Раскаяние это чувство


Казалось бы, ответ на вопрос «Раскаяние — это что такое?» прост, но немногие могут отличить раскаяние от покаяния, так как считают, что эти слова означают одно и то же, однако различия все же имеются. Итак, если говорить о покаянии, то это чувство вины, некое духовное переживание и несколько больше чем раскаяние, которое ощущаешь лишь тогда, когда очень сильно сожалеешь о совершенном поступке.

Кающийся человек признается перед Господом, что идет по ложному пути и жаждет найти истинный путь. Он видит свои грехи и осуждает себя не только за свои нелицеприятные действия, но и за свое падение в это греховное состояние.

Раскаяние – это сожаление о сделанном

Итак, когда человек покается в чем-то, он должен отречься от совершенного им греха, вернуться на путь благодетели и затем больше не делать того, о чем приходится потом так сильно сожалеть. Тогда, что такое раскаяние в полном понимании этого слова?

Надо отметить, что существует еще некоторые различия между покаянием и раскаянием. В покаянии нужно попросить прощения, что непременно должно привести к перемене жизни в лучшую сторону (плоду покаяния), а раскаяние — это простое сожаление, не более того.


Возьмем из библейского сюжета пример для более точного разъяснения. Иуда ведь после предательства ним своего учителя Иисуса Христа за 30 серебряников сильно раскаялся, его слова были такие: «Согрешил я, предав кровь невинную». Однако он повесился, так как не смог покаяться. А вот апостол Петр, отрекшись трижды от Христа, однако, принес Господу плоды своего покаяния — всю жизнь, сожалея о случившемся, он умывался слезами.

Что такое раскаяние, исповедь

С покаянием и раскаянием в общих чертах мы уже разобрались, однако теперь во всю эту картину надо вписать сожаление, без этого чувства не прийти ни к тому, ни к другому.

Наверняка, именно с сожаления и начинается глубокое раскаяние, а за ним и искреннее покаяние. Ведь сожаление – это чувство печали, тревоги и огорчения по поводу невозможности чего-либо вернуть. Сожаление может означать жалость и сострадание к кому-либо.

Затрагивая вопрос о том, что такое раскаяние, сожаление и покаяние, с одной стороны к их определениям можно применить одни и те же трактовки, однако можно сказать и то, что это звенья одной цепи.

Сначала человек совершает какой-нибудь неблагонравный поступок, за который со временем ему становится стыдно — так начинает работать его совесть, которая будет похуже любого судьи, а затем повинного накрывает чувство сожаления. За всем этим наступает раскаяние, когда человек полностью понимает и принимает свою ошибку, а когда хочет исправиться и найти выход из сложившейся ситуации, приходит к покаянию на исповеди.

Покаяние


В человеческой жизни рано или поздно появляется необходимость покаяния, чтобы с этим получить моральное и нравственное очищение. Покаяние ведет к глубокому осознанию своего греха, сожалению и скорби, решительному желанию не повторять его в дальнейшем и исправиться делом и мыслью.

Покаяние – слово греческое, буквально означающее перемену мыслей или перемену ума. Каясь, человек не только осознает свою греховность, но и твердо готов бороться со своими дурными склонностями и страстями. Вот такое состояние души соединяется с просьбой или молитвою о помощи к Богу. И только при искреннем и сердечном покаянии открытая душа получает то благодатное врачевство, которое не допускает, чтобы душа вновь погрузилась в грех.

Православное Таинство

В православии есть Таинство, которое так и называется — Покаяние, при котором исповедующий свои грехи при видимом получении прощения от батюшки разрешается от грехов самим Господом.

Покаяние, как правило, предшествует Таинству Причащения, так как подготавливает душу ко вкушению Тела и Крови Господа Иисуса Христа. Необходимость Таинства Покаяния заключается в том, что человек после Таинства Крещения становится христианином. Омывший таким образом свои грехи, он по немощи своего природного человеческого естества продолжает грешить. Вот эти грехи и отделяют человека от Господа, ставя между ними преграду. Своими силами человек никогда не сможет превозмочь этот болезненный разрыв, если бы не было покаяния, которое помогает сохранить обретенное в Крещении единение с Богом.


Покаяние – это, прежде всего, духовный труд, в результате которого совершенный человеком грех становится ненавистным ему.

Заключение

В Евангелии от Луки сказано: «Если не покаетесь, все так же погибнете». На Небесах больше радости будет об одном кающемся грешнике, чем о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии.

