Наступила каблуком


В школе сегодня были одни девушки, все парни уехали на соревнования а я не поехал. Людей было мало, почти всех отпустили но мне надо было сдавать долги. Я пришел и увидел при входе стоявшую и курившую Женю. Она была очень красивой девушкой и я боялся ее и преклонялся перед ней. Я подошел к ней и сказал
— Здраствуйте Евгения! Могу я быть чем-нибудь Вам полезен?
— Подержи мой пакет с сменкой — бросила она мне протянув пакет. Она спокойно относилась к моим обращениям хотя и была младше меня на год. Я отошел чуть в сторону любуясь ею. Она докурив пошла в школу поманив меня пальцем. Я пошел за ней. Там она села на скамейку и указала мне пальцем место перед нею. Я сел по турецки там где она сказала а она поставила свои грязные от уличного дождя и грязи сапожки на мои ноги. Подошвы ее были прямо обильно грязными но ее это не беспокоило я в ее глазах был никем.
— Почисти сапоги и переобуй — сказала она. Я стал своей сменной футболкой для физкультуры вытирать ее сапоги.


ачала верх, потом подошвы. Пока я вытирал ее сапоги с лестницы спустился самый красивый парень в школе, который тоже меня чмырил. Он увидя картину совсем не удивился и подошел к Жене пнув меня коленом и сел рядом. Он поцеловал Женю в губы и они стали болтать.
— Привет Женька! Чего сегодня в школе забыла?
— Да вот, пойду сейчас русский сдавать, потом физру. Так заебалась на самом деле но деваться некуда надо получить оценки.
— А я уже сдал! Извини компанию тебе не составлю, опаздываю на работу!
— Ну ладно, Макс, беги. — они снова поцеловались и Макс встал, наступив на мою ногу и еще раз пнув меня коленом ушел.
— Евгения, я почистил Ваши сапоги, позволите Вас переобуть?
— Сейчас проверим. — сухо сказала она подняв ногу и проведя подошвой по моей щеке. На ней остался черный след. Затем она провела другой подошвой по другой щеке там остался такой же — хуево чето почистил, давай лучше чмо. Я продолжил чистить ее подошвы, сильно их вытирая. Моя футболка была вся грязная уже. Женя села нога на ногу очень сильно впившись шпилькой в мою ногу но я терпел и вытирал ее подошву. Когда я закончил она еще раз провела подошвами помему носу и убедившись что сапоги чистые велела мне ее переобувать. Я аккуратно, как будто держал в руках хрустальную вазу поднял ее ножку и аккуратно снял с нее сапожок. Я одел ее туфельку на высокой острой шпильке снова на ее ногу и застегнул ремешок. Переобул вторую ногу и посмотрев в глаза Жене спросил
— Евгения Викторовна, я закончил! — она посмотрела на меня с презрением, мощно плюнула мне в лицо, попав в глаз и встав на моих ногах, больно прижав меня шпильками встала и отошла.
— Соберешь сменку, сдашь в гардероб и бегом к кабинету русского языка.

8212; сказала она и пошла в сторону лестницы. Я сделал все как она велела и бегом побежал к кабинету русского. Когда я бежал я увидел в какой эротичной позе,нога на ногу сидит Женя, засмотрелся на ее бедра и споткнувшись мощно упал прямо перед ее ногами головой чуть не задев ее ногу. Она хмыкнула и поставила подошву туфельки мне на голову и села нога на ногу. Когда послышался стук каблучков учительницы по русскому она убрала с меня ноги бросив мне «спрячся» села как ни в чем не бывало. Я спрятался у кабинета. соседнего. Елена Викторовна вышла и стала разговаривать с Женей.
— Ну что, сейчас напишешь две контрольные и я поставлю тебе отметку. Заходи готовься пока — сказала она и зашла в кабинет директора который был напротив. Женя щелкнула пальцами и поманила меня пальцем. Я на цыпочках пошел за ней. Парты в кабинете были полностью закрытыми.
— Лезь под парту, буду тебе на бумажке писать что мне нужно и будешь нужную шпору давать, понял? — спросила она строго.
— Евгения Викторовна мне нужно математику сдавать, можно я пойду?
— Нет нельзя. Все лезь. — она говорила со мной тоном, не терпящим пререканий.

залез под парту и сел по турецки напротив ее ног. Она села за парту и поставила свои туфельки на мои ноги, шпильками больно прищучив меня. Я терпел не смея пререкаться с ней. Мне было обидно, я получу незачет и останусь на второй год в ее классе. Хотя школа у нас была маленькой и людей было мало — в каждом классе по 5 человек но в ее классе учились помимо Жени 3 девченки и Макс, которого я ненавидел. Я хотел подлизаться к Жене заботясь о ней, а она так грубо со мной обращается, нехорошо. Женю однако это не волновало, она села нога на ногу и повернув подошву в сторону меня уперла ее мне в нос и губы. Мне было больно но я боялся произнести хоть звук что бы не спалить Женю. Зашла учительница и началась контрольная. Я разобрался в шпорах хотя было мало света и протягивал ей нужные шпоры которые она требовала и вскоре вторая контрольная была почти закончена. Но тут случилось ужасное — учительница села за парту рядом с ней нога на ногу и ее шпилька близилась к моей голове и мне некуда было спрятаться. Когда она качнула ножкой она задела мое лицо.
— Опа. Что это у нас тут? — спросила учительница заглянув под парту. Она увидела мое смущенное лицо, попираемое туфелькой Жени и Ее туфлей. Она подняла голову и засмеялась. — это самая оригинальная шпаргалка которую я только видела! — она села поближе к жене и шпилькой врезалась мне в щеку. Я понял что спасения мне не видать и стал дальше сидеть тихо.
— Ладно Женя, ты девушка хоть и не отличница но я тебе поставлю 4 в году.

ты, шпаргалка — сказала она обращаясь ко мне — зайди ко мне после 15ти.
— Спасибо Вам Елена Викторовна! — поблагодорила ее Женя и встала изза парты и пошла. Я встав посеменил за ней.
Женя шла на улицу что бы покурить. Я шел за ней. Мы вышли на улицу, она прикурила сигарету и повернувшись ко мне выдохнула дым в мою сторону. Я закашлялся так как был некурящим. Она позвонила подружке и стала болтать.
— Да, прикинь, сама сдала без шпоргалок на 4. 4 в году поставят! Вот такая я умница!
Она еще какое-то время поболтала с подрукой и повесив трубку посмотрела в мою сторону.
— Сейчас на физру пойдем. Преподша у нас нормальная все поймет, будешь за меня сдавать.
— разве она разрешит?
— Да ей всего 22 она нормальная девка мы в клуб ходили вместе недавно.
— если я смогу Вам помочь я буду счастлив Евгения Викторовна! — покорно сказал я. Она улыбнулась и выкинув сигарету пошла в школу обратно. Я посеменил за ней. Она взяла из гардероба свои кросовки и форму и протянув мне пакет пошла в сторону физкультурного зала. Зашла в лаборанскую и взяв ключ от раздевалки поманила меня пальцем. Там она села, а я что бы ее не смущать хотел было выйти но она бросила мне
— ляг здесь. — я лег где она указала на спину и она встала мне на живот. Ее шпильки больно вонзились в меня но я терпел. Она приподняла ножку и велела снять с нее обувь.

снял с нее туфельки и она встала мне на грудь, где почище. Сняв джинсы и топик, оставшись в одном белье она одела спортивные штаны и футболку и велела обуть кросовки. Я обул ее и она сошла с меня. Я решил быть вежливым и сказал.
— Спасибо что позволили видеть вас в таком виде, Евгения Викторовна! — а эта нахальная девченка ответила.
— Ну а что мне стесняться, я же не стесняюсь этой скамейки. А чем ты лучше ее? — и не дожидаясь ответа вышла. Я хотел было уйти и потерять «доверие» Жени но передумал и остался. Женя заглянула в раздевалку и сказала «пошли». Мы вышли в спорт зал, я шел позади а она впереди с учительницей. Так, к слову сказать, была тоже очень красивой девушкой и попка у нее была ничуть не хуже Жениной. Мы подошли к матам и Екатерина Павловна обратилась ко мне.
— Так, Александр, тебе сегодня сдавать вместе с Женей одинаковые нормативы. Сначала отжимания. Жень ты хоть как то поучавствовать должна в процессе, что бы было за что тебе 5 поставить. — Женя засмеялась и встала мне на спину. Я с ее весом еле поднимал себя и ее, сдав норматив еле еле.
— Так, ну Жене 5, тебе 3. — сказала она и мы пошли дальше. Я сдал еще пресс, подтягивание, скакалку, прыжки в длинну с места и бег. Пока я сдавал они болтали спокойно. В результате у Жени по всем зачетам 5 у меня 3 и в году 3.
— Ну ладно Кать, я пойду, мне сегодня на свидание еще.
— Да вали, звякни вечерком. может в клубец сходим! — ответила ей преподовательница и мы вышли.

