Примеры этнонациональных конфликтов


План

Введение

1. Этнонациональный конфликт. Его характерные черты и особенности

2.1. Этнонациональный конфликт. Типология этнонациональных конфликтов

2.2. Причины этнонациональных конфликтов

2.3. Этапы и стадии развития этнонациональных конфликтов

2. Предотвращение возникновения этнонациональных конфликтов: правовые мероприятия. Пути преодоления этнонациональных конфликтов.

Вывод

Список литературы

1. Введение

Национально-этнические конфликты имеют свою давнюю историю. Им предшествовали межплеменные и межобщинные, а больше всего конфессиональные (конфессия – вероисповедание) конфликты, уносившие тысячи и тысячи человеческих жизней. Известные в Европе крестовые походы (христиан против мусульман), кровопролитные побоища католиков и протестантов между собою, турок-мусульман и балканских народов, христиан, боровшихся против господства турецких халифов. Полна жестокими конфликтами история азиатских стран, где эти конфликты чаще всего имели религиозный характер.


Национально-этнические конфликты современного типа (в виде национальных движений) стали возникать в XIX и в начале XX веков. В Европе они были связаны с формированием независимых государств и завершением становления современных наций (например: германской, балканских), в Азии — главным образом, с борьбой народов за освобождение от колониаль­ной зависимости (Индия, Иран, Афганистан и др.), в Америке — также с борьбой за независимость от Испании и Великобритании. Некоторые конфлик­ты, вспыхнувшие в конце XIX в., перманентно возобновляются и поныне. Например, курдское национальное движение. Уже на конференции в Версале по итогам 1-й мировой войны представители курдов требовали национальной независимости, но ее нет и сегодня. Взаимная вражда балканских народов не раз была источником бурь в Европе. С созданием в начале XX в. англичанами в Палестине «еврейского национального очага» возник конфликт между арабами и евреями, продолжающийся по сей день. Поначалу он был этническим, так как ни та, ни другая народность не являлись нациями.

Конфликты, связанные с противоречием между этнонациональными интересами, играют «исключительно важную» роль в наше время, хотя они непосредственно возникали по спорным вопросам территориально-государственного устройства. Ведь в каждом случае конфликта борьба разгоралась за государственное самоопределение определенной, оказавшейся бесправной этнонациональной группы.
пример, в Южной Африке таким было чернокожее население; на Ближнем Востоке — арабы-палестинцы, в Турции и Ираке — курды и т.д. В Европе конфликтами, связанными с этнонациональными различиями стали: югославский, грузино-абхазский, англо-ирландский; в Азии — между этническими группами Афганистана, Рес­публики Бангладеш, Индии, Индонезии, Камбоджи, Мьянма, Филиппины, Шри-Ланки, Таджикистана; в Африке — между этносами Алжира, Анголы, Либерии, Руанды, Сомали, ЮАР, Судана, Эфиопии; в Центральной и Южной Америке — между различными этническими общностями Колумбии, Гватемалы, Перу.

Поэтому изучение причин и особенностей этнонациональных конфликтов, и пути их преодоления и предотвращения их возникновения весьма актуальная проблема современности.

2. Этнонациональный конфликт. Его характерные черты и особенности

2.1. Этнонациональный конфликт. Природа и типология этнонациональных конфликтов

Прежде чем начать рассматривать этнонацинальные конфликты, следует дать определение конфликта и этничности. Под термином «этничность » в настоящее время понимают «совокупность общих ценностей, верований, норм, вкусов, самоотдачи, понимание общности в группе, общей групповой памяти и лояльности, определенных структурных взаимодействий и взаимоотношений в группе[1] ».Э тнос — понятие, ха­рактеризующее общность людей по признакам прирожденным, данным от природы или, по крайней мере, сформировавшимся в результате длительного проживания на одной и той же территории, в одних и тех же природных условиях (например, на Кавказе).


нятие же нации обозначает социально-историческую общность людей, сложившуюся на базе некоторых общих ценностей и норм, обусловленных не общим происхождением, кровным родством или одним только совместным проживанием на данной территории (хотя эти признаки во многих случаях имеют место), а культурой, т.е. системой социально-исторической. Нация — это государственно-политическая, социально-экономическая и социокультурная общность людей.

Конфликт (от лат. conflictus — столкновение или борьба, враждебное отношение) – это ситуация, в которой каждая из сторон стремится занять позицию несовместимую и противоположную по отношению к интересам другой стороны, при чем интересы могут быть не только материальными (территориальными, экономическими), но и иметь социальный и психологический характер.

Этнонациональные конфликты – это конфликты между национально-этническими общностями или их частями. По своим типологическим характеристикам этнонациональный конфликт является, прежде всего, социальным, поскольку его субъектами выступают крупные социальные группы, интересы которых становятся противоречивыми вследствие имеющегося неравенства социальных статусов этих групп в данной общественной системе, в конкретной стране. Одновременно это и конфликт, имеющий политический аспект, так как ни одна цивилизованная нация не сформировалась вне присущей ей политической организации, политического государства.
жно согласиться с точкой зрения В. А. Тишкова, что этнических конфликтов в «чистом» виде фактически не существует[2] . Как правило, этнонациональный конфликт в современных условиях неизбежно обретает этнополитический статус. Действующие силы в этнических конфликтах представлены этнонациональными движениями и партиями с националистической идеологией. Нынешние этнонациональные конфликты, будь то в Югославии или в России, в Ирландии или в Турции, в Грузии или в Украине, возникают и существуют на почве стремления национальных групп (меньшинства) к политической независимости от наций-носителей существующих в соответствующих странах государственных систем. В настоящее время в мире нет исключительно национальных конфликтов, а есть национально-политические конфликты. Как следствие из выше сказанного, этнонациональный конфликт — одна из разновидностей социальных конфликтов наряду с такими их формами, как классовый конфликт, религиозный, расовый, межгосударственный и др., в то же время всякий социальный конфликт является конфликтом политическим.

Этнические аспекты конфликтов проявляются в том, что в качестве противостоящей стороны воспринимается другой народ или этническая группа. Этничность сама по себе основана на противопоставлении «Мы» — «Они», осознаваемом в плане культурных (в широком смысле этого понятия) различий. Это противопоставление в полной мере сохраняется и даже существенно усиливается в ситуации этнического конфликта, когда именно противостоящая сторона получает признание в качестве носителя другой этнической культуры и системы ценностей — враждебной и стремящейся к доминированию или насильственной ассимиляции или, как минимум, игнорирующей законные и справедливые национальные интересы.


енно политические противники, т. е. «Они», наделяются однозначными этническими характеристиками, и потому борьба с ними воспринимается как борьба с конкретными носителями чуждой культуры и чужих национальных интересов[3] . Так, например, этнический конфликт в Приднестровье начала 1990‑х гг. осознавался как борьба против «румынизации», и это объединило русских, украинцев и молдаван Приднестровья, которых поддержали и гагаузы. Аналогичным образом конфликт в Абхазии в 1991 г. разгорался под знаменем противодействия абхазов, армян, русских и поддерживавших их народов Северного Кавказа, родственных абхазам в культурно­языковом отношении, попыткам «грузинофикации» этой автономной республики. Рецидивы этих конфликтов имели место в 2004 — 2007 гг. на той же самой основе.

Природа этнонациональных конфликтов вытекает из характера этносов и наций как государственно-политических, социально-экономических и социокультурных общностей людей, комплексных, многосторонних взаимоотношений между ними. В конечном счете, конфликты вырастают на почве противоречий между интересами этнонациональных общностей. Интересы же формируются: в случае этноса — как интересы замкнутой групповой организации людей и группового мышления, где индивид не отделяет себя от группы, и для него любая иная группа выступает в качестве враждебной, «чужой» по отношению к своей; для нации — как интересы более широкой, не замкнутой, но все же обособленной, самостоятельно существующей, государственно оформленной или оформляемой общности, приобретшей (или приобретающей) свою социально-экономическую и социокультурную основу.
лько единые религиозные верования либо длительное сосуществование в рамках какого-либо социального пространства могут блокировать враждебность этносов и создавать предпосылки для слияния их в национальное образование (как это происходило в Европе). Конфликтность во взаимоотношениях между нациями возникает в условиях «ущемленности» интересов одной и господства интересов другой. Любое неравенство: политическое, правовое, экономическое, культурное, наконец, конфессиональное, связанное с этим господство одних над другими, препятствует решению задачи самостоятельного развития национальных общностей и вызывает противоборства. Причем, «ущемленность» интересов может проявляться и осознаваться в различных областях жизни, вовсе не обязательно в области политики. Поле конфликта формируется в разных ракурсах. Источником его может выступать какая-либо историческая несправедливость (с позиции одного из этносов), которая должна быть устранена; захват территории — жизненного пространства этноса; разрушение его системы культурных ценностей и навязывание чуждых ценностей; деградация по вине другой экологической среды; хозяйственно-экономическая экспансия; языковое неравноправие и т.д.

