Адаптация термин в психологии



6.2. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ АДАПТАЦИЯ

Психологическая адаптация — это процесс психологической включённости личности в системы социальных, социально-психологических и профессионально- деятельностных связей и отношений, в исполнение соответствующих ролевых функций. Психологическая адаптация человека осуществляется в следующих сферах его жизни и деятельности:

  • в социальной сфере со всем многообразием её содержательных сторон и компонентов (нравственных, политических, правовых и др.);
  • в социально-психологической сфере, т.е. в системах психологических связей и отношений личности, включения её в исполнение различных социально-психологических ролей;
  • в сфере профессиональных, учебно-познавательных и других деятельностных связей и отношений личности;
  • в сфере взаимосвязей с экологической средой.

Соответственно этим сферам жизни и деятельности человека выделяют и основные виды психологической адаптации:

  • социальную психологическую адаптацию личности,
  • социально-психологическую адаптацию личности,
  • профессионально-деятельностную психологическую адаптацию личности,
  • экологическую психологическую адаптацию личности.

Кроме того, выделяют так называемые интегральные или системные виды психологической адаптации: профессиональную, семейно-бытовую, личностно-досуговую и др. Они представляют собой своеобразное сочетание всех названных выше видов психологической адаптации личности (рисунок 6.2.).

p

Рисунок 6.2. Виды психологической адаптации личности.

Процесс психологической адаптации личности характеризуется активностью человека, которая выражается в целенаправленности его действий по преобразованию действительности, среды как с использованием различных средств, так с подчинёнными ему приспособительными актами.

Следовательно, в активной целенаправленной приспособительной деятельности человека проявляется 2 тенденции, выраженные в разной степени и идущие параллельно:

  1. адаптивная, приспособительная тенденция,
  2. тенденция, адаптирующая, преобразующая, приспособляющая среду к индивиду.

Уровень адаптированности личности является результатом процесса адаптации. Адаптированность личности делится на внутреннюю, внешнюю и смешанную.


Внутренняя адаптированнооть личности характеризуется перестройкой её функциональных структур и систем при определённом изменении среды её жизнедеятельности. Происходит содержательная, полная, генерализованная адаптация.

Внешняя (поведенческая, приспособительная) адаптированность личности отличается отсутствием внутренней (содержательной) перестройки, сохранением себя и своей самостоятельности. Происходит инструментальная адаптация личности.

Смешанная адаптирозанность личности частично проявляется перестраиванием и подстраиванием внутренне под среду, её ценности и нормы и частично — инструментальной адаптацией, поведенчески, сохранением своего "Я", своей самостоятельности, "самости" (В.А. Сластенин, В.П.Каширин, 2001).

Переадаптация — это процесс перестройки личности при изменениях коренным образом условий и содержания её жизни и деятельности (например, с мирного на военное время, с семейной на одинокую жизнь и др.). При невозможности переадаптации личности происходит её дезадаптация. Адаптация и переадаптация выражают лишь степень перестройки отдельных структур личности и их коррекции или степень перестройки личности в целом. Процесс адаптации связан с коррекцией, достройкой, доформированием, частичной перестройкой либо отдельных функциональных систем психики, либо личности в целом. Переадаптация касается ценностей, целей, норм, смысловых образований личности и её потребностно-мотивационной сферы, которые перестраиваются (или нуждаются в перестройке) на противоположные по содержанию, способам и средствам реализации.


Процесс переадаптации связан либо с коренной перестройкой функциональных систем в целом у личности при экстраординарных обстоятельствах, либо с переходом личности из состояния устойчивой психической адаптации в привычных условиях в состояние относительно устойчивой психической адаптации в новых условиях, отличающихся от предыдущих условий жизни и деятельности (например, при переходе из гражданских условий в военные и др.).

Реадаптация — это процесс перехода человека в предыдущие условия жизни и деятельности, значительно отличающиеся от тех, к которым он ранее переадаптировался.

Личность может нуждаться в реадаптации. Однако этот процесс нередко происходит с серьёзными психологическими последствиями (В.А. Сластенин, В.П. Каширин, 2001).

Психологическая адаптация — это многоуровневое и разноплановое явление, затрагивающее и индивидуальные особенности человека (его психику), и все стороны его бытия (социальную среду непосредственной его жизнедеятельности), и различные виды деятельности (прежде всего профессиональную), в которые он непосредственно включён.

Психологическая адаптация личности — это двусторонний процесс взаимодействия, в ходе которого происходят перемены как в личности (в психике человека в целом), так и в среде (в её нормах, правилах, ценностях), во всех сферах духовной жизни социума и его организации. В процессе адаптации происходит гармонизация взаимодействий личности и среды. В личности и среде (прежде всего социальной) происходят изменения, характер и степень которых обусловлены многими обстоятельствами. Из числа этих обстоятельств первостепенную роль играют следующие:


  • социальные параметры среды;
  • социально-психологические особенности социальной среды (её нормы, правила, требования, санкции, ожидания от личности степень общности ценностных и других основ её жизни);
  • содержание, средства, условия и другие особенности ведущей (и других видов) деятельности.

