Методы организационной психологии



Глава 2
Системный подход в исследованиях организационной психологии

Рассматриваются специфические особенности функционирования организации как системы, сохраняющей единство постоянства и толерантности к изменениям и к неопределенности. Организация и человек как субъект организационного поведения анализируются как открытые системы. Объективность неопределенности и субъективность детерминизма обсуждаются как единые проблемы в континууме экономико-социально-психологического пространства-времени.

2.1. Системные описания социально-психологических феноменов

Системный подход начиная со второй половины XX столетия стал широко использоваться в решении изменившихся задач социально-экономической практики. Так, в управлении вместо решения локальных, отраслевых задач возникла необходимость теоретического анализа крупных, комплексных проблем, требующих взаимного увязывания экономических, производственных, социально-психологических, организационных аспектов развития промышленности, городов, охраны природы.


от подход как средство познания и управления разнообразными явлениями природы и общества зарекомендовал себя во многих науках. К нему обращаются исследователи, когда возникает необходимость создать целостную картину изучаемой многомерной реальности. В настоящее время в научном познании социально-психологических и социально-экономических явлений и феноменов методологическая специфика системного описания занимает ведущее место. Обращение к системной методологии отражает современную тенденцию развития науки.

Попытки прямого внедрения концепций человеческой психики и поведения в практику наталкиваются на сложно преодолимые трудности. Актуальной является задача разработки понятийного аппарата и соответствующей методологии, которые позволили бы конкретизировать научное знание применительно к реальной жизни и к реальной деятельности людей.

В основе системной методологии лежит идея системы как упорядоченной, структурированной совокупности элементов, находящихся в связях друг с другом и образующих целостность, их согласованность и единство. Эту исследовательскую стратегию можно понимать как стремление развить некий «надобъектный» взгляд. Входящие в систему исходные объекты (элементы, части) могут иметь собственную специфику и сложность, однако они рассматриваются как «системный объект», созданный своей целостностью. Например, энтомолог может изучать строение и поведение отдельного муравья, а может поставить задачу изучать «надиндивидный уровень» и рассматривать сообщество муравьев, муравейник, как особый объект, который ведет себя как нечто целостное и единое [55].


Людвиг фон Берталанффи, австрийский биолог-теоретик, явился одним из основателей Международного общества по исследованию общей теории систем (1954). Если первоначально он разработал системную стратегию изучения живых организмов, то в дальнейшем это методологическое основание было перенесено им на познание процессов общественной жизни. Он сформулировал основные принципы и законы поведения систем для того, чтобы утвердить единство методологии конкретных исследований. Среди введенных им понятий важное место занимает понятие изоморфизма, под которым он понимал существенное сходство между явлениями совершенно разной природы (социальными, природными, техническими). Он поставил задачу формирования единого теоретического каркаса для описания систем различных типов и выявления изоморфных законов в различных областях [6]. Развитие тематики конкретных исследований показало, что совокупность проблем системной методологии исследования существенно превосходит рамки задач общей теории систем. Для обозначения более широкой сферы методологических проблем познания и решения исследовательских задач стали применять термин «системный подход».

Широкое распространение идей системной методологии породило массу литературы. В широкомасштабном «системном» движении выделились такие термины, как «системный подход», «системный анализ», «общая теория систем», «принцип системности», которые употребляются довольно свободно, так что выявить четкие границы между ними, как считают некоторые авторы, практически невозможно.


ые исследователи (А. Г. Асмолов, В. А. Барабанщиков, Ю. М. Зинченко и другие) полагают, что такое разведение имеет насущную необходимость. За системным подходом закрепилась такая специфическая особенность, что объектом его анализа являются развивающиеся системы. Исследователи стали отчетливо осознавать, что прямое наложение универсальных закономерностей на конкретную область изучения социально-психологических феноменов столь же недопустимо, как стремление на уровне философской методологии найти готовые решения, касающиеся переживаний человека.

Содержательная стратегия системного подхода ориентирована на выполнение критическо-конструктивной функции анализа, что позволяет выявить недостаточность предшествующих традиционных схем объяснения в решении новых задач. Например, психологов и в наше время различает признание систем с разными центрами или точками отсчета в познании психологии человека – птолемеевской и коперникианской. Центр птолемеевской системы отсчета в исследовании психологии человека – это изолированный индивид (или индивиды плюс общество). Индивид наделен сознанием, потребностями, социальными ролями и т. д. Центр коперникианской системы – бытие человека в мире, включающее поступки человека как автора жизненных событий. К. Маркс и Ф. Энгельс, критикуя попытки объяснять сущность человека из самого себя, весьма образно, убедительно и с иронией спрашивали: «…что это вообще за “человек”, который рассматривается не в своей исторической деятельности и бытии, а может быть выведен из своей собственной ушной мочки или какого-либо иного признака, отличающего его от животных? Этот человек заключен в самом себе, как свой собственный нарыв» [31, с. 414].


Системный подход не существует в виде жестко заданной концепции. Он выполняет эвристические функции, смысл которых состоит в соответствующей ориентации конкретных исследований. Реализация этой функции сопряжена с большими трудностями. Границы социально-психологических явлений как системных образований и их состав далеко не очевидны и требуют специального исследования и специальных методов в каждом конкретном случае. Помимо выявления разнотипных связей необходимо это многообразие представить в операционном виде, то есть представить выделенные связи как однородные и допускающие сравнение и сопоставление. Тезис о многообразии выделенных связей допускает несколько расчленений и возможность выбора критериев анализа систем. Сложные системы состоят из большого количества элементов или подсистем, но их количество не является главным критерием в объяснении механизмов успешного (или неуспешного) функционирования. «Определяющим фактором здесь является, – пишет Е. Н. Князева, – нетривиальность, запутанность, оригинальность отношений между элементами. Именно отношения (или связи) (тот “клей”, который соединяет элементы в единое целое) делают сложное сложным.