Источник: mirznanii.com

Основное понятие


Примеры этнонациональных конфликтовЭксперты в области международных отношений в решении определений конфликтов между населением сошлись в общем определении.

Межнациональные конфликты — это острое противостояние, соперничество и жесткая конкуренция между людьми различных культур и национальностей.

Две стороны в таких ситуациях отстаивают определенную точку зрения, пытаясь добиться собственных прав. Проблему можно решить мирным путем, придя к согласованию обеих сторон, если они равносильны.

Примеры этнонациональных конфликтовОднако чаще всего страдает наиболее уязвимая и слабая сторона, над которой можно взять верх и доминирование в конфликте между народами, уже замешанными в военных действиях.

Часто в этот спор входит так называемая «третья сила», поддерживающая то или иное государство. Война или вооруженные столкновения становятся неизбежными, когда страна-посредник преследует свою цель. Однако военного конфликта и ущемления чьих-либо прав можно избежать, если государство согласно на дипломатические переговоры, способные разрешить спор, избежать кровопролития и прийти к миру.

Причины национальных разногласий

Военные разногласия возникают по разным причинам. Самые распространенные из них:


  1. Социальная неустроенность местного населения или других стран.
  2. Экономические ресурсы и постоянное развитие бизнеса, выходящего за пределы одной страны.
  3. Географическое несогласие об установлении четкой границы между народами.
  4. Политический формат поведения властей.
  5. Языковые и культурные особенности населения. Историческое прошлое в отношениях между странами, где изначально или впоследствии возникали разногласия.
  6. Этнодемографические (численное превосходство одного народа над другим).
  7. Война за природные ресурсы и возможность доминировать одной национальности в ущерб другой.
  8. Психологические, религиозные и межконфессиональные мотивы.

Примеры этнонациональных конфликтовОтношения между обычными людьми выстраиваются так же, как и между народами. Везде можно увидеть слабых и сильных, довольных и недовольных, бедных и богатых, правых и виновных. По этим причинам межнациональные разногласия похожи на те, что являются предпосылками противостояния между народами.

Как гласит история, каждое противостояние населений проходит по следующим фазам:

  1. Возникновение, зарождение спорной ситуации. Это не всегда заметно и осознанно, может иметь скрытый, едва заметный характер.

  2. Подготовительная, предконфликтная стадия, во время которой стороны проверяют свои возможности и силы, информационные материальные ресурсы, ищут партнеров, оценивают альтернативные пути решения проблем, «пишут» сценарий возможных и реальных действий.
  3. Инициализация, то есть поиск ситуации или события для начала противостояния между возникновениями разных интересов.
  4. Ход, развитие.
  5. Кульминационная, кризисная, пиковая фаза, где происходит неизбежный момент столкновения в развитии между государствами. Эта финишная стадия конфликта способствует дальнейшему прогрессированию возможных событий.
  6. Возможное разрешение и предотвращение последствий.
  7. Эффективное преодоление причин и снижение противостояний.
  8. Необходимые договоренности и принятие общего решения для урегулирования.
  9. Кризисная ситуация.
  10. Террор, локальные вооруженные действия.

Межэтнические конфликты: примеры

Рассмотрим различные типы межнациональных конфликтов, что выявляются через характер взаимных претензий:

  1. Госудаственный (правовой): самоопределение, стремление одного народа к свободе и автономности отдельной страны. (Примеры — Ирландия, Абхазия, Южная Осетия). Страны отказываются состоять в составе других государств, вводя понятие автономии.
  2. Этнотерриториальный: поиск и местонахождение географических границ и территориального положения (Пример — Нагорный Карабах).

  3. Этнодемографический: тяга нации к сохранению расовой и национальной идентичности. Наблюдается в многонациональных странах. В России подобный конфликт возник на Кавказе.
  4. Психологический (социальный): невольное препятствование привычному укладу жизни. Может возникать на бытовом уровне между местным населением, вынужденными беженцами и переселенцами. В 21 веке в Европе видимы напряженные межрелигиозные отношения между представителями мусульманской культуры и коренным народом.

Опасность и следствие

Каждый военный конфликт, возникающий в одной стране, неизбежно охватывает другие, соседние государства. Он угрожает обществу, свободе и миру: идет нарушение принципов демократии, ущемление прав простого народа. Вооруженный конфликт оставляет после себя гибель мирного населения, уничтожение больших городов вместе с близлежащими населенными пунктами. Следствия межнациональной войны можно увидеть по всему миру. Миллионы людей расстаются с жизнью. Сотни тех, кто становятся калеками и получают сильные травмы. Невозможно ответить на вопрос о том, почему в войне взрослых должны страдать дети, которые вырастают без отцов, остаются физическими и психологическими инвалидами.

Возможные пути решения

Примеры этнонациональных конфликтовМежнациональных конфликтов можно избежать, если начать вести мирные переговоры и использовать язык дипломатии. На начальной стадии возникшие противоречия несложно предотвратить. Для этого люди, стоящие у власти и государственные политики, могут на деле прекратить национальную дискриминацию одного народа над другим и добиться регулировки в постройке межличностных отношений. Самый действенный способ пресечения различных конфликтов кроется в идеологии взаимопонимания и единства. Народ научится жить в согласии и мире, когда сильные будут поддерживать слабых, и отдельный народ станет уважать и ценить различия и ценности другого.

Большинство межэтнических разногласий можно пресечь намного раньше, чем они начнут обретать массовый характер. Правительству нужно вовремя занять правильную позицию, действуя с установленными путями решения, учитывать исторические факты подобных происшествий и советы третьих сторон, желающих помочь в преодолении конфликтной ситуации. Вместо того чтобы усиливать негативное отношение социальных масс одной группы населения к другой, нужно действовать в противоположном направлении, пытаясь восстановить утраченное мирное положение правильными методами. Таким образом, ситуация будет решена без прогрессирования конфликта и возможных негативных последствий в виде гибели мирных жителей.

Источник: chebo.pro

Этнические конфликты представляют собой одну из форм по­литических отношений — конфронтацию между двумя или не­сколькими этносами (или между их отдельными представителя­ми, между конкретными субэтническими элементами), характе­ризующуюся состоянием взаимных претензий и имеющую тен­денцию к нарастанию противостояния вплоть до вооруженных столкновений, открытых войн. Эти конфликты возникают, как правило, в многонациональных государствах и имеют форму про­тивостояния «группа —группа», «группа — государство».

Современные западные концепции социального конфликта рассматривают в качестве его источника подавление человеческих потребностей. Например, одна из этих концепций, теория «меж­этнического реконструирования жизненного мира» считает, что этнический конфликт возникает как следствие различий, суще­ствующих у разных миров. Каждый этнос, этническая группа, по мнению зарубежных ученых, представляет собой особый мир, отличающийся от других, и при взаимодействии различных ми­ров возможно возникновение сложных, конфликтных ситуаций. Отличительной особенностью «миров» является их некритичес­кое отношение к своей этнической общности, а попытка рефлек­сии означает выход за пределы этого мира.

Специфическая особенность конфликтов между «мирами» зак­лючается в принципиальной невозможности их различения с по­мощью логики, путем рациональным. Основной причиной, способствующей сохранению «миров», является потребность в значе­нии, т. е. потребность в создании собственного «мира» как усло­вия безопасности, жизнедеятельности, самореализации, иденти­фикации. Любой другой «мир» рассматривается как враждебный и угрожающий существованию данного «мира». Конфликт «миров» означает столкновение способов реализации человеческих потреб­ностей [264. — С. 135].

Традиционные аналитические методы урегулирования конф­ликтов в рассматриваемой ситуации неэффективны, так как субъекты конфликта не желают ни при каких условиях идти на компромисс, уступки, полагая, что происходит посягательство на их жизненно важные ценности и потребности. Подобные кон­фликты могут быть разрешены с помощью метода межэтническо­го реконструирования жизненного «мира» — путем создания но­вого «мира» или в ходе постепенных структурных изменений об­щества.

Российские ученые считают, что одной из главных предпосы­лок этнического конфликта выступает идеология национал-экст­ремизма — теории и практики национального превосходства (не­приятия культуры, традиций, религии, обычаев другого народа). Национал-экстремизм, как правило, спекулирует на объектив­ных противоречиях, трудностях экономического, социального, экологического, духовного характера, «белых пятнах» истории, несовершенстве национально-государственного устройства, пра­вовой защиты чести и достоинства граждан, перегибах в кадровой политике. Всему этому придается «национальная» окраска, центр тяжести переносится на противопоставление народов, проповедь исключительности «своей» нации и возложение вины на инона­ционального соседа.