Психологическая адаптация — это процесс приближения психической деятельности личности к социальным и социально-психическим требованиям среды, условиям и содержанию деятельности человека.

Следовательно, психологическая адаптация — это процесс гармонизации внутренних и внешних условий жизни и деятельности личности и среды.

В процессе адаптации личности происходит гармонизация психической деятельности человека с заданными условиями среды и его деятельности в тех или иных обстоятельствах.

При этом уровень внутреннего, психологического комфорта личности может быть показателем психологической адаптированности личности, который определяется сбалансированностью положительных и отрицательных эмоций человека и степенью удовлетворения его потребностных состояний.


Состояние психологического комфорта личности и адаптированности возникает в адаптированной, привычной среде жизни и деятельности личности, в процессе успешного разрешения адаптационных трудностей и противоречий. Нарушение этого состояния комфортности и дестабилизация личности приводят к актуализации потребностей, побуждающих личность к активному взаимодействию со средой и с целью восстановления гармонизации взаимоотношений. Успешность протекания этого процесса сопровождается положительным эмоциональным состоянием. Это свидетельствует о формировании у личности потребности в определённом и повторяющемся нарушении гармонии во взаимодействии со средой. Это совершается с целью получения положительных эмоциональных подкреплений процесса и результатов деятельности по восстановлению внутреннего и внешнего баланса сил, уравновешиванию, гармонизации взаимодействий со средой.

Психологическая адаптация может выступить одним из механизмов развития и саморазвития личности. При актуализации негативных по содержанию потребностей человека (например, в алкоголе, табакокурении, наркотиках) психологическая адаптация является механизмом разрушения организма и психики, физического и психического здоровья в целом (В.А. Сластенин, В.П.Каширин, 2001).

Потребностные состояния личности выступают источником процесса её адаптации. Они возникают при осуществлении взаимодействия личности со средой и включении её в различные виды деятельности. Дезадаптационные состояния физиологического и психологического характера можно считать потребностными состояниями, а процесс адаптации — процессом реализации, удовлетворения возникающих дезадаптационных потребностных состояний.

Это может осуществляться по следующим направлениям:


  • изменением окружающей среды путём перестройки её ожиданий от личности, норм и ценностей в соответствии с личностными, за счёт очеловечивания среды в личностном плане, подчинения её личности и др., т.е. в целом путём преобразования среды и снижения уровня рассогласования её с личностью;
  • перестройкой функциональных систем, ценностных ориентаций иинтересов человека через приспособление человека к среде, её ценностям, нормам, правилам и др.;
  • соединением и гармонизацией указанных выше двух путей.

Однако в управлении адаптационными процессами необходимо учитывать то, что параметры физиологических и психологических возможностей человека, возможностей среды, условий и содержания деятельности не безграничны в плане перемен и перестройки.

Дезадаптационные, потребностные состояния личности, возникающие в процессе осуществления деятельности и взаимодействия со средой, создают у неё состояния психического и физиологического дискомфорта. Они заставляют, побуждают проявлять личность активность, действовать либо по снижению, либо по устранению вообще этих состояний.

Дезадаптационные, потребностные состояния разнообразны. Адаптационные процессы обычно инициируются комплексом потребностей человека, включая потребности физиологические, этнические, в активности, общении, уединении, защищённости, аффилиации, справедливости, самоутверждении и др.


Все потребности человека взаимосвязаны. Успешность процесса адаптации по реализации одних потребностей оказывает влияние на другие. Место реализованных потребностей занимают другие потребности. По мнению А. Маслоу, человек постоянно испытывает какие-либо потребности. Среди них одни потребности выходят на первый план, доминируют и определяют характер и направленность поведения и деятельности человека, а другие потребности определяют общий стиль поведения и характер действий, их своеобразие.

В связи с этим человек выступает в двух ведущих состояниях и проявлениях: I) как потребностный человек и 2) как деятельный, действующий, активный человек.

При адаптации личности в малой социальной группе (коллективе) ведущую роль играет потребность в самоутверждении в различных видах деятельности. Эта потребность выступает системной и относительно самостоятельной, одной из основных и ведущих, постоянно проявляющейся потребностью человека.

Потребность в самоутверждении — это атрибутивная потребность личности. Она играет особую роль в создании дезадаптационной адаптации, своеобразия потребностных состояний личности и в активизации адапционного поведения, в выборе его путей, средств, способов.


Психологическая адаптация взаимосвязана с социализацией, как психологическим феноменом. Они близки, взаимозависимы, взаимообусловлены, но нетождественны.

