Высказывания критиков о базарове


  • Сочинения
  • По литературе
  • Тургенев
  • Критика о романе Отцы и дети

С момента публикации романа в журнале «Русский вестник». Являвшимся консервативным изданием, произведение писателя подвергается литературоведческим обществом тщательному анализу по главам, вызывая при этом многочисленные критические отзывы и порицающие упреки.

Больше всего в романе критиков задевает двойственность авторского отношения к главному герою произведения, который оценивается рецензентами с точки зрения различных противоположных мнений о Базарове.

Некоторые из литературоведов не принимают образ основного персонажа в качестве безраздельно властвующего и господствующего человека, которые не получает никакого дельного отпора от остальных героев романа, а также негодуют за описание внутреннего авторского спора с Базаровым.

Рецензенты, относящиеся к критикам из разряда демократов, резко отрицательно высказываются в отношении романа, считая его создание хлестким фельетоном и рассматривая Базарова в качестве слишком узнаваемой фигуры злого духа, асмодея.


Однако отдельные критики, такие как Писарев Д.И., оценивают образ главного персонажа романа в качестве изображенного писателем героя современного времени, сравнивая его с образами новых людей, изображенных в произведении Чернышевского Н.Г. «Что делать?». По мнению литературоведа, который анализирует роман в виде реальной критики, герой является собирательным образом и художественным обобщением зарождающегося нового типа общественно-идеологических представителей. При этом критик утверждает, что Базаров представляется писателем в качестве трагического лица, по мировоззрению близким в разночинцам-культуртрегерам. Несмотря на неприятие многих моментов, изображенных в романе, критик воспринимает произведение как честную демонстрацию писателем вопросительного вызова старшего поколения общества молодым людям.

Многие из рецензентов отмечают огромное впечатление, которое производит роман при прочтении, забытое со времен выхода гоголевского творения в виде романа «Мертвые души», поскольку писателю удается продемонстрировать глубину авторской наблюдательности мимолетной реальной действительности и способности к расширенному анализу взаимоотношений родителей и подрастающего поколения, раскрывающегося в образе главного персонажа как представителя реалистичного типа прогрессивной молодежи, отличающейся нравственной силой и энергичности характеров.

Отдельные члены литературоведческого общества усматривают в романе авторский протест против новомодных идей, высказывающихся от молодежи и не содержащих общественную нагрузку. Главным образом, их единственной целью является противопоставление жизненной философии молодого поколения, неспособной быть примененной к жизненным обстоятельствам, поскольку ее отрицает человеческая природа, философии отцов, пропагандирующих старую идеалистическую систему мировоззрения.


Несмотря на многочисленные отрицательные критические отзывы, роман воспринимается современным обществом в качестве нового поворота не только в творчестве самого писателя, но и в развитии русской литературы, вызывая при его изучении критические споры и неподдельный читательский интерес. Кроме того, критики, почти единогласно, признают своевременность написания данного тургеневского произведения, свидетельствующего об авторском мастерстве в ярком изображении реального текущего момента современной российской жизни посредством придания значимости образу главного героя и создания настоящего философского романа.

За что бранили Тургенева?

Двойственное отношение самого автора к своему герою повлекло за собой порицания и упреки современников. Тургенева жестоко бранили со всех сторон. Критики о романе «Отцы и дети» отзывались в основном негативно. Многие читатели не могли понять мысль автора. Из воспоминаний Анненкова, а также самого Ивана Сергеевича мы узнаем о том, что М.Н. Катков пришел в негодование, ознакомившись с рукописью «Отцы и дети» по главам. Его возмущало то, что главный герой произведения безраздельно господствует и не встречает нигде дельного отпора. Читатели и критики противоположного лагеря также жестоко порицали Ивана Сергеевича за внутренний спор, который он вел с Базаровым в своем романе «Отцы и дети». Содержание его показалось им не вполне демократичным.


Наиболее заметными среди многих других интерпретаций являются статья М.А. Антоновича, опубликованная в «Современнике» («Асмодей нашего времени»), а также ряд статей, появившихся в журнале «Русское слово» (демократическом), принадлежащих перу Д.И. Писарева: «Мыслящий пролетариат», «Реалисты», «Базаров». Эти критики о романе «Отцы и дети» представили два противоположных мнения.

Трактовка Писарева

После публикации романа Тургенева началось его обсуждение в прессе. Это почти тут же получило полемический характер. К примеру, в издании «Русское слово» в 1862 г. вышла статья Писарева «Базаров». Он отметил предвзятость относительно описания героя Базарова, утверждая, что автор не показывает благорасположения к главному персонажу, он испытывает антипатию к этому направлению мысли.


Высказывания критиков о базарове

Но общее впечатление Писарева сведено к другой проблеме. Критик находит в Базарове сочетание основных аспектов мировоззрения разных пониманий демократии, которые писатель смог верно описать. И критическое отношение непосредственно автора к Базарову при этом больше является преимуществом. Как считает Писарев, трагедия состоит в том, что у этого персонажа отсутствуют требуемые условия для деятельности. И поскольку Тургенев не может показать, как живет основной персонаж романа, он описывает, как он умирает.

Нужно сказать, что Писарев нечасто выражает в своих кратких конспектах и публикациях восхищение различными художественными романами. Именно его можно назвать нигилистом — человеком, который опровергает ценности. Но критик подчеркивает эстетическое значение произведения. Причем он убежден, что настоящий нигилист, как и непосредственно Базаров, обязан отрицать любую ценность искусства.

Мнение Писарева о главном герое

В отличие от Антоновича, который оценивал Базарова резко отрицательно, Писарев в нем увидел настоящего «героя времени». Этот критик сопоставил данный образ с «новыми людьми», изображенными в романе «Что делать?» Н.Г. Чернышевским.

Тема «отцы и дети» (взаимоотношение поколений) в его статьях вышла на первый план. Высказанные представителями демократического направления разноречивые мнения о произведении Тургенева восприняты были как «раскол в нигилистах» — факт внутренней полемики, существовавшей в демократическом движении.

Впечатление Страхова


Также существует статья Страхова, которая посвящена этому произведению Тургенева. Проблематика критического описания относится к:

  • стилю написания литературной критики, которая не должна быть очень сухой;
  • смыслу непосредственно критического описания (писатель не пытается поучать читателей, однако считает, что сами они этого хотят);
  • роли романа в русской литературе;
  • непониманию между ожиданиями читателей и творческой личностью.

Первое, что говорит Страхов — от Тургенева ждали «урока и поучения». Он поставил вопрос о ретроградности или прогрессивности произведения.

Он указывает на то, что любовь к шампанскому, небрежная одежда и игры в карты Базарова являются вызовом обществу, причиной недоумения у читателей. Критик также отмечает: непосредственно роман — это различные взгляды. Помимо этого — люди пытаются спорить, кому симпатизирует писатель — «детям» либо «отцам», виноват ли Базаров в собственных несчастьях.

В общем, Страхов остался доволен произведением, писал, что оно читается «на одном дыхании» и это самый интересный роман Тургенева, поскольку на первый план выходит «чистая поэзия», а не размышления автора.

Антонович о Базарове


И читателей, и критиков «Отцов и детей» волновали не случайно два вопроса: об авторской позиции и о прототипах образов данного романа. Именно они составляют два полюса, по которым истолковывается и воспринимается любое произведение. По убеждению Антоновича, Тургенев был злонамерен. В толковании Базарова, представленном этим критиком, этот образ является вовсе не списанным «с натуры» лицом, а «злым духом», «асмодеем», который выпущен озлобленным на новое поколение писателем.

В фельетонной манере выдержана статья Антоновича. Критик этот вместо того, чтобы представить объективный разбор произведения, создал на главного героя шарж, подставив Ситникова, «ученика» Базарова, на место своего учителя. Базаров, по мнению Антоновича, является вовсе не художественным обобщением, не зеркалом, в котором отражается молодое поколение. Критик считал, что автор романа создал хлесткий фельетон, возражать которому следует в такой же манере. Цель Антоновича — «поссорить» с молодым поколением Тургенева — была достигнута.

Герцен и Антонович

В статье Герцена, которая называется «Еще раз Базаров», главный акцент сделан не на герое Тургенева, а на том, как его понял Писарев. Герцен написал, что в Базарове последний узнал самого себя и добавил то, что не хватает в романе. Кроме того, критик сравнил Базарова с декабристами и пришел к выводу, что они «великие отцы», при этом «базаровы» показаны «блудными детьми» декабристов. Нигилизм Герцен сравнил с логикой, которая не имеет структуры.


