В жизни, этот метод помогает реально оценить возникшие трудности, найти возможные решения проблемы и силы для их реализации. Главное здесь — проводить оценку максимально объективно, как будто вы оцениваете трудности и возможности постороннего человека.

Врач психиатр-психотерапевт
Кияшко Андрей Иванович

Источник: AmpGirl.su

Психические состояния людей с ограниченными возможностями

Инвалиды сталкиваются с различными проблемами социально-психологического характера. Наиболее часто встречаются изоляция и фрустрация, то есть состояния, возникающие из-за несоответствия желаний человека и его возможностей. Изоляция подразумевают под собой одиночество, то есть отсутствие близких взаимоотношений с другими членами социума. Длительная изоляция может привести к депрессии и суицидальным мыслям.

Фрустрация может проявляться как незначительное недовольство своей жизнью, так и тяжёлыми психическими расстройствами. Основными проявлениями фрустрации считаются:

  • агрессия, направленная на окружающий мир и/или на самого себя;
  • апатия – отсутствия желания делать что-либо, общаться (человека ничего не интересует);
  • негативизм – отказ человека выполнять то, что от него требуется;
  • своеобразная «зацикленность» инвалида на своем состоянии;
  • возникновение зависимостей (алкогольной, наркотической).

Наряду с изоляцией и фрустрацией выступает «комплекс неполноценности». «Комплекс неполноценности» характеризуется тем, что человек уверен в превосходстве окружающих людей над ним, убеждает себя в собственной ущербности. Вышеперечисленные психологические проблемы инвалидов негативно влияют на их отношение с обществом, что влечет значительные трудности адаптации, расстройство мировосприятия и образование «порочного круга»: несостоятельность в социуме из-за психологических проблем лишь усугубляет их, что провоцирует ещё большую несостоятельность.

Личностные проблемы детей-инвалидов

Типичной проблемой детей-инвалидов является навешивание своеобразных «ярлыков» (т. е. стигматизация) на них, что влечет за собой выделение их из социума из-за наличия дефекта, отличного от культурного стандарта тела или ума. Такие дети сталкиваются со страхом здоровых детей, который часто возникает от неправильного воспитания. Поэтому наблюдается вытеснение детей-инвалидов, или маргинализация, из общества.

Как результат стигматизации и маргинализации у детей с ограниченными возможностями формируется «чувство неполноценности», что влечёт за собой комплекс личностных и невротических расстройств. Усугубляет дезадаптацию ребенка-инвалида гиперопека со стороны родителей, которые ведут к формированию у таких детей «выученной беспомощности» и чувство низкой «самоэффективности».

«Выученная беспомощность» характеризуется тем, что ребенок, сталкиваясь с регулярным контролем со стороны родителей, перестает предпринимать попытки самостоятельно влиять на ситуацию, даже если посторонняя помощь не требуется и он может справиться сам. Дети-инвалиды с чувством низкой самоэффективности зачастую преувеличивают трудности, с которыми они сталкиваются, автоматически показывают, что не в состоянии с ними справиться.

Проблемы среди людей зрелого возраста

Наиболее тяжело инвалидность переживают люди молодого возраста, которые внезапно обрели дефект, отличающих их от остальных. Они сталкиваются с трудностями восприятия себя в новой «роли» в семье, с негативными реакциями общества, которых ранее они не испытывали. Таким людям необходимо проходить длительный процесс адаптации к новой жизни.

Характеристика адаптации к приобретённой инвалидности включает в себя следующие этапы:

  • Шок, который проявляется эмоциональным и физическим ступором. Может продолжаться несколько дней.
  • Отрицание имеющейся проблемы. Данный этап может длиться от пары недель до нескольких месяцев, что значительно тормозит процесс реабилитации больного.
  • Депрессия, плавно переходящая в агрессию, направленную чаще всего на близких для больного людей. Встречается аутоагрессия. В состоянии депрессии больной замкнут, не желает поддерживать общение, раздражителен.
  • Восприятие. Человек начинает адекватно оценивать свое состояние, пытается решить вопросы, связанные с образованием, семьей, работой.