Социализация личности — это процесс овладения личностью социальными и социально-психологическими нормами, правилами, ценностями,

функциями. Процесс адаптации личности выступает одним из ведущих механизмов социализации личности. Однако не всякий процесс адаптации ведёт к социализации личности. Так, конформное поведение личности, инструментальная её адаптация обычно не выступают процессами социализации личности. В то же время полная, внутренняя психологическая адаптация личности может оказаться тождественной процессу социализации личности (В.А. Сластёнин, В.П.Каширин, 2001).

Процесс дезадаптации личности является полярным адаптации и по своей сущности деструктивным явлением.

Процесс дезадаптации — это определённый ход внутрипсихических процессов и поведения, который приводит не к разрешению проблемной ситуации, а к усугублению её, к усилению трудностей и вызывающих её неприятных переживаний.

Дезадаптация может иметь патологический и непатологический характер. Непатологическая адаптация характеризуется отклонениями в поведении и переживаниях субъекта, связанных с недостаточной социализацией, социально-неприемлемыми установками личности, резкой сменой условий существования, разрывом значимых межличностных отношений и др. Дезадаптационные состояния и конфликты могут быть истоком суицидального поведения человека. В одних случаях конфликт вызывает и усугубляет дезадаптацию, переводит её в суицидальную фазу, в других ситуациях конфликт сам порождает дезадаптацию. При достаточно высокой степени его обострения и значимости для личности противоречия, дезадаптационные состояния могут провоцировать её суицидальное поведение.


Выделяют объективные и субъективные признаки дезадаптации.

К объективным признакам относят:

  • изменение поведения человека в социальной сфере,
  • несоответствие поведения своим социальным функциям,
  • патологическую трансформацию поведения.

К субъективным признакам относят:

  • психические сдвиги (от негативно окрашенных переживаний до клинически выраженных психопатологических синдромов),
  • состояние психологического тупика, возникающее в результате долгого нахождения личности в конфликте (внешнем или внутреннем) и отсутствия необходимых адаптивных механизмов для выхода из этого состояния.

Выделяют 3 вида дезадаптированности личности:

  • временная дезадаптированность,
  • устойчивая ситуативная дезадаптированность,
  • общая устойчивая дезадаптированность.

Временная дезадаптированность характеризуется нарушением баланса между личностью и средой, порождающим адаптивную активность личности.

Устойчивая ситуативная дезадаптированность личности отличает её отсутствием механизмов адаптации, наличием желания, но неумением адаптироваться.

Общая устойчивая дезадаптированностъ проявляется состоянием перманентной фрустрированности, активизирующей патологические механизмы и приводящей к развитию неврозов и психозов (рисунок 6.3.).


p 

Рисунок 6.3. Характер, признаки и виды дезадаптации.

Дезадаптированность, как результат дезадаптации, выступает альтернативой адаптированности (В.А. Сластёнин, В.П. Каширин, 2001).

Источник: monographies.ru

приспособление человека к окружающему миру.

   Психоаналитическое понимание функционирования психики человека основывалось на представлениях о возможностях удовлетворения его бессознательных влечений. З. Фрейд исходил из того, что психическая деятельность координируется внутренними механизмами, приводящимися в движение колебаниями между повышением и снижением напряжения, возникающего в результате ощущения удовольствия-неудовольствия. Когда притязания бессознательных влечений Оно, ориентированных на получение непосредственного удовольствия (принцип удовольствия), не находят своего удовлетворения, появляются невыносимые состояния. Ситуация удовлетворения возникает при помощи внешнего мира. Именно к нему обращено Я (сознание, разум), принимающее на себя управление и считающееся с реальностью (принцип реальности). Бессознательные влечения Оно настаивают на незамедлительном удовлетворении. Я стремится защититься от возможной неудачи и выступает посредником между притязаниями Оно и ограничениями, налагаемыми внешним миром. В этом отношении деятельность Я может осуществляться в двух направлениях: Я наблюдает за внешним миром и пытается поймать благоприятный момент для безопасного удовлетворения влечений; Я оказывает влияние на Оно, стремясь укротить его влечения путем отсрочки их удовлетворения или отказа от них за счет какой-либо компенсации. Так происходит приспособление человека к внешнему миру.

   Помимо этого направления деятельности Я существует, по мнению З. Фрейда, другой путь адаптации. Со временем Я может найти иной путь приспособления к миру, дающий возможность удовлетворения влечений человека. Оказывается, можно вторгаться во внешний мир, изменять его и тем самым создавать такие условия, которые способны привести к удовлетворению. Поэтому перед Я возникает задача по определению наиболее целесообразного для человека пути адаптации, заключающегося или в сдерживании бессознательных влечений перед требованиями внешнего мира, или в поддержке их с целью оказания сопротивления этому миру. По инициативе венгерского психоаналитика Ш. Ференци (1873–1933) первый путь адаптации был назван в психоанализе аутопластическим, второй – аллопластическим. В связи с этим З. Фрейд привел в своей работе «Проблема дилетантского анализа» (1926) следующее высказывание: «Сегодня в психоанализе это принято называть аутопластической или аллопластической адаптацией в соответствии с тем, происходит ли этот процесс посредством изменений собственной психической организации или изменением внешнего (в том числе и социального) мира».

