Сосед по парте того же возраста


Психолог, эксперт в области образования Людмила Петрановская, а также директора и учителя школ прокомментировали инициативу РАН передать 110 ведущих школ страны из муниципального подчинения в региональное. С тем, чтобы иметь возможность не принимать в них всех, как это происходит сейчас, по территориальному признаку, а обучать только одарённых детей.

«В новом режиме избранные школы заработают уже с 1 сентября 2019 года», — сообщила министр просвещения Ольга Васильева. Проект пилотный, а значит, если он будет признан успешным, сотней учебных заведений дело, вероятно, не ограничится. Для своих подшефных школ РАН составит специальные учебные программы. Ведущие ученые будут вести там индивидуальные консультации, профильные учебные курсы и факультативы. Во всех этих школах появятся современные лаборатории и новейшее оборудование на сумму более миллиарда рублей. Сейчас все учителя, по выражению президента РАН Александра Сергеева,работают на «неоптимизированный контингент».


разделение детей на одарённых и всех остальных, как рассчитывают академики, позволит эффективнее готовить будущих учёных.
 
Людмила Петрановская, психолог, лауреат премии президента РФ в области образования:
«Красивых слов может быть много, но, боюсь, эта инициатива просто сбрасывает любые обязательства перед населением и сворачивает систему всеобщего достойного среднего образования, — уверена Петрановская. — Какой-то процент школ будет финансироваться прилично, и там будут учиться дети элиты и некоторый процент одаренных детей — «оптимизированный контингент». А все остальные школы будут пущены на самотёк, и там всё будет по минимуму. На любой возмущенный возглас со стороны родителей будут отвечать, что у ваших детей нет знаний просто потому, что они не хотят учиться».
Людмила Петрановская полагает, что настоящая реформа образования как раз наоборот должна уделить максимум внимания тем детям, у которых пока нет выраженной мотивации осваивать науки. Естественно, школа, которая сможет создать такие условия для ребенка, будет стоить дороже. Здесь нужны лучшие специалисты, оснащение и взвешенный подход. А одаренные дети учатся легче, и работать с такими увлеченными детьми — одно удовольствие: многие учителя были бы готовы и за небольшие деньги, если бы их избавили от бюрократии и контроля. Школы для одаренных детей обычно имеют много успешных выпускников и могут финансироваться частными пожертвованиями. Государству было бы достаточно уважать их автономию.

br />«К сожалению, смысл предложения довольно циничен, — считает Людмила Петрановская. — Массам никто приличного образования предоставлять не собирается, слишком умные в сырьевой стране только проблемы создают. Но поскольку у власть имущих тоже есть дети и внуки, а в Англии стало неуютно, им нужно где-то учиться, и для них будут созданы этакие анклавы, как раньше были спецраспределители при парткомах, где будут выдавать особым элитным деткам  образование поприличнее. Ну, и способных детей туда тоже брать будут, чтобы создавали правильное окружение.
Все это окончательно превратит обыкновенные средние школы в бесполезное детохранилище. Школы в большинстве своем и сейчас уже не удовлетворяют потребности детей в современном образовании, просто пытаются скучные устаревшие программы и методики впихнуть в детей посредством воплей и угроз.  Сортировка еще больше снизит планку».
 
Ольга Гвинджилия, учитель филологии московской школы № 2123,  лауреат госпремии в области образования, старший преподаватель МГПУ имени В. И. Ленина, кафедра «Русский язык и методика преподавания в начальной школе».
«У меня взгляд практика, который много-много лет проработал с детьми, — говорит Ольга Гвинджилия, — и я очень хорошо понимаю, что обучение должно быть индивидуальным. И что действительно невероятно сложно — находиться в одном пространстве, когда ребята легко и с удовольствием обучаются, и есть ребята, у которых есть сложности в овладении учебными программами.