Это лишь сокращённый вариант эмоций, испытываемых человеком, который получил инвалидность. Каждый воспринимает и оценивает приобретённый дефект по-разному, длительность любого из этапов строго индивидуальна. Психология инвалидности подразумевает понимание того, что происходит внутри человека с ограниченными возможностями, чтобы помочь ему достичь лучшей адаптации, принять свое состояние и добиться улучшения качества жизни.

Источник: invalidu.com

Особое место в соматопсихическом направлении занимает проблема отношения к своему расстройству или дефекту у детей-инвалидов. В настоящее время концепция инвалидности опирается на культурно-историческую теорию развития психики, что качественно изменило стереотипные представления о закономерностях и механизмах функционирования телесного «Я». Тело всегда наделено не только личностным, но и культурным смыслом и значением, оно выступает центральным компонентом личностной идентичности и одним из основных способов проявления личностных качеств и характеристик в социальном взаимодействии и общении.

В культурном пространстве существуют идеальные образцы мужского или женского тела, по отношению к которым общество определяет «патологические» и «неестественные» тела. Поэтому дети с телесными дефектами, выступающими внешними знаками определенных соматических расстройств (например, ДЦП, полиомиелит и т. п.) чувствуют себя «неправильными», «инакими» и подвергаются со стороны окружающих людей стигматизации (stigma — бросающийся в глаза признак патологии, клеймо позора). Стигматизация — это процесс приписывания отрицательных черт или выделение из общества посредством дискриминации из-за наличия у человека признака какого-либо расстройства или из-за отклонения от социальных норм. Стигматизации подвергаются как раз такие телесные черты, которые не соответствуют культурным стандартам тела.

Стигматизированные дети-инвалиды исключаются из социального пространства здоровых детей, т. е. маргинализируются. Психологическим механизмом маргинализации является страх здоровых детей и их родителей перед «нетипичным» дефектным телом, не соответствующим социальным ожиданиям и доминирующим идеалам. Встреча с телесным дефектом напоминает здоровым людям об угрозе собственному телесному благополучию, актуализирует перенос возможных вследствие болезни проблем с больного ребенка на здорового. Во многом страх, сопровождающий такую встречу, связан с распространенными социальными представлениями о дефекте как признаке слабости, пассивности, зависимости.

Вследствие маргинализации и стигматизации у детей-инвалидов часто развивается чувство неполноценности,оказывающее влияние на весь жизненный путь личности. Иногда наличие дефекта как внешнего проявления соматического расстройства может стать причиной невротических и личностных расстройств, которые вполне вписываются в психодинамическую концепцию конверсионных и психосоматических расстройств.

Изменения в когнитивной и эмоциональной сфере являются наиболее характерными для детей-инвалидов. В структуре их личности четко прослеживается фобический компонент /46/. Страхи могут быть вполне обоснованными, однако в значительной мере они преувеличенные и внушенные, имеют парадоксальное содержание: одновременно отражают актуальное и возможное состояния ребенка. Так, ребенок может страдать от дефицита общения, испытывать страх одиночества и одновременно бояться предстоящих встреч с другими людьми. Среди детей-инвалидов нередок страх выздоровления в связи свозможной, по их мнению, утратой любви и повышенного со стороны значимого окружения, а также из-за необходимости возвращения к обычной жизни в школе, к которой они чувствуют себя не готовыми. Ощущение острого дефицита знаний, умений, навыков, необходимых для жизни в обществе, осознание ограниченности своих физических возможностей и юридических прав в связи со статусом инвалида нередко приводит к фиксации на мыслях о бессмысленности дальнейшего существования.