ношения между элементами можно соотнести с функциями системы как целого. Сложными являются те объекты (системы, объекты, организации), описать функции которых на порядок сложнее, чем само строение этих объектов (систем и т. д.)» [37, с. 76]. Системная методология разделяется большинством современных психологов. Однако ее реализация связана с разным пониманием механизмов развития, обусловленных преобразованием систем, переструктурированием и согласованием связей. Отмечается, что сам системный подход необходимо рассматривать системно, дабы не сводить его к анализу всего лишь одного аспекта. Эффективный подход предполагает изучение системы как части некой метасистемы, в которую она вписана и в которой она функционирует. Системный анализ подобен двуликому Янусу: он смотрит и в недра исследуемой системы, и в окружающий эту систему мир [20].

Б. Ф. Ломов конкретизировал системный подход к объяснению психики как множества внешних и внутренних отношений, в которых она существует как целое. Признание этой основополагающей идеи предполагает, что реализация системного подхода требует, во-первых, рассмотрения психического (социально-психического) явления или феномена в аспектах микро– и макроанализа. Во-вторых, эти явления или феномены необходимо рассматривать как многомерные; рассмотрение одного плана не должно закрывать все другие возможные планы. В-третьих, психическое (или социально-психическое) явление или феномен необходимо рассматривать как иерархическое и многоуровневое образование.
четвертых, множественность бытия влечет за собой множественность и разнопорядковость его свойств. В-пятых, системный подход связывается с изменением в объяснении принципа детерминизма. Полисистемное бытие не может иметь универсальной формы детерминации. И линейный детерминизм, и вероятностный представляют собой лишь частные случаи детерминации. Детерминация может рассматриваться и в качестве биологической, и социальной, и в качестве каузальной связи, и в качестве некаузальных типов связи. Методологические идеи Б. Ф. Ломова подводили к принципиально новой стратегии познания. Было показано, что эпоха классических теорий, претендующих на объяснение психических феноменов на основе проработки всего лишь какой-либо одной из областей науки, заканчивается [29].

Б. Ф. Ломов совершенно справедливо отмечает сложности реализации системного подхода в психологических исследованиях и то, что в связи с проникновением в психологию методов и понятий из других областей науки «…особенно острой становится потребность в разработке ее философских, методологических проблем. Прямой механический перенос методов и понятий из других наук может привести и в действительности приводит к упрощению и вульгаризации психических явлений, к игнорированию их специфики. Каждое понятие и каждый метод, заимствуемые из других наук, должны пройти через “горнило методологии”» [30, с. 188]. Не меньшую опасность, по мнению Ломова, представляет попытка прямого переноса научных результатов, например, полученных в лабораторном эксперименте, без глубокого анализа их оснований в практику.
пытки решать практические задачи без теоретического осмысливания могут привести к результату, прямо противоположному тому, ради которого они предпринимаются. Вместе с тем психологическое понятие, как только начинает использоваться в связи с решением практических задач, приходит в движение и начинает рассматриваться в различных системах других понятий. Понятие проходит ряд метаморфоз, изменяется, обогащается и становится более четким, поскольку этого требует практика [29].

В. А. Барабанщиков в качестве ориентиров развития системного подхода в современной психологии выделяет две задачи: во-первых, построение на основе системного подхода ее предмета и, во-вторых, разработку системного метода познания психических явлений; полнота и эффективность решения этих задач определяют уровень развития системных исследований. Как считает автор, выявление структуры, состава, иерархической организации, способов функционирования и т. п. является проявлением скорее специфики, характерной для общей теории систем. К ее объектам можно отнести: поведенческий акт (П. К. Анохин), доминанту (А. А. Ухтомский), гештальт (К. К. Кофка), психологическую систему (Л. С. Выготский), интегральную индивидуальность (В. С. Мерлин), интеллект (Ж. Пиаже), познавательную сферу (Д. Норман), перцептивный цикл (У. Найсер) и другие. В. А. Барабанщиков пишет: «Особенность текущего этапа состоит в том, что наряду с организацией (структурой, уровнями) и функционированием целостных образований на передний план выдвигается изучение их становления и развития.
результате доминирующим оказывается генетическое направление системного подхода» [54, с. 273]. Объект часто отождествляют с эмпирическим объектом (вещью, событием) либо со стимуляцией. Объект, или совокупность жизненных обстоятельств и деятельности человека, объединен в систему, включающую не только элементы вещи, события, но и субъекта жизнедеятельности. Жизнь человека соткана из ситуаций. Ситуации редко выступают в чистом виде: это клубок событий разного уровня, разного времени жизни, разного содержательного и смыслового наполнения. И далее: «И субъект, и объект жизнедеятельности органически взаимосвязаны и выступают как компоненты одного и того же фрагмента бытия, или события жизни, включающего психические явления в единстве с условиями их существования и развития» [52, с. 277].

Реализация системного подхода связана с разным пониманием деятельностного подхода, поскольку сложились разные его варианты (С. Л. Рубинштейн, А. Н. Леонтьев, В. В. Давыдов, О. А. Конопкин, Г. В. Суходольский, В. Д. Шадриков и другие), что приводит к непростым схемам соотнесения понятий. Как совершенно справедливо отмечает В. П. Зинченко, кажущаяся простота деятельности создает иллюзию легкости ее проектирования, программирования и управления; задача построения деятельности является фантастической по своей сложности [8].
м не менее необходимость организационного порядка предполагает операционализацию деятельности применительно к конкретным обстоятельствам и ее исполнению. В деятельности решающее значение имеет ее технология, которая формируется у человека-деятеля в ходе обучения, опыта работы и поддерживается в необходимой готовности текущим трудом. Опыт создается, возникает и разрушается, функционирует и требует усилий со стороны субъекта и других субъектов совместной деятельности.