аренные дети безусловно требуют другого подхода. Они иначе берут материал, с ними можно работать на другом уровне. Дети, у которых возникают сложности в обучении, тоже требуют другого подхода. Но совершенно необязательно, что человечек, начинающий со сложностей, так с этими сложностями и будет идти все время обучения. Дети могут совершенно иначе раскрыться.
Важно понимать, что если ребенок попадает в среду, где декларируется тяга к познанию и учиться интересно, где сам процесс интеллектуальный вызывает удовольствие, то в этой среде расцветает даже тот, у кого есть сложности в обучении. Среда же тоже может растить и может, к сожалению, не растить. Ребенок со сложностями в обучении иногда (не тогда, когда эти сложности требуют серьезной коррекционной работы в связке со специалистами), попадая в такую среду и начиная тянуться за другими, приходит к очень высоким результатам. Но, как правило, эти результаты приходят чуть позже.
Раз у нас есть мысли о том, как организовать работу с одаренными детьми, то у нас должны быть и мысли, как поддержать тех, у кого есть сложности в обучении».  
Похожее мнение высказал и учитель начальных классов гимназии № 1514, который пожелал сохранить анонимность: «Встает резонный вопрос, а что же будет с обучающимися со средними способностями, которые еще не проявили себя ни в качестве сильных, ни в качестве слабых? Как показывает практика, для таких учеников очень полезно учиться в состоянии так называемого «развивающего стресса».

гда к концу обучения в школе они способны показать прекрасные результаты. Полностью раскрыться».
Как выделить тех самых одаренных детей среди прочих? Специалисты считают, что в разные периоды взросления ребенок проявляет разную по интенсивности активность, интересуется разными областями, и ставить штамп «не годен» было бы большой ошибкой.
 
«Тем самым можно потерять гения, великого ученого или просто успешного человека, — считает директор ГБОУ 1950 Катерина Паршина. — Главные задачи современной Школы — социализация, научить находить себя в быстро меняющемся мире, научить учиться на протяжении всей жизни. И когда речь идет о создании условий в стране для прорыва в науке, в том числе за счет молодых ученых, конечно без качественного школьного образования не обойтись. И здесь надо договориться, что разделять детей на умных и не очень вообще нецелесообразно, так как эффективного инструментария, проверить по всем направлениям и сквозь года, не существует».

источник
https://family3.ru/articles/shkoly_ne_dlya_vseh

Источник: pikabu.ru

Тихо сам с собою…

Давайте попробуем воспроизвести в голове образ западной школы. По мотивам многочисленных фильмов в первую очередь на ум приходят следующие вещи: наличие у каждого ученика отдельного шкафчика для вещей, закрытого ящика для хранения спортивной формы и личной одноместной парты в учебном классе. В последние годы и в нашей стране в вопросах мебельного оснащения школ переходят от коллективизма к индивидуализму, предпочитая одноместные парты двухместным. И в этом есть определённые преимущества!


Первое и главное — во время занятий ребёнок не отвлекается на своего соседа-одноклассника, он предоставлен исключительно своим задачам и заботам. Таким образом, ученик больше сосредотачивает своё внимание на занятиях, и продуктивность обучения возрастает.

Современные одноместные парты имеют возможность регулировки под рост каждого школьника. Это позволяет учебному месту расти вместе с учеником и подгонять высоту стола под каждого ребёнка в отдельности, предупреждая сколиозы и нарушения функции опорно-двигательного аппарата. Также у современных одноместных парт есть возможность самостоятельного выбора удобного угла наклона.

Отдельная парта — это личное рабочее место ученика, которое ему не придется ни с кем делить. Парта закрепляется за конкретным человеком, и за её сохранность и чистоту каждому приходится отвечать самостоятельно. У ребят повышается ответственность за сохранность школьного имущества. А в некоторых школах пошли еще дальше — за счёт регулировки высоты парты предоставляется возможность использования рабочего места одному хозяину на протяжении всех 12 лет обучения!