Проблема несоответствия телесного «Я» идеальным стандартам особенно остро переживается в 5-7-летнем и подростковом возрастах. Начиная с6-7 лет, на первое место выходят переживания по поводу социальной заброшенности, незащищенности, общественного пренебрежения.

Инвалидность ребенка часто заставляет родителей следовать гиперопеке в ущерб другим воспитательным стратегиям, что только способствует психосоциальной дезадаптации детей-инвалидов и еще больше инвалидизирует их, поскольку тактика гиперопеки формирует у детей состояние «выученной беспомощности» и чувство низкой «самоэффективности».

«Выученная беспомощность»— понятие, введенное М. Селигманом, — в общих чертах сводится к тому, что ребенок-инвалид, который в условиях гиперопеки часто сталкивается с ограничениями собственного контроля в различных жизненных ситуациях, перестает стараться влиять на результат своих усилий не только в этих конкретных ситуациях, но также и в тех новых ситуациях, в которых он может обходиться без посторонней помощи. У детей-инвалидов, воспитывающихся по типу гиперопеки, формируется три вида личностного дефицита: мотивационный, когнитивный и эмоциональный. Сначала у ребенка-инвалида редуцируется мотив пытаться справиться с возникающими трудностями, поскольку ситуация всегда контролируется родителями или педагогами. Редуцированный мотив преодоления трудностей приводит к снижению когнитивных способностей оценки жизненных ситуаций, что делает ребенка-инвалида беспомощным в непривычной среде обитания, в которой нет родительского или педагогического контроля. Осознание своей навязанной (родителями и педагогами) ограниченности в способностях самостоятельно совершать даже посильные поступки приводит к развитию сниженного эмоционального фона настроения и даже депрессии.

Понятие «самоэффективности», введенное А. Бандурой, означает убежденность человека в своей способности мобилизовывать мотивацию, когнитивные и поведенческие возможности, чтобы соответствовать требованиям жизненных ситуаций. Чувство самоэффективности связано не с имеющимися у ребенка умениями и навыками, а с его представлениями о том, чего он сможет добиться при наличии доступных для него умений. Даже если у ребенка сформированы доступные, адекватные его состоянию и необходимые для самостоятельной жизни навыки и умения, главной детерминантой их практического использования будет именно представление об ожидаемой эффективности их применения: сколько сил будет затрачено на решение проблемы, как долго удастся выдерживать напряжение в стрессовой ситуации. В условиях гиперопеки эти представления не формируются, поскольку обучение навыкам и умениям носит «тепличный» характер, не соответствующий характеристикам реальных ситуаций, в которых оказывается ребенок-инвалид (в реальных ситуациях проблемы за него стремятся разрешать именно родители или педагоги).

Выделяют четыре фактора, влияющие на формирование чувства самоэффективности:

— достигнутые результаты (успех в прошлом дает высокие ожидания результативности текущих действий, тогда как прошлые неудачи снижают эти ожидания);

— косвенные переживания (впечатления от успеха или неудачи других детей);

— словесное убеждение (самоэффективность повышается, когда авторитетное лицо — родитель или педагог — убедительно говорят о том, что ребенок в состоянии справиться с ситуацией);

— эмоциональная активация (чувство тревоги и напряжения снижает ощущение самоэффективности).

Инвалиды с низкой самоэффективностью в большей мере склонны к преувеличению трудностей и чаще демонстрируют неумение их преодолевать. Ощущение низкой самоэффективности также способно провоцировать развитие депрессии или ее усиление.

С состоянием выученной беспомощности и чувством самоэффективности связаны и такие личностные черты, как локус контроля и воспринимаемая управляемость.