Антонович публикует статью, которая называется «Асмодей нашего времени». В ней критик полностью отказывал роману в каких-то литературных достоинствах. Он был абсолютно недоволен произведением Тургенева. Публицист обвинил автора в клевете. Он утверждал, что произведение было создано в качестве поучения и укора молодому поколению. Также Антонович сказал, что Тургенев все-таки показал свое настоящее лицо, являясь противником любого прогресса.

Базаров в «реальной критике»

Писаревым была высказана другая точка зрения по поводу главного героя произведения. Он рассмотрел его не как карикатуру на некоторых лиц, а как представителя складывавшегося в то время нового общественно-идеологического типа. Этого критика меньше всего интересовало отношение самого автора к своему герою, а также различные особенности художественного воплощения данного образа. Писарев истолковал Базарова в духе так называемой реальной критики. Он указал на то, что автор в его изображении был предвзятым, однако сам тип был оценен Писаревым высоко — как «герой времени». В статье под названием «Базаров» говорилось о том, что изображенный в романе главный герой, представленный как «лицо трагическое», — это новый тип, которого не хватало литературе. В дальнейших интерпретациях данного критика Базаров отрывался все больше от самого романа. Например, в статьях «Мыслящий пролетариат» и «Реалисты» именем «Базаров» был назван тип эпохи, разночинец-культуртрегер, по мировоззрению являвшийся близким самому Писареву.

Главный герой — Базаров


Восхищение вызывает краткость стиля написания Тургенева, поскольку весь материал автор уместил в рамки одного произведения. Главный герой описывается в 26 из 28 частей романа. Другие персонажи сгруппированы вокруг него, они открываются при общении с ним, делая еще более рельефным характер Базарова.

Незначительные и мелкие детали в романе помогают автору точно обрисовывать всех героев, а также события, которые описываются в произведении. Благодаря этому писатель показывает упадок крепостничества. В романе можно увидеть «деревушки с небольшими избами под темными, зачастую почти разметанными крышами». Эта цитата указывает на скудость жизни. Вероятно, крестьянам требуется кормить свой скот сеном с крыш. «Крестьянские коровы» тоже описаны тощими и худыми.

Далее Тургенев не описывает картину деревенской жизни, но в начале романа она изображена ярко, к этому нельзя что-то добавить. Всех персонажей произведения волнует вопрос: этот край не отличается ни трудолюбием, ни богатством, ему нужны реформы. Но как их можно произвести? Кирсанов указывает на то, что определенные меры обязано принять государство. Все возлагаемые надежды этого персонажа — на народную общину и патриархальные принципы.

Но читателю понятно, если народ не доверяет дворянам, то это обязательно приведет к революции. И описание России перед реформами заканчивает печальное замечание писателя, которое сказано как бы невзначай: «Нигде время не бежит настолько быстро, как в России, в тюрьме, говорят, оно бежит еще быстрей».

И на фоне произошедших событий и появляется Базаров, он собой представляет человека нового поколения, который должен заменить «отцов», неспособных решить проблемы того времени.


Обвинения в тенденциозности

Объективному, спокойному тону Тургенева в изображении главного героя противоречили обвинения в тенденциозности. «Отцы и дети» — это своеобразная тургеневская «дуэль» с нигилистами и нигилизмом, однако автором были соблюдены все требования «кодекса чести»: он с уважением отнесся к противнику, в честном бою «убив» его. Базаров как символ опасных заблуждений, по мнению Ивана Сергеевича, является достойным противником. Глумление и карикатурность изображения, в которых обвиняли автора некоторые критики, им не использовались, поскольку могли дать совершенно противоположный результат, а именно недооценку силы нигилизма, являющейся разрушительной. Нигилисты стремились поставить своих лжекумиров на место «вечных». Тургенев, вспоминая о своей работе над образом Евгения Базарова, писал М.Е. Салтыкову-Щедрину в 1876 году о романе «Отцы и дети», история создания которого интересовала многих, что его не удивляет то, почему для основной части читателей этот герой остался загадкой, ведь сам автор не может вполне представить себе, как написал его. Тургенев говорил, что знает лишь одно: не было в нем тогда никакой тенденции, никакой предвзятости мысли.

Актуальность


Критика «Отцов и детей» содержала в себе большое количество разногласий, которые доходили до самых полярных суждений. И это неудивительно, ведь в центральных персонажах этого произведения читатель может ощутить дыхание целой эпохи. Подготовка крестьянской реформы, глубочайшие общественные противоречия того времени, борьба социальных сил — все это нашло отражение в образах произведения, составило его исторический фон.

Споры критиков вокруг романа «Отцы и дети» длились долгие годы, и при этом запал не становился слабее. Становилось очевидным, что роман сохранил свою проблематику и злободневность. В произведении раскрывается одна из важнейших характерных черт самого Тургенева – это умение видеть те тенденции, которые зарождаются в обществе. Великий русский писатель сумел запечатлеть в своем произведении борьбу двух лагерей – «отцов» и «детей». Фактически это было противостояние между либералами и демократами.

Позиция самого Тургенева

Критики о романе «Отцы и дети» отзывались в основном односторонне, давали резкие оценки. Между тем Тургенев, как и в предшествующих своих романах, избегает комментариев, не делает выводов, скрывает намеренно внутренний мир своего героя для того, чтобы не давить на читателей. Конфликт романа «Отцы и дети» отнюдь не находится на поверхности. Столь прямолинейно истолкованная критиком Антоновичем и полностью проигнорированная Писаревым авторская позиция проявляется в композиции сюжета, в характере конфликтов. Именно в них реализована концепция судьбы Базарова, представленная автором произведения «Отцы и дети», образы которого до сих пор вызывают споры различных исследователей.

Евгений в спорах с Павлом Петровичем непоколебим, однако после непростого «испытания любовью» внутренне сломлен. Автор подчеркивает «жестокость», продуманность убеждений этого героя, а также взаимосвязь между собой всех компонентов, составляющих его мировоззрение. Базаров — это максималист, по мнению которого имеет цену любое убеждение, если оно не находится в противоречии с другими. Стоило этому персонажу утратить одно «звено» в «цепочке» мировоззрения — подверглись переоценке и сомнению все другие. В финале это уже «новый» Базаров, являющийся «Гамлетом» среди нигилистов.

Едва выйдя в свет, роман вызвал настоящий шквал критических статей. Ни один из общественных лагерей не принял новое творение Тургенева.

Редактор консервативного «Русского вестника» М. Н. Катков в статьях «Роман Тургенева и его критики» и «О нашем нигилизме (по поводу романа Тургенева)» утверждал, что нигилизм — общественная болезнь, с которой надо бороться путем усиления охранительных консервативных начал; а «Отцы и дети» ничем не отличаются от целого ряда антинигилистических романов других писателей. Своеобразную позицию в оценке тургеневского романа и образа его главного героя занял Ф. М. Достоевский.

По Достоевскому, Базаров — это «теоретик», находящийся в разладе с «жизнью», это жертва своей собственной, сухой и отвлеченной теории. Иными словами, это герой, близкий к Раскольникову. Однако Достоевский избегает конкретного рассмотрения теории Базарова. Он верно утверждает, что всякая отвлечённая, рассудочная теория разбивается о жизнь и приносит человеку страдания и мучения. По мнению советских критиков, Достоевский свёл всю проблематику романа к этико-психологическому комплексу, заслонив социальное общечеловеческим, вместо того чтобы вскрыть специфику того и другого.

Либеральная критика, напротив, слишком увлеклась социальным аспектом. Она не смогла простить писателю насмешек над представителями аристократии, потомственными дворянами, его иронии в отношении «умеренного дворянского либерализма» 1840-х годов. Малосимпатичный, грубый «плебей» Базаров всё время издевается над своими идейными оппонентами и морально оказывается выше их.

В отличие от консервативно-либерального лагеря, демократические журналы разошлись в оценке проблем тургеневского романа: «Современник» и «Искра» увидели в нем клевету на демократов-разночинцев, стремления которых автору глубоко чужды и непонятны; «Русское слово» и «Дело» заняли противоположную позицию.