2.2. Организация как открытая и сложнодинамическая социально-психологическая система

Организации как социально-психологические образования функционируют в сложноорганизованной и активной среде, реализуя сложную полисубъектную активность. И. Р. Пригожин пытается включить человека в «новый диалог» со сложным миром [43]. В коллективах большой численности возникают отношения социальной иерархии, неравенства и сложности. Относительно простое поведение социально-психологической системы вырастает из сложности, из разнообразия активности на уровне элементного строения. Компании, поддерживающие коммуникативные инновации, вытесняют с рынка те компании, которые не способны к управлению сложностями диалогов, взаимодействием, согласованием интересов.

Методология системных исследований исторически предопределена логикой развития научного знания. Обсуждая механизмы изучения социально-психологических феноменов, М. С. Каган, вслед за У.
вером, утверждает, что научное знание за последние столетия прошло три этапа. На первом этапе, представленном наиболее ярко классической механикой, исследовавшиеся объекты сводились к чему-то простому, к какой-то однородной основе. На втором этапе, представленном прежде всего теорией вероятности и статистической физикой, мир предстал в необычайной сложности. Сложность воспринималась как дезорганизация и отсутствие внутренней упорядоченности. Только на третьем этапе (в середине ХХ в.) наука столкнулась с проблемой «организованной сложности». Развитие сложных систем стало пониматься как замещение одной сложной структуры другой [20].

Успешная организация не может оставаться закрытой системой. Чтобы преуспевать, она должна сохранять открытость для взаимодействий с другими системами. Все организации являются системами, функционирующими в пространстве социально-экономических обстоятельств. Независимые от социальных и экономических обстоятельств внешней среды организации представляют собой скорее теоретические допущения, чем реальную практику существования якобы «закрытых» систем.

Любая организация является подсистемой в рамках более крупных систем и зависит от нижележащих и вышележащих уровней иерархической структуры социально-производственных связей. Обеспечивая свою целостность и реализуя свою деятельность в сложных обстоятельствах, организация выступает как бы объектом по отношению к вышележащему уровню, выполняющему собственную деятельность со своими целями и задачами. Ю. П. Зинченко сравнивает иерархию уровней с образом «матрешки», отмечая ту лишь разницу в этой метафоре, что в каждой «матрешке» может находиться несколько «матрешек» одного уровня. Отношения между уровнями подвижные и функционируют по принципу обратной связи, в результате чего все деятельности конкретных систем включены в динамическое взаимодействие, а совокупность их активности не является суммой слагаемых, так как цели и потребности разных уровней могут совпадать, а могут и противоречить друг другу [18].

П. К. Власов с соавторами организацию рассматривают как «открытую социально-экономическую систему, которая образована для того, чтобы достигнуть определенного комплексного эффекта в течение желаемого времени путем непрерывного отбора необходимых элементов, а также специфического упорядочивания структуры и отношения между ними в процессе взаимодействия с внеорганизованной средой» [39, с. 157]. Качества ресурсов и сложность продукта связаны между собой в замысле организации и определяют различия в пропускной способности взаимосвязей и деятельностей организаций как открытых систем. Основополагающая идея теории открытых систем заключается в

том, что взаимодействие организации с внешним миром является непрерывным процессом взаимодействия, а не односторонним процессом приспособления организации к внешнему миру (внешней среде). Важнейшее условие их взаимодействия заключается в том, что внешняя среда способна влиять только на доступные организации. Другое важное условие функционирования организации как открытой системы заключается в пропускной способности: обработке производственных сигналов для достижения некоторого результата, который в дальнейшем использует внешняя группа или система. Этот цикл описывают в терминах: сигнал, пропускная способность, результат.

Иногда данный цикл описывают в технологических или экономических терминах. В этом случае происходит неправомерное отделение цикла от вовлеченных в него людей. Для всех организаций один из наиболее важных внутренних ресурсов – это целенаправленные, скоординированные и интегрированные человеческие усилия и мотивация. Д. Бунстра обобщил переменные средовых воздействий и представил их влияние на модель функционирования организации. Важнейшей составляющей качества деятельности организации являются имеющиеся у нее представления о способе обмена и восполнении ресурсов: временных, энергетических, информационных, сырьевых, финансовых, трудовых, интеллектуальных и т. д. Первоначально результат воплощения идеи отсутствует, но в дальнейшем объективируется опытом и служит основой для «ресурсной модели» организации, обеспечивающей системную организацию ее безопасности [39].

Центральная подсистема для организации как социально-экономической системы – это преобразование первоначальных ресурсов в продукт, который привлекателен для окружения. При этом продукт оказывается средством для нового цикла привлечений ресурсов в другом количестве и качестве. Различия между организациями обусловлены, в частности, тем, что они выстраивают разные ресурсные модели.

Выработка общих основ организационной теории является процессом чрезвычайно трудным и исторически медленным. Об этом писал еще автор первого учебника по организационной психологии Г. Левитт. Он констатировал, что разработчики организационной психологии располагают серией идей, развиваемых в различных областях, многие из которых далеки от промышленности. Так, психология и социология внесла идеи о сложности человеческих мотивов, о процессах воздействия, о групповом поведении. Математики и инженеры представили теорию о системах управления и информации. Экономисты, и не только они, изучают, как люди принимают решения. Организационные исследования в будущем, предсказывал он, будут больше связаны с людьми и цифрами, будут более психологическими и в то же время более аналитическими [40].