   Успешная адаптация к окружающему миру способствует нормальному развитию человека, поддержанию его состояния здоровья. Однако, как считал З. Фрейд, если Я оказывается слабым, беспомощным перед бессознательными влечениями Оно, то при столкновении с внешним миром у человека может возникнуть ощущение опасности. Тогда Я начинает воспринимать исходящую от бессознательных влечений опасность как внешнюю и после неудачных усилий, аналогичных ранее предпринимаемым по отношению к внутренним побуждениям, пытается спастись от этой опасности бегством. В этом случае Я предпринимает вытеснение бессознательных влечений. Однако, поскольку внутреннее подменяется внешним, подобная защита от опасности хотя и приводит к частичному успеху, тем не менее этот успех оборачивается вредными последствиями для человека. Вытесненное бессознательное оказывается для Я «запретной зоной», в которой образуются психические замещения, дающие эрзац-удовлетворение в форме невротических симптомов. Таким образом, «бегство в болезнь» становится такой адаптацией человека к окружающему миру, которая осуществляется неадекватным образом и свидетельствует о слабости, незрелости Я.

   Исходя из подобного понимания адаптации, цель психоаналитической терапии заключается в «реставрации Я», освобождении его от ограничений, вызванных вытеснением и ослаблением его влияния на Оно, с тем, чтобы более приемлемым способом, чем «бегство в болезнь», разрешить внутренний конфликт, связанный с приспособлением человека к окружающему миру.

   Дальнейшее развитие соответствующих представлений об адаптации нашло свое отражение в трудах ряда психоаналитиков, включая Х. Хартманна (1894–1970), Э. Фромма (1900–1980) и других. Так, в работе австро-американского психоаналитика Х. Хартманна «Психология Я и проблема адаптации» (1939) данная проблематика рассматривалась не только в плане изменений, производящих человеком или в окружающей его среде (аллопластический способ адаптации), или в собственной психической системе (аутопластический способ адаптации), но и с точки зрения возможности поиска и выбора им новой психосоциальной реальности, в которой адаптация индивида осуществляется путем как внешних, так и внутренних изменений.

   В книге американского психоаналитика Э. Фромма «Бегство от свободы» (1941) ставился вопрос о необходимости различать адаптацию статическую и динамическую. Статическая адаптация – это приспособление, при котором «характер человека остается неизменным и постоянным и возможно появление только каких-либо новых привычек». Динамическая адаптация – приспособление к внешним условиям, стимулирующее «процесс изменения характера человека, в котором проявляются новые стремления, новые тревоги».

   В качестве иллюстрации статической адаптации может служить, согласно Э. Фромму, переход от китайского способа приема пищи с помощью палочек к европейскому способу владения вилкой и ножом, когда приехавший в Америку китаец приспосабливается к общепринятому способу приема пищи, но такая адаптация не служит причиной изменения его личности. Примером динамической адаптации может являться случай, когда ребенок боится отца, подчиняется ему, становится послушным, но во время приспособления к неизбежной ситуации в его личности происходят существенные изменения, связанные с развитием ненависти к отцу-тирану, которая, будучи подавленной, становится динамическим фактором характера ребенка.

   С точки зрения Э. Фромма, «любой невроз представляет собой не что иное, как пример динамической адаптации к таким условиям, которые являются для индивидуума иррациональными (особенно в раннем детстве) и, несомненно, неблагоприятными для психического и физического развития ребенка». Социально-психологические явления, в частности, наличие явно выраженных разрушительных или садистских импульсов, также демонстрируют динамическую адаптацию к социальным условиям.    

Источник: vocabulary.ru

В психологии под термином «адаптация» понимается перестройка психики индивида под воздействием объективных факторов окружающей среды, а также способность человека приспосабливаться к различным требованиям среды без ощущения внутреннего дискомфорта и без конфликта со средой [20]. При этом подразумевается процессуальная сторона собственно явления адаптации в отличие от приспособления животных [30], преодоления трудностей [16] или формирования определенных свойств личности, например, профессиональных качеств [29].

Грузинская психологическая школа тесно связывала понятие «адаптация» с понятием «установка» как необходимого опосредующего звена между действиями внешней среды и психической деятельностью человека, как готовность к определённой активности, которая в свою очередь обусловлена потребностью субъекта и соответствующей объективной ситуацией. Так, Ш.А. Надирашвили [15] считал установку механизмом адекватного и целесообразного приспособления индивида к среде.