Человек всю свою земную жизнь проводит в непрерывной борьбе с грехом, у него бывают тяжелые поражения и падения. Но, несмотря на это, настоящий христианин не должен поддаваться унынию, в любом случае ему надо подниматься и продолжать свой путь, так как Божье милосердие бесконечно. Надо взять свой крест и идти за Христом.

Плод покаяния – получение примирения с Богом, со своей совестью и людьми, и обретение духовной радости освобождения от наказаний за исповеданные грехи в вечной жизни. Это и послужит ответом на вопрос: «Раскаяние — это что?».

Источник: FB.ru


Раскаяние — это осознание своих поступков как неправильных и неприемлемых. У каждого человека в душе есть некая граница, которую он старается не переходить, чтобы не оказаться «вне закона» в собственных глазах. Для одного ударить человека вполне нормально, для другого даже поднять голос на другого – повод для угрызений совести впоследствии. Внутренняя мораль – понятие очень индивидуальное. Границы допустимости, впрочем, тоже могут меняться. Когда человек убеждается, что сами его внутренние нормы неправильны, это может заставить изменить всю систему ценностей. В такие условия человека обычно ставят повороты судьбы, например, когда он оказывается в той же ситуации, что обиженный им некогда человек. И это заставляет его серьезно задуматься о своих внутренних границах. Самые чуткие люди — много страдавшие сами, если находят в себе силы не зациклиться только на себе. У таких людей внутреннее нравственное чувство очень сильно и к нормам общественной морали у них добавляются собственные, которые ими глубоко выстраданы. Например, если кто-то в семье не выполнил свои обязанности, такой человек никогда не спросит: «Почему ты не выполнил?». Ведь этот вопрос, по сути, не запрос на получение информации, а скрытое давление на человека. Люди с обостренным моральным чувством никогда его не зададут. Скорее, просто сдержанно напомнят о необходимости выполнить то или иное действие. Иногда причиной для сдвига моральных границ становятся ситуации гражданской ответственности за поступки.


ще, увы, уголовной. И тогда человек вдруг понимает, насколько он ушел, удалился от людей из-за того или иного поступка. Человек ставит себя вне правил других людей, отдаляет их тем самым от себя. Это может сопровождаться чувством некой избранности, как в «Преступлении и наказании», но со временем это положение становится крайне неприятным и человек стремится примириться, воссоединиться с другими через раскаяние, пусть даже ценой несения наказания. Что и произошло у героя Достоевского. В такой инстанции как суд, искреннее раскаяние тоже ценится очень высоко и принимается во внимание при вынесении приговора именно потому, что означает перемену в человеке. То есть человеку жить, как раньше, уже представляется недопустимым. Лучше учиться на ошибках других и как можно чаще соизмерять свое внутреннее моральное чувство с общественными нормами, чтобы общество было для вас комфортным.

Источник: touch.otvet.mail.ru

глубокое переживание, вызывающее у человека не только сожаление по поводу содеянного, но и стремление не допускать подобное в дальнейшей жизни.

   С психоаналитической точки зрения раскаяние сопряжено с противонравственными деяниями. Оно предполагает наличие чувств вины и совести. Поэтому понимание раскаяния невозможно без обращения к эмоциональным переживаниям человека, связанным с бессознательным чувством вины.

   Представления о раскаянии содержались в работе З.
ейда «Тотем и табу» (1913). Основываясь на исследованиях Ч. Дарвина, Р. Смита, Эткинсона, он выдвинул гипотезу, согласно которой на заре становления человечества в первобытной орде правил жестокий, ревнивый отец, приберегающий для себя самок, не допускающих до них своих подрастающих сыновей и изгоняющий их из орды. Однажды изгнанные братья объединились между собой, убили и съели отца, что естественно для каннибалов-дикарей. Устранив отца и утолив свою ненависть братья попали под власть усилившихся нежных душевных движений. «Это приняло форму раскаяния, возникло сознание вины, совпадающее здесь с испытанным всеми раскаянием». Под воздействием данного чувства братья осудили свой поступок, объявили недопустимым убийство заместителя отца тотема и отказались от освободившихся женщин. Так, по мнению З. Фрейда, из сознания вины сына были созданы два основных табу, запрещавшие в примитивном обществе отцеубийство и инцест, что послужило началом развития религии, нравственности, культуры.