Критик «Современника» А. Антонович в статье с выразительным названием «Асмодей нашего времени» (то есть «дьявол нашего времени») отметил, что Тургенев «главного героя и его приятелей презирает и ненавидит от всей души». Статья Антоновича полна резких выпадов и бездоказательных обвинений в адрес автора «Отцов и детей». Критик подозревал Тургенева в сговоре с реакционерами, якобы «заказавшими» писателю заведомо клеветнический, обличительный роман, обвинял в отходе от реализма, указывал на грубую схематичность, даже карикатурность образов главных героев. Впрочем, статья Антоновича вполне соответствует общему тону, который был взят сотрудниками «Современника» после ухода из редакции ряда ведущих писателей. Ругать лично Тургенева и его произведения стало едва ли не обязанностью некрасовского журнала.

Д.И. Писарев, редактор «Русского слова», напротив, увидел в романе «Отцы и дети» правду жизни, заняв позицию последовательного апологета образа Базарова. В статье «Базаров» он писал: «Тургенев не любит беспощадного отрицания, а между тем личность беспощадного отрицателя выходит личностью сильной и внушает читателю уважение»; «…Никто не может в романе ни по силе ума, ни по силе характера сравниться с Базаровым».

Писарев одним из первых снял с Базарова обвинение в карикатурности, возведённое на него Антоновичем, объяснил положительный смысл главного героя «Отцов и детей», подчеркнув жизненную важность и новаторство подобного персонажа. Как представитель поколения «детей», он принимал в Базарове всё: и пренебрежительное отношение к искусству, и упрощённый взгляд на духовную жизнь человека, и попытку осмыслить любовь через призму естественнонаучных взглядов. Отрицательные черты Базарова под пером критика неожиданно для читателей (и для самого автора романа) приобретали положительную оценку: откровенное хамство в адрес обитателей Марьина выдавалось за независимую позицию, невежество и недостатки воспитания — за критический взгляд на вещи, чрезмерное самомнение — за проявления сильной натуры и т.д.

Для Писарева Базаров — человек дела, естественник, материалист, экспериментатор. Он «признает только то, что можно ощупать руками, увидать глазами, положить на язык, словом, только то, что можно освидетельствовать одним из пяти чувств». Опыт сделался для Базарова единственным источником познания. Именно в этом Писарев видел отличие нового человека Базарова от «лишних людей» Рудиных, Онегиных, Печориных. Он писал: «…у Печориных есть воля без знания, у Рудиных — знание без воли; у Базаровых есть и знание и воля, мысль и дело сливаются в одно твердое целое». Такая интерпретация образа главного героя пришлась по вкусу революционно-демократической молодёжи, сделавшей своим кумиром «нового человека» с его разумным эгоизмом, презрением к авторитетам, традициям, сложившемуся миропорядку.

Самого же автора романа Д.И. Писарев однозначно причисляет к поколению «отцов», переживших своё время:

…Тургенев же теперь смотрит на настоящее с высоты прошедшего. Он не идет за нами; он спокойно смотрит нам вслед, описывает нашу походку, рассказывает нам, как мы ускоряем шаги, как прыгаем через рытвины, как порою спотыкаемся на неровных местах дороги.

В тоне его описания не слышно раздражения; он просто устал идти; развитие его личного миросозерцания окончилось, но способность наблюдать за движением чужой мысли, понимать и воспроизводить все ее изгибы осталась во всей своей свежести и полноте. Тургенев сам никогда не будет Базаровым, но он вдумался в этот тип и понял его так верно, как не поймет ни один из наших молодых реалистов…

Н.Н. Страхов в своей статье об «Отцах и детях» продолжает мысль Писарева, рассуждая о реалистичности и даже «типичности» Базарова как героя своего времени, человека 1860-х годов:

«Базаров нимало не возбуждает в нас отвращения и не кажется нам ни mal eleve, ни mauvais ton. С нами, кажется, согласны и все действующие лица романа. Простота обращения и фигуры Базарова возбуждают в них не отвращение, а скорее внушают к нему уважение. Он радушно принят в гостиной Анны Сергеевны, где заседала даже какая-то плохенькая княжна…»

Суждения Писарева о романе «Отцы и дети» разделял Герцен. О статье «Базаров» он писал: «Статья эта подтверждает мою точку зрения. В своей односторонности она вернее и замечательнее, чем о ней думали ее противники». Здесь же Герцен замечает, что Писарев «в Базарове узнал себя и своих и добавил, чего недоставало в книге», что Базаров «для Писарева — больше чем свой», что критик «знает сердце своего Базарова дотла, он исповедуется за него».

Роман Тургенева всколыхнул все слои русского общества. Полемика о нигилизме, об образе естественника, демократа Базарова продолжалась целое десятилетие на страницах почти всех журналов той поры. И если в XIX веке ещё находились противники апологетических оценок этого образа, то к XX веку их вовсе не осталось. Базаров был поднят на щит как предвестник грядущей бури, как знамя всех желающих разрушать, ничего не давая взамен («…уже не наше дело… Сперва нужно место расчистить.»)

В конце 1950-х годов, на волне хрущёвской «оттепели» неожиданно развернулась дискуссия, вызванная статьей В. А. Архипова «К творческой истории романа И.С. Тургенева «Отцы и дети». В этой статье автор пытался развить раскритикованную ранее точку зрения М. Антоновича. В.А. Архипов писал, что роман появился в результате сговора Тургенева с Катковым — редактором «Русского вестника («сговор был налицо») и сделки того же Каткова с советчиком Тургенева П. В. Анненковым («В кабинете Каткова в Леонтьевском переулке, как и следовало ожидать, состоялась сделка либерала с реакционером»).

Против столь вульгарного и несправедливого истолкования истории романа «Отцы и дети» еще в 1869 году решительно возражал сам Тургенев в своем очерке «По поводу «Отцов и детей»: «Помнится, один критик (Тургенев имел в виду М. Антоновича) в сильных и красноречивых выражениях, прямо ко мне обращённых, представил меня вместе с г-м Катковым в виде двух заговорщиков, в тишине уединенного кабинета замышляющих свой гнусный ков, свою клевету на молодые русские силы… Картина вышла эффектная!»

Попытка В.А. Архипова реанимировать точку зрения, осмеянную и опровергнутую самим Тургеневым, вызвала оживленную дискуссию, в которую включились журналы «Русская литература», «Вопросы литературы», «Новый мир», «Подъем», «Нева», «Литература в школе», а также «Литературная газета». Итоги дискуссии были подведены в статье Г. Фридлендера «К спорам об «Отцах и детях» и в редакционной статье «Литературоведение и современность» в «Вопросах литературы». В них отмечается общечеловеческое значение романа и его главного героя.

Конечно, никакого «сговора» либерала Тургенева с охранителями быть не могло. В романе «Отцы и дети» писатель высказал то, что думал. Случилось так, что в тот момент его точка зрения отчасти совпала с позицией консервативного лагеря. Так на всех не угодишь! А вот по какому «сговору» Писарев и другие рьяные апологеты Базарова затеяли кампанию по возвеличиванию этого вполне однозначного «героя» — неясно до сих пор…

Роман «Отцы и дети» в русской критике: мнение Достоевского

Очень своеобразную позицию занял по отношению к главному герою и Ф. М. Достоевский. Базарова он считал «теоретиком», который слишком сильно оторвался от реальной жизни. И именно поэтому, считал Достоевский, Базаров и был несчастен. Другими словами, он представлял собой героя, близкого к Раскольникову. При этом Достоевский не стремится к детальному анализу теории тургеневского героя. Он верно отмечает, что всякая отвлеченная теория неминуемо должна разбиться о реалии жизни, а потому принести человеку муки и страдания. Советские критики считали, что Достоевский свел проблематику романа к комплексу этико-психологического характера.

Детали в произведении

Школьник, которому необходимо подготовить собственную критику «Отцов и детей», может отметить краткие и меткие детали в произведении. Они позволяют писателю четко прорисовывать характер персонажей, события, описываемые в романе. С помощью таких штрихов Тургенев изображает кризис крепостничества. Читатель может увидеть «деревеньки с низкими избенками под темными, часто до половины разметанными крышами». Это говорит о скудости жизни. Может быть, крестьянам приходится кормить голодный скот соломой с крыш. «Крестьянские коровенки» также изображаются тощими, исхудалыми.

В дальнейшем Тургенев больше не рисует картину сельской жизни, однако в начале произведения она описана настолько ярко и показательно, что к ней невозможно что-то добавить. Героев романа тревожит вопрос: этот край не поражает ни богатством, ни трудолюбием, и ему необходимы реформы и преобразования. Однако каким образом их можно исполнить? Кирсанов говорит о том, что какие-то меры должно предпринимать правительство. Все надежды этого героя – на патриархальные нравы, народную общину.