Локус контроля — это представление ребенка-инвалида о том, где осуществляется контроль над значимыми событиями в его жизни: внутри него самого или во внешней среде. В зависимости от воспитания и отношения к ребенку-инвалиду у него может формироваться внутренний или внешний локус контроля. В условиях гиперопеки как основного стиля взаимодействия с инвалидом последний связывает успешность своих действий только с действиями других людей, поэтому он реже будет стремиться самостоятельно преодолевать трудности, а значит, у него не будет достаточного опыта для развития чувства самоэффективности. Для развития внутреннего локуса контроля со стороны родителей и педагогов необходимо использовать значимые для ребенка-инвалида подкрепления его самостоятельной активности: например, таким подкреплением может быть достижение значимой для ребенка цели. При этом важно иметь в виду, что развитие внутреннего локуса контроля совсем не обязательно должно быть связано с непременной реализацией всех намеченных ребенком действий, чтобы он мог трезво оценивать свои физические возможности и способности и тем самым сформировать адекватные представления о собственной самоэффективности.

Выученная беспомощность, самоэффективность и локус контроля вместе составляют такую интегральную личностную характеристику ребенка-инвалида как воспринимаемая управляемость. Воспринимаемая управляемость — это общее представление человека о своей способности управлять процессом собственной жизни. Психологически комфортное состояние ребенка-инвалида (т. е. отсутствие у него утомления, тревоги, депрессии, а также субъективное чувство физического благополучия) зависит от того, насколько предъявляемые к нему требования сочетаются с простором для принятия решений или возможностью быть самостоятельным.

У детей перечисленные особенности состояния инвалидности значительно более выражены, чем у взрослых, поскольку у них еще не до конца сформированы волевой и мотивационный компоненты личности. Следовательно, целенаправленная работа психолога с родителями и педагогами, взаимодействующими с детьми-инвалидами, особенно консультирование по воспитательным стратегиям, приобретает особенное значение.

Важным фактором, определяющим специфику отношения к собственной инвалидности у ребенка, является социальная поддержка. Социальная поддержка включает в себя создание для ребенка-инвалида широкой, стабильной сети социальных контактов, которая характеризуется совместным проживанием и проведением досуга с другими детьми и взрослыми, наличием друзей, членством в клубах и общественных объединениях. В зависимости от целей, социальная поддержка может быть разноуровневой и включать как сообщество только детей-инвалидов, так и смешанные сообщества детей-инвалидов и здоровых детей. Эмоциональная поддержка, как правило, более эффективна в гомогенных группах детей-инвалидов, имеющих сходный дефект, тогда как повышение уровня социальной адаптации более эффективно в гетерогенных группах. Однако мало просто поместить ребенка-инвалида в группу здоровых детей. Без соответствующей психосоциальной работы со здоровыми детьми и взрослыми, направленной на развитие у них толерантности к «иным» другим людям, контакты с ними ребенка-инвалида могут дать обратный эффект: вместо социальной поддержки вызвать глубокое разочарование.

Т. Гершик и А. Миллер выделяют у инвалидов две возможные стратегии личностного реагирования на телесный дефект: переосмысление, уверенность и отказ /59/.

Переосмысление предполагает осознание ребенком невозможности соответствовать идеальному образу тела и создание индивидуальной интерпретации своих телесных характеристик. Ребенок-инвалид выбирает из культурного идеала тела только те характеристики, которые соответствуют его актуальным возможностям, и тем самым создает личный идеальный конструкт, рассматривая его как один из возможных вариантов доминирующего идеального типа.

Уверенность заключается в слепом следовании культурному образцу телесности без учета реальных возможностей ребенка-инвалида. Такие дети находятся в постоянном конфликте с самими собой. Ориентируясь на недостижимые телесные стандарты, они надеются добиться признания себя другими людьми не в качестве инвалида, а в качестве «такого же, как и все». При этом они всегда наталкиваются на еще большее подчеркивание своей «инакости» и неспособности соответствовать общепринятому идеалу. Как результат, у них развивается двойная идентичность: «фасадная» (для других) и «внутренняя», которые находятся в антагонистическом конфликте друг с другом. У таких детей вырабатывается очень жесткая установка на обязательное соответствие идеалу по принципу «всегда и везде», без учета реальных возможностей и ситуации. Психосоциальная адаптация детей с такими реакциями осложняется тем, что в нашем обществе из-за социальных запретов, стереотипов и практики сегрегации (разделения институтов социализации, проведения досуга и т. п. для детей-инвалидов и не-инвалидов) ребенку-инвалиду практически невозможно на практике реализовать телесные стандарты, на которые ориентируются здоровые люди.