   В работе «Недовольство культурой» (1930) основатель психоанализа внес уточнение в понимание соотношений между раскаянием и виной. Он исходил из того, что раскаянием можно назвать то чувство вины, которое возникает после свершения чего-либо преступного. Оно относится только к деянию и предполагает наличие совести до деяния, то есть готовности почувствовать себя виновным. Возвращаясь к убийству праотца, З. Фрейд подчеркнул, что «раскаяние было результатом изначальной амбивалентности чувств по отношению к отцу: сыновья его ненавидели, но они его и любили».
сле удовлетворения ненависти в агрессии «любовь проявилась как раскаяние за содеянное, произошла идентификация «Сверх-Я с отцом». В наказание за отцеубийство власть отца получило Сверх-Я, налагающее запреты на повторение деяния. Поскольку склонность к агрессии против отца повторялась в последующих поколениях, то сохранившееся чувство вины усиливалось каждый раз при подавлении агрессии и перенесения ее в Сверх-Я. Из этого следует, что чувство вины обнаруживается независимо от того, произошло ли отцеубийство на самом деле или от него воздержались, в то время как раскаяние возникает после свершенного деяния.

Проблема раскаяния привлекла к себе внимание и других психоаналитиков. Так, Э. Фромм (1900–1980) считал, что подлинное раскаяние – это единственная форма человеческого опыта, которая может воспрепятствовать повторению однажды совершенного человеком преступления. «Раскаяние – это сильное аффективное чувство: раскаявшийся испытывает омерзение к себе самому и своим поступкам». Если нет раскаяния, то возникает впечатление, что преступления вовсе не было.

   По мнению Э. Фромма, каждому следует задуматься о преступлениях, совершенных нами и нашими предками. Все нуждаются в том, чтобы покаяться открыто. Однако индивидуального раскаяния недостаточно, поскольку оно не затрагивает преступлений, совершенных группой, нацией и особенно государством, которое не подчиняется требованиям совести. Как полагал Э. Фромм, «до тех пор, пока мы не отважимся на «признание своей национальной вины», люди останутся в шорах стереотипного мышления: когда резко осуждаются преступления врагов при полной слепоте в оценке преступлений своего народа».   


Источник: vocabulary.ru

     Раскаяние как качество личности –  способность осознать свою вину, испытывать глубокое чувство сожаления по поводу своего дурного, ошибочного поступка и навсегда наложить табу на весь спектр однотипных поступков.  

     Однажды ангел ослушался Бога, за что и предстал перед троном Судьи. Молил он, чтобы ему было разрешено искупить вину, и Бог сказал: — Я тебя не накажу, но за своё непослушание ты должен спуститься на землю и принести мне оттуда самую большую ценность. Полетел ангел на землю, кружил над горами и долинами, над морями и реками — всё искал самую большую в мире ценность. Наконец, через несколько лет пролетая над полем битвы, он увидел, как умирает солдат, раненный в сражениях за отчизну. — Воды, воды! — молил воин пересохшими губами. Услышав его стоны, другой умирающий солдат подполз к нему, открыл флягу и стал поить товарища, на лице которого появилась улыбка. Когда фляга опустела, ангел подхватил её и принёс к трону Всевышнего. — Всемогущий Бог, — сказал он, — это, наверняка, самая большая ценность в мире.
8212; Конечно, — согласился Бог, — ценность немалая, но не самая большая в мире. Вернулся ангел на землю и после долгих поисков добрался до лазарета, где умирала сестра милосердия. Она выхаживала больных, когда поразил её неизлечимый недуг, и теперь ей оставалось жить считанные часы. Когда она испустила последний вздох, ангел подхватил его, принёс к судейскому трону и сказал: — Всемогущий Бог, уж это, наверняка, самая большая в мире ценность. Улыбнулся Бог ангелу и сказал: — Самопожертвование — огромная ценность, но лети снова и принеси Мне самую что ни на есть большую ценность в мире. Вернулся ангел на землю и на сей раз искал долго-долго, пока не заметил всадника, пробиравшегося сквозь лесную чащу. Тот был вооружён с ног до головы, а по его свирепому виду было ясно, что он — злодей. Пробирался же всадник к хижине своего врага, чтобы его убить. Хозяева хижины ни о чём не догадывались, в их доме горел свет. Злоумышленник подкрался к окну, заглянул внутрь, и глазам его предстала такая картина: укладывая в постель маленького сына, мать учила его молиться и благодарить Бога за все благодеяния, которые Тот посылает людям. Эта сцена напомнила злодею его собственную мать, которая вот так же и его укладывала в детстве и так же учила молиться. Сердце злодея смягчилось, по щекам покатились слёзы, и он пожалел о своих злых намерениях. Подхватил ангел одну слезу и принёс Богу. — Милостивый Бог, раскаяние — это уж, безусловно, самая большая в мире ценность. Бог ласково улыбнулся ангелу и сказал: — Теперь ты прав — в Моих глазах это наивысшая ценность.