Основное содержание произведения

20 мая 1859 года на постоялом дворе барин лет сорока с небольшим, Николай Петрович Кирсанов, ждет своего сына Аркадия, который едет к нему в гости. Николай Петрович был сыном боевого генерала 1812 года. Подобно старшему брату Павлу, воспитывался дома, затем должен был поступить на военную службу, но в тот день, когда прислали известие, в какую часть его определили, сломал ногу, два месяца пролежал в постели и на всю жизнь остался «хроменьким». Николай Петрович обучался в универститете в Петербурге, еще при жизни родителей, к немалому их огорчению, влюбился в дочку чиновника, хозяина его бывшей квартиры. Женился на ней, как только истек срок траура по родителям, и уехал вместе со своею Машей вначале на дачу около Лесного института, потом жил с ней в городе, потом переехал в деревню, где у них родился сын Аркадий. Супруги жили в любви и согласии, десять лет прошло «как сон», затем жена Кирсанова скончалась, он с трудом перенес этот удар, и только хозяйственные заботы и необходимость заниматься сыном спасли его. Он увез сына в университет в Петербург, прожил с ним там три зимы, старался заводить дружбу с молодыми товарищами сына, но в последнюю зиму приехать не смог и лишь в мае ждет сына к себе в гости на крыльце постоялого двора.

Аркадий приезжает не один, а с товарищем – Евгением Васильевичем Базаровым. Портрет Базарова: «Длинное и худое лицо с широким лбом, кверху плоским, книзу заостренным носом, большими зеленоватыми глазами и висящими бакенбардами песочного цвету, оно оживлялось спокойной улыбкой и выражало самоуверенность и ум». Аркадий познакомился с Базаровым недавно, так как отец, еще в прошлую зиму навещавший сына в Петербурге, не знал его. Отец делится с сыном хозяйственными проблемами, рассказывает, что скончалась его нянюшка Егоровна, а затем приступает к самому щекотливому вопросу: дело в том, что теперь в его доме живет молодая женщина Фенечка, и Николай Петрович не знает, как сын отнесется к этому известию. «Места, по которым они проезжали, не могли назваться живописными. Поля, все поля тянулись до самого небосклона, то вздымаясь, то опускаясь снова; кое-где виднелись небольшие леса и, усеянные редким и низким кустарником, вились овраги, напоминая глазу их собственное изображение на старинных планах екатерининского времени… Сердце Аркадия понемногу сжималось. Как нарочно, мужички встречались все обтерханные, на плохих клячонках, как нищие в лохмотьях, стояли придорожные ракиты с ободранною корой и обломанными ветвями; исхудалые, шершавые, словно обглоданные, коровы жадно щипали траву по канавам… «Нет, – подумал Аркадий, – не богатый край этот, не поражает он ни довольством, ни трудолюбием, нельзя, нельзя ему так остаться, преобразования необходимы. Но как их исполнить, как приступить?..»

Пока они едут в усадьбу Кирсановых, Николай Петрович, сидя вместе с сыном в повозке, пытается читать стихи Пушкина о весне, но это не вызывает одобрения Базарова, который обрывает Николая Петровича на полуслове. По приезде в усадьбу Кирсанов предлагает сразу же поужинать. Появляется брат Николая Петровича – Павел Петрович Кирсанов, англоман, одетый в темный английский сьют, галстук и лаковые полусапожки. «На вид ему было лет сорок пять; его коротко остриженные седые волосы отливали темным блеском, как новое серебро; лицо его желчное, но без морщин, необыкновенно правильное и чистое, словно выведенное тонким легким резцом, являло следы красоты замечательной; особенно хороши были светлые продолговатые черные глаза; весь облик Аркадиевого дяди, изящный и породистый, сохранил юношескую стройность и то стремление вверх, прочь от земли, которое большей частью исчезает после 20 годов». Павел Петрович пожимает руку племяннику, Базарову просто кивает. Молодые люди выходят из комнаты, и Павел Петрович сразу же выражает свое отрицательное отношение к тому, что в доме будет гостить «этот волосатый». За ужином Базаров практически ничего не говорит, но ест много. Николай Петрович рассказывает разные случаи из своей жизни в деревне, Аркадий сообщает несколько петербургских новостей. После ужина все расходятся. Аркадию Базаров говорит, что дядя у него чудак, поскольку ходит таким щеголем в деревне. Впрочем, об отце Кирсанова Базаров отзывается с похвалой, хотя и о.

На другое утро Базаров просыпается раньше всех, выходит из дома и тут же заставляет дворовых мальчишек ловить ему лягушек, которых он собирается резать, изучая на них анатомию. Базаров владеет особенным умением возбуждать к себе доверие в людях низших, хотя обходится с ними достаточно небрежно и не потакает им. Николай Петрович разговаривает с сыном о Фенечке, сын несколько озадачен, что она не вышла к утреннему чаю и боится, не стеснил ли он ее. Не желая, чтобы молодая женщина стыдилась его, идет к ней знакомиться и обнаруживает, что у него есть маленький брат, относится к этому известию с восторгом. Когда Павел Петрович спрашивает племянника о том, что такое Базаров, Аркадий отвечает одним словом – «нигилист». Поясняя это понятие, Аркадий говорит, что нигилист – это человек, который «не склоняется ни перед какими авторитетами, который не принимает ни одного принципа на веру, каким бы уважением ни был окружен этот принцип». Павел Петрович возражает, что «без принципов жить нельзя» и что «без принципов можно существовать только в безвоздушном пространстве». Появляется Фенечка. «Это была молодая женщина лет двадцати трех, вся беленькая и мягкая, с темными волосами и глазами, красными и детски пухлявыми губками и нежными ручками». Затем появляется Базаров с мешком лягушек. На вопрос Павла Петровича, что он собирается делать с лягушками – есть или разводить, Базаров равнодушно отвечает, что они необходимы ему для опытов. За столом Павел Петрович, узнав, что Базаров увлекается естественными науками, спрашивает, не по стопам ли «германцев» следует Базаров, так как они «последнее время сильно в этом преуспели». Базаров соглашается, что «немцы в этом наши учители». На вопрос Павла Петровича, почему он столь высокого мнения о немцах, Базаров отвечает, что «тамошние ученые дельный народ». Павел Петрович выдвигает предположение, что «о русских ученых вы не столь лестного понятия», и Базаров говорит, что «пожалуй, так». На вопрос, правда ли то, что он не признает авторитетов, Базаров отвечает: «Да зачем же я стану их признавать? И чему я буду верить? Мне скажут дело, я соглашусь, вот и все». Павел Петрович рассуждает о немцах, о том, что «прежние были еще туда-сюда», упоминает Шиллера, Гете, «а теперь все пошли какие-то химики да материалисты». Базаров на это отвечает, что «порядочный химик в двадцать раз полезнее всякого поэта», на удивленный возглас Павла Петровича «Вы, стало быть, искусства не признаете?» отвечает: «Искусство наживать деньги, или нет больше геморроя!» Павел Петрович пытается выяснить: «Значит, вы верите в одну науку?» Базаров говорит: «Есть науки, как есть ремесла, звания; а наука вообще не существует вовсе». Когда старшие Кирсановы выходят из комнаты, Аркадий замечает Базарову, что тот слишком резко обошелся с его дядей, а на замечание Базарова, что тот не намерен баловать уездных аристократов, Аркадий рассказывает приятелю историю своего дяди, уверяя, что тот «скорее сожаления достоин, чем насмешки». Павел Петрович Кирсанов воспитывался сначала дома, потом в пажеском корпусе, с детства был необычайно красив, самоуверен, очень нравился женщинам, жил на квартире вместе с братом, любил его искренне, но братья были непохожи друг на друга совершенно.

Источник: jiyuu.su

Актуальность

Критика «Отцов и детей» содержала в себе большое количество разногласий, которые доходили до самых полярных суждений. И это неудивительно, ведь в центральных персонажах этого произведения читатель может ощутить дыхание целой эпохи. Подготовка крестьянской реформы, глубочайшие общественные противоречия того времени, борьба социальных сил — все это нашло отражение в образах произведения, составило его исторический фон.

Споры критиков вокруг романа «Отцы и дети» длились долгие годы, и при этом запал не становился слабее. Становилось очевидным, что роман сохранил свою проблематику и злободневность. В произведении раскрывается одна из важнейших характерных черт самого Тургенева – это умение видеть те тенденции, которые зарождаются в обществе. Великий русский писатель сумел запечатлеть в своем произведении борьбу двух лагерей – «отцов» и «детей». Фактически это было противостояние между либералами и демократами.