емя подходило к 15ти часам и мне скоро нужно будет идти к преподовательнице русского языка. Я переобул Женю, снова полюбовался ее грудью и попкой в почти обнаженном виде и мы пошли к раздевалке. Там она села на скамейку, подождала пока я заберу сапожки и обую ее и, накинув курточку, пошла к выходу.
— я заслужил от Вас какую-нибудь награду, уважаемая Евгения? — спросил я с надеждой — я же весь день Вам помогаю!
Женя остановилась, повернулась ко мне и подойдя по ближе со всего маху врезала мне между ног острым носком сапога.
— Вот тебе твоя награда — сказала она и ушла. Я корчился от боли еще минут 5, потом борясь с собой поплелся в туалет, умыл лицо и очистил одежду и побежал к Елене Викторовне. Постучав и услышав «войдите» я подошел к ней и сказал.
— Елена Викторовна, Вы велели мне прийти?
— Да, да. Мне сейчас уходить, хочу что бы ты меня переобул.
— Вас, переобуть? — еле шевеля губами переспросил я.
— Тебе два раза нужно повторять? Шевелись! — велела она и повернулась ко мне протянув ножки. Я решил не спорить, ведь она могла поставить мне двойку и мне придется оставаться на второй год в классе с ненависным Максимом и любимой Женей. Я сел по турецки перед ее ногами и аккуратно поднимая е еножки сначала разул ее, потом одел на нее сапожки на остром каблучке. Она чего-то там дописывала старательно и потом закрыв журнал стала одеваться.

тоже встал но она сказала мне
— лежать! — и мне пришлось снова лечь на пол. Я ужасно ее боялся но она всего лишь вытерла ноги об мою кофту перед выходом и велела проваливать. Вдогонку она меня «обрадовала».
— Кстати я тебе поставила двойку.
— Но за что? Я же хорошо учился!
— Просто потому что ты мне не нравишься. Да и хочется что бы ты подольше у меня в классе поучился. Буду тобою пользоваться. А если проболтаешься кому-нибудь то получишь много проблем. вылетишь из школы в 9 классе.
— Пожалуйста не надо, я буду послушным! — ответил я с мольбой в голосе.
— Поцелуй мне туфли и может быть я тебя пощажу. — сказала Елена Викторовна и мне не осталось ничего другого кроме как встать перед ней на колени и смачно поцеловать носки ее уличной обуви. Хихикнув она пошла к выходу и я тоже пошел, чуть поодаль от нее. Выйдя из школы я увидел что Женя с Максом стоят и болтают. Я хотел проскользнуть незаметно но у меня это не получилось. Женя подозвала меня к себе и когда я приблизился максимально близко плюнула мне в лицо.
— Ну что тебе русичка сказала? — требовательн спросила она у меня.
— Она поставила мне двойку и сказала что оставит на второй год.
— хаха, ну ты дибил! — посмеялась надо мной Женя и еще раз плюннула мне на волосы. Макс, заразившись примером тоже плюнул мне в лицо и пинком под зад уронил меня так, что я упал и покатился по лестнице.

сломал палец наверно потому что он хрустнул и сильно болел. А они спустившись по лестнице прошлись по мне как по части асфальта. Макс наступил мне на живот и сразу сошел а Женя встала мне на грудь двумя ногами и стала вытирать подошвы сапог об меня.
— Завтра чтоб был здесь к 10 часам. МНе надо еще математику, историю и английский сдать. Все понял?
— да Евгений Викторовная — плача ответил я. Она засмеявшись ударила подошвой сапожка меня по лицу и сошла с меня. Макс взял ее под руку и они пошли к метро весело болтая а я лежал, завывая от боли и плакал.

Всю ночь я плакал и яростно мастурбировал. Я переживал заного все события дня и особенно события в школе. Я понимал что это только начало и дальше будет только хуже. Проснулся я в тяжелом состоянии духа. Я до последнего сомневался идти или не идти но выпив из родительского бара стопку водки решился и пошел. В 10 ровно я стоял у входа в школу. Когда подъехал красивый, дорогой кабриолет я подбежал к нему что бы открыть дверь Евгении что бы она не злилась на меня сегодня.
— На пол у машины. — бросила она мне и повернулась прощаться со своим новым парнем — ну ты мне позвони как-нибудь, повторим нашу горячую ночку!
— Хорошо Женечка, иди, грызи гранит науки! — он звучно шлепнул ее по попке когда та привстала с сиденья и открыла дверь. Вышла Женя из машины поставив ноги на мой живот и встав на него. Она закрыла дверь за собой и наступив шпилькой своих новеньких золотых сапог на ладонь, прошла к багажнику.


тащила пакет со сменкой и бросив его мне как помойному псу подачку пошла в сторону школы. Ее парень рванул и круто развернувшись уехал а я встал, подобрал Женин пакет и побежал за Женей. Догнав ее я шел чуть позади нее, ссутулившись, стесняясь ее. Открыл перед ней дверь и не дождавшись «спасиба» зашел вслед за ней. Я обогнав Женю сел как и вчера по турецки напротив скамейки. Женя как ни в чем не бывало подошла ко мне, наступила сначала одной ногой мне на ноги, затем второй, больно раня шпильками и села ногу на ногу, уперев подошву сапожка мне в лицо.
— Евгения Викторовна, Вы позволите Вас разуть? — вежливо поинтересовался я.
— Работай. — только и ответила она мне. Вдруг она заулыбалась и помахала рукой кому то сзади меня.
— Привет Женька! — услышал я за своей спиной голос моей одноклассницы Эли. Она была красивой девченкой и так же как и Женя внимания на меня особо не обращала. — Привет Саш. — бросила она мне. Она села рядом с Женей и они стали болтать. Я жутко покраснев вытирал Женины сапожки от уличной грязи специальной взянной тряпкой.
— А че он тебя переобувает, провинился что ли? — спросила она у жени.
— Да нет, просто так. Не самой же мне переобуваться, правильно? — засмеялась Женя.
— А чего это ты одна что ли такая фифа, меня тоже пусть переобует! — сказала Эля.
— Ну сейчас, подожди своей очереди.