   Раскаяние – это не освобождение от греха, это поворот на дорогу освобождения от него. Существует заблуждение, что раскаяние автоматически освобождает от грехов. То есть сделал гадость, раскаялся и с новыми силами приступил к созданию новых гадостей.  Подчинился приятному голосу чувств, порывам эмоций, натворил непотребных дел, раскаялся и опять отдался порыву чувств. На самом деле раскаяние означает попытку встать на дорогу очищения от скверны грехов. Не более того.

     Раскаяние – это не очищение слона. Когда слон искупается, на его коже налипают множество мошек и ему становится  ужасно не уютно.  Поэтому после купания слон ложится в пыль и начинает в ней кататься. «Хорошее» купание, если опять по уши в грязи! Купание слона – отличная метафора  для ложного раскаяния. Человек совершает дурной поступок, раскаивается и потом опять совершает дурной поступок. Алгоритм раскаяния по типу «купание слона» однозначно не работает.

     Законы Мироздания совершенны. Они не приемлют ложных раскаяний. Франсуа де Ларошфуко пишет об одной из таких форм ложного раскаяния: «Наше раскаяние — это обычно не столько сожаление о зле, которое совершили мы, сколько боязнь зла, которое могут причинить нам в ответ». Мартин Макдонах пишет еще более радикально: «А самое интересное вот в чем. Можно отправить на тот свет кучу народа, но если покаешься как следует, можешь в рай попасть».

      Полное раскаяние – это способность до конца осознать весь ужас своего нынешнего состояния. Чингиз Айтматов в замечательном романе «Плаха» пишет: «Раскаяние — одно из великих достижений в истории человеческого духа — в наши дни дискредитировано. Оно, можно сказать, полностью ушло из нравственного мира современного человека. Но как же может человек быть человеком без раскаяния, без того потрясения и прозрения, которые достигаются через осознание вины — в действиях ли, в помыслах ли, через порывы самобичевания или самоосуждение?»

      Перемены сознания к лучшему полностью соответствуют глубине раскаяния. Например, жена неоднократно изменяла мужу. И вот в жизни произошли такие события, что ей стало невмоготу чувствовать себя изменщицей, лгать и притворяться перед близким человеком. Но как любой грех, свершенный однажды, он требует повторения. Когда переходила Рубикон супружеской верности, дьявол шептал: «Это только один раз и всё». Потом он уже с усмешкой произносил: «Ну, подумаешь, какое дело! Ничего страшного с тобой не случится. От тебя не убудет».  Словом, грех рождает привычку. У женщины уже возникла привычка изменять. Она считала себя искренней, когда раскаивалась, но с ужасом обнаруживает, что раскаяние было, а привычка требует своё. Грех остался. Раскаяние не освободило ее от греха. Что нужно ей делать? Осознать, что она в начале пути освобождения от греха, что нужно быть максимально осторожной в сфере сладострастия, что нужно просто не замечать других мужчин. Нужно продолжать раскаиваться и настораживаться все больше и больше до тех пор, пока полностью не осознаешь опасность греха.  Ещё Шарль Бодлер писал:

Упорен в нас порок, раскаянье — притворно;
За все сторицею себе воздать спеша,
Опять путем греха, смеясь, скользит душа,
Слезами трусости омыв свой путь позорный.

     Когда человек приходит раскаиваться в церковь, он, в какой-то степени, побеждает свой эгоизм и тем самым усиливает силу раскаяния. Обещания самому себе не имеют особой силы, а когда ты рассказал священнику, то есть авторитетному лицу, это уже имеет силу, ибо в случае нарушения своих обещаний теряется уважение этого человека. Доктор О.Г. Торсунов, рассматривая вопрос раскаяния и прощения, говорит: «Если вы у святого просите прощения, он всегда простит обязательно, в этом привилегия святого человека, всегда прощает, в любом случае. Нет никаких шансов не простить, не получить прощения, сто процентов. А что значит тогда прощение вообще? Это означает, признание своей вины. Но здесь проблема заключается в том, что существуют два типа раскаяния. Раскаяние в уме, и раскаяние словом. Если человек раскаивается в уме, перед святым, это не работает, или работает очень слабо. Он должен раскаяться словом, рядом, потому что он должен… это закон. Я не знаю, как это, я не могу это объяснить, он должен подойти к нему и попросить прощения. Но, когда мы оскорбляем простых людей, часто работает раскаяние в уме, очень часто. Не обязательно подходить, просить прощения, особенно, если человек не способен принять прощение. Он будет ругаться, злиться, топать ногами, понимаете? Если человек сам имеет форму ложного эго, то можно в уме просить прощения и реакции будут уничтожены. Но всегда человек за оскорбление другого человека, даже ненароком, или даже в защиту истину, если он кого-то оскорбляет, он должен просить прощения, в любом случае. Иначе он будет страдать за это».