Базаров – центральный персонаж

Также поражает и лаконичность стиля Тургенева. Ведь весь этот огромный материал писатель смог уместить в рамки одного романа. Базаров задействован в 26 из 28 глав произведения. Все остальные действующие лица группируются вокруг него, раскрываются в отношениях с ним, а также делают еще более рельефными черты характера самого главного героя. В произведении не освещается биография Базарова. Взят лишь один период из его жизни, наполненный поворотными событиями и моментами.

Детали в произведении

Школьник, которому необходимо подготовить собственную критику «Отцов и детей», может отметить краткие и меткие детали в произведении. Они позволяют писателю четко прорисовывать характер персонажей, события, описываемые в романе. С помощью таких штрихов Тургенев изображает кризис крепостничества. Читатель может увидеть «деревеньки с низкими избенками под темными, часто до половины разметанными крышами». Это говорит о скудости жизни. Может быть, крестьянам приходится кормить голодный скот соломой с крыш. «Крестьянские коровенки» также изображаются тощими, исхудалыми.

В дальнейшем Тургенев больше не рисует картину сельской жизни, однако в начале произведения она описана настолько ярко и показательно, что к ней невозможно что-то добавить. Героев романа тревожит вопрос: этот край не поражает ни богатством, ни трудолюбием, и ему необходимы реформы и преобразования. Однако каким образом их можно исполнить? Кирсанов говорит о том, что какие-то меры должно предпринимать правительство. Все надежды этого героя – на патриархальные нравы, народную общину.

Назревающий бунт

Однако читатель чувствует: если народ не доверяет помещикам, относится к ним враждебно, это неизбежно выльется в бунт. И картину России накануне реформ завершает горькое замечание автора, оброненное как бы случайно: «Нигде время не бежит так быстро, как в России; в тюрьме, говорят, оно бежит еще скорее».

И на фоне всех этих событий и вырисовывается Тургеневым фигура Базарова. Он представляет собой человека нового поколения, который должен прийти на смену «отцам», неспособным своими силами разрешить трудности и проблемы эпохи.

Трактовка и критика Д. Писарева

После выхода произведения «Отцы и дети» началось его горячее обсуждение в печати. Оно практически сразу же приобрело полемический характер. Например, в журнале под названием «Русское слово» в 1862 году появилась статья Д. Писарева «Базаров». Критик отмечал предвзятость в отношении описания образа Базарова, говорил, что во многих случаях Тургенев не выказывает благорасположения к своему герою, поскольку испытывает антипатию к данному направлению мысли.

Однако общее заключение Писарева не сводится к этой проблеме. Он находит в образе Базарова сочетание главных аспектов мировоззрения разночинной демократии, которые Тургенев сумел изобразить достаточно правдиво. И критическое отношение самого Тургенева к Базарову в данном отношении является скорее преимуществом. Ведь со стороны становятся более заметными как достоинства, так и недостатки. По мнению Писарева, трагедия Базарова заключается в том, что у него нет подходящих условий для его деятельности. И так как у Тургенева нет возможности показать, как живет его главный герой, он показывает читателю, как он погибает.

Необходимо отметить, что Писарев редко выражал свое восхищение литературными произведениями. Его как раз можно назвать нигилистом — ниспровергателем ценностей. Однако Писарев подчеркивает эстетическую значимость романа, художественную чуткость Тургенева. При этом критик убежден, что истинный нигилист, как и сам Базаров, должен отрицать ценность искусства как такового. Трактовка Писарева считается одной из самых полных в 60-е годы.

Мнение Н. Н. Страхова

«Отцы и дети» в русской критике вызвали широкий резонанс. В 1862 году в журнале «Время», который выходил под изданием Ф. М. и М. М. Достоевских, также появилась интересная статья Н. Н. Страхова. Николай Николаевич был статским советником, публицистом, философом, поэтому его мнение считалось веским. Называлась статья Страхова «И. С. Тургенев. «Отцы и дети». Мнение критика было достаточно позитивным. Страхов был убежден, что произведение является одним из лучших романов Тургенева, в котором писатель сумел проявить все мастерство. Образ Базарова Страхов расценивает как крайне типичный. То, что Писарев считал совершенно случайным непониманием («Он сплеча отрицает вещи, которых не знает или не понимает), Страхов воспринимал как одну из самых существенных черт настоящего нигилиста.

В целом, Н. Н. Страхов был доволен романом, писал о том, что произведение читается с жадностью и является одним из самых интересных творений Тургенева. Этот критик также отмечал, что на первый план в нем выступает «чистая поэзия», а не посторонние размышления.

Критика произведения «Отцы и дети»: взгляд Герцена

В работе Герцена под названием «Еще раз Базаров» основной упор делается не на тургеневского героя, а на то, каким образом он был понят Писаревым. Герцен писал о том, что в Базарове Писарев смог узнать себя, а также добавить то, чего недоставало в книге. Помимо этого, Герцен сравнивает Базарова с декабристами и приходит к выводу о том, что они являются «великими отцами», в то время как «базаровы» представляют собой «блудных детей» декабристов. Нигилизм в своей статье Герцен сравнивает с логикой без структур, или же с научным знанием без тезисов.

Критика Антоновича

Некоторые критики о романе «Отцы и дети» высказывались достаточно негативно. Одна из наиболее критичных точек зрения была выдвинута М. А. Антоновичем. В своем журнале он опубликовал статью под названием «Асмодей нашего времени», которая и была посвящена произведению Тургенева. В ней Антонович совершенно отказывал произведению «Отцы и дети» в каких-либо художественных достоинствах. Он был совершенно недоволен произведением великого русского писателя. Критик обвинял Тургенева в клевете на новое поколение. Он считал, что роман был написан в укор и поучение молодежи. А также Антонович радовался, что Тургенев, наконец, раскрыл свое истинное лицо, показывая себя как противника всякого прогресса.

Мнение Н. М. Каткова

Интересна также критика «Отцов и детей» Тургенева, принадлежащая перу Н. М. Каткова. Свое мнение он опубликовал в журнале «Русский вестник». Литературный критик отметил талант великого русского писателя. Одно из особых достоинств произведения Катков видел в том, что Тургенев смог «уловить текущий момент», тот этап, на котором находилось современное писателю общество. Катков считал нигилизм болезнью, с которой следует бороться путем усиления консервативных начал в обществе.

Роман «Отцы и дети» в русской критике: мнение Достоевского

Очень своеобразную позицию занял по отношению к главному герою и Ф. М. Достоевский. Базарова он считал «теоретиком», который слишком сильно оторвался от реальной жизни. И именно поэтому, считал Достоевский, Базаров и был несчастен. Другими словами, он представлял собой героя, близкого к Раскольникову. При этом Достоевский не стремится к детальному анализу теории тургеневского героя. Он верно отмечает, что всякая отвлеченная теория неминуемо должна разбиться о реалии жизни, а потому принести человеку муки и страдания. Советские критики считали, что Достоевский свел проблематику романа к комплексу этико-психологического характера.

Общее впечатление современников

В общем, критика «Отцов и детей» Тургенева во многом носила отрицательный характер. Произведением Тургенева немало литераторов остались недовольны. Журнал «Современник» рассмотрел в нем пасквиль на современное общество. Приверженцы консерватизма также были недостаточно удовлетворены, поскольку им представлялось, что Тургенев недостаточно полно раскрыл образ Базарова. Д. Писарев был одним из немногих, кому данное произведение пришлось по душе. В Базарове он видел мощную личность, которая обладает серьезным потенциалом. О таких людях критик писал, что они, видя свое несходство с общей массой, смело отдаляются от нее. И им совершенно нет никакого дела до того, согласится ли пойти за ними общество. Они полны собой и собственной внутренней жизнью.

Рассмотренными откликами далеко не исчерпывается критика «Отцов и детей». Практически каждый русский писатель оставил свое мнение об этом романе, в котором — так или иначе — выразил свое мнение о поднимаемых в нем проблемах. Именно это можно назвать истинным признаком актуальности и значимости произведения.