8212; Женя пнула меня в лицо шпилькой, оставив мощную царапину — работай быстрее.
Я принялся с двойной скоростью чистить сапоги Жени, а потом и переобувать ее. Сегодня она взяла с собой сексуальные открытые туфельки на сексопильном, длиннющем каблуке. Обув ее я сказал ей
— Евгения Викторовна, все готово!
Она ничего мне не сказала, просто встала на моих ногах, вонзив на миллиметр шпильку мне в бедро и сошла с меня уступая место Эле. Эля тоже спокойно прошлась по моим ногам и вручила мне пакет с уличной обувью. Они с женей болтали пока я аккуратно переобувал Элю, а потом когда я закончил Эля пнула подошвой туфельки меня по губам и поцеловавшись с Женей пошла к выходу. Женя же пошла в сторону лестницы. На лестнице была разлита вода и Женя выжидала чего-то.
— Клади руки на ступеньки. — приказала она мне. Я положил и она спокойно, делая акцент на шпильку встала на мои руки. Подняв одну ногу она стала ждать. Ее шпилька мощно давила на мою руку и я быстро сообразил что она от меня хочет. Положив руку на следующую ступеньку я стал ждать и Женя с силой наступила на мою руку, вонзив шпильку мне в руку. Я замычал от боли но по скольку ее шпилька все еще была в моей руке быстро положил руку на следующую ступеньку. Подниматься нам было всего до 2 этажа так что я довольно быстро «доставил» Женю до места и она сойдя с моих рук пошла уже самостоятельно в сторону кабинета. Кабинет математики был еще закрыт, парты там были открытые так что я подумал что женя врятли возьмет меня с собой. Я подполз к ней и спросил.
— Евгения Викторовна, мои руки кровоточат, Вы позволите мне сходить в туалет промыть раны? — умолял я ее.
— Нет. Сядь тут на жопу и задри свою тупую бошку. — велела она мне. Я сделал как она сказала и не удивился когда она просто села мне на лицо. Она была фигуристой девушкой и шея у меня сразу заболела. Ноги же она поставила на мои бедра, как всегда сильно вонзив шпильки в них. И как бонус с лестницы вышел Макс издалека поздоровавшись с Женей.
— Привет сладкая, ты чего тут сидишь? — спросил он у Жени. Он подошел к ней вплотную и наступив на мои бедра и член перенес на эту ногу вес и поцеловал Женю.
— Математику сейчас сдавать. А ты? — спросила она Макса, который только сошел с моих ног.
— Тоже! Будем вместе сдавать. Вчера завалил пришлось пересдавать. О а вот и препод идет кажись! — сказал он Жене. Та неторопливо поднялась с моего лица постояв немного на бедрах и сошла с меня. Дождавшись пока преподша зайдет в кабинет она бросила мне:
— на колени, морду в пол — Я повиновался и она поставила мне на спину свою сумочку. Достав из нее ручку. Макс тоже положил мне на спину свою сумку.
— Как ты его выдрессировала! Молодец! — засмеялся он.
— А то! Ну пошли, с богом! — они зашли в кабинет а я стал ждать. Руки жгли ужасной болью из ран чуть выше кисти шла кровь, я весь был в царапинах, даже на лице не осталось без травм. Плюс я был весь грязный от подошв Жени. Было тяжело но я терпел. Простоять на коленях мне пришлось около часа. Потом когда счастливые улыбающиеся Женя и Максим вышли с кабинета и забрали сумки я чуть не потерял сознание от радости. Они пошли в сторону выхода, видно желая покурить. А я уже без слов поняв приказ поплелся за ними. Когда я догнал их они уже прикурили сигареты и стояли болтали. Я решив не привлекать внимания сел около стены около входа. резкая боль, звезды в глазах и я уже лежу. Максим по просьбе Жени врезал мне ногой по лицу. Теперь когда я был в лежачем состоянии Женя встала мне на грудь, повернулась и одну ногу поставила на лицо так, что шпилька вонзилась в одну щеку а угол подошвы в другую. Она перенесла на эту ногу почти весь свой вес причиняя мне адскую боль. А Максим встал мне на живот. Его вес я почти не чувствовал, все мое внимание было к Жениной ноге, стоявшей на моем лице. Они потом прикурили еще сигарету, и когда наконец Максим попрощался с Женей, они поцеловались и Жена сошла с моего лица и пошла в сторону входа. Я еле успел открыть ей дверь. Она пройдя по мне, всему в слезах, грязи, крови, стонущему и пошла сдавать остальные предметы. С английским проблем не возникло, я просто постоял на коленях с ее сумкой на своей спние, а когда она стала сдавать Историю преподователь заметил что она списывает и выгнал из кабинета. Женя вышла злющщая и первым делом решила сбить злость. Она со всей дури врезала мне носком туфли по лицу, попав точнехонько в щеку прямо под глазом. Я повалился навзничь и она подбежав ко мне с силой въехала шпилькой в живот. Следующим ударом она оставила глубокую царапину на моем лице врезав по нему шпилькой. Она била, била и била. Когда она выдохнулась она ногой содрав футболку с моего тела, обнажив толстый живот и плюхнулась мощно на него своей сексуальной попкой. Я истекал кровью но ее это не смущало. Она посидев встала и постучала в кабинет.
— Извините меня за то что я списывала, можно мне еще раз попробывать, без шпаргалок?
— Ладно, заходи. Но увижу шпору — поставлю двойку! — Женя сделала ЕССС и бросив мне — можешь сходить умыться — зашла в кабинет. Я еле дополз до ванной, там я водой смочил раны, можно сказать умылся целиком, потому что раны от побоев были по всему телу. Приведя себя в какой то божеский вид я вытерся туалетной бумагой и вернулся к кабинету. Сумочку Женя занесла с собой в кабинет поэтому я просто сел и стал ждать. Когда Женя вышла она счастливо улыбалась солнышку, сказала вслух «ессс, все сдала! перевожусь!» повернувшись ко мне просто так, не со злости, врезала мне носком туфельки по лицу, попав в щеку и открыв только было обработанную рану. Я упал держась рукой за щеку а Женя уже шла к выходу. Я еле доковылял до выхода и сев по турецки как обычно перед Женей стал переобувать ее.
— Евгения Викторовна, не бейте меня пожалуйста больше, мне так больно. За что Вы меня так? — молил я ее, не переставая переобувать ее. Ответа не последовало, она повернулась в мою сторону и смачно плюнула мне в лицо попав прямо на рану и, подняв только переобутый сапожок с не до конца очищеными подошвами, стала растирать плевок по глубокой ране, занося в нее грязь. Она растирала подошвой сапог свой плевок по моему лицу а я не переставал переобувать ее. Я чувствовал себя полнейшим ничтожеством но сил противостоять ей я не находил. Когда она переобулась она той же ногой, которой растирала плевок по моему лицу, шпилькой врезала мне по лицу, заставив скорчится от боли и упасть на спину. Встала на мои ноги, наступила на живот, грудь, лицо (разместив каблук на не пораненной щеке а подошву на носу) и сошла с меня пойдя в сторону выхода. На улице она стояла курила и разговаривала по телефону. Судя из разговора ее должен был забрать очередной ухажер а я протянул ей пакет и собирался уходить. Но Женю это не устраивало и она указала мне пальцем на стену. Я поняв Ее приказ лег около стены на спину и она встала мне на грудь. Шпильки у ее золотистых сапожек были очень тонкие и когда она поставила одну из них мне на щеку, вонзив ее точнехонько в рану а подошву этой ноги на другую щеку и перенесла на эту ногу весь свой вес я чуть не умер от боли. Она постояла так и, увидев вдалеке подъезжающий мерседес, сошла с моего лица, прошла по животу встав между ног и повернувшись ко мне посмотрела прямо мне в глаза стала с изуверской жестокостью дубасить ногой мой член. Сначала она просто поднимала ногу и опускала ее на мой член то подошвой то шпилькой принося немало страданий, потом она чуть отошла и стала с размаху носком бить меня между ног. Под конец она с размаху шпилькой врезала мне попав прямо в яичко и увидя мои слезы, удовлетворилась. Кинув докуренную сигарету мне на живот она пошла в сторону своего ухажера и прыгнув к нему в мерседес умчалась с ним куда-то веселиться. А я лежал, избитый, израненный, стонал и плакал.
На следуюий день я пришел подписать приказ о том что меня оставляют на второй год. В школе почти никого небыло и я, с незаживленными ранами, можно сказать свежими шел наслаждаясь тишиной. Директора в кабинете небыло и я сидел около кабинета преподовательницы по русскому языку. Я сидел, надеясь что ее сегодня в школе нету, но когда кабинет открылся и она вышла сердце мое сжалось в комок.