В рамках социологического подхода адаптация рассматривается как момент взаимодействия личности и социальной среды. Субъективная сторона этого процесса понимается как усвоение личностью основных норм и ценностей общества. Представителями такого подхода нередко отождествляются понятия «адаптация» и «социализация», поэтому решающее значение приобретает проблема соответствия форм поведения, индивидуальных способов деятельности личности основным правилам, требованиям и нормам выполнения общественных функций (см. [13, 22] и другие). Социологический подход трактует адаптацию как процесс «вхождения» личности в новые социальные роли, причем сущность данного процесса заключается в содержательном, творческом приспособлении индивида к условиям жизнедеятельности.

Некоторые авторы рассматривают адаптацию в качестве условия выполнения личностью ее основных функций, решения сложных творческих проблем [13, 24]. Г.А. Горошидзе [4] рекомендует проводить профессиональный отбор творческих работников по показателям их адаптированности к профессиональным и социально-психологическим параметрам социальной среды.

Приведенные нами подходы к исследованию проблем адаптации  в рамках психологических, социологических и иных концепций не раскрывают суть всех  существующих в настоящее время понятий данного явления. И в рассмотрении некоторых вопросов проблемы адаптации видны принципиально разные подходы. Проведенный нами анализ отечественных и зарубежных исследований адаптации позволяет выделить следующие фундаментальные направления: отрицающее адаптацию человека в обществе и признающее ее.

В основе первого направления лежит концепция экзистенциализма, представители которого признают человека абсолютно свободным, обособленным от общества и его законов.

Представители другого направления рассматривают адаптацию личности в контексте предположения об отчужденности социальной среды от человека, трактуя адаптацию как форму защитного приспособления человека к социальным требованиям, как выход из стрессовой ситуации, как овладение новыми социальными ролями, как преодоление напряжения. Т. Шибутани [31] высказывает мнение о том, что адаптация – есть совокупность приспособительных реакций, в основе которых лежит активное освоение среды, ее изменение и создание необходимых условий для успешной деятельности. 

В трудах отечественных исследователей, занимающихся социальной психологией, социологией труда, психологией управления, мы можем выделить два базовых варианта понимания сущности явления адаптации, в основу которых положены различия по признаку отношений субъекта и объекта адаптации: среды и адаптанта.

Научные взгляды приверженцев первого направления базируются на теории эволюционного развития живых существ и обосновании физиологической адаптации. И.П. Павловым было отмечено, что психологическое состояние человека, его «тяжёлые чувства», возникающие в ходе разнообразных адаптационных процессов при изменении обычного образа жизни, при прекращении обычных занятий, при потере близких людей, не говоря уже об умственных кризисах и ломке верований, имеют своё физиологическое основание [18. С. 243-244].   

Отечественные учёные С.Д. Артемов и А.Н. Розенберг были одними из первых современных представителей рассматриваемого направления, изучавших процесс адаптации человека в условиях производства с философских и социологических позиций. С.Д. Артемов рассматривал социальную адаптацию как «…процесс активного усвоения молодой сменой рабочего класса исторически сложившихся материальных и духовных условий деятельности производственных коллективов» [2. С.4].

А.М. Розенберг трактовал социальную адаптацию отчасти иначе, определив ее как «сложный и внутренне противоречивый процесс приспособления личности к социальной среде предприятия, к различным структурным элементам производственной среды для выполнения определенных социальных функций в данном производственном коллективе» [25. С.17].  

А.Л. Журалев и Б.Ф. Ломов (1975) акцентируют внимание на трудовой адаптации, то есть адаптации к условиям конкретного предприятия, особенностям организации труда и дисциплины на нем.

С.Л. Арефьев (1978), В.В. Синявский (1973) высказывают мнение о том, что  профессиональную адаптацию нельзя рассматривать вне социально-психологической адаптации.

В процессе адаптации личность приспосабливается к среде, и в ходе активного взаимодействия со средой изменяет свои свойства, характеристики, «…что может выражаться в изменении его самоидентификации, ценностных ориентаций, ролевого поведения» [17. С.27]. Такое понимание процесса адаптации, на наш взгляд, позволяет понять различия психологической и социально-психологической адаптации. Будучи частью человеческой деятельности, под которой в психологии понимают динамическую систему «взаимодействий субъекта с миром, в процессе которых происходит возникновение и воплощение в объекте психического образа и реализация опосредованных им отношений субъекта в предметной деятельности» [23. С.101], социально-психологическая адаптация является нетождественным «приспособлению» понятием. Тем не менее, принцип гомеостаза, лежащий в основе  рассмотрения приспособления живых организмов к изменениям окружающей среды, необходимо учитывать для полноценного изучения процесса социально-психологической адаптации.