Отказ от следования доминирующему культурному образцу телесности выражается в стремлении сконструировать свой собственный идеал тела, ограничив круг общения только теми людьми, которые этот идеал разделяют вместе с ребенком-инвалидом. Они начинают считать доминирующий в культуре идеал как «неправильный», непригодный для практических жизненных целей; они обесценивают те телесные характеристики, которые считают ценными и важными здоровые дети, или даже вообще отрицают ценность тела в межличностных отношениях и в конструировании собственной идентичности: «важен человек, а не какое у него тело». По сути реакции отказа отражают сопротивление негативному образу инвалидности, который имеется у здорового окружения ребенка. Это реакции протеста против навязчивого милосердия, жалости и благотворительности, которые не столько помогают ребенку-инвалиду (как это представляют себе здоровые люди — педагоги, родители, психологи), сколько подчеркивают невозможность его принятия в широкий социальный контекст общения по причине наличия дефекта и формируют состояние «выученной беспомощности», особенно в плане развития инициативности и в принятии решений о своей судьбе.

Контрольные вопросы

1. Что лежит в основе развития психосоматических расстройств?

2. Какие теоретико-методологические подходы к разрешению проблемы психосоматических расстройств вы знаете?

3. Какие психодинамические концепции психосоматических расстройств вы знаете?

4. В чем заключается суть гипотезы психосоматической специфичности?

5. Каковы характеристики психосоматогенных детско-родительских отношений?

6. Как трактуется проблема психосоматических отношений в кортиковисцеральной концепции?

7. Чем соматоформные расстройства отличаются от психосоматических?

8. Какие уровни выделяют во внутренней картине болезни?

9. Как маргинализация и стигматизация влияют на личность детей-инвалидов?

Литература для дополнительного чтения

1. Александер Ф. Психосоматическая медицина. — М.: Эко-Пресс, 2002.

2. Эйдемиллер Э. Г., Юстицкий В. В. Семейная психотерапия. — Л.: Медицина, 1989.

3. Клиническая психология / Под ред. Б. Д. Карвасарского. — СПб.: Питер, 2002.

4. Лурия А. Р. Внутренняя картина болезни и ятрогенные заболевания. — М.: Медицина, 1977.

5. Николаева В. В. Влияние хронической болезни на психику. — М.: МГУ, 1987.

Цитируемая литература

1. Клиническая психиатрия / Гл. ред. Т. Б. Дмитриева. — М.: ГЭОТАР-МЕДИЦИНА, 1999.

2. Клиническая психология / Под ред. Б. Д. Карвасарского. СПб.: Питер, 2002.

3. Клиническая психология / Под ред. М. Перре, У. Бауманна. СПб.: Питер, 2002.

4. Конечный Р., Боухал М. Психология в медицине. — Прага, 1982.

5. Лурия А. Р. Внутренняя картина болезни и ятрогенные заболевания. — М.: Медицина, 1977.

6. Николаева В. В. Влияние хронической болезни на психику. М.: МГУ, 1987.

7. Платон. Хармид // Платон. Диалоги. М.: Мысль, 1986.

8. Психология: комплексный подход / М. Айзенк, П. Брайнт, X. Куликэн и др.; Под ред. М. Айзенка. Мн.: Новое знание, 2002.

9. Соколова Е. Т., Николаева В. В. Особенности личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях. М.: SvR-Аргус, 1995.