— Опа, как раз тебя я и хотела увидеть. В мой кабинет бегом — сказала она. Елена Викторовна обладала властью в школе и я решил не спорить. Зайдя в кабинет я на всякий случай встал на колени перед ней.
— Правильная позиция. Слушай внимательно. Сейчас придет пара человек на подготовительные занятия по ЕГЭ. У меня отобрали мой законный выходной поэтому я очень зла и отыгрываться буду на тебе. С ними придет проверка и я должна быть душкой, а меня распирает от злости. Так что ты мне сегодня поможешь и тогда я может быть не оставлю тебя на второй год. Если ни разу не пикнешь и будешь слушаться любого моего приказа то перейдешь в следующий класс.
— Спасибо Елена Викторовна! — обрадовался я и подполз к ней стал целовать носки ее туфель.
— Ладно, хватит, нацелуешься еще. — сказала она подходя к своему столу — ложись мне под стол на спину. Ноги подогни что бы я могла с комфортом поставить ноги тебе на лицо.
— На лице будет неудобно, поставте лучше на грудь! — испуганно предложил я. На лице было еще много незажитых ран от побоев Жени.
— Ты тупой? Я же хочу что бы ты мне потом подошвы туфель облизал. А так будет удобней, зачем по триста раз пересаживаться — сказала она и выжидаюе на меня смотрела. Я быстро заполз под стол и занял указанную позицию. Елена Викторовна села за стол, который к слову был полностью закрыт как и парты в классе. Она придвинув стул поближе поставила ноги мне на лицо. Она была в туфлях на высокой шпильке, которые и вонзились в мои раны. Одна ее шпилька топтала мою щеку, а вторая стояла в миллиметре от глаза. Глаз начал слезиться но моргнуть не получалось, она шпилькой не давала мне сомкнуть глаз. Я чуть не плакал от боли и безвыходности положения но молча лежал. Я очень хотел перейти в следующий класс и не хотел целого года мучительного обучения в классе с моей обожаемой Женей и ненавистным Максимом. Да, я до сих пор был влюблен в Женю не смотря на ее более чем пренебрежительное отношение ко мне. В класс зашли люди среди которых я услышал голос Жени и Максима. Я испугался но не издал ни единого звука. Женя подошла к учительнице и та видно кивком указав на меня похвасталась. Женя усмехнулась и подойдя поближе наступила шпилькой на палец моей руки, которую я не осторожно положил рядом со стулом учительницы. Она видно перенесла весь свой вес на шпильку этой ноги, потому что через пару мгновений я услышал хруст и дичайшую боль в пальце. Она его сломала! И даже не постыдившись еще раз усмехнулась и покрутила шпилькой, доставляя мне еще больше боли. Я еле слышно запищал от боли и Учительница решив приструнить меня к порядку стала поднимать ноги и с силой шпильками опускать их на мое лицо. Ее шпильки били предпочтительно по щеке, носу, скулам. Я молил бога что бы она не попала мне в глаз и Бог видимо услышал мои молитвы. Когда она успокоилась и снова спокойно поставила ноги на мое лицо мои глаза до сих пор были целы. Женя договорила с учительницей насчет ее контрольных и еще раз перенеся весь свой вес на шпильку, стоящую на моем сломанном пальце, крутанулась на ней, чуть ли отрывая мне палец и пошла за парту. Учительница начала урок и подробно рассказывала о предстоящем пробном экзамене. Посреди урока зашла какая-то женщина и грубым голосом сказала Елене Викторовне:
— милочка, ты не правильно рассказываешь, надо все по поряядку, давай лучше я, у меня лучше получится — Елена Викторовна услышав это от злости стала очень сильно шпильками давить мое лицо. Рана на щеке, оставленная Жениной шпилькой снова разошлась. Она успокоившись пнула меня в лицо подошвой и найдя ей рот поставила подошву аккурат на рот. Я поняв это как приказ принялся облизывать ее подошву. Я старался сделать ее как можно чище. Она была мало того что пыльной, так к ней еще и прилипла жевачка. Я не придумал ничего другого кроме как отгрызть ее от подошвы и засунуть себе в рот. Я понимал как низко я пал, она по этой жевачке ходила бог знает сколько времени а я ее себе в рот сунул. Хотя чего уж там говорить, все таки я облизывал ее подошву, которая тоже была не идеальной чистоты. Консультанция скоро закончилась и женщина, перед уходом еще раз отчитала Елену Викторовну за то что та не идеально подготовилась. Елена Викторовна ужасно злая дождалась когда все выйдут из кабинета кроме Жени которую она попросила остаться и забрать меня. Она подбежав снова села и пару раз нанесла удары мне по лицу шпильками.
— Ладно, ты хорошо держался, можешь вылезти и поблагодорить за науку. — приказала Елена Викторовна. Я вылез из под стола, стоя на коленях наклонился максимально низко и стал осыпать поцелуями туфельки учительницы.
— Елена Викторовна, я просто немного спешу, я обещала посмотреть на новую машину Максима. — попыталась поторопить учительницу она.
— Да, конечно, забирай его и идите — сказала она начав тоже собирать вещи.
— Елена Викторовна — забеспокоился я — вы обещали что если я вытерплю мучения вы переведете меня на второй год!
— Я соврала. Все проваливай. — сказала она и они вместе с Женей засмеялись. Я обреченно опустил голову и пошел за Женей которая бодро шагала в сторону выхода. На улице ее уже ждал Максим видя меня, бегущим склонив голову за Женей он не то что не удивился, а вовсе не обратил на меня никакого внимания. Женя была в хорошем настроении и я решил сделать ей приятно. Она подошла к Максу и они стали прикуривать сигареты. Я же встал перед ней на колени и приблизив голову к ее ногам стал вылизывать ее туфли. Я облизывал их так страстно, как будто они были сладким мороженным. Она же на это даже не обратила внимания.
— Какая из этих красавиц твоя? — спросила она с улыбкой у друга.
— Вооон тот бмв.
— Зет 4?? ого, у тебя отличный вкус! Машина бомба! прокатишь? — попросила Женя.
— Конечно! До дома тебя отвезу даже.
— Через месяц у меня день рожденья будет, мне папа подарит мерседес эс 500. — похвасталась Женя поднимая одну ножку и носком туфли ударяя ею мне по уху. Я поняв приказ ложусь и переворачиваюсь на спину подставляя ей свое лицо.
— Ого! Шикарная машина, тебе как раз подойдет! — похвалил ее Макс. Женя улыбалась и поставила ногу, узенькой подошвой туфли мне на горло. Резко перенеся на нее весь свой вес она поставила вторую ножку шпилькой мне на лицо. Весь ее вес приходился на мое горло, за исключением небольшого давления шпилькой на щеку. Я стал задыхаться а Женя как будто этого не замечала.
— Да, мы с папой долго выбирали… — она подняла шпильку перенеся абсолютно весь вес подошвой на мое горло и с силой опустила шпильку на мою щеку.
— Ну что, поехали? Ты докурила? — спросил ее Максим двигаясь к машине.
— Сейчас выкину хабарик, секунду — сказала Женя наконец сойдя с моего горла. Я получив наконец то возможность со всей силы пытался отдышаться. Я открыл широко рот и Женя прямо в него кинула мне зажженный хабарик. Улыбнувшись она наступила шпилькой с силой на мою руку, которой я хотел вынуть ее хабарик из своего рта и пошла к машине.
— иди за мной — сказала она мне напоследок. Я еле выплюнул сигарету, во рту все жгло, горло болело, но я все равно побежал за Женей. Добежав до нее она показала пальцем на другую сторону улицы и я побежал куда она сказала. Точнее хотел побежать, но она подставила мне подножку и я грохнулся прямо на задницу на асфальт перед машиной. Максим видно был в курсе ее планов и уже заведенную бмвшку чуть сдвинул вперед наезжая колесом на мои бедра. Я оказался в капкане и завыл от боли. Машина весом давила на мои ноги. Увечий не наносила но было чертовски больно. Женя же открыла дверь машины, посмотрев на мое лицо, находившееся прямо перед сиденьем она встала на него двумя ногами, разместив шпильки на лбу, потерла немного подошвами об мое лицо и сев, закрыла дверь. Максим аккуратно уехал, решив видно не калечить меня и я отдышавшись, растерев ноги поплелся домой.