       Раскаяние – это унисон со своей совестью. Это состояние правдивости. Тело человека, если говорить метафорично, должно быть заполнено слезами раскаяния. Первая стадия раскаяния – это ощущение вины, ощущение тяжести от дурного поступка. Человек начинает с энтузиазмом раскаиваться. Допустим, пройдет полгода, и наступает момент, когда  искреннее раскаяние приносит легкость и облегчение.

       Раскаяние – это бдительность в действии. Люди раскаиваются, чтобы вернуться к нормальной активной жизни, уйти от чувства вины и найти согласие с совестью.  Подлинное раскаяние – это когда я продолжаю жить в соответствии со своими нравственными критериями, со своей совестью. То есть человек становится бдительным. Он уже не поддастся на чьи-то уговоры. Например, дружки предложили ему пойти на верное «дело», говорят, что он будет в большом наваре, что всё «раздеребеним по чесноку». Но если человек искренне раскаялся, он проявит бдительность в действии – не попадется на приманку преступников.

    Раскаяние – это обед никогда так больше не поступать.  Раскаяние – это уход от дурных поступков по всему однотипному спектру жизнедеятельности. Например, человек раскаялся в пьянстве. Но перешел на таблетки, наркотики или стал токсикоманом. Это не раскаяние. Раскаяние предполагает комплексный уход от всех видов дурного поведения в данной сфере жизни. Раскаяние в пьянстве одновременно подразумевает отказ от всех одурманивающих разум веществ. То есть раскаяние – это табу на весь спектр однотипной порочной деятельности. Частичное раскаяние не переводит личность к другому уровню сознания. Наоборот, оно может способствовать усилению его дурных наклонностей. Например, раскаялся в курении, но стал алкоголиком.

   Жил как-то волк; он растерзал множество овец и поверг в смятение и слёзы многих людей. Наконец, не знаю почему,  почувствовал он вдруг угрызения совести и стал раскаиваться в своей жизни; решил измениться и более не убивать овец. Чтобы всё было по-настоящему, он отправился к священнику и попросил его отслужить благодарственный молебен. Священник начал службу, а волк стоял и плакал в церкви. Служба была длинная. Волку случилось зарезать немало овец и у священника; поэтому священник со всей серьёзностью молился о том, чтобы волк изменился. Но вдруг, волк выглянул в окошко и увидел, что овец гонят домой. Он начал переминаться с ноги на ногу; а священник всё молится, и молитве не видно конца. Наконец волк не выдержал и зарычал: — Кончай, поп! А то всех овец домой загонят и оставят меня без ужина!

Петр Ковалев 2013 год
Другие статьи автора: https://www.podskazki.info/karta-statej/

 

Источник: podskazki.info

РАСКАЯНИЕ
– глубокое переживание, вызывающее у человека не только сожаление по поводу содеянного, но и стремление не допускать подобное в дальнейшей жизни.

   С психоаналитической точки зрения раскаяние сопряжено с противонравственными деяниями. Оно предполагает наличие чувств вины и совести. Поэтому понимание раскаяния невозможно без обращения к эмоциональным переживаниям человека, связанным с бессознательным чувством вины.

   Представления о раскаянии содержались в работе З. Фрейда «Тотем и табу» (1913). Основываясь на исследованиях Ч. Дарвина, Р. Смита, Эткинсона, он выдвинул гипотезу, согласно которой на заре становления человечества в первобытной орде правил жестокий, ревнивый отец, приберегающий для себя самок, не допускающих до них своих подрастающих сыновей и изгоняющий их из орды. Однажды изгнанные братья объединились между собой, убили и съели отца, что естественно для каннибалов-дикарей. Устранив отца и утолив свою ненависть братья попали под власть усилившихся нежных душевных движений. «Это приняло форму раскаяния, возникло сознание вины, совпадающее здесь с испытанным всеми раскаянием». Под воздействием данного чувства братья осудили свой поступок, объявили недопустимым убийство заместителя отца тотема и отказались от освободившихся женщин. Так, по мнению З. Фрейда, из сознания вины сына были созданы два основных табу, запрещавшие в примитивном обществе отцеубийство и инцест, что послужило началом развития религии, нравственности, культуры.