10. Тащева А. И. Концепция организации психологической реабилитации семей с детьми-инвалидами // Психологическое консультирование: Проблемы, методы, техники / Под ред. Т. Ю. Синченко, В. Г. Ромека. — Ростов-на-Дону: ЮРГИ, 2000.

11. Фрейд З. Я и Оно // Фрейд З. Психология бессознательного. — М.: Просвещение, 1989.

12. Ammon G. Psychodynamics of the unconscious in the case of psychosomatic illness: methodological pre-considerations // Бессознательное: Природа, функции, методы исследования / Под ред. А. С. Прагнишвили, А. Е. Шерозия, Ф. В. Бассина. В 4 т. Том 2. Тбилиси: Мецниереба, 1978.

13. Bowlby J. Attachment and loss. Vol 3. Loss: Sadness and Depression. — Harmondsworth: Penguin Books, 1980.

14. Caplan G. Principles of preventive psychiatry. — NY: Basic Books, 1964.

15. Gerschick T. J., Miller A. S. Gender identities at the crossroads of masculinity and physical ability // Toward A New Psychology of Gender / Ed. by M. M. Gergen & S. N. Davis. — NY, London: Routledge, 1997.

16. Halliday J. Psychosocial Medicine: A study of the sick society. L.: Heinmann Medical Books, 1949.

17. Ktemeyer W. Kxrpergeschehen und Pschose. Stutgart: Enke, 1953.

18. Pollok G. The psychosomatic specificity concept // Бессознательное: Природа, функции, методы исследования / Под ред. А. С. Прагнишвили, А. Е. Шерозия, Ф. В. Бассина. В 4 т. Том 2. Тбилиси: Мецниереба, 1978.

19. Wittkover E. D., Warnes H. Historical survey of psychosomatic medicine // Бессознательное: Природа, функции, методы исследования / Под ред. А. С. Прагнишвили, А. Е. Шерозия, Ф. В. Бассина. В 4 т. Том 2. Тбилиси: Мецниереба, 1978.

Использованная литература

1. Алейникова Т. В. Возрастная психофизиология. — Ростов-на-Дону: Изд-во ООО «ЦВВР», 2000.

2. Александровский Ю. Ф. Пограничные психические расстройства. — Ростов-на-Дону: Феникс, 1997.

3. Анохин П. К. Философские аспекты теории функциональной системы. — М.: Наука, 1978.

4. Бернштейн А. Н. Экспериментально-психологическая методика распознавания душевных болезней. — М., 1908.

5. Бехтерев В. М. Объективная психология. Вып. 1. — СПб., 1907.

6. Блум Ф., Лейзерсон А., Хофстедтер Л. Мозг, разум, поведение. — М.: Прогресс, 1988.

7. Вундт В. Основания физиологической психологии. — М., 1880.

8. Выготский Л. С. История развития высших психических функций // Выготский Л. С. Собр. Соч.: В 6 т. Т. 3. — М.: Педагогика, 1983.

9. Гиляровский А. А. Избранные труды. — М.: Медицина, 1973.

10. Декарт Р. Страсти души // Декарт Р. Соч.: В 2-х т. Т. 1. — М.: Мысль, 1989.

11. Захаров А. И. Неврозы у детей и психотерапия. — СПб.: Союз, Лениздат, 2000.

12. Зейгарник Б. В. Нарушения памяти // Патопсихология: Хрестоматия / Сост. Н. Л. Белопольская. — 2-е изд. — М.: Когито-Центр, 2000.

13. Зейгарник Б. В. Нарушения мышления // Патопсихология: Хрестоматия / Сост. Н. Л. Белопольская.

— 2-е изд. — М.: Когито-Центр, 2000.

14. Зейгарник Б. В. Патопсихология. — М.: Издательство МГУ, 1986.

15. Ильин Е. П. Дифференциальная психофизиология мужчины и женщины. — СПб: Питер, 2002.