Источник: gerrandom2009.narod.ru

Расскажу что со мной приключилось.

Всера радостный шел в универ, один экзамен и конец сессии.

Пришел меня вызывают. Сидит профессор, молоденькая, строгая девушка. Я сразу подумал вот блин она меня не знает автомата не дождатся. Ну она начинает меня расспрашивать, я ничго толком не отвечаю. Она на кресле с колесиками выезжает изза стола и я немею. Она была в коротенькой, строгой юбочке, черных колготках и открытых туфлях на тонком, не очень длинном каблуке.
Она начинает тереть мне что я мол тупой и ща она мне незачот поставит. Я начинаю ее молить поставить зачот, говорю что абсолютно на все готов, ведь если незачот поставит то вся сессия коту под хвост.
Она делает шикарный жест ногой, выставляет ее вперед и говорит тихо так… «целуй». Я даже думать не стал, сразу упал со стула к ее ногам. Пока целовал она мне рассказывала что поставит зачот, если я весь день проведу под ее столом, целуя, облизывая ее ноги и туфли. Сердце заколотилось. То что мне нужно!) я резко согласился и вышел из кабинета. Обошол его и зашол с черного хода. Моя Госпожа ждала. Я залез под стол и лег на спину. Госпожа Юлия (так ее звали) просто придвинулось и помойму с силой поставила свои ноги мне на лицо…. было больно но я не пикнул. Она потерла ногами мое лицо и выбрав удобное положение пригласила следущего студента. Стол был закрытым и он даже ничего не мог увидеть. Я тока расслабился, как Госпожа стала топтать мое лицо. Тоесть просто поднимаю то одну то другую прекрасную ножку, с силой надавливать на мое лицо. Она хотела чтобы я кричал и опозорился. Но я держался. Потом она впихнула каблук мне в рот. Я стал его облизывать. Обувь слава богу была чистая, тока пыльная немного. Так я и лежал где то минут 15 пока студент отвечал, а безжалостная Госпожа топтала мое лицо ногами продолжая спокойно сидеть и опрашивать студента. Он ушел, а госпожа отодвинулась со стола и посмотрела на меня, мое лицо было в царапинах и грязи. Она мне сказала «Сходи умойся и возвращайся» Я молнией побежал в туалет, чтобы никого не встретить. Счастье коридор был пуст. Умылся прибежал обратно, а там как раз студентка была. Звали ее Аня, она была строгая и неприступная, но красивая и завлекающая. В общем внимания у нее много, поклонников тоже. Госпожа Юлия спросила у меня «Чего ты ждешь?» Я испугался. Ведь Аня узнает все расскажет всем. Госпожа сказала Ане, это мой коврик для ног. Никому не рассказывай тогда дам попользоваться. Аня улыбнулась и покивала. Я подумал, а почему бы и нет?, и полез под стол. На Ане были прозрачные туфли на высокой металлической шпильке, и короткая юбочка. Мечта одним словом. Я лег как лежал и Гомпожа Юлия уже не так сильно, но по прежнему не заботясь о том что мне будет больно, поставила свои туфли мне на лицо и коротко приказала лизать. Я лизал, и был счастлив! Подумал рискнуть и в тот маленький проем что был между полом и столом пропихнул руку и наткнулся на ноги Ани. Не видел как она на это отреагировала, но мою руку тут же придавили две туфельки. Притом каблуками Аня больно давила. Специально видимо. Так я лежал гдето минут десять пятнадцать… И думал как мне повезло! Госпожа Юлия точно прикажет мне приходить к ней каждый день или еще что-нибуть, да еще и Аня теперь знает. Тоже прикажет придти к ней домой. Я был прав. Аня удачно сдала экзамен и встала… Это было самое больное за тот вечер. Она стояла только каблуками на моей руке. Я думал что мои кости сейчас сломаются но они не сломались. Просто повезло наверно… Госпожа Юлия тоже привстала на моем лице, одним каблуком уперевся в скулу, а другим в голову чуть выше виска. Пока они стояли было больно, но разговор я услышал:
— Ты молодец Аня! Все хорошо сдала.
— Спасибо Юлия Олеговна, вы обещали дать мне попользоваться вашим ковром!
— Да я помню, сегодня я буду вытирать об него ноги у себя дома, у меня там много грязной обуви, хотя нет, завтра, целые сутки, пусть сегодня подумает! А послезавтра я его пошлю к тебе, только смотри не сломай ему чего-нибуть, а то потом еще в тюрьму посадят, хотя ты же не расскажешь коврик?
— ммм — ответил я.
— Будем считать что не расскажешь…
— Спасибо Юлия Олеговна! — Аня развернулась на каблуках, больно поцарапав мою руку и напоследок перенеся весь свой вес на один каблук, чуть помедлив пошла. Госпожа Юлия села обратно и позвала следующего студента. Так я лежал еще часа три. Потом когда ушел, затекло все лицо, было в синяках и ссадинах. Было больно но очень приятно. Все таки я извращенец. Вот теперь я сижу в комп клубе и через час буду у дверей своей новой госпожи Юлии. Простите все ПЧ. Думаю долго тут не появлюсь. Как получится одним словом.

Я счастлив. Я нашел Госпожу. Наступила каблуком

Источник: www.liveinternet.ru

"На ее губах играла загадочная улыбка!" — подумал он с затаённой злостью, взглянув налево. Да, так выражаются писатели в подобных ситуациях. Только для него никакой загадки не было. Он обреченно догадывался, что его ожидает, даже знал. Потому что это уже бывало, и по-другому быть не могло. Потому что она давно уже его объездила, загнала под себя. Потому что он сам хотел этого. Хотел и боялся.

Она нажала на газ, искоса взглянула на него и опять улыбнулась. Надменно, игриво и с удовольствием. Предвкушает! "Форестер" легко набрал скорость. Опять завезёт куда-нибудь, где народу нет, садюга… Какая же она красивая все-таки! Стройная, сильная, с длинными ровными ногами. Надела свои туфли на шпильках и короткое платье. Очень эротично. Валяться у нее под ногами, когда она в этом платье! На фоне заката и под шум прибоя! Обалдеть! Его даже в дрожь бросило от возбуждения. Она это чувствует, стерва.
Она одного роста с ним. На каблуках выше его, тяжелая девчонка. Ему бы надо полегче. Ей 33, а ему 47. И у него начинается остеохондроз. Он попросил ее быть с ним поосторожнее: позвоночник болит и вообще инвалидом можно стать. Она согласилась. Сказала: "Ладно, не буду на тебе ездить сегодня, просто погуляем по пляжу, посидим".

Кстати, это "посидим" его сразу насторожило, "екнуло сердечко у бедной овечки". Кто и на чем будет сидеть? Конечно, она на нем.
И вот везет его на море. Только, как она собирается гулять по пляжу на своих шпильках? Не очень подходящая обувь. Снимет? Вряд ли.
Он уже знает эти туфли и шпильки. Она их использовала в качестве шпор, втыкая в его бедра или бока. Оч-чень чувствительно! Похоже, что и сегодня собралась прогуляться верхом. Он боится этого и одновременно страстно желает. Он раб своего извращения, фанатик-наркоман. Нижний, "понибой", "поджопник", "коврик". Как там еще? "Стульчик"! Это так стыдно, унизительно! И в то же время приятно. Сладостное, мучительное наслаждение.
"А может, все обойдется? Просто погуляем?" — с тоской подумал он. Но он и сам не хочет "просто погулять". Они уже свернули с шоссе, ехали по грунтовке. Красивый сосновый лес шумел вокруг. Он заворожено смотрел на ее сильные уверенные ноги, которыми она нажимала на педали, на прекрасные руки с длинными пальцами, мягко лежащие на руле.

Вот лес расступился, блеснуло море. Дорога кончилась, начался песок. Приехали. Они вышли из машины, пошли к берегу. Вокруг никого. Да, она знает укромные уголки! Багровое солнце опускалось вдали за горизонт. Порывами дул легкий морской бриз.

— Ну что, место подходящее, — она достала ошейник. — Нагнись-ка!
— Ты обещала… — попытался напомнить он, становясь на колени и подставляя шею.
— Не дрожи, помню, — весело ответила она. — И заткнись. Ложись на спину.

Он лег в песок у ее ног. Его бил озноб от сладостного предвкушения. Вот она — вся над ним! Теплая, тяжелая, властная красавица! Она поставила ногу на его лицо, слегка толкнула. Он ощутил твердую кожаную подошву на лбу, каблук царапнул щеку.

— Согни ноги!

Затем, переступив через него, медленно села ему на живот. Он сразу напрягся, чтобы держать ее вес. Уселась, устроилась, как в кресле. Зажав его голову между ног, она с улыбкой смотрела ему в лицо. Поза для него привычная, но… Ничего, до пенсии еще далеко! Он мужчина в самом расцвете, черт побери!
— Жаль, что ты не видишь, как прекрасен закат. Зато ты видишь меня и мои ноги, — и она положила ногу ему на лицо, придавив нос, а вторую ногу сверху. — Наслаждайся!
Он засипел расплющенным носом, повернул голову, чтобы открыть доступ воздуха. Приятно чувствовать ее голень на щеке. И давление. Эх, что только не делает с человеком страсть!..