Социально-психологический анализ адаптации вынужденных мигрантов к новым условиям жизни предполагает всестороннее изучение взаимодействия субъекта и объекта адаптации, механизма этого явления. Только в этом случае правомерно говорить о возможности прогнозирования данного процесса и путей повышения его успешности.

С середины XX века начинает оформляться направление в понимании адаптации, представители которого исходят из методологических положений о единстве личности и общества, активном характере этого взаимодействия. Это работы М.И. Дьяченко и Л.А. Кандыбовича, А.А. Налчаджяна, В.И. Ковалева, Н.А. Сырниковой и др., посвященные развитию теоретических и прикладных вопросов, вопросов, связанных с особенностями профессиональной и социально-психологической адаптации в производственной и непроизводственной сферах деятельности человека.

Реализованные в концепциях отечественных ученых Л.С.Выготского, А.Н. Леонтьева, С.Л. Рубинштейна, К.А.Абульхановой-Славской, Б.Ф. Ломова, А.В. Петровского, Е.В. Шороховой и других, эти положения позволяют раскрыть сущность процесса адаптации как выражения единства взаимодействующих сторон – человека и социальной среды, где в основе единства лежит активность социальной среды и активность личности, ориентированная на познание окружающего мира и выработку четких принципов и определенных способов взаимодействия, дающих возможность и приспособиться к изменившимся социальным условиям, и преобразовать их по мере необходимости. Такое понимание основных характеристик деятельности личности в процессе ее социально-психологической адаптации акцентирует внимание на субъекте адаптации, в то время как социальная среда, выступающая в качестве объекта адаптации, рассматривается в основном статически, без демонстрации самой взаимосвязи.

Основываясь на положениях А.Н. Леонтьева, К.А. Абульхановой-Славской, В.Н. Мясищева, А.В. Петровского и других об активности личности, П.А. Просецкий и В.А. Сластенин рассматривают активность как внутреннее, присущее процессу адаптации, начало.  

Отметим существование особой позиции в оценке сущности социально-психологической адаптации, под которой понимается взаимный, двухсторонний процесс [6. С.53]. Придерживаясь данной точки зрения,
М.И. Скубием дана такая характеристика сущности адаптации, которая «состоит в диалектическом взаимодействии противоположных сторон: приспособления индивида к среде и активного изменения им данной среды» [28. С.44]. Именно поэтому степень проявления активности используется в качестве основания для классификации типов адаптации или одного из критериев адаптации.

В.В. Селивановым были выделены четыре формы социально-психологической адаптации. В.В. Селиванов высказывает мнение о том, что «поведение человека в новых условиях может характеризовать пассивная позиция внешней согласованности своих действий с другими; активная позиция, когда личность стремится понять людей и завоевать доверие окружающих, чтобы затем в соответствии со своими устремлениями, влиять на них; осторожная установка на «изучение» людей и обстановки; простое приспособление, заискивание перед сильными с целью добиться их покровительства» [27. С. 283].

В этой связи приведем определения адаптации, в которых условно разделяется активность «внутренняя» (активность «для себя») и активность «внешняя» (активность «для других») в качестве двух последовательных этапов единого адаптационного процесса. М.И. Скубий характеризует адаптацию как процесс, в ходе которого у человека происходят качественные изменения в установках, интересах, ориентациях, взглядах, убеждениях, проявляющиеся в изменении поведения человека [28. С.27]. Отсюда активность «внутренняя» является предпосылкой активности «внешней» – предпосылкой успешного выполнения человеком тех или иных социальных функций. С.Д. Артемов (1970) акцентирует внимание на том, что только при достижении определенной степени свободы в данной среде можно активно и целенаправленно влиять на эту среду.

Кроме того, в работах В.А. Кан-Калика, Н.Д. Никандрова (1990), В.С.Немченко (1969), Э.С. Чугуевой (1985) озвучена точка зрения,  исходя из которой лишь творческая активность обеспечивает успешную адаптацию личности. В свою очередь, Р.М.Грановская, Ю.С.Крижанская (1994), П.А. Просецкий (1982) используют в своих работах понятие «активной творческой адаптации».

Таким образом, как справедливо отмечает И.А. Милославова, адаптация человека включает «…момент активности со стороны личности» и сопровождается «определенными сдвигами в ее структуре» [13. С.116].

На сегодняшний день в научной литературе сложились различные точки зрения на содержание процесса адаптации, которые можно свести к двум основным подходам: широкому – более обобщенному пониманию адаптации – и узкому – специфическому.

В основе широкой трактовки явления адаптации лежит понимание детерминированности всех уровней адаптации человека – биофизиологического, психологического и социального. В таком аспекте социальная адаптация рассматривается как форма взаимодействия личности (или социальной группы) с социальной средой. В ходе этого взаимодействия согласуются требования и ожидания его участников, что включает в себя остальные уровни взаимодействия: биофизиологический и психологический.