Разнообразие возникающих конкретных ситуаций и условий не вписывалось в рамки традиционных теорий организаций и потому не всегда могло служить опорой и системной основой принятия решений, столь необходимой менеджерам в обсуждении реальных дел, поскольку обнаруживались противоречия интересов и системные рассогласования. Многие исследования и публикации не сумели предложить менеджерам действенных рекомендаций. Оказалось, что раз и навсегда установленных принципов, рассчитанных на всеобщее применение, недостаточно. Так, в решении проблем анализа и проектирования организации используют ситуационный подход.

Ситуационный подход, лидером которого считают английского индустриального социолога Дж. Вудворта, выявил взаимозависимости между организационными подсистемами, между организацией как системой и внешней средой. Он раскрыл механизм соответствия и динамического функционирования организации, ее поведение в различных ситуациях и обстоятельствах, обеспечивающих наибольшую вероятность успеха. Процессы управления не являются универсальными для всех организаций. Оперативное принятие решений диктуется быстро меняющейся ситуацией, непредсказуемыми изменениями внешней среды. Средовая неопределенность обусловлена технологическими и рыночными изменениями, спросом на продукты, которых раньше не существовало, и т. д. [40].

Стремление создать единую организационную теорию в настоящее время должно учитывать необходимость признания объективно существующей неопределенности и возможных рисков для безопасной деятельности организации. Противопоставление конкретного и общего, несомненно, вряд ли оправдано. В то же время нельзя не учитывать важность анализа конкретных условий деятельности организации. Конкретная система имеет начало своего возникновения и может иметь конец своего функционирования во времени, оказавшись преходящей формой, если ей все-таки не удалось спрогнозировать систему безопасности с учетом множества возникающих рисков.

Функционирование системы можно определять по многим критериям, которые обычно объединяются в три группы: системные, энергетические, информационные. Системные критерии характеризуют систему с точки зрения числа и упорядоченности элементов; оценивается степень дифференциации и интеграции. Дифференциация приводит к увеличению неоднородности в системе, а интеграция сопровождается подчинением элементов целому. Энергетические критерии указывают на увеличение экономичности и эффективности функционирования. Информационные критерии характеризуют уровень совершенства системы со стороны получения и накопления информации о среде за счет действия подсистем управления.

Сложность систем обусловливает их уязвимость и хрупкость. Хрупкость сложных систем описывается в различных аспектах. Во-первых, чем сложнее система, тем она более неустойчива и уязвима по отношению к малым событиям и флуктуациям. Во-вторых, сложная организация существует конечное время. Внутри жизни имманентно заключена смерть. Один из законов эволюции состоит в том, что лишь смертное способно к самоорганизации. В-третьих, сложные системы функционируют как бы «на лезвии бритвы» (эта метафора появилась в связи с развитием теории самоорганизованной критичности С. Кауфмана). В-четвертых, в случае незначительных отклонений механизм гомеостазиса возвращает систему в состояние равновесия, обеспечивая регенерацию и самодостраивание. Эти тонкие механизмы не терпят внешнего вмешательства. Попытки вмешательства могут разрушить остатки гомеостазиса [35; 37].

Методология сложных систем применима к системам различной природы, в том числе к человеческим, социальным, финансовым, информационным. Благодаря проникновению в понимание динамики сложных систем становится возможным развитие новых технологий управления и прогнозирование будущего.

Источник: iknigi.net

Здесь предлагается следующая классификация групп методов, исполь­зуемых организационной психологией:

1) методы наблюдения;

2) мето­ды опроса;

3) экспериментальные методы;

4) специальные методы, обус­ловленные конкретными условиями организационной деятельности.

Для изучения организационно-психологических проблем используются разнообразные методы сбора данных. Наиболее используемые из них: наблюдение, ин­тервью, опросник и косвенные показатели.

Наблюдение. Под наблюдени­ем в организационной психологии понимают непосредственное це­ленаправленное восприятие и регистрацию организационных явле­ний и процессов. Сущность данного метода состоит в том, чтобы наблюдать, замечать все мелочи, следить за осуществлением определенной деятельности, раз­витием ситуации, систематизировать и группировать факты. Можно выделить две его формы — самонаблюдение и наблюдение за другими объектами. Правильно применяя самонаблюдение, анализируя его ре­зультаты, можно получить ценную психологическую информацию, вскрывающую внутренние причины организационных проблем. Однако при пользовании этим методом необходимо учитывать ин­дивидуальные и личностные особенности наблюдателя. Более распространенным является наблюдение за другими объектами. В зависимости от положения иссле­дователя по отношению к изучаемому предмету различают включенное и невключенное наблюдение. Включенное наблюдение — это наблюдение изнутри, когда исследова­тель на время наблюдения становится членом организации. Невключенное наблюдение — это восприятие какого-либо явления со сто­роны. Непредвиденные осложнения вызываются как природой исследуемо­го явления (сложность, недоступность для наблюдения), так и особенно­стями самого исследователя (субъективизм, различные критерии оцен­ки, различная классификация явлений и т. п.).

По источнику информации документы делятся на первичные, состав­ленные на основе прямого наблюдения или опроса, и вторичные, пред­ставляющие собой обработку, обобщение, сделанное с помощью дан­ных из первичных источников. По степени персонификации документы могут быть личными (автобиографии, личные карточки, характеристики, анкеты, заявления, жалобы) и безличными (отчеты, архивы, протоколы собраний, заседаний и т. д.).

Опрос..Особен­ность этого метода состоит в том, что источником информации высту­пает словесное сообщение, суждение опрашиваемого. Опрос позволяет получить информацию о ценностных ориентациях, аттитюдах, мнениях и оценках членов организации, мотивах их поведения, организационном климате и т.д. Различают три разновидности опроса: 1) анкетирование — письмен­ный заочный опрос; 2) интервью — устная беседа, очный опрос; 3) со­циометрический опрос.