Источник: www.syl.ru

Базаров, погибающий в романе, “воскресает” на последней странице писаревской статьи: “Что делать? Жить, пока живется, есть сухой хлеб, когда нет ростбифу, быть с женщинами, когда нельзя любить женщину, а вообще не мечтать об апельсиновых деревьях и пальмах, когда под ногами снеговые сугробы и холодные тундры”. Пожалуй, мы можем считать статью Писарева наиболее яркой трактовкой романа в 60-е годы.
В 1862 году, в четвертой книжке журнала “Время”, издаваемого Ф. М. и М. М. Достоевскими, выходит интересная статья Н. Н. Страхова, которая называется “И. С. Тургенев. “Отцы и дети”. Образ же Базарова критик считает крайне типичным. “Базаров есть тип, идеал, явление, возведенное в перл создания”. Страхов воспринимал существенной чертой характера нигилиста: “…Искусство всегда носит в себе характер примирения, тогда как Базаров вовсе не желает примириться с жизнью. Искусство есть идеализм, созерцание, отрешение от жизни и поклонение идеалам; Базаров же реалист, не созерцатель, а деятель… ” Однако если у Д. И. Писарева Базаров — герой, у которого слово и дело сливаются в одно целое, то у Страхова нигилист все еще герой “слова”, пусть с жаждой деятельности, доведенной до крайней степени.
На тургеневский роман откликнулся и либеральный критик П. В. Анненков. В своей статье “Базаров и Обломов” он пытается доказать, что, несмотря на внешнее отличие Базарова от Обломова, “зерно заложено одно и то же в обеих натурах ”.
В 1862 году в журнале “Век” выходит статья неизвестного автора “Нигилист Базаров”. Посвящена она прежде всего анализу личности главного героя: “Базаров — нигилист. К той среде, в которой он поставлен, он относится безусловно отрицательно. Дружбы для него не существует: он терпит своего приятеля, как сильный терпит слабого. Родственные отношения для него привычка родителей к нему. Любовь он понимает как материалист. На народ смотрит с пренебрежением взрослого на малых ребят. Никакой сферы деятельности не остается для Базарова”. Что же касается нигилизма, неизвестный критик заявляет, что отрицание Базарова не имеет под собой основы, “для него нет причин”.
В работе А. И. Герцена “Еще раз Базаров” главным объектом полемики становится не тургеневский герой, а Базаров, созданный в статьях Д. И. Писарева. “Верно ли понял Писарев тургеневского Базарова, до этого мне дела нет. Важно то, что он в Базарове узнал себя и своих и добавил, чего недоставало в книге”, — писал критик. Кроме того, Герцен сравнивает Базарова с декабристами и приходит к выводу, что “декабристы — наши великие отцы, Базаровы — наши блудные дети”. Нигилизм в статье назван “логикой без структур, наукой без догматов, покорностью опыту”.

Источник: sprashivalka.com

Критическая статья Антоновича»Асмодей нашего времени» была
направлена против того образа молодого поколения,
который создал в своем романе «Отцы и дети» И. С. Тургенев.

По словам критика, автор идеализирует отцов
(старшее поколение) и клевещет на детей (молодое поколение).
Анализируя тот образ Базарова, который создал Тургенев,
Максим Алексеевич утверждал: Тургенев создал своего
персонажа излишне безнравственным, вместо четко
прописанных идей поместив в его голову «кашу».
Таким образом, создан не образ молодого поколения,
а его карикатура.

В названии статьи Антонович употребляет слово Асмодей.
На самом деле оно означает злого демона.
Это слово на поэтическом, изысканном языке означает
ужасное существо или, попросту говоря, дьявола.
По Его мнению, Базаров предстает в романе именно таким.
Во-первых, он ненавидит всех и грозится преследовать всех,
кого он ненавидит. Такие чувства он проявляет ко всем,
начиная от лягушек и заканчивая детьми.

Сердце Базарова, каким его создал Тургенев, по мнению
Антоновича, не способно ни на что.
В нем читатель не найдет и следа каких-либо благородных
чувств – увлечения, страсти, любви наконец.
К сожалению, холодное сердце главного героя не способно
на такие проявления чувств и эмоций, что является уже
не его личной, а общественной проблемой, поскольку
влияет на жизнь окружающих его людей.

Антонович считал, что Тургенев просто ненавидел
своего героя Базарова, не ставя его в ряд своих очевидных
фаворитов.
В произведении четко видны моменты, когда автор
радуется тому, какие промахи совершил его нелюбимый
герой, он старается все время его принизить и даже
где-то мстит ему. Для Антоновича такое положение дел
казалось смешным.

Само название статьи «Асмодей нашего времени» говорит
само за себя-Антонович видит и не забывает указать на то,
что в Базарове, каким его создал Тургенев, воплотились
все негативные, даже порой лишенные сочувствия
черты характера.

При этом Максим Алексеевич пытался быть толерантным
и непредвзятым, читая произведение Тургенева несколько
раз и пытаясь увидеть то внимание и позитив,
с которым авто отзывается о своем герое.
К сожалению, найти такие тенденции в романе «Отцы и дети»
Антоновичу так и не удалось, о чем он не единожды
упоминает в своей критической статье.

Статья Н. Н. Страхованазывается “И. С. Тургенев. “Отцы и дети”.
Страхов убежден, что роман — замечательное достижение
Тургенева-художника.
Образ же Базарова критик считает крайне типичным.
“Базаров есть тип, идеал, явление, возведенное в перл создания”.
Некоторые черты базаровского характера объяснены
Страховым точнее, чем Писаревым Антоновичем,
например, отрицание искусства.
То, что они считали случайным непониманием,
объясняемым индивидуальным развитием героя
(“Он сплеча отрицает вещи, которых не знает или не понимает… ”),
Страхов воспринимал существенной чертой характера нигилиста:
“…Искусство всегда носит в себе характер примирения,
тогда как Базаров вовсе не желает примириться с жизнью.
Искусство есть идеализм, созерцание, отрешение от жизни
и поклонение идеалам;
Базаров же реалист, не созерцатель, а деятель… ”
Однако если у Д. И. Писарева Базаров — герой, у которого
слово и дело сливаются в одно целое, то у Страхова нигилист
все еще герой “слова”, пусть с жаждой деятельности,
доведенной до крайней степени.

Дело в том, что Страхов подметил важный момент:
Базарову придаются черты разных людей, поэтому каждый
реальный человек чем-то на него похож, по мнению Страхова.
Также Страхов считает, что в «отцах и детях» нужно
ценить поэзию, не уделяя излишнего внимания
«задним мыслям».
По сути, роман создан не для поучения, но для
наслаждения, считает критик.

Источник: otvet.mail.ru

дела, будь он медик, педагог, литератор, чувствует естественное, непреодолимое отвращение к фразистости, к трате слов, к сладким мыслям, к сентиментальным стремлениям и вообще ко всяким претензиям, не основанным на действительной силе. Такого рода отвращение ко всему отрешенному от жизни и улетучивающемуся в звуках составляет коренное свойство людей базаровского типа. Это коренное свойство вырабатывается именно в тех разнородных мастерских, в которых человек, изощряя свой ум и напрягая мускулы, борется с природою за право существовать на белом свете. На этом основании Тургенев имел право взять своего героя в одной из таких мастерских и привести его в рабочем фартуке, с неумытыми руками и угрюмо-озабоченным взглядом в общество фешенебельных кавалерах и дам. Но справедливость побуждает критика выразить предположение, что автор романа «Отцы и дети» поступил таким образом не без коварного умысла. Этот коварный умысел и составляет ту вторую причину, о которой говорил Писарев. Он, очевидно, не благоволит к своему герою. Его мягкую, любящую натуру, стремящуюся к вере и сочувствию, коробит от разъедающего реализма; его тонкое эстетическое чувство, не лишенное значительной дозы аристократизма, оскорбляется даже самыми легкими проблесками цинизма; он слишком слаб и впечатлителен, чтобы вынести безотрадное отрицание; ему необходимо помириться с существованием, если не в области жизни, то, по крайней мере, в области мысли или, вернее, мечты. Тургенев, как нервная женщина, как растение «не тронь меня», сжимается болезненно от самого легкого соприкосновения с букетом базаровщины.

          Чувствуя, таким образом, невольную антипатию  к этому направлению мысли,  он вывел  его перед читающей  публикою в возможно неграциозном  экземпляре. Он очень хорошо знает,  что в публике нашей очень  много фешенебельных читателей, и, рассчитывая на утонченность их аристократического вкуса, не щадит грубых красок, с очевидным желанием уронить и опошлить вместе с героем тот склад идей, который составляет общую принадлежность типа. Он очень хорошо знает, что большинство его читателей скажут только о Базарове, что он дурно воспитан и что его нельзя пустить в порядочную гостиную; дальше и глубже они не пойдут; но, говоря с такими людьми, даровитый художник и честный человек должен быть в высшей степени осторожен из уважения к самому себе и к той идее, которую он защищает или опровергает. Тут надо держать в узде свою личную антипатию, которая при известных условиях может превратиться в непроизвольную клевету на людей, не имеющих возможности защищаться тем же оружием.