Как отмечают М.И. Дьяченко и Л.А. Кандыбович (1976), в основе такого взаимодействия лежит расширение знаний и сведений, необходимых субъекту для правильной ориентировки, умения управлять своим поведением, психологической готовности к активным действиям. При этом тип нервной системы, неповторимый жизненный опыт, неодинаковая возможность энергетической, психологической и правовой мобилизации человека и усвоения знаний обуславливают индивидуальные особенности процесса адаптации.

Далее, употребляя понятие «адаптация», мы будем иметь в виду именно субъективную сторону процесса взаимодействия личности с социальной средой, со всем многообразием ее элементов.

Согласно данной позиции, адаптацию необходимо рассматривать как «процесс изменения структуры и (или) функции системы, и (или) управляющих воздействий на основе полученных данных (текущей информации) с целью достижения оптимального состояния при недостающей априорной информации и (или) изменяющихся условиях достижения» [8. С.79].

Точки зрения на адаптацию личности как систему, включающую все уровни адаптации человека: от биологического до социального, придерживаются в своих исследованиях С.Л. Арефьев (адаптация психолога на промышленном предприятии), В.И. Ковалев, Н.А. Сырникова (адаптация рабочих), С.Л. Добрынина (адаптация молодых переселенцев за рубежом), В.И. Замкин (адаптация персонала к измененной системе труда), С.В. Овдей (адаптация учителя).

Сложность структурной организации адаптации затрудняет реализацию системного подхода в конкретных социально-психологических исследованиях, в качестве предмета которых чаще всего выступает одна из сторон процесса активного приспособления человека к изменяющимся условиям внешнего мира.

Неоднозначность и сложность рассматриваемого нами понятия, его недостаточная изученность является основой для возможной упрошенной  трактовки. Так, И. Калайков (1984) рассматривает социальную адаптацию как «форму социального движения», включает в число ее компонентов производительные силы, сознание, познание, формирование потребностей воспроизводства жизни и продолжение рода, сводя ее роль к тому, что она, «…с одной стороны, формирует собственную природу человека, а с другой – создает социальную среду, все то, что объединяет в понятие социальная действительность» [9. С.57]. Здесь речь идет не просто о социальной адаптации как специфическом способе деятельности человека и его взаимодействии с социальной средой в рамках определенных границ начального периода процесса их взаимодействия, а, скорее, об адаптивности как методологическом инструменте анализа любой формы социальной деятельности.

Нельзя не согласиться с утверждением, что любой вид человеческой деятельности несет в себе адаптивный компонент, но это не означает, тождество объемов адаптивной и социальной деятельности, и как следствие,  тождество социальной адаптации и социализации личности. Неправомерность такого понимания процессов социальной адаптации и социализации была показана отечественными учеными.

В отраслях научного знания, изучающих взаимодействие человека и действительности, для четкого разграничения понятий социальной действительности и социальной адаптации принято различать понимание активности субъекта, присущей ему в обоих видах взаимодействия. Активность как составная часть адаптации к некой среде неразрывно связана с понятием «поведение».

Только деятельность, в отличие от поведения, преобразует существующие условия. Напротив, адаптивное поведение ограничивается нахождением средств для достижения определенных целей. То есть адаптивное поведение – целесообразно, а деятельность – предполагает целеполагание, является целеполагающей деятельностью.

Базируясь на общей типологии человеческой деятельности и понимании целостной системы социальной деятельности как диалектически противоречивого единства адаптивности и преобразовательной деятельности, является правомерным отнесение социальной адаптации к одной из форм человеческой (социальной) деятельности.

Анализируя сущность понятий адаптации и социализации, отметим, что в научном сообществе существуют мнения относительно соотношения, связи и понятийных рамок этих явлений.

Большинством авторов признается факт связи и взаимовлияния между процессами адаптации и социализации. Воззрения ученых на сущность данных процессов можно разграничить по нескольким направлениям.

Так, Ю.В. Ган (1982), И.С. Кон (1987), И.А. Милославова (1974) рассматривают адаптацию как элемент социализации, ее начальный этап. Отметим, что вышеназванная трактовка соотношения процессов адаптации и социализации зачастую базируется на понимании социализации как процесса усвоения социального опыта индивидом и включение его в систему общественных отношений в ходе осуществления индивидом специфических форм деятельности. Так, И.А. Милославова, давая характеристику социальной адаптации, пишет, что это «один из механизмов социализации, позволяющий личности (группе) активно включаться в различные структурные элементы социальной среды путем стандартизации повторяющихся ситуаций, что дает возможность личности (группе) успешно функционировать в условиях динамичного социального окружения» [14. С.5]. Вышеназванная точка зрения правомерна при условии отсутствия разночтений в понимании общих элементов понятий в качестве механизмов процесса социализации. Например: первая фаза – приспособление индивида к среде (социальная адаптация); вторая фаза – процесс включения социальных норм, ценностей во внутренний мир человека (интериоризация).