Достоинством анкетного опроса, является возможность получения значительно­го объема эмпирической информации в короткие сроки. Надежность и достоверность информации, получаемой в результате опроса, в значительной степени обусловлены особенностями конструирования включенных в анкету вопросов. По содержанию все задаваемые вопросы подразделяются на 2 группы: вопросы о фактах и событиях и вопросы об оценках респондентами этих событий. По функциям различают четыре типа вопросов: основные, фильтрующие. контрольные, контактные. В зависимости от структуры вопросы бывают открытые и закрытые.

Интервьюирование. Интервьюирование наиболее часто применяется в двух случаях: при составлении программы организационно-психологического исследования и при отборе кадров. В зависимости от степени жесткости схемы, по которой ведется интервью, различают два вида: стандартизированное и не стандартизированное. Не стандартизированное интервью предполагает возможность варьирования последовательностью, формулировками, числом задаваемых вопросов и отличается от стандартизированного большей гибкостью. Достоинством стандартизированного интервью является возможность привлекать к его проведению лиц без специальной исследовательской подготовки. При его проведении не следует спрашивать о том, о чем можно узнать из форм статистической отчетности и других документов.

Социометрический опрос. Основное отличие социометрии от других разновидностей опроса состоит в возможности с ее помощью выявить взаимные чувства симпатии и неприязни между членами рабочей группы и на этой основе получить количественную оценку межличностных отношений в ней.

Основным инструментом проведения социометрического опроса является социометрическая карта (социокарта), которая заполняется каждым членом организационной группы.

Эксперимент – метод познания, при помощи которого в контролируемых и управляемых условиях исследуются явления действительности. Существует естественный (полевой) и лабораторный эксперимент. Естественный проводится в конкретной ситуации, поэтому полученные результаты и выводы полностью адекватны для решения практических задач. Отрицательный момент – отсутствие контроля. Лабораторный – в лабораторных условиях.

 

Источник: studopedia.net

Тема 4. Планирование организационно-психологических исследований.

Методы изучения организационного поведения: наблюдение; метод описания критических ситуаций; анализ документов; контент-анализ; опрос; анкетирование; интервьюирование; социометрия. Эксперимент как ведущий метод организационной психологии. Естественный (полевой) эксперимент. Лабораторный эксперимент. Планирование и организация эксперимента. Критерии планирования: внутренняя и внешняя валидность. Схемы планирования исследования. Лонгитюдинальные эксперименты. Мультивалентные экспериментальные планы. Факторные эксперименты. Возможности и ограничения организационно-психологических исследований.

Методы современной науки столь же разнообразны, как и сама наука, и в каждой научной дисциплине они имеют свою специфику. Вместе с тем существуют общие классификации методов. Их делят, например, на эмпирические и теоретические, индуктивные и дедуктивные, количественные и качественные и т. д.

Здесь предлагается следующая классификация групп методов, используемых организационной психологией: 1) методы наблюдения; 2) методы опроса; 3) экспериментальные методы; 4) специальные методы, обусловленные конкретными условиями организационной деятельности.

Указанная классификация методов во многом продиктована практическими соображения. Работа организационного психолога, как теоретического, так и практического характера, не ограничивается использованием одного метода, а предполагает применение целой системы методов.

Наблюдая различные организационные явления, исследователь накапливает данные, которые позволяют ему делать какие-либо обобщения, создавая свою собственную модель происходящего. Единственное отличие в наблюдениях ученого от наблюдений менеджера или любого другого человека состоит в том, что они носят систематический и плановый характер, определяемый исследовательской стратегией. Он собирает данные, которые адекватны исследуемому объекту, репрезентативны и точны в той мере, в какой позволяют имеющиеся измерительные инструменты, например психологические тесты. Для изучения организационно-психологических проблем используются разнообразные методы сбора данных. Наиболее используемые из них: наблюдение, интервью, опросник и косвенные показатели.

Наблюдение.Любое эмпирическое исследование должно начинаться с наблюдения и анализа документов, имеющихся по изучаемой проблеме. Хронологически наблюдение является первым методом, применяемым многими науками, в том числе и организационной психологией, в период своего становления как науки. Под наблюдением в организационной психологии понимают непосредственное целенаправленное восприятие и регистрацию организационных явлений и процессов.



Наблюдение дает много ценных сведений и с теоретической, и с практической точек зрения. Этот метод можно рассматривать как самостоятельный, но чаще всего он используется в сочетании с каким-либо другим. Например, наблюдение может быть дополнением эксперимента. Наблюдение является неотъемлемой частью любой деятельности специалиста по организационной психологии. Оно используется при исследованиях мотивации и лидерства, при анализе деятельности индивидов и групп, при решении вопросов, связанных с обучением и организационным развитием, при отборе персонала и т. д.

Сущность данного метода состоит в том, чтобы наблюдать, замечать все мелочи, следить за осуществлением определенной деятельности, развитием ситуации, систематизировать и группировать факты. Проследив историю развития и освоения метода наблюдения в психологии и поведенческих науках, можно выделить две его формы — самонаблюдение и наблюдение за другими объектами.

Широкое использование метода самонаблюдения (интроспекции) обычно связывают с начальной стадией развития психологии, когда большое значение придавалось переживаниям людей, оценке и объяснению этих переживаний. Правильно применяя этот метод, анализируя его результаты, можно получить ценную психологическую информацию, вскрывающую внутренние причины организационных проблем. Однако при пользовании методом самонаблюдения необходимо учитывать индивидуальные и личностные особенности наблюдателя, которые нередко затрудняют или даже делают невозможным обобщение получаемых результатов.