Куда исчез сосед по парте, или Чем хороши и плохи одноместные парты?
Фото: Depositphotos

У школьника, сидящего за отдельной партой, возможность списать или получить подсказку сводится к минимуму. Поэтому ученику в процессе учебной работы приходится рассчитывать только на свои силы. Этот момент может воспитать в ребятах более серьёзное отношение к учёбе.

Одноместные парты более мобильные и лёгкие, их проще расставлять в кабинете для проведения викторин или круглых столов.

Особенно знакома школьная проблема «соседа по парте» детям-левшам, которые испытывают определённые неудобства, разделяя соседство с ребёнком-правшой. Ребята, как правило, мешают друг другу. Парта на одно посадочное место — хороший выход из ситуации.

Источник: ShkolaZhizni.ru

ТРЕБОВАНИЯ

Согласно санитарно-эпидемиологическим требованиям педагогические работники I–IV классов должны проводить рассаживание учащихся за ученической мебелью с учетом роста и рекомендаций врача. Делать это нужно дважды в течение учебного года – в сентябре и январе.

Есть ряд нюансов. К примеру, учащихся, пишущих левой рукой, рассаживают по одному либо слева от пишущих правой рукой. Учащихся, сидящих в первом и третьем рядах, необходимо не менее двух раз за учебный год менять местами, не нарушая соответствия мебели росту.

При организации в одном учебном помещении занятий в первую и вторую смены близких по возрасту учащихся допускается рассаживать за мебелью на один размер больше, чем полагается по росту.

ЦЕЛАЯ НАУКА


В интервью «АиФ» учитель начальных классов одной из минских гимназий Александра КИМСТАЧ рассказала, что при рассадке учеников в классе в первую очередь педагоги обращают внимание на медицинские справки детей и их рост. Конечно, посадить всех желающих за первую парту среднего ряда невозможно, но в справке от врача обычно указывается, что школьника стоит посадить не далее 2-3-й парты. Появляется возможность для маневра.

Важный критерий – рост ребенка. Если, например, ученик высокий, но у него плохое зрение, то обычно сажают его за 2-3-ю парту крайнего ряда у окна (там больше света), чтобы меньший по росту одноклассник, сидящий за ним, не испытывал дискомфорта. В данном случае обзор доски будет открыт обоим. Если у ребенка сколиоз, но он высокий и с хорошим зрением, то его можно посадить в среднем ряду, за 4-5-й партой.

Кроме того, обращают внимание на психологические особенности детей. Естественно, важно наблюдать за взаимоотношениями, которые складываются в классе, и не сажать вместе двух ребят, которые не могут найти общий язык. Это особенно важно в начальной школе, так как ребенок должен учиться с удовольствием, а не постоянно думать о том, что придется делить рабочее место с неприятным ему человеком.

ВСЕ ИНДИВИДУАЛЬНО


Нужно учитывать и непосредственно ученические способности детей. Если есть возможность, то сильного ученика подсаживают к тому, кто не совсем успевает по предметам, чтобы подтянуть слабого. По опыту специалист говорит, что этот вариант часто оправдывает себя, особенно во время видов работ, где нужно разбиться по парам и выполнять задание вдвоем. В то же время вряд ли стоит сажать вместе слишком эмоциональных ребят, так как они могут помешать учиться остальным.

Бывает так, что родители учеников остаются не совсем довольными соседями по парте их детей. «Ко мне иногда подходят с просьбой посадить ребенка с конкретным одноклассником или высказывают какие-либо другие пожелания. К примеру, был случай, когда родители девочки попросили не сажать их дочь за одну парту с мальчиком, объясняя это вопросом религиозных традиций в семье. Если есть возможность, то могу пойти навстречу», – рассказывает Александра Кимстач.

Однако в первую очередь учитываются медицинские показатели и рост детей. Этот момент строго контролируется проверяющими. А уж затем по возможности можно учесть пожелания учеников и их родителей.

Источник: news.myseldon.com


Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.