Отечественная наука подчеркивает и тот факт, что искусно подогреваемые национальные чувства как бы накладываются на реально существующие проблемы, затем включается такой уни­версальный механизм всякого национал-экстремизма, как политическое хамелеонство и «всеядность», способность вступать в ко­алицию с самыми полярными идейными течениями и откровен­ными преступниками, коррумпированными кругами, в том числе из структур официальной власти, «кланами», где каждый пресле­дует чаще всего далеко не национальные интересы, а свои соб­ственные. В определенный момент межнационального конфликта национал-экстремизм приобретает характер «национального един­ства», временного межнационального союза для борьбы с обще­ственной системой, блокирования властных, правительственных решений [18].

Обычно этнические конфликты выступают, с одной стороны, следствием проявления негативных стереотипов взаимного вос­приятия контактирующих (соперничающих) народов, с другой -порождением конфликтных ситуаций, возникающих как резуль­тат предъявления представителями в чем-либо ущемленных этни­ческих групп определенных требований, а именно:

· гражданского равноправия (от прав гражданства до равно­правного социального статуса и экономического положения);

· права на культуру (от символического использования род­ного языка на дорожных указателях и вывесках до языковой поли­тики, признающей использование языка этнического меньшин­ства в суде, в государственных учреждениях, в школьном и уни­верситетском образовании);

· институционализированных политических прав (от симво­лических элементов автономии местных органов власти и симво­лического представительства в государственных органах управле­ния до полномасштабного конфедерализма);

· права на осуществление определенных изменений, включая изменения границ, создание новых государств или присоедине­ния к другому государству [93].

Этнические конфликты сопровождаются определенной дина­мично меняющейся социально-политической ситуацией, которая порождается неприятием ранее сложившегося положения существенной частью представителей одной (нескольких) местных эт­нических групп и проявляется в виде хотя бы одного из следую­щих действий данной группы:

а) начавшейся ее эмиграции из региона, определяемой об­щественным мнением данной группы как «исход», «массовое пе­реселение» и т.п., существенно изменяющей местный этнодемографический баланс в пользу «других» остающихся этнических групп;

б) создания политической организации («национального» или «культурного» движения, партии), декларирующей необходимость изменения положения в интересах указанной этнической группы (групп) и тем самым провоцирующей ответное противодействие органов государственной власти;

в) спонтанных (не подготовленных легально действующими организациями) акций протеста против ущемления своих инте­ресов со стороны представителей другой (других) местной этни­ческой группы или органов государственной власти в виде массо­вых митингов, шествий, погромов [93].

Об этническом конфликте как реальном феномене чаще всего можно говорить тогда, когда организационно оформляется и при­обретает определенное влияние национальное движение (или партия), ставящее своей целью обеспечение «национальных ин­тересов» определенной этнической общности и для достижения этой цели стремящееся изменить прежде бывшее терпимым или привычным положение в культурно-языковой, социально-эконо­мической или политической сфере жизни.

Этнический конфликт всегда представляет собой явление по­литическое, ибо даже если инициаторы перемен стремятся к из­менению ситуации только в культурно-языковой или социально-экономической области, они могут достичь своих целей лишь пу­тем обретения определенных властных полномочий. Под властны­ми полномочиями, к перераспределению которых всегда стремятся участники этнических конфликтов, обычно понимаются способ­ность и возможность одной группы людей распоряжаться деятель­ностью других групп.

Этнические конфликты можно классифицировать по различ­ным основаниям.

Во-первых, самой общей классификацией служит деление этнических конфликтов на два вида по особенностям противосто­ящих сторон:

1) конфликты между этнической группой (группами) и государ­ством. Примером могут служить события в Чечне, Абхазии или Нагорном Карабахе, результатом чего явилось создание там само­провозглашенных и де-факто независимых государств при пол­ном вытеснении из местных органов власти русских, грузин и азербайджанцев соответственно;

2) конфликты между этническими группами (между ассоциация­ми групп). Примерами могут служить события еще советского вре­мени в Фергане — погромы турок-месхетинцев узбеками или в Ошской области — столкновения киргизов и узбеков.

Эти два вида конфликтов ученые часто обобщенно называют межнациональными, понимая под ними любые противоборства между государствами и субгосударственными территориальными образованиями, причиной которых является необходимость защитить интересы и права соответствующих наций, народов или этносов.

Во-вторых, возможна классификация этнических конфлик­тов по приоритетным целям, сформулированным одной из сто­рон, а следовательно, и по возможным последствиям для полиэтничного социума, в котором конфликты развиваются.

По этому признаку обычно различают:

1) социально-экономические конфликты, возникающие на ос­нове требований выравнивания уровня жизни, социально-про­фессионального состава и представительства в элитных слоях (со стороны представителей «отстающих» этнических групп) или пре­кращения льгот, субсидий и экономической помощи «другим» (со стороны членов «лидирующих» групп). Такие конфликты явля­ются следствием неудовлетворенности своим правовым статусом той или иной нации, не имеющей собственной государственнос­ти или имеющей ее в усеченной форме. По сути это конфликты с властными структурами государства, в составе которого находит­ся данная нация, но зачастую эти структуры отождествляются с народом, давшим наименование этому государству (например, абхазо-грузинский и осетино-грузинский конфликты, события в Чечне, Приднестровье, ряде других регионов);

2) этнотерриториальные конфликты, которые, как правило, имеют глубокие исторические корни. С учетом того что в России национально-территориальные границы по существу отсутство­вали, а в СССР они зачастую были произвольны, неоднократно сдвигались, и ареал расселения многих народов весьма широк и пестр, — конфликты такого рода особенно опасны и труднораз­решимы. Чрезвычайно остро они протекают в местах насильствен­ного переселения депортированных народов и на их историчес­кой Родине при реализации права на возвращение прежних тер­риторий (борьба между ингушами и осетинами за Пригородный район, конфликты крымско-татарский, нагорно-карабахский, в пограничных районах среднеазиатских государств, России и Ка­захстана, Украины и Молдовы — всего таких спорных территорий в бывшем СССР специалисты насчитывают около 100);

3) этнодемографические конфликты, которые возникают там, где реальна опасность размывания, растворения этноса в резуль­тате быстрого притока иноязычного населения. Приоритетным требованием в таких случаях становится защита прав «коренной нации», введение разного рода ограничений для «пришлых». Та­кого рода конфликты характерны для Прибалтики, Молдовы, ряда республик Российской Федерации.

В-третьих, по формам проявления этнические конфликты мо­гут быть насильственными (депортация, геноцид, террор, погро­мы и массовые беспорядки) и ненасильственными (национальные движения, стихийные шествия, митинги, эмиграция), а по про­должительности — долговременными и кратковременными.

 

Существующие противоречия соци­альных интересов в случае их осозна­ния людьми и проецирования в сферу по­литических процессов порождают конф­ликтную ситуацию.

Энтони Гидденс, английский социолог

 

Этнические конфликты носят уникальный характер. Они явля­ются следствием распада или дезинтеграции социума, дискрими­нации одной нации другой, нарушения соглашений, разрыва социальных отношений и связей между людьми. Причиной межэт­нических конфликтов является борьба за распределение и перераспределение материальных и культурных ценностей между эт­носами, этническими группами. За каждым конфликтом — че­ловеческие трагедии, драмы народов и, что не менее опас­но, неизбежность перенесения в память новых поколений старых обид, несправедливостей, которые, если они не были сняты или не получили должной правовой оценки, не нашли соответствующего общественного порицания и наказания, могут подтал­кивать впоследствии на решение даже простых противоречий не­праведными действиями.

Предпосылки этнических конфликтов достаточно многообраз­ны и в латентном состоянии присутствуют в любом полиэтничном обществе. Объективизация этих существовавших ранее предпосы­лок в общественном сознании значительной части народа прев­ращает их в действительные причины этнического конфликта и тем самым делает его реальностью.