      Отношение Базарова  к его товарищу бросают яркую  полосу света на его       характер; у Базарова нет друга,  потому что он не встречал  человека, «который бы не спасовал  перед ним». Базаров один, сам  по себе, стоит на холодной  высоте трезвой мысли, и ему не тяжело это одиночество, он весь поглощен работою и собою; наблюдения и исследования над живою природою, наблюдения и исследования над живыми людьми наполняют для него пустоту жизни и застраховывают его против скуки. Он  не чувствует потребности в каком-нибудь другом человеке отыскать себе сочувствие и понимание. Когда ему приходит в голову какая-нибудь мысль, он просто высказывается,  не  обращая внимание на то, согласны ли с его мнением слушатели и приятно ли действуют на них его идеи. Чаще всего он даже не

чувствует потребности  высказаться; думает про себя и изредка  роняет беглое замечание, которое обыкновенно  с почтительною жадностью подхватывают прозелиты и птенцы, подобные Аркадию. Личность Базарова замыкается в самой  себе, потому что вне ее и вокруг нее почти вовсе нет родственных ей элементов. Эта замкнутость Базарова тяжело действует на тех людей, которые желали бы от него нежности и сообщительности, но в этой замкнутости нет ничего искусственного и преднамеренного. Люди, окружающие Базарова, ничтожны в умственном отношении и никаким образом не могут расшевелить его, поэтому он и молчит, или говорит отрывочные афоризмы, или обрывает начатый спор, чувствуя его смешную бесполезность.  Критик предполагает, что если посадить взрослого человека рядом с дюжиной ребят, и вы, вероятно, не найдете удивительным, если этот взрослый не станет говорить со своими товарищами по месту жительства о своих человеческих, гражданских и научных убеждений. Базаров не важничает перед другими, не считает себя гениальным человеком, не понятным для своих современников или соотечественников; он просто принужден смотреть на своих знакомых сверху вниз, потому что эти знакомые приходятся ему по колено. Он по неволи остается в уединении, и это уединение не тяжело для него потому, что он молод, крепок, занят кипучею работою собственной мысли. Процесс этой работы остается в тени; Писарев сомневается, чтобы Тургенев был в состоянии передать читателям описания этого процесса. Чтобы изобразить его, надо самому пережить его в своей голове, надо самому быть Базаровым. Кто хоть раз в своей жизни смотрел на вещи глазами Базарова, тот остается нигилистом на весь свой век. У Тургенева можно увидеть только результаты, к которым пришел Евгений, видим внешнюю сторону явления, т.е.  что говорит Базаров, как он поступает в жизни и общается с разными людьми. Тургенев не посвящает читателей в умственную жизнь героя. Невнимательный читатель может подумать, что у него нет внутреннего содержания и что весь его нигилизм, состоит из сплетения смелых фраз, выхваченных из воздуха и не выработанных самостоятельным мышлением. Писарев говорит в своей статье: «Можно сказать положительно, что сам Тургенев не так понимает своего героя, и только потому не следит за постепенным развитием и созреванием его идей, что не может и не находит удобным передавать мысли Базарова так, как они представляются его уму». Мысли Евгения выражаются в его поступках, в его обращении с людьми.

       Писарев  сначала обращает внимание на  второстепенные подробности. Отношение  Базарова к его родителям могут  одних читателей предрасположить  против героя, других – против  автора. Первые, увлекаясь чувствительным настроением, упрекнут героя в черствости; вторые,  чувствительным настроением, упрекнут героя в черствости; вторые, увлекаясь привязанностью к базаровскому типу, упрекнут Тургенева в несправедливости к Базарову и в желании выставить его с невыгодной стороны. Писарев считает, что и те и другие будут совершенно не правы. Базаров, действительно, не доставляет своим родителям тех удовольствий, которых эти добрые старики ожидают от его пребывании с ними, но между ним и его родителями нет ни одной точки соприкосновения.

      Отец  героя – старый уездный лекарь, совершенно опустившийся  в бесцветной  жизни бедного помещика; мать  его – дворяночка строго покроя, верящая в приметы. Ни с отцом,  ни с матерью Базаров не  может поговорить так, как он  говорит с Аркадием, ни даже поспорить так, как он спорит с Павлом Петровичем. Жить с ними под одною кровлею он может только с тем условием, чтобы они не мешали ему работать. Если бы Базаров захотел посвятить два-три месяца на то, чтобы потешать своих стариков, то для этого ему надо было бы отложить в сторону все свои занятия. Он, наверное, не выдержал такого и как угорелый вырвался из этого тихого уголка, где его так любят и где ему так страшно надоедают. Интересно, каким образом Базаров смог бы  удовлетворить требования своих родителей, не отказываясь совершенно от своего личного существования. Его родители страдают от такого «расклада»  и читатели искренне сочувствуют старикам. Критик и все читатели задают себе вопросы: «Зачем он их так мучает? Ведь они так его любят! Или чем он их мучает?» Но если бы Базаров страдал от невозможности сойтись со своими родителями, то сострадательные читатели помирились бы с ним и посмотрели на него как на несчастную жертву исторического процесса развития. Но он не страдает, и потому многие читатели на него накидываются и с негодованием зовут его бесчувственным человеком.  Страдание от разъединения с родителями кажется им чертою, необходимую для красоты чувства, и поэтому они требуют, чтобы  герой страдал, не обращая внимания на то, что это нисколько не поправило бы дела и что Василию Ивановичу и Арине Власьевне (его родители) от этого никак не было бы легче. Изображая отношения Базарова к старикам, Тургенев вовсе не превращается в обвинителя, умышленно подбирающего мрачные краски. Он остается по-прежнему искренним художником и изображает явление, как оно есть, не подслащая и не скрашивая его по своему произволу. Тургенев симпатизирует родителям Базарова, он сочувствует их непоправимому горю.

 

Критик напоследок говорит  о смерти Базарова, которая была случайностью; он умирает от хирургического отравления. Смерть героя не находится в связи с общей нитью романа. Писарев считает, что это событие необходимо для того, чтобы дорисовать характер Базарова. Такие люди, как Базаров, не определяются одним эпизодом, выхваченным из жизни. В таких людях таятся колоссальные силы. В чем выразятся эти силы? Критик говорит, что только биографией или историей этих людей. Он отмечает, что из Базаровых вырабатываются великие исторические деятели. Такие люди долгое время остаются молодыми, сильными и годными на всякую работу. Они не вдаются в односторонность, хотят менять одну работу на другую, более широкую и занимательную. Базаров никогда не сделается жрецом науки, не возведет ее в кумир. Медициною он будет заниматься отчасти для препровождения времени, как полезным ремеслом. Базаров – человек дела, человек жизни.  Его не подкупят обманчивые формы. Не имея возможности показать нам, как живет и действует Базаров, Тургенев показал нам, как он умирает.

       Что  Базаров не фразер – это увидит всякий, вглядываясь в его личность с первой минуты. Писарев говорит, что в Базарове есть сила,    самостоятельность, энергия, которой не бывает у фразеров и подражателей.             Базаров умер твердо и спокойно, никто не почувствовал себе ни облегчения, ни пользы, но такой человек, который умеет умирать спокойно и твердо, не отступит перед препятствием и не струсит перед опасностью.