Хорошо, что она не стала его топтать. Он с ужасом вспомнил последний трамплинг в лесу, когда он, как червяк, корчился, хрипел и выл под ее каблуками. Казалось, что ребра сломаются или каблук проткнет живот и достанет до земли. А она все не слезала с него, гуляла по нему, пыталась танцевать, удерживая равновесие. Если одна ее нога оказывалась на земле, она тут же опять запрыгивала на него, не давая увернуться, подняться. А он задыхался и стонал, не в силах дышать и одновременно держать ее вес напряженным животом и продавленной грудью. Она держала его под ногами, ловко наступала на него, заставляя все время лежать на спине, быть ее подстилкой.
Когда он инстинктивно пытался поймать руками ее ногу, чтобы уменьшить давление и боль, она злилась: "Не трожь, руки прочь!" — весело и злорадно хохотала. Иногда, стоя на нем, она приседала, с наслаждением глядя в его полные слез глаза. А он порой замирал под ее каблуками, боясь пошевелиться от боли. Тогда она снова начинала свой танец на его теле, заставляя его кричать и дергаться, усиливая его страдания.

После этого сеанса, он заболел: видимо, она отдавила ему внутренности. Притащился в поликлинику, весь в синяках; сказал, что избили хулиганы. С сомнением осмотрев фиолетовые ссадины и следы каблуков, отпечатавшиеся на его коже, врач промолчал. И положил в больницу.

Да, не сразу она стала садисткой, а он "мазом". Он помнил ее всего лишь игривой наездницей. Но аппетит приходит во время еды.
Были, правда, кое-какие намеки, догадки. Так маленькие грибочки в лесу, если их не срезать, быстро вырастают в большие…

— Знаешь, лошадка, а я похудела на целых два кг! Спортзал помогает. Довези меня до машины, это совсем рядом. Ты выдержишь! — он стоял на четвереньках, а она правой рукой держала его за ошейник, не давая подняться.
— Нельзя мне! — робко возражал он, дрожа от возбуждения. Боковым зрением он видел ее ноги. Вот сейчас она поднимет стройную красивую ногу, перекинет через его спину и…

— Можно, не бойся! Я осторожно, — и она, переступив через него, мягко и непринужденно опустилась на его спину. И весело засмеялась, почувствовав, как под ее попой прогнулся и скрипнул его позвоночник.
Ощутив на себе ее упругую объемную задницу, он напрягся, удерживая ее вес. Она обняла и сжала ногами его туловище.

"Пошел! " — легкий удар пятками по бедрам. Началось! Он двинулся вперед, утопая в песке руками и коленями. Нет, она не легче, чем была. Все вранье. Еще шаг, еще. Но что это? Она сильно сдавила ногами его бока. Так сильно, что, казалось, чуть не сломались ребра. Это уже "жесть".

Он охнул, сжался, напрягся грудью, сопротивляясь капкану ее "объятий". И тут она вставила ему в рот уздечку. Так надо! Все, теперь он бессловесный. И оседланный. Только бы выдержать! Не впервой ведь. Он конь со стажем. Доползти до машины… как же тяжело все-таки! Сладостный мучительный тренинг…
В изнеможении он рухнул в песок. Она устроилась на нем поудобнее, не собираясь вставать. Поджала ноги, всем весом расположившись на спине своей жертвы.

— Ладно, полежи! А я на тебе. Ты мягкий и теплый.

Обессилевший, он судорожно пытался отдышаться, хрипел, песок попал ему в нос. Он чихнул, отворачивая голову от земли. По голове, лицу текли струйки пота, а из открытого рта, в котором торчала уздечка, — слюна. "Как загнанная лошадь! " — подумал он. В грудь воткнулся камень, на котором он лежал. А сверху его еще придавила наездница.

Собравшись с силами, он попытался сползти с камня. Почувствовав под собой его движения, она стала поднимать его, дергая за уши. Он жалобно застонал.
Она поднялась и встала рядом. "Сейчас будет пинать!" — подумал он и внутренне сжался. Пинала она обычно под ребра, не шутя. Хотя и не по-настоящему. Потом долго не проходили синяки. Но подняться пока не было сил. Пусть уж пинает…

— Да, стареешь! — сказала Она насмешливо. — А раньше помнишь, как бегал, коник?
Она поставила на его голову ногу и начала медленно увеличивать давление, перенося на нее вес своего холеного тела. Он дернулся под ней, не в силах вывернуть голову из-под ее каблука. Сжался, приготовился к боли. И тут Она быстро встала на его голову двумя ногами.

— Ааааа! — хрипло завопил он, а Она, хохоча, уже соскочила на песок. Голова жутко болела, потемнело в глазах. "Нет, терпеть невозможно… С Фемдомом пора кончать! " — думал он, привстав на колени. Лежать дальше он не мог. Мысль о том, что его голова вновь окажется под Ее ногами, приводила его в ужас!
— Вставай в позу, лошадка! — и Она ткнула-таки его под ребра носком туфли. Он скорчился на четвереньках и ощутил, как на его спину вновь упала задница Госпожи, невыносимая тяжесть придавила его. Он напрягся из последних сил, дрожа от напряжения. Руки и колени утопали в песке.

— Нно! — сильные ноги вновь сдавили его грудь. Он еле дышал. Она дернула уздечку, чуть не порвав ему рот. Он начал двигаться. — Быстрее! — каблуки впились в бедра…

"Пусть… Мне уже все равно…" — он полз, почти не чувствуя боли и задыхаясь… Сопли и слезы текли по его "морде". Осталось немного! Она качалась на его прогнувшейся спине, давила его своим весом и бедрами. Он чувствовал, что Она уже "завелась": движения ее жопы на нем стали интенсивнее, объятию колен ритмичнее и сильнее.

— Оооо! Стой! — сказала Она и встала. — На спину, живо! Вытрись!

Она бросила ему платок. Затем, примерившись, быстро села на его лицо. Он почувствовал, что Она уже "мокренькая". Ее задница вдавила его голову в песок, расплющив нос. Рот перекрыла мягкая влажная промежность… "Скачка" началась! Она ездила теперь по его лицу. Вдоль и поперек. Он знал, что нужно делать…
— М-м-м-м! — стонала Она над ним, наслаждаясь. — Сюда! — взяв его за волосы, Она направляла его, давя сверху. Его лицо утопало в ее промежности. — Глубже! Еще-е-е-е…
И вот Она задрожала в оргазме. Она кончила на нем! Как обычно, Она не торопилась вставать. Он с трудом смог найти положение под Ней, при котором можно было хоть как-то дышать.

— Что ты возишься там? — Она отдыхала на нем, сидя всем весом на голове и расслабившись. — Задохнулся, что ли? Не бойся… Ты мне еще пригодишься, дорогой.
Привстав, она лениво переместилась ему на грудь, пружиня попой на его прогнувшихся ребрах. Он хрипло и часто дышал, насыщаясь кислородом, Она отдыхала. На горизонте полыхал закат, кричали чайки.
Она встала над ним.

— Ну, лошадка! Осталось немного, довези свою Госпожу.

Он жалобно застонал. Сил не было совсем. Наверное, он уже и сам не смог бы дойти.
— Ты же знаешь, я не отступлю. Ты должен довезти меня до машины. Вон она, уже рядом. Подъем! Ладно, я помогу тебе… — Госпожа, не спеша, встала на него. Затем перенесла вес тела на каблуки. Шпильки впились в кожу живота и груди, причиняя сильную боль. Он весь сжался и хрипло завыл, извиваясь под Ее ногами.

— Да, я… готов! Госпожа…

Она вновь стала над ним; он лежал между ее красивых ног, глядя на свою повелительницу снизу слезящимися глазами. Собравшись с силами, он встал на четвереньки. Госпожа поставила колено на его спину, затем второе. Прогнувшись, он застонал. Под мягкой задницей легче. Жесткие колени всадницы давили ребра, причиняя сильную боль.

Он из последних сил пытался компенсировать давление ее коленок, выгибая спину. Крик боли застыл в его горле. Он полз, а она балансировала на нем, давя спину коленками. Ее руки сжимали его шею. Ну! Еще немного! От напряжения он почти не дышал. Вот она, машина!

Еще шажок! Не в силах оторвать ноги от земли, он упал лицом в песок…

Источник: www.boydevka.ru

 — Нет, нет, клянусь вам – нет! – горячо воскликнула Лена. – я шагу не ступлю без вашего разрешения…- и поправилась: — без вашего повеления!..