Среди многообразных предпосылок, выступивших в качестве причин реальных этнических конфликтов и конфликтных ситуа­ций в СССР и постсоветских государствах, можно, например, выделить следующие:

социально-экономические (неравенство в уровне жизни, различ­ное представительство в престижных профессиях, социальных слоях или органах власти);

политические (возрождение этничности в любой стране сопро­вождается появлением новых политических лидеров меньшинства, которые добиваются большей политической власти в центре и в автономии на местном уровне; они расторгают прежние идейно-политические союзы, подвергают сомнению легитимность суще­ствующей государственной системы, отстаивая право на самооп­ределение меньшинства как равноправного члена международной политической системы, как нации среди наций);

культурно-языковые (недостаточное, с точки зрения предста­вителей этнического меньшинства, использование его языка и культурных символов в общественной жизни);

Под объективизацией понимается процесс осознания конкретными людь­ми существующего порядка вещей в окружающей социальной действительности и появление стремления к его изменению, если он чем-то их не устраивает. Например, представители интеллигенции, как правило, первыми осознают несправедливое ущемление национальных интересов своего народа. Начало дея­тельности этнонациональных движений и партий (а следовательно, и зарожде­ние этнических конфликтов) как раз и характеризуется активной пропагандой фактов подобного рода ущемления. При этом такие факты трактуются как ре­зультат целенаправленной деятельности другого народа или государственных институтов, выражающих его интересы.

этнодемографические (сравнительно быстрое изменение соот­ношения численности контактирующих народов вследствие миг­рационных процессов и различий в уровне естественного при­роста);

экологические (ухудшение качества окружающей среды и ис­пользуемых природных ресурсов в результате их загрязнения или истощения вследствие использования представителями иной эт­нической группы или государством, ассоциируемым с другим народом);

этнотерриториалъные (несовпадение государственных или ад­министративных границ с границами расселения народов);

исторические (прошлые взаимоотношения народов — войны, отношения политического господства —подчинения, депортации и связанные с ними негативные аспекты исторической памяти);

конфессиональные (включая различия в уровне религиозности населения);

культурные (культурные различия в широком смысле слова, от особенностей бытового поведения до специфики политической культуры);

психологические (угроза насильственного разрушения привыч­ного образа жизни, материальной и духовной культуры, эрозия системы ценностей и традиционных норм по-разному воспри­нимаются социальными группами и индивидами в этносе; в це­лом все это вызывает в этнической общности защитные реак­ции, так как отказ от привычных ценностей предполагает при­знание превосходства ценностей доминирующего этноса, порож­дает чувство второсортности, представления о национальном не­равенстве) [88].

Содержание этнических конфликтов и специфика их разрешения

В любом обществе социально-экономическое развитие и куль­турная трансформация протекают неравномерно в территориаль­ном и социальном плане, что закономерно порождает, с одной стороны, противоречия в интересах различных региональных или социально-классовых (в том числе и национальных) групп, а с другой — необходимость постоянного поиска нового баланса вла­стных полномочий между их представителями.

В многонациональных государствах эти процессы неравномер­ного развития столь же закономерно приобретают определенную этническую окраску, поскольку разные народы населяют раз­личные территории и имеют разное представительство в соци­ально-классовых группах. Постепенно накапливаются и реаль­ные социальные сдвиги, например изменение социально-классовой структуры народов, появление многочисленной и влия­тельной национальной интеллигенции и тому подобные результаты социокультурной модернизации. Таким образом, этнические конфликты можно считать практически неизбежным следствием самого факта существования и развития многонационального государства.

В качестве инициаторов начинающегося этнического конфликта всегда выступают лидеры этнических общностей (очень часто стоящие во главе национального движения), преследующие цель —изменить существующую в данный момент ситуацию в интересах обеспечения более справедливого, с их точки зрения, учета на­циональных интересов их народа.

Инициативу таких политических лидеров, их нацеленность на конфронтацию в обществе нельзя интерпретировать или оцени­вать только отрицательно, поскольку стремление к переменам зачастую бывает совершенно оправданным и справедливым в силу реально сложившегося на определенный момент ущемления ин­тересов этнической группы, которую эти люди представляют.

На практике связь между позициями враждующих этнических общностей и реальными интересами их членов часто выглядит весьма искусственной, натянутой, что, однако, не мешает вож­дям вовлекать в противоборство значительные массы людей. Не­случайно в числе общин, успешно мобилизуемых путем взывания к национальным чувствам, оказываются подчас и явно (по обще­му мнению) «не дотягивающие» до уровня нации или этноса раз­личные суб- и надэтничные образования — родоплеменные, кон­фессиональные, региональные, лишь бы принадлежность к тако­вым можно было использовать для сплочения и группового обо­собления их членов в обществе.

Действующие силы в этнических конфликтах представлены, как уже говорилось, этнонациональными движениями и партия­ми с националистической идеологией. Однако сложность фено­мена этничности накладывает серьезный отпечаток на характер и состав тех сил, которые выступают как политическая основа этих движений и партий.

Этнические аспекты в политической деятельности подобных партий и движений проявляются в том, что в качестве противо­стоящей стороны воспринимается другой народ или этническая группа. Этничность сама по себе основана на противопоставлении «Мы»— «Они», осознаваемом в плане культурных (в широком смысле этого понятия) различий. Это противопоставление в пол­ной мере сохраняется и даже существенно усиливается в ситуа­ции этнического конфликта, когда именно противостоящая сто­рона получает признание в качестве носителя другой этнической культуры и системы ценностей — враждебной и стремящейся к доминированию или насильственной ассимиляции или, как минимум, игнорирующей законные и справедливые национальные интересы. Именно политические противники, т.е. «Они», наделя­ются однозначными этническими характеристиками, и потому борьба с ними воспринимается как борьба с конкретными носи­телями чуждой культуры и чужих национальных интересов.

Так, этнический конфликт в Приднестровье осознавался как борьба против «румынизации», и это объединило русских, укра­инцев и молдаван Приднестровья, которых поддержали и гагаузы. Аналогичным образом конфликт в Абхазии разгорался под знаме­нем противодействия абхазов, армян, русских и поддержавших их народов Северного Кавказа, родственных абхазам в культурно-языковом отношении, попыткам «грузинофикации» этой авто­номной республики. В Северной Осетии—Алании конфликт по поводу Пригородного района проходил под лозунгом недопуще­ния ингушского доминирования на этой территории, что объеди­нило местных осетин и русских казаков.

Психология различает несколько стадий этнического конф­ликта.

Противоречия, возникающие между национальными группа­ми, имеющими несовместимые цели в борьбе за территорию, власть, престиж, получили название конфликтной ситуации.

Имеющиеся социальные противоречия хотя и играют решаю­щую роль в этнических конфликтах, не всегда приводят напря­мую к развитию последних. Нужно, чтобы противоборствующие стороны осознали несовместимость своих интересов и имели со­ответствующую мотивацию поведения. Так наступает стадия осоз­нания конфликтной ситуации. «Пережитые исторические неспра­ведливости вызывают у низкостатусных этнических меньшинств желание восстановить справедливость, но это не обязательно при­водит к возникновению мгновенной реакции. Чаще до начала кон­фликтного взаимодействия проходят многие годы, на протяже­нии которых этническая общность сплачивается вокруг идеи отм­щения. Прошли многие столетия со времени изгнания евреев из земли обетованной, но именно этот факт явился обоснованием их многолетней борьбы за возвращение» [226. — С. 258].

Если конфликтная ситуация осознана, даже случайные собы­тия из-за присущей межэтническим отношениям эмоционально­сти, а порой и иррациональности могут привести к конфликтному взаимодействию как наиболее острой стадии. В это время этниче­ские конфликты имеют тенденцию к саморазрастанию, или эска­лации, что может привести даже, как уже говорилось, к этнополитическим войнам.

Этнические конфликты могут быстро разгораться и тут же за­вершаться, а могут и «тлеть» очень долго. В любом случае рано или поздно наступает их последняя стадия — урегулирование или нейт­рализация конфликта.

Урегулирование этнического конфликта подразумевает нахож­дение нового, компромиссного и приемлемого для всех основных его участников баланса властных полномочий в том полиэтничном обществе, где этот конфликт возник и развивался в форме политической борьбы*.

* Далее рассуждения ведутся в рамках концепции, разработанной А.Ямсковым, поскольку, на наш взгляд, она наиболее реалистична и позволяет понять истинные возможности в урегулировании конфликтов [93].

Урегулирование в полном смысле слова практически возмож­но только в случае конфликтов по культурно-языковым причи­нам, да и то лишь при том условии, что требования со стороны,как правило, этнического меньшинства признать его права на более широкое, чем прежде, использование своего языка и культурных символов в общественных местах не вызывают резкого неприятия этнического большинства.

Подобного рода конфликты чаще всего зарождаются либо в процессе политической трансформации общества, где прежде су­ществовала некоторая культурно-языковая дискриминация, либо в результате быстрой и существенной модернизации и урбаниза­ции прежде преимущественно аграрного и социально маргиналь­ного этнического меньшинства. Однако такие принципиальные изменения всего полиэтничного общества или случаи успешного социально-экономического развития прежде отсталых периферий­ных районов расселения меньшинств в современном мире встре­чаются нечасто.