Более распространенным и более объективным методом является наблюдение за другими объектами. В зависимости от положения исследователя по отношению к изучаемому предмету различают включенное и невключенное наблюдение.

Включенное наблюдение — это наблюдение изнутри, когда исследователь на время наблюдения становится членом организации. В таких условиях оно помогает психологу глубже разобраться в различных организационных проблемах, понять поведение и чувства работников. Невключенное наблюдение — это восприятие какого-либо явления со стороны. Наблюдение в большинстве случаев проводится в естественных условиях, причем оно может быть открытым, когда объект исследования оповещен о целях психолога, ^.инкогнито, когда организации неизвестен факт наблюдения за ней. Во втором случае наблюдение осуществляется без ведома исследуемых лиц. Об открытом наблюдении работники знают заранее. Это может оказывать влияние на процесс наблюдения в том смысле, что исследуемые нередко стремятся представить себя в выгодном свете.

Для наблюдения наряду с систематичностью характерны плановость и точность. Плановость проявляется в подготовке к проведению наблюдения, предварительном изучении материалов и анализе явлений, а также в том, что заранее намечаются все этапы процесса наблюдения, определяются формы записей и т. п. Эти моменты нельзя недооценивать. Если их игнорировать, то может непроизвольно измениться целенаправленность наблюдения, приняв случайный и поверхностный характер.

Систематичность предполагает последовательную работу, исключающую фрагментарность наблюдений, при которой может возникнуть искаженное представление об объекте, произойти недооценка важных показателей и, наоборот, переоценка несущественных. Такая опасность появляется преимущественно при наблюдении за явлениями, подверженными постоянным изменениям. Только систематическое наблюдение позволяет получить объективную оценку.

Точность, аккуратность, внимательность требуются не только при самом наблюдении, но и, что особенно важно, при регистрации показателей, оформлении результатов наблюдения. Необходимо уметь классифицировать факты, определять соответствующие критерии, правильно вести записи.

Даже осуществляя самое тщательное наблюдение в точном соответствии с планом, нередко можно столкнуться с большими трудностями, например с появлением случайных фактов (артефактов), которые способны повлиять на весь процесс наблюдения и его результаты.

Непредвиденные осложнения вызываются как природой исследуемого явления (сложность, недоступность для наблюдения), так и особенностями самого исследователя (субъективизм, различные критерии оценки, различная классификация явлений и т. п.).

Стремясь устранить эти негативные моменты и разобраться в сложных ситуациях, исследователи или используют нескольких наблюдателей, или отказываются от проведения прямого наблюдения и используют различные технические приспособления, например видеосъемку.

Исследователь или консультант использует метод наблюдения при решении любых вопросов. Иногда этот метод выступает в качестве основного, порой он оказывается только вспомогательным, а в некоторых случаях он используется равноценно с другими методами.

Часто целесообразным бывает применение такой разновидности наблюдения, как метод описания критических ситуаций. Он предполагает наблюдение за наиболее важными для организации событиями. Его особенность заключается в том, что всегда существует опасность получить необъективную, искаженную информацию об изучаемом процессе, так как даже сам факт наблюдения может изменить поведение наблюдаемых. Кроме того, с помощью наблюдения невозможно получить информацию о «внутреннем» поведении людей: их мотивах, ценностях, аттитюдах и т. д.

Метод наблюдения целесообразно применять на этапе составления программы, когда надо получить предварительные данные об объекте, уточнить проблему, сформулировать гипотезу. Надежность информации при наблюдении во многом зависит от способа регистрации наблюдаемого, от того, как ведутся записи.

Анализ документов. Как уже отмечалось, любое эмпирическое исследование должно начинаться с наблюдения и анализа документов, имеющихся по изучаемой проблеме. Под документами в организационном поведении и психологии понимаются специально созданные носители информации об организации и ее членах.

По форме, в которой зафиксирована информация, документы условно подразделяются на текстовые (компьютерные, печатные, машинописные, рукописные), иконографические (кино-, видео- и фотодокументы и т. д.) и фонетические (магнитофонные записи, компакт-диски). Современные мультимедийные технологии позволяют объединить указанные типы документов в единую информационную систему. В зависимости от статуса документы классифицируются как официальные, исходящие от тех или иных органов власти, учреждений (правительственные материалы, постановления, данные статистической отчетности, документы различных организаций, архивы и т. д.), и неофициальные (личные карточки, анкеты, заявления, жалобы, а также составленные отдельными работниками документы — описания или статистические обобщения собственных наблюдений).

По источнику информации документы делятся на первичные, составленные на основе прямого наблюдения или опроса, и вторичные, представляющие собой обработку, обобщение, сделанное с помощью данных из первичных источников. По степени персонификации документы могут быть личными (автобиографии, личные карточки, характеристики, анкеты, заявления, жалобы) и безличными (отчеты, архивы, протоколы собраний, заседаний и т. д.).

Не следует упускать из виду, что один и тот же документ может быть классифицирован по нескольким основаниям. Например, личные документы могут быть официальными и неофициальными. Так, характеристика, выданная организацией, — это личный официальный документ. Первичные документы также могут быть официальными и неофициальными.

Исследователю не следует слепо доверять документу, рассматривая его как неоспоримый факт. Важно уметь определить степень достоверности информации, содержащейся в документе. Для этого существуют определенные приемы:

1. Необходимо различать описание событий и их оценку. Отсутствие в документах детальной характеристики ситуации, в которой высказано мнение и дана оценка поведения и реакции участников события, затрудняет правильное толкование событий, не позволяет понять, почему принято то или иное решение. Например, один и тот же поступок может быть оценен по-разному в различных подразделениях организации.