16. История современной психологии / Т. Лихи. — 3-е изд. — СПб.: Питер, 2003.

17. Карвасарский Б. Д. Медицинская психология. — Л.: Медицина, 1982.

18. Кербиков О. В. Избранные труды. — М.: Медицина, 1972.

19. Клиническая психиатрия: Пер. с англ., перераб. и доп. / Гл. ред. Т. Б. Дмитриева. — М.: ГЭОТАР МЕДИЦИНА, 1999.

20. Клиническая психология / Под ред. Б. Д. Карвасарского. СПб.: Питер, 2002.

21. Клиническая психология / Под ред. М. Перре, У. Бауманна. — СПб.: Питер, 2002.

22. Клузман Е. Ю. Ипохондрический синдром. Автореф. Дис… д. мед. н. — Киев, 1984.

23. Конечный Р., Боухал М. Психология в медицине. — Прага, 1982.

24. Кречмер Э. Медицинская психология. — М., 1927.

25. Лакосина Н. Д., Трунова М. М. Неврозы, невротические развития личности и психопатии: Клиника и лечение. — М.: Медицина, 1994.

26. Леонтьев А. Н. Очерк развития психики // Леонтьев А. Н. Избранные психологические произведения: В 2-х т. Т.1. — М.: Педагогика, 1983.

27. Личко А. Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков. — Л. 1977.

28. Лурия А. Р. Внутренняя картина болезни и ятрогенные заболевания. — М.: Медицина, 1977.

29. Менделевич В. Д. Клиническая и медицинская психология. Практическое руководство. — М.: МЕДпресс, 1999.

30. Мэш Э., Вольф Д. Детская патопсихология. Нарушения психики ребенка. — СПб.: ПраймЕВРОЗНАК, 2003.

31. Николаева В. В. Влияние хронической болезни на психику. М.: МГУ, 1987.

32. Платон. Хармид // Платон Диалоги. М.: Мысль, 1986.

33. Психические расстройства и расстройства поведения (F00-F99). Класс V МКБ-10, адаптированный для использования в Российской Федерации / Под общ. ред. Б. А. Казаковцева, В. Б. Голланда. — М.: Минздрав России, 1988; Ростов-на-Дону: ЛРНЦ «Феникс», 1999.

34. Психогенетика / И. В. Равич-Щербо, Т. М. Марютина, Е. Л. Григоренко. Под ред. И. В. Равич-Щербо. — М.: Аспект-Пресс, 2002.

35. Психология: комплексный подход / М. Айзенк, П. Брайнт, X. Куликэн и др.; Под ред. М. Айзенка. — Мн.: Новое знание, 2002.

36. Ромек Е. А. Психотерапия: Теоретические основания и социальное становление. — Ростов-на-Дону: Изд-во РГУ, 2002.

37. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии: В 2-х т. Т. 1. — М.: Педагогика, 1989.

38. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии: В 2-х т. Т. 2. — М.: Педагогика, 1989.

39. Селецкий А. И. Психопатология детского возраста. — М.: Просвещение, 1986.

40. Селье Г. Стресс без дистресса. — М.: Прогресс, 1979.

41. Симонов П. В. Мотивированный мозг. — М.: Наука, 1987.

42. Сироткина И. Е. Психология в клинике: Работы отечественных психиатров конца прошлого века // Вопросы психологии. 1995. № 6.

43. Смулевич А. Б. Психогении и невротические расстройства, выступающие в рамках динамики психопатий // Психиатрия и психофармакология. Медиа-медика. Том 2. № 4. 2000.

44. Соколова Е. Т., Николаева В. В. Особенности личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях. М.: SvR-Аргус, 1995.

45. Судаков К. В. Теория функциональных систем. — М.: Изд-во РАН, 1996.