В конфликтах, возникающих по социально-экономическим при­чинам, при теоретически существующей возможности их урегу­лирования, вероятные материальные затраты обычно бывают столь велики, что делают урегулирование таких конфликтов практиче­ски недостижимым. В России речь идет о практической невозмож­ности добиться резкого повышения уровня экономического раз­вития ряда социально неблагополучных республик. Да и весь мир пока еще не нашел реально действующих и приемлемых по необ­ходимым затратам рецептов форсированной социальной модер­низации и экономического развития бедных регионов или госу­дарств. В противном случае давно были бы решены весьма острые и политически взрывоопасные проблемы, например, юга Ита­лии, менее развитых средиземноморских стран Европейского Со­общества (Португалии, Греции) или же государств третьего мира. Нет и оснований полагать, что в обозримой перспективе в Рос­сии удастся довести уровень доходов, например, жителей Дагес­тана или Тывы до среднего по России, тем самым сняв их недовольство своим уровнем жизни.

Вместе с тем конфликты, возникающие по культурно-язы­ковым или социально-экономическим причинам, теоретически могут быть урегулированы. В этом случае полиэтничное общество полностью преодолевает наметившийся социальный и политичес­кий раскол по линиям этнических размежеваний, тем самым вы­ходя из ситуации этнического конфликта еще более интегриро­ванным и устойчивым, чем до начала конфликта. Иными слова­ми, в случае урегулирования этнические конфликты такого рода даже способствуют укреплению единства полиэтничного обще­ства, в котором они зародились.

Территориально-статусные конфликты также в принципе мо­гут быть урегулированы, хотя на практике подобное встречается крайне редко. В постсоветских государствах можно назвать лишь один успешный опыт — создание Гагаузской Республики, т.е. га­гаузской автономной территории в составе Молдавии. В Европе успехов в этом плане несколько больше — достаточно вспомнить имевшие место в послевоенные годы выделение нового кантона Юра в Швейцарии, создание автономных Фландрии и Валлонии в Бельгии или успех в разрядке каталонско-кастильского конф­ликта в Испании после наделения Каталонии обширными авто­номными правами.

Подобного рода урегулирование приносит с собой существен­ную трансформацию исходного общества — оно создает или ук­репляет территориальное или иное институциональное выделе­ние этнических меньшинств, или же укрепляет характер их выде­ления в рамках полиэтничного общества. Таким образом, неиз­бежно создаются правовые и иные основы для потенциально воз­можной эволюции политических организаций этих частично вы­делившихся меньшинств в сторону этнического сепаратизма. Вме­сте с тем после урегулирования конфликта отнюдь не закрыта дорога и для политических и социокультурных процессов, веду­щих в противоположном направлении — в сторону все большей интегрированности институционально и территориально выделив­шихся меньшинств в национальное общество. Для подтверждения реальности такой альтернативы специалисты обычно подчерки­вают, что само наличие определенных институциональных гаран­тий и территориальной автономии у этнического меньшинства снимает у составляющих эту группу людей опасения своей насильственной ассимиляции и дает им гарантию невозможности на данной территории полного политического и культурного до­минирования этнического большинства.

В реальной жизни, однако, гораздо чаще встречается нейтра­лизация этнического конфликта, а не его урегулирование. Обычно это означает надежный перевод этнического конфликта в рамки легальной политической борьбы между соответствующими парти­ями и движениями при гарантированной невозможности насиль­ственных действий любой из сторон, а также при наличии обо­снованных расчетов на то, что сепаратисты в конечном счете не смогут набрать решающего большинства в свою поддержку. Такая политическая борьба, т. е. по сути консервация этнического кон­фликта, может в вялой форме протекать десятилетиями (как, на­пример, деятельность шотландских или квебекских сепаратистов), не сопровождаясь межэтническими столкновениями. Тем не ме­нее при этом остается опасность, что в случае неожиданных кар­динальных изменений условий жизни (резкого экономического спада, экологической катастрофы и т.п.) дальнейшее развитие конфликта может выйти за законные рамки, поскольку продол­жают сохраняться этнонационалистические партии и экстремистски настроенные деятели в их рядах.

Нейтрализация этнического конфликта встречается достаточ­но часто. Поскольку подобный вариант также устраняет угрозы массового насилия, распада государства с полиэтничным насе­лением, масштабных этноизбирательных миграций беженцев или депортаций по этническому признаку, то стратегию действий, которые направлены на достижение такого варианта, тоже мож­но условно считать выходом из политически взрывоопасной си­туации.

Обычно такие действия осуществляются усилиями спецслужб. Эти усилия направлены на дискредитацию и дезорганизацию дея­тельности наиболее радикальных лидеров и организаций, при одновременном содействии акциям и пропаганде более умеренных деятелей, выступающих от имени той же этнической группы и не склонных к нелегальным методам борьбы или применению наси­лия. Таким образом иногда удается решить целый ряд проблем: перевести массовую поддержку меньшинства, а следовательно, и трансформировать характер этнического конфликта от идей сепаратизма к лозунгам полномасштабной автономизации, а борьбу за территориальную автономию перевести в русло возрождения родного языка и культуры и форсированного социально-экономического развития территорий расселения меньшинства.

Наконец, возможен и такой вариант, как «естественное» раз­витие и последующее самозатухание этнического конфликта. Эт­нический конфликт в ходе постепенной эскалации и перераста­ния в форму насильственного противостояния сторон в таком случае заканчивается в результате разрушения того прежде еди­ного полиэтничного общества, в котором он возник и развивался. Подобный исход никак нельзя считать урегулированием конф­ликта, и к тому же это обычно означает переход от этнического конфликта внутри прежнего полиэтничного общества к межгосу­дарственному конфликту вновь образовавшихся государств и но­вых обществ.

Неконтролируемое развитие и самоуничтожение этнического конфликта также является реальным и достаточно часто встреча­ющимся его исходом.

Существует два основных сценария разрушения по­лиэтничного общества и тем самым прекращения этнического конфликта:

· изменение территории (за счет проведения новых государ­ственных границ, отделяющих одну из конфликтующих сторон от другой);

· изменение этнического состава населения (за счет депорта­ции «враждебных групп», выделяемых по этнонациональному при­знаку).

Чаще всего встречается сочетание обоих сценариев. Такое соче­тание этнических чисток и создания новых границ обеспечивает наметившееся прекращение конфликтов в Боснии и Герцеговине. Подобный исход наиболее вероятен и для Нагорного Карабаха, Абхазии, Южной Осетии, Приднестровской Республики и мно­гих других регионов бывшего СССР, где этнические конфликты давно уже привели к созданию новых непризнанных государств и межгосударственным войнам.

Еще один вариант выхода из ситуации этнического конфлик­та — его саморассасывание, т.е. отмирание без осуществления каких-либо изменений, на которых когда-то настаивали инициа­торы конфликта. Хоть и крайне редко, но встречается и такое. На­пример, в начале — середине XIX в. этнонациональное возрожде­ние происходило у лужицких сербов в Германии. Однако впослед­ствии это движение практически утратило политические черты и осталось лишь культурным, да и то маловлиятельным — ассими­ляция немцами продолжалась, а язык и культура лужицких сер­бов продолжали функционировать только в семье и в частной жизни, так и не приобретя серьезных общественных функций. По крайней мере в XX в. серьезных политических проблем в Герма­нии это движение не вызывало и не вызывает поныне. В случае же других славянских народов Центральной Европы движения куль­турного возрождения породили влиятельные политические партии и организации, в конечном счете приведшие к созданию ныне независимых Чехии, Словении и Словакии.

Особой задачей урегулирования этнического конфликта явля­ется достижение национального согласия, представляющего собой сложный процесс примирения конфликтующих сторон, согласо­вания их интересов, устремлений и требований, достижение вза­имоприемлемого результата.

Национальное согласие возможно при участии в согласитель­ном процессе наряду с легитимными властными структурами пред­ставителей различных общественных, национальных, политиче­ских организаций, движений, инициатив на основе консенсуса всего общества. В демократическом обществе, обществе открытого типа, где социальные, политические, экономические, нацио­нальные и другие различия ярко выражены, национальное согласие является инструментом регулирования отношении между раз­личными группами, общностями, в том числе и этническими. На­циональное согласие предупреждает перерастание обостривших­ся в обществе противоречий в деструктивные, разрушительные конфликты. Достижение его осуществляется в процессе перегово­ров, носящих конструктивный характер.