   В работе «Недовольство культурой» (1930) основатель психоанализа внес уточнение в понимание соотношений между раскаянием и виной. Он исходил из того, что раскаянием можно назвать то чувство вины, которое возникает после свершения чего-либо преступного. Оно относится только к деянию и предполагает наличие совести до деяния, то есть готовности почувствовать себя виновным. Возвращаясь к убийству праотца, З. Фрейд подчеркнул, что «раскаяние было результатом изначальной амбивалентности чувств по отношению к отцу: сыновья его ненавидели, но они его и любили». После удовлетворения ненависти в агрессии «любовь проявилась как раскаяние за содеянное, произошла идентификация «Сверх-Я с отцом». В наказание за отцеубийство власть отца получило Сверх-Я, налагающее запреты на повторение деяния. Поскольку склонность к агрессии против отца повторялась в последующих поколениях, то сохранившееся чувство вины усиливалось каждый раз при подавлении агрессии и перенесения ее в Сверх-Я. Из этого следует, что чувство вины обнаруживается независимо от того, произошло ли отцеубийство на самом деле или от него воздержались, в то время как раскаяние возникает после свершенного деяния.

Проблема раскаяния привлекла к себе внимание и других психоаналитиков. Так, Э. Фромм (1900–1980) считал, что подлинное раскаяние – это единственная форма человеческого опыта, которая может воспрепятствовать повторению однажды совершенного человеком преступления. «Раскаяние – это сильное аффективное чувство: раскаявшийся испытывает омерзение к себе самому и своим поступкам». Если нет раскаяния, то возникает впечатление, что преступления вовсе не было.

   По мнению Э. Фромма, каждому следует задуматься о преступлениях, совершенных нами и нашими предками. Все нуждаются в том, чтобы покаяться открыто. Однако индивидуального раскаяния недостаточно, поскольку оно не затрагивает преступлений, совершенных группой, нацией и особенно государством, которое не подчиняется требованиям совести. Как полагал Э. Фромм, «до тех пор, пока мы не отважимся на «признание своей национальной вины», люди останутся в шорах стереотипного мышления: когда резко осуждаются преступления врагов при полной слепоте в оценке преступлений своего народа».

  
* * *
(общеславянск. «каяться»; санскрит. kayate – мстить, наказывать, порицать) – 1. осуждение в себе самом Каина – библейского персонажа, убийцы своего брата, Авеля; 2. осознанный, искренний и публичный манифест собственной вины в чём-либо. Термин имеет коннотацию: «Люди, я весь в вашей власти, поступайте со мною так, как вам велит ваша совесть». Индивид тем самым избегает самосуда, включая самоубийство, он стремится к высшей справедливости, как бы говоря своим поведением, что самонаказание в принципе не может быть адекватным, — «никто не судья в своём собственном деле». Когда настойчиво и тем более назойливо от человека или общества в целом требуют публичного покаяния за реальную или воображаемую вину кого-то другого либо за преступления некоей социальной системы, это является обычно формой психологического насилия, унижения, проявлением стремления вызвать в ком-либо чувство ущербности, неполноценности, то есть признаком психологической агрессии. Синонимы: Покаяние, Раскаивание.

* * *
(от каяти «ругать, казнить») – психическое состояние индивида, сожалеющего о своем дурном поступке, неподобающих делах. Типичная реакция – одобрение, удовлетворение, менее типичная – недоверие, неверие в искренность раскаявшегося, мнение о том, что это не восполняет причиненного вреда, не искупает вины. Ср. ситуацию в повести А. Пушкина «Дубровский», когда Троекуров приезжает в Кистеневку к обиженному им Дубровскому; в романе Ф. Достоевского «Братья Карамазовы», когда подросток, бросивший собаке еду с запрятанной в ней иголкой, которую она проглотила, тяжело переживает это.

Без раскаяния нет прощения (Словарь Даля).

Наше раскаяние не столько сожаление о зле, которое мы сделали, сколько страх того, что с нами может произойти из-за этого (Ларошфуко).

Ср. сожаление, прощение.

Энциклопедический словарь по психологии и педагогике. 2013.

Источник: psychology_pedagogy.academic.ru


Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.