46. Тащева А. И. Концепция организации психологической реабилитации семей с детьми-инвалидами // Психологическое консультирование: Проблемы, методы, техники / Под ред. Т. Ю. Синченко, В. Г. Ромека. — Ростов-на-Дону: ЮРГИ, 2000.

47. Ушаков Г. К. Пограничные нервно-психические расстройства. — М.: Медицина, 1987.

48. Фрейд З. Я и Оно//Фрейд З. Психология бессознательного. — М.: Просвещение, 1989.

49. Шостакович Б. В. Расстройства личности — психопатии в современных психиатрических классификациях // Психиатрия и психофармакотерапия. Медиа-медика. Том 2. № 6. 2000.

50. Штерринг Г. Психопатология в применении к психологии. — СПб., 1903.

51. Ясперс К. Собрание сочинений по психопатологии. В 2-х т. М.: Издательский центр «Академия»; СПб.: Белый кролик, 1996.

52. Аттоп G. Psychodynamics of the unconscious in the case of psychosomatic illness: methodological preconsiderations // Бессознательное: Природа, функции, методы исследования / Под ред. А. С. Прангишвили, А. Е. Шерозия, Ф. В. Басина. В 4-х т. Том 2. Тбилиси: Мецниереба, 1978.

53. Beck А. Т. Depression. Causes and treatment. Philadelphia: Pennsylvania Press, 1970.

54. Beck A. Т., Clark D. A. Anxiety and depression: An information processing perspectives // R. Schwarzer, R. A. Wicklund (Eds.), Anxiety and self-focused attention. N.Y.: Harwood, 1991.

55. Bowlby J. Attachment and loss. Vol. 3. Loss: Sadness and Depression. — Harmondsworth: Penguin Books, 1980.

56. Caplan G. Principles of preventive psychiatry. — NY: Basic Books, 1964.

57. Dohrenwend B. P. & Dohrenwend B. S. Sex Differences and Psychiatric Disorders // American Journal of Sociology, 81 (1976) / P. 1453.

58. Engel G. L. The need for a new medical model: A challenge for biomedicine // Science. 1977 / Vol. 196. № 4286.

59. Gerschick T. J., Miller A. S. Gender identities at the crossroads of masculinity and physical ability // Toward A New Psychology of Gender / Ed. By M. M. Gerden & S. N. Davis. NY, London: Routledge, 1997.

60. Halliday J. Psychosocial Medicine: A study of the sick society. L.: Heinmann Medical Books, 1949.

61. Hellpach W. Klinische Psychologie. Stuttgart: Thieme, 1946.

62. Janet P. La medicine psychologie. — Paris, 1923.

63. Ktemeyer W. Kxrpergeschehen und Pschose. Stutgart: Enke, 1953.

64. Lefebre L. B. The psychology of Karl Jaspers // P. A. Schilpp (Ed.). The philosophy of Karl Jaspers. The Library of Living Philosophers. — La Salle, IL: Open Court Publishing Co, 1957.

65. Marecek J. Disappearances, Silences, and Anxious Rhetoric: Gender in Abnormal Psychology Textbooks // Toward A New Psychology of Gender / Ed. By M. M. Gerden & S. N. Davis. NY, London: Routledge, 1997.

66. McConaghy N. Sexual behavior: problems and management. NY, London: Plenum Press, 1993.

67. Pollok G. The psychosomatic specificity concept // Бессознательное: Природа, функции, методы исследования / Под ред. А. С. Прангишвили, А. Е. Шерозия, Ф. В. Басина. В 4-х т. Том 2. — Тбилиси: Мецниереба, 1978.

68. Stoller R. J. Sex and gender. New York: Science House, 1968.

69. Wittkover E. D., Warnes H. Historical survey of psychosomatic medicine // Бессознательное: Природа, функции, методы исследования / Под ред. А. С. Прангишвили, А. Е. Шерозия, Ф. В. Басина. В 4-х т. Том 2. — Тбилиси: Мецниереба, 1978.

Источник: studopedia.ru


Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.