Важной формой достижения согласия или завершения конф­ликта между этническими общностями, их представителями выс­тупает заключение межэтнического компромисса. Он предполагает достижение взаимопонимания или частичное завершение межэт­нического конфликта путем взаимных уступок и согласования интересов (посредством их частичного удовлетворения). Модель завершения межэтнического конфликта таким способом исполь­зуется в условиях, когда участники имеют равные возможности при отсутствии достаточных ресурсов для полного удовлетворе­ния интересов одной из конфликтующих сторон.

В этом случае заключается соглашение, имеющее определен­ные временные параметры. По истечении определенного времени одна из сторон или обе в равной мере будут обладать возможностями для пересмотра заключенного межэтнического компромис­са с целью изменения результата в свою пользу. Проблема будет разрешена в процессе завершения конфликта или он потеряет свою актуальность.

В случае возникновения вооруженного конфликта достижение компромисса прежде всего направлено на прекращение военных действий между его участниками, после чего возможно привлечение и использование мирных средств. Каждая из сторон, приняв решение о своем согласии на заключение межэтнического комп­ромисса, определяет с учетом своих интересов допустимые ниж­ние границы уступок, на которые она готова пойти. Принятие уступок ниже допустимых границ означает ее поражение в межэт­ническом конфликте.

Как показывают исследования отечественных ученых, суще­ствуют следующие направления предупреждения и преодоления этнических конфликтов:

· раннее прогнозирование (знание ситуации даст возмож­ность принять необходимые меры до того, как конфликт выз­рел);

· оперативное решение наиболее острых вопросов, которые не требуют длительной подготовки и больших затрат; организа­ционно-политическая и разъяснительная работа;

· налаживание диалога противостоящих сторон, переговор­ного процесса, как правило, с участием нейтральной стороны;

· применение санкций — экономических, политических, ад­министративно-правовых, вплоть до санкционированного приме­нения силы органами охраны общественного порядка;

· организация взаимовыгодного предпринимательства: строи­тельства совместных предприятий, свободных экономических зон, зон совместной торговли, в целом — налаживание полнокровного экономического сотрудничества;

· создание инфраструктуры духовного сотрудничества, разви­тие туризма, спорта и т.п.

Источник: megalektsii.ru

Примеры этнонациональных конфликтовКонец 80-х – начало 90-х годов ознаменовался сложными и противоречивыми по сути и своей значимости событиями. И самым грандиозным явилось событие, связанное с исчезновением на карте мира названия такого государства, как СССР. Вместо этого появились полтора десятка самостоятельных государств, среди которых и Российская Федерация. Случилось так, что за короткий промежуток времени страна переместилась из одного исторического периода в другой, изменилось государственное устройство, институты власти и ее атрибуты. В России разрушена прежняя политическая система, меняются соотношения форм собственности, изменяется система социальных отношений. Серьезным препятствием в движении Российской Федерации вперед по пути экономических реформ и выхода из кризиса являются обострение межнациональных противоречий внутри страны и проблемы взаимоотношений с бывшими советскими республиками. В стране не выработана концепция национально-государственного устройства, до недавнего времени также отсутствовала четкая программа национальной политики.

этнополитические конфликты на постсоветском пространстве. Конфликты стали реальностью в связи с резким обострением межнациональных отношений в бывшем СССР со второй половины 80-х годов. Националистические проявления в ряде республик насторожили центр, но никаких действенных мер по их локализации предпринято не было. Первые беспорядки на этнополитической почве произошли весной 1986 года в Якутии, а в декабре этого же года – в Алма-Ате. Затем последовали демонстрации крымских татар в городах Узбекистана (Ташкенте, Бекабаде, Янгиюле, Фергане, Намангане и др.), в Москве на Красной площади. Началась эскалация этнических конфликтов, приведших к кровопролитию (Сумгаит, Фергана, Ош). Зона конфликтных действий расширилась. В 1989 году возникло несколько очагов конфликтов в Средней Азии, Закавказье. Позднее их огонь охватил Приднестровье, Крым, Поволжье, Северный Кавказ. Только за период с 1988 по 1991 год на этнической почве в бывших советских республиках произошло более 150 конфликтов, в том числе около 20, повлекших человеческие жертвы (1).

Развитие ситуации в межнациональных отношениях бывшего СССР предсказывалось в работах английских, американских ученых, Большинство прогнозов, как показало время, достаточно точно отражало перспективы развития советского общества, Прогнозировались различные возможные варианты развития в случае, если государство не будет разрушено. Специалисты, анализируя англо-американскую историографию по этой проблематике, отмечали, что развитие этнической ситуации прогнозировалось в виде четырех возможных вариантов событий: «ливанизация» (этническая война, аналогичная ливанской); «балканизация» (наподобие сербско-хорватского варианта): «оттоманизация» (распад подобно Османской империи); мирное развитие событий с возможным преобразованием Советского Союза в конфедерацию или организацию государств, подобную ЕЭС или Британскому содружеству (2).

Американский исследователь Дуглас М. Джонсон считает, что с ослаблением конфронтации между Востоком и Западом большинство конфликтов вряд ли будут иметь идеологические корни. «Скорее всего, пишет он, – большинство из них будут происходить в результате столкновений общинной принадлежности, будь то на основе расы, этнического происхождения, национальности и религии» (3).

По данным разведслужбы Министерства обороны США, в будущем прогнозируется возможность 12 вооруженных конфликтов на территории бывшего СССР. По расчетам в этих конфликтах могут погибнуть в результате военных действий 523 тыс. чел., от болезней – 4, 24 млн. чел., пострадать от голода 88 млн. чел., число беженцев может достигнуть 21, 67 млн. чел. (4) Прогноз подтверждается. Поэтому представляется очень важным в данном случае рассмотреть проблему типологий конфликтов, происходящих как в странах СНГ, так и в самой России. В статье не ставится цель критически проанализировать все типологии конфликтов, отмеченных отечественными и зарубежными учеными. Тем не менее предполагается рассмотреть некоторые из них. Так, Г. Лапидус предлагает следующую классификацию как путь к пониманию различия и сходства между этническими конфликтами в постсоветском пространстве. Конфликты, происходящие на межгосударственном уровне (конфликт между Россией и Украиной по вопросу о Крыме). Конфликты внутри государства:

1. Конфликты с вовлечением в них аборигенных меньшинств (например лезгин в Азербайджане и Дагестане);

2. Конфликты с вовлечением в них общин пришлого населения;

3. Конфликты с вовлечением насильственно перемещенных меньшинств (крымские татары);

4. Конфликты, возникающие в результате попыток пересмотра отношений между бывшими автономными республиками и правительствами государств-преемников (Абхазии в Грузии, Татарстана в России) (5).

Конфликты, связанные с актами общинного насилия (Ош, Фергана) в Средней Азии, выведены исследователем в отдельную категорию. Здесь, по мнению Г. Лапидус, большую роль сыграл экономический, а не этнический фактор.

Профессор Гарвардской школы права (США) У. Юри рассматривает весь спектр советских межнациональных конфликтов по следующим категориям:

1) «насильственные», т. е. вылившиеся в реальные акции насилия; 2) «насильственные», но управляемые, т. е. поддающиеся контролю и урегулированию;

3) «чреватые насилием», то есть готовые вот-вот вылиться в реальные насильственные действия; 4) «потенциально насильственные», т. е. не проявившие себя как таковые, но имеющие в глубине своей предпосылки к насилию;

5) «ненасильственные» (6).

Наиболее полный вариант типологии межнациональных конфликтов предложил, на наш взгляд, Я. Этингер. С большей или меньшей степенью условности он сводит их к нескольким основным типам:

1. Территориальные конфликты, часто тесно связанные с воссоединением раздробленных в прошлом этносов. Их источник – внутреннее, политическое, а нередко и вооруженное столкновение между стоящими у власти правительством и каким-либо национально-освободительным движением или той или иной ирредентистской (7) и сепаратистской группировкой, пользующейся политической и военной поддержкой соседнего государства. Классический пример – ситуация в Нагорном Карабахе и отчасти в Южной Осетии;

2. Конфликты, порожденные стремлением этнического меньшинства реализовать право на самоопределение в форме создания независимого государственного образования. Таково положение в Абхазии, Гагаузии, отчасти в Приднестровье:

3. Конфликты, связанные с восстановлением территориальных прав депортированных народов. Спор между осетинами и ингушами из-за принадлежности Пригородного района – яркое тому свидетельство:

4. Конфликты, в основе которых лежат притязания того или иного государства на часть территории соседнего государства. Например, стремление Эстонии и Латвии присоединить к себе ряд районов Псковской области, которые, как известно, были включены в состав этих двух государств при провозглашении их независимости, а в 40-е годы перешли к РСФСР;

5. Конфликты, источниками которых служат последствия произвольных территориальных изменений, осуществляемых в советский период. Это прежде всего проблема Крыма и в потенции – территориальное урегулирование в Средней Азии;

6. Конфликты как следствие столкновений экономических интересов, когда за выступающими на поверхность национальными противоречиями в действительности стоят интересы правящих политических элит, недовольных своей долей в общегосударственном федеративном «пироге». Думается, что именно эти обстоятельства определяют взаимоотношения между Грозным и Москвой, Казанью и Москвой;

7. Конфликты, в основе которых лежат факторы исторического характера, обусловленные традициями многолетней национально-освободительной борьбы против метрополии. Например, конфронтация между Конфедерацией народов Кавказа и российскими властями:

8. Конфликты, порожденные многолетним пребыванием депортированных народов на территориях других республик. Таковы проблемы месхетинских турок в Узбекистане, чеченцев в Казахстане;

9. Конфликты, в которых за лингвистическими спорами (какой язык должен быть государственным и каков должен быть статус иных языков) часто

скрываются глубокие разногласия между различными национальными общинами, как это происходит, например, в Молдове, Казахстане.