2. Важно (особенно при разрешении конфликтных ситуаций) анализировать намерения составителей документа, следуя древнему принципу «Cui bono?». Так, отчеты менеджера о своей работе и работе своих сотрудников составляются под разными углами зрения и основываются на различных оценочных критериях.

3. Необходимо выяснить основания, заложенные в классификацию документов. Например, если документы сгруппированы по образовательному критерию, то следует выяснить, какое обучение рассматривалось как начальное образование, неполное среднее, незаконченное высшее. Такая информация позволит более адекватно увидеть те или иные события и оценить, например, потребность организации в обучении.

4. Важно помнить, что первичные документы более надежны, чем вторичные; официальные— более достоверны, чем неофициальные; личные — более надежны, чем безличные. Так, магнитофонная запись заседания (первичный документ) надежнее протокола, составленного на ее основе. Анализ жалоб работников (личные документы) дает более достоверную информацию, чем анализ протоколов собраний, посвященных разбору этих жалоб.

5. Следует уяснить общую обстановку, в которой составляется документ: располагала она к объективности или способствовала искажению информации. Например, если характеристики оставляются заинтересованным лицом, то данные такого документа вряд ли могут быть объективными.

Различают два способа анализа документальных материалов. Первый — это традиционный, классический, качественный анализ, под которым понимается интерпретация исследователем информации, содержащейся в документальных материалах и выявление их сути. Качественный анализ предполагает выявление авторства документа и времени его создания, целей, обстановки, вызвавшей появление документа.

Стремление уменьшить субъективность качественного анализа привело к применению количественного формализованного метода. Приемом количественного анализа выступает контент-анализ — перевод текстовой или вербальной информации в количественные показатели. Суть контент-анализа состоит в нахождении легко подсчитываемых признаков изучаемого документа, в которых отражены значимые стороны его содержания. При этом появляется возможность формализации качественного содержания. Таким признаком, например, может выступать частота употребления определенных терминов. Контент-анализ осуществляется с помощью выделения смысловых единиц (единиц анализа) и единиц счета. В качестве смысловой единицы выступает значимая для организации тема, отраженная в понятиях — словах или сочетаниях слов. В качестве единиц счета могут использоваться количество слов, печатных знаков или абзацев текста, можно использовать слова, ассоциирующиеся с понятием конфликта, а в качестве единицы счета — временные отрезки производственных совещаний.

Опрос.Одним из самых распространенных в организационно-психологических исследованиях является метод опроса. Опрос предполагает получение ответов на задаваемые исследователем вопросы. Особенность этого метода состоит в том, что источником информации выступает словесное сообщение, суждение опрашиваемого. Опрос позволяет получить информацию о ценностных ориентациях, аттитюдах, мнениях и оценках членов организации, мотивах их поведения, организационном климате и т. д.

Различают три разновидности опроса: 1) анкетирование — письменный заочный опрос; 2) интервью — устная беседа, очный опрос; 3) социометрический опрос.

Достоинством анкетного опроса, благодаря которому он имеет широкое распространение, является возможность получения значительного объема эмпирической информации в короткие сроки. Анкета заполняется самими респондентами.

Анкета (опросный лист) представляет собой совокупность упорядоченных по содержанию и форме вопросов или пунктов (items). Надежность и достоверность информации, получаемой в результате опроса, в значительной степени обусловлены особенностями конструирования включенных в анкету вопросов. Это предъявляет определенные требования к их формулировке.

Вопросы классифицируются по ряду важнейших признаков: по содержанию, функциям, структуре, форме.

По содержанию все задаваемые вопросы подразделяются на две большие группы: вопросы о фактах и событиях и вопросы об оценках респондентами этих событий.

В первую группу входят вопросы о поведении и деятельности респондента, а также вопросы, касающиеся его жизненного пути. Ко второй группе относятся оценочно-отношенческие вопросы типа: «Как бы Вы оценили…? Как вы относитесь…?»

Каждый из этих двух блоков вопросов обладает своей спецификой. Качество опроса в значительной степени зависит от того, насколько опрашиваемые могут и хотят искренне отвечать на поставленные вопросы. Нередки случаи, когда респонденты отказываются давать или намеренно искажают свою оценку тех или иных событий, затрудняются отвечать на вопросы о мотивах своего поведения.

По функциям различают четыре типа вопросов; основные, фильтрующие, контрольные, контактные. Если основные вопросы предназначены для получения информации об организационных фактах, то назначение фильтрующих вопросов — отсеять некомпетентных респондентов. Функция контрольных вопросов — уточнить правдивость ответов на основные вопросы. Это своеобразная модификация основного вопроса, его иная словесная формулировка. Контактные вопросы позволяют установить доброжелательные отношения между исследователем и респондентом и преодолеть возможное отчуждение.

В зависимости от структуры вопросы бывают открытые и закрытые. В открытых вопросах респондент сам формулирует ответ. В закрытых содержится перечень вариантов ответов, и опрашиваемый выбирает из этого «веера» тот ответ, который для него приемлем.

Примером закрытого вопроса может служить следующий вопрос: Какие организационные мероприятия были проведены в целях повышения трудовой мотивации работников?

1) введена новая система материального стимулирования трудовой деятельности работников;

2) осуществлены мероприятия по формированию благоприятного организационного климата;

3) проведен опрос мнений рабочих по поводу возможных мер повышения заинтересованности сотрудников в результатах своего труда;

4) проанализирована организация рабочих мест и деятельности, позволившая выявить непродуктивное использование рабочего времени;

5) затрудняюсь ответить.

Диапазон возможных ответов должен исчерпывать объем вопроса, включая позитивные, негативные варианты ответов, а также ответы типа «не знаю», «затрудняюсь ответить».