 

 

 

 

 

 

 

 

              Глава   2. Критика М.А. Антоновича        

« Спор, по существу, шел о типе нового революционного деятеля русской истории.      “Современник” откликнулся на роман статьей М. А. Антоновича “Асмодей нашего времени”. Обстоятельства, связанные с уходом Тургенева из “Современника”, заранее располагали к тому, что роман был оценен критиком отрицательно. Антонович увидел в нем панегирик “отцам” и клевету на молодое поколение. Кроме того, утверждалось, что роман очень слаб в художественном отношении, что Тургенев, ставивший своей целью опорочить Базарова, прибегает к карикатуре, изображая главного героя чудовищем “с крошечной головкой и гигантским ртом, с маленьким лицом и преболыпущим носом”. Антонович пытается защищать от нападок Тургенева женскую эмансипацию и эстетические принципы молодого поколения, стараясь доказать, что “Кукшина не так пуста и ограниченна, как Павел Петрович”. По поводу отрицания Базаровым искусства Антонович заявил, что это — чистейшая ложь, что молодое поколение отрицает только “чистое искусство”, к числу представителей которого, правда, причислил Пушкина и самого Тургенева.  По мнению Антоновича с первых же страниц, к величайшему изумлению читающего, им овладевает некоторого рода скука; но, разумеется, вы этим не смущаетесь и продолжаете читать, надеясь, что дальше будет лучше, что автор войдет в свою роль, что талант возьмет свое и невольно увлечет ваше внимание. А между тем и дальше, когда действие романа развертывается перед вами вполне, ваше любопытство не шевелится, ваше чувство остается нетронутым; чтение производит на вас какое-то неудовлетворительное впечатление, которое отражается не на чувстве, а что всего удивительнее — на уме. Вас обдает каким-то мертвящим холодом; вы не живете с действующими лицами романа, не проникаетесь их жизнью, а начинаете холодно рассуждать с ними, или, точнее, следить за их рассуждениями. Вы забываете, что перед вами лежит роман талантливого художника, и воображаете, что вы читаете морально-философский тракта, но плохой и поверхностный, который, не удовлетворяя уму, тем самым производит неприятное впечатление и на ваше чувство. Это показывает, что новое произведение Тургенева крайне неудовлетворительно в художественном отношении. Тургенев относится к своим героям, не фаворитам его, совершенно иначе. Он питает к ним какую-то личную ненависть и неприязнь, как будто они лично сделали ему какую-нибудь обиду и пакость, и он старается отмстить им на каждом шагу, как человек лично оскорбленный; он с внутренним удовольствием отыскивает в них слабости и недостатки, о которых и говорит с дурно скрываемым злорадством и только для того, чтобы унизить героя в глазах читателей: "посмотрите, дескать, какие негодяи мои враги и противники". Он детски радуется, когда ему удается уколоть чем-нибудь нелюбимого героя, сострить над ним, представить его в смешном или пошлом и мерзком виде; каждый промах, каждый необдуманный шаг героя приятно щекочет его самолюбие, вызывает улыбку самодовольствия, обнаруживающего гордое, но мелкое и негуманное сознание собственного превосходства. Эта мстительность доходит до смешного, имеет вид школьных щипков, обнаруживаясь в мелочах и пустяках. Главный герой романа с гордостью и заносчивостью говорит о своем искусстве в картежной игре; а Тургенев заставляет его постоянно проигрывать. Потом  Тургенев старается выставить главного героя обжорой, который только и думает о том, как бы поесть и попить, и это опять делается не с добродушием и комизмом, а все с тою же мстительностью и желанием унизить героя; Из разных мест романа Тургенева видно, что главный герой его человек не глупый, — напротив, очень способный и даровитый, любознательный, прилежно занимающийся и много знающий; а между тем в спорах он совершенно теряется, высказывает бессмыслицы и проповедует нелепости, непростительные самому ограниченному уму. О нравственном характере и нравственных качествах героя и говорить нечего; это не человек, а какое-то ужасное существо, просто дьявол, или, выражаясь более поэтически, асмодей. Он систематически ненавидит и преследует все, начиная от своих добрых родителей, которых он терпеть не может, и, оканчивая лягушками, которых он режет с беспощадною жестокостью. Никогда ни одно чувство не закрадывалось в его холодное сердце; не видно в нем и следа какого-нибудь увлечения или страсти; самую ненависть он отпускает рассчитано, по гранам. И заметьте, этот герой — молодой человек, юноша! Он представляется каким-то ядовитым существом, которое отравляет все, к чему ни прикоснется; у него есть друг, но и его он презирает и к нему не имеет ни малейшего расположения; есть у него последователи, но и их он также ненавидит. Роман есть не что иное, как беспощадная и тоже разрушительная критика молодого поколения. Во всех современных вопросах, умственных движениях, толках и идеалах, занимающих молодое поколение, Тургенев не находит никакого смысла и дает понять, что они ведут только к разврату, пустоте, прозаической пошлости и цинизму. Какое заключение можно будет вывести из этого романа; кто окажется правым и виноватым, кто хуже, а кто лучше — "отцы" или "дети"? Такое же одностороннее значение имеет и роман  Тургенева. Извините,  Тургенев, вы не умели определить своей задачи; вместо изображения отношений между "отцами" и "детьми" вы написали панегирик "отцам" и обличение "детям"; да и "детей" вы не поняли, и вместо обличения у вас вышла клевета. Распространителей здравых понятий между молодым поколением вы хотели представить развратителями юношества, сеятелями раздора и зла, ненавидящими добро, — одним словом, асмодеями. Попытка эта не первая и повторяется весьма часто. Такая же попытка сделана была, несколько лет тому назад, в одном романе, который был "явлением, пропущенным нашей критикой", потому что принадлежал автору, в то время безвестному и не имевшему той громкой известности, какою он пользуется теперь. Этот роман есть "Асмодей нашего времени", соч. Аскоченского, появившийся в свет в 1858 г. Последний роман Тургенева живо напомнил нам этого "Асмодея" своею общею мыслью, своими тенденциями, своими личностями, а в особенности своим главным героем.

       Глава 3. Критика Н.Н. Страхова, Анненкова, Герцена  

В 1862 году, в четвертой  книжке журнала “Время”, издаваемого Ф. М. и М. М. Достоевскими, выходит интересная статья Н. Н. Страхова, которая называется “И. С. Тургенев. “Отцы и дети”. Страхов убежден, что роман — замечательное Достижение Тургенева-художника. Образ же Базарова критик считает крайне типичным. “Базаров есть тип, идеал, явление, возведенное в перл создания”. Некоторые черты базаровского характера объяснены Страховым точнее, чем Писаревым, например, отрицание искусства. То, что Писарев считал случайным непониманием, объясняемым индивидуальным развитием героя (“Он сплеча отрицает вещи, которых не знает или не понимает…”), Страхов воспринимал существенной чертой характера нигилиста: “…Искусство всегда носит в себе характер примирения, тогда как Базаров вовсе не желает примириться с жизнью. Искусство есть идеализм, созерцание, отрешение от жизни и поклонение идеалам; Базаров же реалист, не созерцатель, а деятель…” Однако если у Д. И. Писарева Базаров — герой, у которого слово и дело сливаются в одно целое, то у Страхова нигилист все еще герой “слова”, пусть с жаждой деятельности, доведенной до крайней степени. Страхов уловил вневременной смысл романа, сумев подняться над идеологическими спорами своего времени. “Написать роман с прогрессивным и ретроградным направлением — ещё вещь не трудная. Тургенев же имел притязания и дерзость создать роман, имеющий всевозможные направления; поклонник вечной истины, вечной красоты, он имел гордую цель во временном указать на вечное и написал роман не прогрессивный и не ретроградный, а, так сказать, всегдашний”, — писал критик.

 

 

 

    

На тургеневский роман  откликнулся и либеральный критик П. В. Анненков. В своей статье “Базаров и Обломов” он пытается доказать, что, несмотря на внешнее отличие Базарова от Обломова, “зерно заложено одно и  то же в обеих натурах ”.

В 1862 году в журнале  “Век” выходит статья неизвестного автора “Нигилист Базаров”. Посвящена  она прежде всего анализу личности главного героя: “Базаров — нигилист. К той среде, в которой он поставлен, он относится безусловно отрицательно. Дружбы для него не существует: он терпит своего приятеля, как сильный терпит слабого. Родственные отношения для него привычка родителей к нему. Любовь он понимает как материалист. На народ смотрит с пренебрежением взрослого на малых ребят. Никакой сферы деятельности не остается для Базарова”. Что же касается нигилизма, неизвестный критик заявляет, что отрицание Базарова не имеет под собой основы, “для него нет причин”.

В работе А. И. Герцена  “Еще раз Базаров” главным объектом полемики становится не тургеневский герой, а Базаров, созданный в статьях Д. И. Писарева. “Верно ли понял Писарев тургеневского Базарова, до этого мне дела нет. Важно то, что он в Базарове узнал себя и своих и добавил, чего недоставало в книге”, — писал критик. Кроме того, Герцен сравнивает Базарова с декабристами и приходит к выводу, что “декабристы — наши великие отцы, Базаровы — наши блудные дети”. Нигилизм в статье назван “логикой без структур, наукой без догматов, покорностью опыту”.

Источник: www.myunivercity.ru


Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.