Конечно, в «чистом виде» трудно вычленить каждый из этих типов конфликтов. Зачастую конфликты возникают в результате целого комплекса противоречий: этнических, территориальных, политических, экономических, религиозных (8). Для России сегодня типичны следующие конфликты:

– «статусные» конфликты российских республик с федеральным правительством, вызванные стремлением республик добиться большего объема прав и стать вообще независимыми государствами – субъектами международного права;

– территориальные конфликты между субъектами федерации;

– внутренние (происходящие внутри субъектов федерации) этнополитические конфликты, связанные с реальными противоречиями между интересами различных этнических групп. В основном это противоречия между называемыми титульными нациями и русским (русскоязычным), а также и «нетитульным» населением в республиках (9). Этот перечень типов конфликтов можно расширить. По мнению Л. Дробижевой, сегодня в Российской федерации в основном прослеживаются три типа конфликтов этнополитического характера.

Во-первых, это конституционные конфликты. Некоторые республики приняли конституции, которые противоречат прошлой и теперешней конституции РФ: Саха (Якутия), Тыва, Татарстан, другие. Первое противоречие заключается в том, что в конституциях говорится о главенстве законов республик над федеральными, второе связано с контролем за использованием родных ресурсов, третье – с непосредственным выходом на международную арену.

Второй тип конфликтов – территориальные конфликты. Спорных зон час на территории России 180. Вокруг некоторых из них уже идут локальные военные действия.

Третий тип конфликтов – межгрупповые конфликты.

Социальная нестабильность, экономическая депривация, политические противоречия внутри республик и между республиками и Центром стимулируют такие конфликты, напряжение существует в отношениях между чеченцами и казаками, ингушами и осетинами, кабардинцами и балкарцами, в молодежных группах в Якутии, Тыве и др. Недостаточное внимание к этническим конфликтам чревато тем, что конфликтов будет больше и они будут рее (10). Данная классификация определяет три основных типа конфликтов России.

Вместе с тем, было бы в корне неверно считать, что она исчерпывает многообразие происходящих в России конфликтов. Статусные конфликты это не только конфликты, связанные с интересами каких-либо этнических образований, а это конфликты, в основе которых лежат требования расширения административно-управленческих полномочий в том или ином регионе. Таким конфликтом может быть конфликт, связанный с провозглашением Уральской республики. Нам думается, что можно выделить еще один тип конфликтов – это конфликты, порожденные в ходе проводившихся в прошлом репрессий. А также теми событиями и мероприятиями, которые были проведены в ходе реабилитации.

Ряд зарубежных и отечественных исследователей считает, что межэтнические конфликты в России происходят часто между двумя главными типами цивилизаций, характеризующими евразиатскую сущность страны – западным христианским в своей основе и южным исламским (11). Этот тезис требует отдельного рассмотрения.

Исследователи отмечают, что в последние годы по признаку конфликтное все болевые точки России классифицируются по следующим основаниям:

– зоны острых кризисных (военных конфликтов или балансирования на их грани) – Северная Осетия – Ингушетия;

– потенциально кризисные ситуации (Краснодарский край). Здесь основным фактором межнациональной конфликтогенности являются миграционные процессы, в результате которых обостряется обстановка;

– зоны сильного регионального сепаратизма (Татарстан, Башкортостан);

– зоны среднего регионального сепаратизма (Республика Коми);

– зоны вяло текущего сепаратизма (Сибирь, Дальний Восток, ряд республик Поволжья, Карелии и пр.).

Если рассматривать только вооруженные конфликты, то в постсоветских республиках можно выделить три типа вооруженных конфликтов: а) конфликты, вызванные стремлением национальных меньшинств реализовать свое право на самоопределение; б) конфликты, вызванные разделением бывшего союзного наследства; г) конфликты, имеющие форму гражданской войны.

Конечно, приведенная типология чисто условна. Один тип конфликта может соединять в себе черты другого или переплетаться с другими. Примером тому может служить осетино-ингушский конфликт. В начале его развития политики, специалисты считали, что это не этнический конфликт, т. к. он был обусловлен политическими, социальными и иными причинами. Полагаем, что неправы те исследователи, которые считают, что если нет столкновения одной этнической группы с другой, то это конфликт не этнический. Подтверждением этому служит чеченский кризис. Хотя на чеченской стороне и воюют представители различных национальных групп, но все равно этот конфликт можно характеризовать как этнический. Этнический фактор обычно выступает в качестве линии противостояния, когда существующее неравенство в определенных сферах: социальной, политической, культурной – проходит по этническим границам. Поэтому все конфликты, произошедшие в советский и постсоветский периоды в стране, в своем большинстве этнические. Дефиниция «конфликт» определяется как столкновение противоположно направленных целей, интересов, позиций, мнений или взглядов оппонентов или субъектов взаимодействия, проявляющееся в острой форме. В основе любого конфликта лежат как объективные, так и субъективные противоречия. А также ситуация, включающая либо противоречивые позиции сторон по какой-либо проблеме, либо противоположные цели, методы или средства их достижения в данных обстоятельствах, либо несовпадение интересов оппонентов (24).

Социальные конфликты происходят в результате углубления и обострения противоречий в различных сферах общественной жизни и несвоевременного их разрешения. Конфликты могут быть экономическими, социальными, классовыми, внешне- и внутриполитическими, правовыми, территориальными, межнациональными, языковыми, продовольственными, трудовыми, словом, возникнуть практически в любой сфере жизни. Например, политические конфликты между нациями, этническими группами охватывают весь комплекс общественных отношений, касающихся судьбы того или иного народа (25).

Один из основоположников общей теории конфликта Р. Дарендорф считает, что концепция общества, принадлежащего гражданам, общества свободного, открытого и демократического, не кладет конец конфликтам, не решает в абстрактном плане всех проблем и противоречий развития. Этот вывод применим и к странам СНГ, республикам бывшего СССР. Межнациональные конфликты в Закавказье, Узбекистане, Таджикистане, Кыргызстане, Молдове, Прибалтике и других регионах – это специфическое, конкретно этническое выражение общесоциальных противоречий. В то же время характер этих конфликтов, в которых отчетливо просматриваются противоречия между национальными меньшинствами и «коренным» населением, весьма типичен. Доказательством этому может служить пример ряда высокоразвитых стран с устоявшейся демократией, где также имеются межэтнические проблемы – это фламандский вопрос в Бельгии, проблема Ольстера в Великобритании, Корсики во Франции, страны Басков в Испании, Квебека в Канаде.

Социальные конфликты большинство политологов связывают прежде всего с противоречиями, складывающимися в сфере материального производства. Последние нередко разрешаются путем революций, принимая вместе с тем различные побочные формы – как совокупность коллизий, как коллизии между различными классами, как… идейная борьба, политическая борьба и т. д. (26)

Примером тому может служить критическое положение, сложившееся в российской экономике. Здесь суть социальных конфликтов, с одной стороны, состоит в борьбе между теми слоями общества, чьи интересы выражают прогрессивные потребности развития производительных сил, и, с другой – различными консервативными, отчасти коррумпированными элементами.