Другая группа авторов, среди которых В.Г. Бочарова (1993),  Т.Шибутани (1998), заявляют об отсутствии принципиальных различий между процессом адаптации и процессом социализации, подразумевая при этом, что в основе данных явлений лежит процесс накопления индивидом разнообразных навыков, а Т. Шибутани также говорит о социализации как о протекающем в течение всей жизни процессе адаптации к новым условиям.

Третья группа ученых трактует адаптацию как понятие более широкое, нежели социализация. Такая трактовка свойственна ученым, понимающим адаптацию как сущность человеческой жизни, при этом обуславливается адаптация с помощью биологической и социальной программ наследования. Такой точки зрения придерживается З.Фрейд, предполагавший, что социальное становление человека по большому счету завершается к 5-6 годам, преодолев данный возрастной рубеж, человек приспосабливается к условиям социума на базе биологических механизмов адаптации.

Расхождения во взглядах ученых обусловлены неоднозначностью и сложностью рассматриваемых явлений. Проведенный нами анализ вышеназванных понятий позволяет заявить о некорректности сравнения их отдельных сторон и представлением этих отдельных сторон как основополагающих.

Социализация рассматривается как «процесс становления личности, как общественного существа, в ходе которого складываются многообразные связи личности с обществом, усваиваются ориентации, ценности, нормы, происходит развитие личностных свойств, приобретается социальный опыт, накопленный человечеством за весь период развития» [12]. Адаптация понимается как «…процесс установления оптимального соответствия личности и окружающей среды в ходе осуществления свойственной человеку деятельности, который позволяет индивидууму удовлетворять актуальные потребности и реализовать связанные с ними значимые цели (при сохранении физического и психического здоровья), обеспечивая в то же время соответствие психической деятельности человека, его поведения требованиям среды» [3. С.5]. Основными различиями адаптации и социализации являются: различные функциональные обязанности, различия процессов по глубине воздействия на человека и по их продолжительности во времени. Кроме того, социализация происходит за счет приобретения индивидом социального опыта общества в целом, а адаптация – за счет усвоения опыта конкретной социальной общности. 

Рассматривая адаптационные процессы между личностью и обществом, нами отмечается существенная роль социальных условий при их воздействии на личность с помощью предъявляемых требований, обусловленных нормами, ценностями, традициями данной среды. При этом личность не является пассивным созерцателем, а наоборот, проявляя собственную активность, выступает в качестве субъекта деятельности. 

Давая характеристику процессу адаптации, оценивая этот процесс как процесс взаимный на всех уровнях и системах, Н.А. Свиридов отмечал, что социальная адаптация «представляет, в отличие от биологической адаптации, единство приспособительной и преобразовательной деятельности. Причем решающее значение …имеет последняя» [26. С.47- 48]. 

Исходя из сущности процесса социально-психологической адаптации личности, мы полагаем, что, рассматривая адаптацию вынужденных мигрантов к новым условиям жизни, необходимо понимать под этим процессом перестройку психологических качеств, поведения и деятельности субъекта адаптации в ответ на требования новой социальной среды и изменения самой социальной среды в ходе удовлетворения адаптивной потребности  вынужденного мигранта в целях их полноценной взаимной деятельности и развития.

Специфика процесса адаптации личности состоит в том, что в ходе своей жизнедеятельности она сталкивается с необходимостью активного приспособления к разным элементам социальной среды, а именно: ее социально-психологическим, культурным, профессиональным, бытовым и другим характеристикам. Отсюда принято говорить о разных видах адаптации: производственной адаптации, межкультурной адаптации, аккультурации, профессиональной адаптации и так далее. Такое расхождение в толковании понятий обусловлено тем, что, по сути, все виды адаптации взаимосвязаны и их классификация не вполне оправданна.

Обобщая основные теоретические  положения, высказанные в трудах отечественных исследователей проблемы адаптации, можно заключить, что:

  • адаптация это целостный, системный процесс, характеризующий взаимодействие человека с природной и социальной средой. Выделение разных видов и уровней адаптации в известной мере искусственно и служит целям научного анализа и описания этого явления;
  • особенности процесса адаптации определяются психологическими свойствами человека, уровнем его личностного развития, характеризующегося совершенством механизмов личностной регуляции поведения и деятельности;
  • критериями адаптированности можно считать не только выживаемость человека и нахождение места в социальной структуре, но и общий уровень психологического здоровья, способность развиваться в соответствии со своим жизненным потенциалом, субъективное чувство самоуважения и  осмысленность жизни.         

Источник: PsyJournals.ru


Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.