Выделяют три разновидности закрытых вопросов:

1) «да — нет»;

2) альтернативные, предполагающие выбор одного ответа из перечня возможных;

3) вопросы-меню, позволяющие респонденту выбрать одновременно несколько ответов.

Такой вопрос может выглядеть следующим образом: Укажите, в каких ситуациях у вас возникали конфликты с другими работниками в течение двух последних месяцев:

1) при выполнении моей непосредственной работы;

2) при необходимости делиться своим опытом;

3) при необходимости получения помощи от других сотрудников;

4) при необходимости заменять отсутствующих сотрудников;

5) в других случаях (укажите, каких).

Выбор ответа из набора предложенных вариантов предполагает возможность возникновения организационных конфликтов в целом ряде названных ситуаций.

По форме различаются вопросы прямые и проективные (косвенные). Прямые вопросы касаются существующей ситуации. В проективных вопросах ситуация задается, предполагается. Примером прямого вопроса может служить следующий вопрос: «Устраивает ли вас ваша теперешняя работа?» Пример того же вопроса, но сформулированного косвенно, будет выглядеть иначе: «Предположим, что по каким-то причинам вы временно не работаете. Вернулись бы вы на прежнее место работы?

Преимущество проективных вопросов состоит в том, что они свободны от возможных временных конфликтных ситуаций. Разновидностью косвенных вопросов являются безличные вопросы.

При подготовке вопросника нужно исходить из следующих правил формулирования вопросов:

1. Вопрос должен соответствовать целям и задачам исследования

2. Каждый вопрос должен быть логически отдельным.

3. Формулировка вопроса должна быть понятна для всех опрашиваемых, поэтому следует избегать узкоспециальных терминов. Вопросы должны соответствовать уровню развития респондентов, в том числе уровню наименее подготовленных.

4. Не следует задавать слишком длинных вопросов.

5. Следует стремиться к тому, чтобы вопросы стимулировали респондентов к активному участию в опросе, повышали их интерес к исследуемой проблеме.

6. Вопрос не должен внушать ответ, навязывать респонденту тот или иной его вариант. Он должен формулироваться нейтрально.

7. Должен быть соблюден баланс возможных положительных и отрицательных ответов. В противном случае вопрос может внушить респонденту направленность ответа. Например, при измерении степени удовлетворенности работников своей работой надо предусмотреть одинаковое число вариантов положительных и отрицательных ответов: «вполне удовлетворен», «в основном удовлетворен» и «не удовлетворен», «не совсем удовлетворен». Следует также предусмотреть вариант, когда опрашиваемый не может дать определенной оценки: «затрудняюсь ответить».

Правильно построенный вопрос может выглядеть, например, следующим образом:

Если бы Вам снова пришлось выбирать место работы, выбрали бы Вы вновь эту компанию/фирму/организацию?

— безусловно, да;

— вероятнее всего, да;

— вряд ли;

— безусловно, нет;

— затрудняюсь ответить.

Для более компактного расположения вопросов в анкете их можно представить в табличной форме, хотя нередко заполнение анкеты с вопросами-таблицами вызывает у некоторых людей затруднения.

Анкета не является простой суммой вопросов, она имеет определенную структуру. Чтобы установить размер анкеты, количество вопросов в ней, следует руководствоваться целью исследования, предвидеть результаты анкетирования и их практическое использование. Анкета, как правило, состоит из трех частей: вводной, основной и биографической. Вводная часть — это обращение к опрашиваемому, где указываются цель опроса, условия анонимности опроса, направления использования его результатов, правила заполнения анкеты.

В основной части содержатся вопросы о фактах, поведении, продуктах деятельности, мотивах, оценках и мнениях респондентов. Последняя часть анкеты включает вопросы о социально-демографических и биографических данных опрашиваемого.

Анкетирование следует применять при изучении проблем мотивации и лидерства, оценки динамики и эффективности организационного развития, причин текучести кадров, эффективности деятельности рабочих групп, отношения к труду, организационного климата и ряда других организационно-психологических проблем.

Интервьюирование. Интервьюирование наиболее часто применяется в двух случаях: при составлении программы организационно-психологического исследования и при отборе кадров. Второй случай будет подробно рассмотрен в главе «Отбор персонала», поэтому сейчас коснусь вопроса использования интервью при разработке исследовательской программы. Интервью с руководителями организации и ее подразделений помогает исследователю глубже усвоить специфику изучаемой организации. Направление интервью задается изучаемой проблемой, а также целями исследования.

В зависимости от степени жесткости схемы, по которой ведется интервью, различают два вида: стандартизированное и нестандартизированное. Каждый из этих видов отличается своими преимуществами и недостатками. Нестандартизированное интервью предполагает возможность варьирования последовательностью, формулировками, числом задаваемых вопросов и отличается от стандартизированного большей гибкостью. В то же время последнее обеспечивает большую сравнимость информации и оперативность при обобщении результатов. Достоинством стандартизированного интервью является возможность привлекать к его проведению лиц без специальной исследовательской подготовки. При его проведении не следует спрашивать о том, о чем можно узнать из форм статистической отчетности и других документов.

Важно выбрать удобное время и место проведения анкетирования и интервьюирования. Это поможет выявить истинные мнения респондентов, иногда сдерживаемые неприемлемыми для них условиями проведения опроса. К ним можно отнести присутствие других лиц, дефицит времени и т. п. В этих случаях опрашиваемые могут высказывать не свое личное мнение, а прятать его за наиболее распространенным. Важно также создать дружескую атмосферу опроса. Для этого следует использовать вступительное слово эксперта и своеобразный психологический «разогрев».

Источник: studopedia.su


Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.