    — Ты похоже, меня совсем за дуру держишь, да? – почти ласково спросила Лилия Николаевна. – Это странно, кажется, я не давала к тому повода… Ну да ладно, чего с тебя взять! Сделаю вид, что я не слышала этот твой горячечный бред…

     — Лилия Ник…- хотела было возразить девушка, но Гончарова отвесила ей такую жестокую и увесистую пощечину, что Лена опрокинулась на пол, а в голове ее пошел жуткий перезвон.

   — Я, кажется, говорила! – вскричала озлобленная фурия. – Для тебя мое имя — — Бритва! Это ясно?!

       — Ясно…госпожа Бритва, — пролепетала Лена. Она уже поняла, что противоречить Гончаровой не стоит. И теперь она лишь повторила умоляюще: — Госпожа Бритва…пожалуйста, не убивайте меня! 

   Лилия Николаевна никак не отреагировала на ее мольбу. Она взяла нож и подошла вплотную к Лене, распростертой на полу. Та истошно закричала.

   — Как же можно так заполошно орать! – укоризненно сказала Бритва, обрезая веревку, стягивавшую Ленино запястье. – Я всего лишь освобождаю тебя от пут. Это плохо?

   Лена растерянно смотрела на веревочный браслет у себя на руке. Она теперь действительно была свободна, но… путь к двери ей преграждала рослая и сильная женщина, справиться с которой у девушки не было никаких шансов.

    — Ты, конечно, будешь вести себя хорошо, — утвердительно заметила Гончарова. Она небрежным жестом отбросила нож в угол комнаты.

   — Буду, буду! – воскликнула Лена, увидев в этом надежду на спасение.

    — Ну что ж, — сказала Бритва. – Стань на колени и целуй мне руки.

 Девушка немедленно исполнила приказание.Она приподнялась c пола и, став на колени, принялась робко и несмело целовать кисти рук своей мучительницы, один лишь удар которой едва не лишил ее сознания.

    — Смелее, — усмехнулась Гончарова, глядя на нее сверху вниз. – Если хочешь заслужить мое снисхождение, целуй усерднее, а не то отведаешь моего кнута…

   Услышав, что Бритва собирается стегать ее кнутом, Лена содрогнулась от страха и принялась целовать ей руки с удвоенной энергией.

   — Целуй мне ногти, — приказала Бритва, — ласкай их своим паршивым языком.

    Лена немедленно выполнила приказ, и принялась тщательно лизать ее длинные, тщательно обточенные ногти, покрытые кроваво-красным лаком… и скоро она обрезала себе язык об их твердые, как лезвия, края.  На пленку, устилающую пол, брызнули мелкие капельки крови. Лена глухо застонала от боли. Между тем, Бритва засунула пальцы одной руки ей в рот, и ее ногти-лезвия вонзились девушке в небо и в щеки с внутренней стороны. Лена взвыла от боли, ибо кричать она не могла.

 — Ты видишь? – мягко спросила Бритва. – я так легко могу разорвать тебе рот… Могу снять ногтями кожу с твоего лица, как чулок с ноги, или – проткнуть тебе глаза… Ты что больше предпочитаешь?.. Ну-у?..

   Стоя перед ней на коленях, Лена могла только глухо мычать в ответ. Она инстинктивно попыталась отстраниться, и тогда фурия впилась ногтями ей в лицо. От лютой боли девушка едва не лишилась чувств, но не могла даже шевельнуться, ибо стоило ей только дернуться, как ногти Бритвы просто сняли бы кожу с ее лица, как маску… Лена лишь хрипела от боли, руки ее судорожно дергались по полу, и даже приподнять их у нее не было сил. В следующую секунду Бритва нанесла ей мощный удар коленом в грудь, и Лена ничком упала на пол, при этом уже все лицо ее было обильно залито кровью.

 — Пришло время тебе отведать моих каблуков, — сказала Лилия Николаевна. – Давай с тобой поиграем: ты представь себе, что я – это ты! А ты – это книга… та самая, «Русская литература 19 века»…Представила? Очень хорошо…Тогда начнем…

     И Лена не успела даже вздохнуть, как Гончарова медленно подняла ногу и поставила ее девушке на лицо. Твердая подошва полусапога придавила Лене лоб, а высокий каблук впился ей в подбородок, как копье. Лена хрипло и мучительно закричала под ее ногой.

   — Ну и как твои ощущения? – спросила Бритва. – Нравится? Знаешь, я так и думала… Тебе это должно понравиться! Мне приятно, что я исполнила твое давнее желание… А теперь сделаем так…  

     Жесткой подошвой своего полусапога Бритва начала расплющивать Лене нос, не обращая никакого внимания на ее крики. Перенеся тяжесть всего тела на ногу, стоящую на голове Лены, Гончарова услышала,как нос девушки с хрустом сломался. Она надавила сильнее, и теперь молча наблюдала, как из-под ее стопы вытекали ручьи крови вперемешку со слезами. Отчаянные крики Лены могли бы ужаснуть и разжалобить и голодного тигра, но Лилия Николаевна оставалась совершенно невозмутимой.

    — Вспоминаешь, как ты рвала каблуками книгу? – спросила она тоном, каким спрашивают о прошедшем уикэнде. – А теперь это ты сама лежишь под моим каблуком и испытываешь то же самое… Ты не смела этого делать, безмозглая, бездушная тварь! Слышишь, не смела! Но ты сделала. А теперь я сделаю то же самое с тобой. Я это сделаю – и это будет прекрасно!

   Гончарова развернулась на сто восемьдесят градусов, и теперь подошва ее полусапога закрыла девушке рот, а высоченный каблук уперся жертве в середину лба. Фурия слегка подалась всем корпусом вперед, перенося туда же свой центр тяжести и окончательно ломая Лене нос, раздавив его буквально в лепешку.Она с наслаждением слушала крики и стоны своей жертвы, так же как и  ужасающий хруст под своей ногой.

      — А у тебя, между прочим, слабоваты кости, — заметила Бритва, склоняясь над распростертой под ее ногами девушкой. – Долго ты не продержишься! К сожалению…Боюсь, что я могу ненароком раздавить твою голову, как гнилой орех! Может быть, именно так и поступить? Хотя нет… Слишком грязно и противно, а мне и без того еще столько возни с тобою! Да и времени остается мало – сегодня у меня рабочий день, между прочим! Так что, если у тебя нет возражений, я буду с тобой заканчивать. Надеюсь, что мой урок ты уже усвоила…

     Гончарова приподняла ногу и снова поставила ее на окровавленное лицо Лены таким образом, что высокий каблук вошел девушке прямо в рот. Затем вновь переместила всю тяжесть своего тела на эту ногу, и тогда каблук ее, словно наконечник копья, с хрустом ломая гортанные хрящи, стремительно пронзил горло жертвы и остановился, лишь упершись в каменный пол. Теперь Бритва некоторое время недвижно и монументально стояла над Леной, непринужденно уперев руки в свои крутые бедра, и внимательно слушая ее сдавленные, постепенно затухающие вопли. Тело девушки билось в агонии, отчаянно борясь со смертью, ее руки судорожно хлопали по полу, как крылья подбитой птицы, ноги сводила судорога… Ее крики слабели, переходя в хриплые булькающие звуки, пока не угасли совсем. Наступила мертвая тишина.

    Гончарова вынула каблук из горла девушки, наклонилась, разглядывая тело.

   — Ну что ж, — сказала она деловито. – На этом все у меня с тобой. Пока все…

 Она подошла к ванне, вынула лежавший там шланг, затем подвинула ближе к ванне колоду, заботливо обернутую пленкой и вытащила из-за колоды лежавший там топор.

       — Ну, барышня, — обратилась она к убитой, — вам теперь сюда!

 Схватив труп под мышки, Бритва подтащила его к колоде и уложила сверху. Взявшись за топор, Гончарова с первого же удара отрубила Лене голову и, подняв ее за окровавленные волосы, подержала перед собой, вглядываясь в застывшее, обезображенное, вымазанное кровью лицо.

   — Красавица, ничего не скажешь, — усмехнулась она. – Посмотреть бы, что у этой головы внутри, да только некогда уже, да и смотреть-то, пожалуй, нечего.