Основные завоевания перестройки – демократизация, гласность, расширение республик и регионов и другие – дали людям возможность открыто высказывать свои и не только свои мысли на митингах, демонстрациях, в средствах массовой коммуникации. Однако большинство людей психологически, морально не были подготовлены к своему новому социальному положению. И все это привело к конфликтам в сфере сознания. В итоге «свобода», будучи используемой людьми с низким уровней политической и общей культуры для создания несвободы иным социальным, этническим, религиозным, языковым группам, оказалась предпосылкой острейших конфликтов, сопровождающихся нередко террором, погромами, поджогами, изгнанием неугодных граждан «чужой» национальной принадлежности (27). Дефиниция «этнополитика» предполагает этническую группу, имеющую определенные политические цели. Американский исследователь П. Ван. ден Берге считает, что главное в этнополитике – взаимоотношения государства с этническими группами. Здесь он считает главным вопрос о власти. «Таким образом, этническая политика является приложением власти, особенно государственной власти, к группам, определенным и дифференцируемым этнически или антропологически (по расовым признакам)» (28). В. А. Тишков пишет, что разное понимание феномена этничности позволяет по-разному интерпретировать этнические конфликты (29). В силу полиэтнического состава населения бывшего СССР и нынешних новых государств, любой внутренний конфликт приобретает этническую окраску. Поэтому грань между социальными, политическими и этническими конфликтами очень зыбкая, трудно определимая. Например, национальные движения, выступавшие за независимость в Прибалтике, трактовались и в СССР, и за рубежом как один из видов этнических конфликтов. Однако на самом деле здесь присутствовал больше фактор политический, т. е. стремление обрести государственность одной этнической группы, которая формировала идею этнонационализма. Этнический фактор присутствовал и в борьбе национальных движений за суверенитет, независимость автономий в России (Татарстан, Чечня).

Одна из форм конфликтов нередко включает в себя другую и подвергается трансформации, этническому или политическому камуфляжу. Так, политическая борьба «за национальное самоопределение» народов Севера, которую ведут власти автономий в России, – не что иное, как этнический камуфляж. Ведь они отстаивают интересы не аборигенного населения, а элиты хозяйственников перед лицом Центра. К примеру политического камуфляжа можно отнести, например, события в Таджикистане, где соперничество таджикских субэтнических группировок и конфликт между группами народов Горного Бадахшана и доминирующими таджиками скрываются под внешней риторикой «исламская демократическая» оппозиция против консерваторов и партократов. В. А. Тишков дает определение этнического конфликта. Под этническим мы понимаем конфликт с определенным уровнем организованного политического действия, общественных движений, массовых беспорядков, сепаратистских выступлений и даже гражданской войны, в которых противостояние проходит по линии этнической общности (30).

Существуют две точки зрения на конфликт. Одни исследователи считают, что социальные конфликты несут угрозу, опасность распада общества. У других ученых иная точка зрения. Так, социолог структурно-функционального направления Льюис Козер пишет: «Конфликт препятствует окостенению социальных систем, вызывая стремление к обновлению и творчеству». Другой немецкий социолог Ральф Дарендорф утверждает, что и конфликты незаменимы как фактор всеобщего процесса социального изменения (31). Автор не согласен с вышеуказанными утверждениями ученых. На наш взгляд, межнациональный конфликт – это нежелательное явление в жизни общества, которое является своего рода тормозом в решении проблем общественной жизни людей различных национальностей. Межнациональные конфликты ведут не «к обновлению и творчеству», а наоборот вызывают застой, отбрасывают общество назад в своем развитии, влекут за собой кровь, человеческие жертвы, разруху, спад в экономике, нищету и голод. Погасить разразившийся этнический конфликт крайне трудно, он может длиться месяцы, годы. Затухать, затем разгораться с новой силой. Межэтнические конфликты ведут к гибели люде й – не только представителей враждующих сторон. К примеру, среди погибших в трагических ферганских событиях – 43 турка-месхетинца, 12 азербайджанцев, 35 узбеков, 5 русских, другие: татарин, таджик, башкир, армянин, грек и т. д. (32)

Исходя из вышеизложенного, можно утверждать, что потенциальные предпосылки к новым межнациональным конфликтам в странах СНГ сохраняются. Это – безработица среди молодежи, малоземелье, люмпенизация значительной части населения. Все это может быть причинами социальной нестабильности и этнических конфликтов, национализма, политических спекуляций, укрепления позиций консерватизма и традиционализма. В силу этих обстоятельств, по нашему мнению, Центральная Азия и Кавказ остаются наиболее конфликтными регионами. Быстрый рост населения, особенно его трудоспособной части будет способствовать вытеснению пришлого населения.

Оно не прекратится даже при некотором улучшении социально-экономического развития республик.

В Российской Федерации в ряде регионов по-прежнему будет сохраняться межэтническая напряженность в силу того, что до сих пор не решены вопросы федеративного устройства, уравнивания прав субъектов федерации. Учитывая то, что Россия сформирована как по территориальному, так и по этнонациональному признаку, отказ от этнотерриториального принципа российского федерализма в пользу экстерриториальных культурно-национальных противоречий и может привести к конфликтам. Но эта проблема требует также отдельного рассмотрения.

Примечания

1. Мукомель В., Паин Э., Попов А. Союз распался – межнациональные конфликты остались //Независимая газета. – 1992. – 10 января.

2. Шуверова В. Д. История этнических отношений в СССР (1970-1980-е гг.) в англо-американской историографии.; Дис…. докт. ист. наук. – М., 1993. – С. 316.

3. Дуглас М. Джонсон. О программе разрешения межнациональных конфликтов //Кентавр – 1992. – март-апрель. – С. 83.

4. Национальная доктрина России (проблемы и приоритеты). – М., 1994 – С. 52.

5. Ваlаnсing аnd sharing power in muemilthnic societies. Summary of a Workshop. National Academy Press. Washington D. С. 1993. р. 7.

6. Цит. по: Маценов Д. Н. Западные политологи о межнациональных отношениях в СССР //МЭиМО. – 1991. – № 8. – С. 101-112.

7. Иррендентизм – (итал.) irredenta (terra) неосвобожденная Земля – националистическое движение в Италии в конце XIX – начале XX вв. за присоединение к Италии приграничных земель, частично населенных итальянцами, но не вошедших в состав Италии при ее воссоединении //Словарь иностранных слов. – М., 1987. – С. 203.

8. Этингер Я. Межнациональные конфликты в СНГ и международный опыт // Свободная мысль. – 1993. – № 3. – С. 89.

9. Современные проблемы и вероятные направления развития национально-государственного устройства Российской Федерации. – М., 1992. – С. 11 – 16.

10. Дробижева Л. М. Этнические конфликты //Социальные конфликты в меняющемся российском обществе (детерминация, развитие, разрешение) // Полис. – 1994. – №2. – С. 109.

11. Котанджян Г. С. Этнопсихология консенсуса-конфликта. – М., 1992. –

С. 70-72.

12. Официальные данные числа жертв межнациональных конфликтов // Московские новости. – 1991. – 17 марта.

13. Там же.

14. Там же.

15. Ардаев В. Конфликт зрел давно //Известия. – 1989, • 21 июня.

16. Московские новости. – 1991. – 17 марта.

17. Ротарь И. Взорвется ли Средняя Азия? //Независимая газета. – 1993. – 21 января.

18. Московские новости. – 1991. – 17 марта.

19. Там же.

20. Юсупов Ш. Февраль повторился в январе //Независимая газета. – 1991. – 1 августа.

21. Политическая оценка (проект) Совета безопасности РФ обстоятельств вооруженного конфликта на территориях Северо-Осетинской и Ингушской Республик в октябре-ноябре 1992 г. //Независимая газета. – 1994. – 23 марта.

22. Селиванова И. Ф. Республика Молдова: хроника Приднестровского конфликта //Кентавр. – 1994. – № 4 – С. 147.

23. Назарбаев Н. Страны и народы вернутся на путь интеграции //Независимая газета. – 1995. – 12 апреля.

24. Психология: Словарь. – М, 1990. – С. 174.

25. Овчинников В. С. Политические конфликты и кризисные ситуации // Социал-полит. науки. – 1990. – № 10. – С. 58.

26. Маркс К., Энгельс Ф. Тезисы о Фейербахе //Соч. 2-е изд. – Т. 3. – С. 75.

27. Амелин В. В. Межнациональные конфликты в Средней Азии на рубеже 80-90-х годов. – М., 1993. – С. 16.

28. Цит. по: Котанджян Г. С. Этнополитология консенсуса-конфликта. – М., 1992. – С. 15.

29. Тишков В. А. О природе этнического конфликта //Свободная мысль. – 1993. – №4. – С. 8.

30. Тишков В. А. О природе этнического конфликта. – С. 8.

31. Цит. по: Санистебан Л. С. Основы политической науки. – Москва, 1992. – С. 106-107.

32. Лурье М., Студеникин П. Запах гари и горя. Фергана, тревожный июль 1989Г. – М.. 1990. – С. 84.

Амелин В.

Источник: www.gumilev-center.ru


Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.