   С коротким смешком Гончарова бросила голову Лены в ванну, и та с глухим стуком покатилась по эмалированному дну. Затем туда же полетели отрубленные руки, ноги и прочие куски тела. Пока кровь стекала в канализационный слив, Лилия Николаевна занялась черновой уборкой: собрала испачканную пленку с колоды и вокруг нее (пленку следовало вымыть, пока набрызги и пятна не засохли), убрала перерезанную веревку, тщательно вымыла и убрала топор. Топор она подобрала себе по руке, он оказался очень удобен и  отлично подходил для разделки. Она даже с некоторых пор стала испытывать какую-то нежность к этому орудию. Гончарова возилась несколько часов кряду, и все это время далеко от ее  дома, под низким обрывистым берегом, из неприметной глазу трубы изливалась вода какого-то ржавого оттенка,периодически менявшая цвет от буроватого до порой очевидно красного. Попадая в реку, эти потоки быстро смешивались с речной водой и растворялись в ней бесследно.

Источник: www.rulit.me

Обувной магазин

Теги: трамплинг

Поместил: serw

Мужчина средних лет шатающейся походкой зашел в обувной магазин купить себе пару носок. Народу было много и он никак не мог найти нужный отдел, да и в глазах всё двоилось, после обильно выпитого спиртного в соседнем баре. Каким-то образом он забрел в женский отдел и медленно передвигался по узкому проходу между полками с женской обувью в поисках продавщицы. Там суетились несколько покупательниц. Какая-то женщина случайно толкнула его, и он упал на пол. Ударившись головой, мужчина почувствовал, что почти теряет сознание. Он приподнял голову, посмотрел вверх и увидел продавщицу, что-то ищущую на обувных полках. Тогда он начал звать на помощь, но она не расслышала его невнятное бормотание. Тогда он попытался схватить продавщицу за ногу, вытянул руку, но в этот момент она сделала шаг назад и наступила каблуком на кисть его руки. Не заметив этого, она повернулась на его руке и ушла куда-то.
Мужчина понял, что ему самому не подняться, алкоголь ещё больше ударил ему в голову в тёплом помещении. Он попробовал перевернуться и обнаружил, что лежит у зеркала для примерки обуви. Оставив тщетные попытки подняться, он стал ждать кого-нибудь, кто сможет ему помочь. Но никого не было и его глаза начали закрываться, он засыпал. Вдруг он заметил, что к нему направляется женщина. Она несла три коробки с обувью. На ней был черный костюм, который неплохо гармонировал с ее черными длинными волосами. Она производила впечатление довольно богатой особы.
— Вы загородили зеркало, сэр,- сказала она, глядя на него сверху вниз.
— Помогите, — так же невнятно пробормотал мужчина.
— Что случилось?
— Не могу встать… помогите…
Женщина посмотрела на часы и недовольно топнула ногой. Вдруг ее осенила мысль.
— Вот что я вам скажу. Давайте договоримся. Если вы позволите мне воспользоваться этим зеркалом так, чтобы я смогла рассмотреть в него свои туфли, я помогу вам.
Мужчина не нашел сил ответить ей.
— Отлично, — улыбнулась она. — Лежите на месте.
Женщина быстро скинула свои черные туфли на низком каблуке и открыла первую коробку. Из нее она вытащила пару черных туфель из змеиной кожи на высоком каблуке, одела их, встала и подошла к зеркалу.
— Мне не видно их из-за вас, — сказала она. Немного помолчав, женщина добавила: "Но я знаю, что делать. Только не двигайтесь". С этими словами она поставила свою правую ногу на грудь мужчины и встала на него.
— Так-то лучше. Теперь я вижу, что эти туфли превосходные, не так ли?
Она стояла на нем всем своим весом. Ее каблуки вонзились в его грудь и живот. Она рассматривала туфли со всех сторон, нажимая то носками, то каблуками. Каждый ее шаг причинял ему сильную боль.
— Пожалуйста… — прошептал мужчина, ему стало дурно от тяжести, давившей на его живот.
— О, вы хотите получше разглядеть? — С этими словами женщина сделала шаг вперед и наступила ему одной ногой на грудь, а другой на горло. Она подняла свою правую ногу и приблизила ее к лицу мужчины так, что подошва ее туфли была в сантиметре от его глаз.
— Правда, они прекрасно смотрятся? — спросила она улыбаясь.
Наконец, покупательница сошла с него и подошла ко второй коробке. Там оказались черные блестящие туфли с тонкими каблуками около 10 см. Она вернулась к зеркалу, только теперь уже она сразу, даже не взглянув вниз, взошла на мужчину, как-будто он был частью пола.
— Эти тоже неплохо смотрятся, — сказала брюнетка, изучая туфли в зеркало и довольно сильно вдавливая каблуки в его тело. Она спокойно вертелась на своих каблуках. Мужчина стонал, но ее это не останавливало.
— Ну как?
Женщина медленно прошла по нему к его же шее, но в этот раз поставила свою правую ногу прямо на его лицо, каблуком расплющив губы, а подошвой придавив лоб.
— Даже не знаю какие лучше, — сказала она в задумчивости, несколько раз топнув каблуком по его лицу. — Возьму, наверное, обе пары. — После этих слов женщина направилась к третьей коробке.
Мужчина попытался было отползти от зеркала, но не успел, ибо как только покупательница одела белые туфли на шпильках, она заметила его маневр и быстро наступила каблуком ему на руку.
— Я думала, мы договорились. — Она опять подтащила его слабеющее тело к зеркалу и встала на него так, что каблуки исчезли буквально наполовину в животе мужчины. В этот момент появилась продавщица.
— Выбрали что-нибудь себе, мэм?
— Да, — ответила брюнетка, — но мне трудно хорошо рассмотреть эти туфли, так как его рубашка тоже белая.
Продавщица посмотрела на пол и увидела мужчину, который все еще не оставил попытки позвать на помощь. В первый момент она удивилась, но потом сказала: "Почему бы вам не встать на его голову. Так вы лучше разглядите свои туфли".
— Хорошая идея, — сказала брюнетка и тутже встала туфлями на лицо мужчины, смяв каблуками его щеки. Затем она наступила каблуком в его ухо и немного повертела ногой. — Довольно удобно, — сказала она, глядя на туфли в зеркало. — О, посмотрите, каблук немного грязный.
— Где? — спросила продавщица. — А, вижу… Мы почистим его для вас.
— Не надо. Я сама. — С этими словами женщина всунула каблук в рот мужчины и вытерла о его язык.
— Так-то лучше, — сказала она, и обе леди рассмеялись. — Я возьму все три пары.
— Хорошо. Пойдемте со мной.
Брюнетка сошла с его лица и ушла вместе с продавщицей. А бедный любитель спиртного так и остался лежать под зеркалом.
Мужчина очнулся все еще лежащим перед зеркалом в обувном магазине. Он попытался пошевелиться, но не смог. У него продолжался приступ тошноты. Он старался позвать на помощь, но тщетно, ибо мог издавать только еле слышный шепот. Наконец, вернулась продавщица.
— Эй, ты там внизу, — сказала она улыбаясь, — ты помог продать мне все три пары туфель той леди. Это хорошая идея — предлагать женщинам примерять обувь на тебе, позволять им ходить по тебе. Это отличная техника продажи товара. Я думаю, ты и я составим хорошую команду. О, а вот и покупатели!
Продавщица подошла к матери с дочерью, которые разглядывали вечерние туфли.
— Могу я чем-нибудь помочь? — спросила продавщица.
— Да, — ответила мама девушки. Ей было около сорока лет. — Я и моя дочь собираемся на свадьбу, и ей нужна пара красных туфель на высоком каблуке.
Мужчина судорожно пытался пошевелить своей левой рукой, но он почему-то не чувствовал ее. Через минуту продавщица вернулась с несколькими парами красных туфель.
— Пойдите и примерьте их, встаньте на Эда (так продавщица решила звать мужчину), чтобы почувствовать, как они вам на ноге, — сказала она.
Мать с дочерью обе взглянули на него, беспомощно лежащего у зеркала.
— Вы уверены? — спросила 18-летняя дочка.
— Абсолютно. Именно для этого он здесь.
Девушка обула туфли, затем медленно подошла к Эду, поставила правую ногу ему на грудь и, наконец, встала на него, приставив свою левую ногу к правой. Каблуки всего лишь немного впивались в него, так как она наступала осторожно.
— О, да вы можете ходить по нему, как ни в чем не бывало. Вы должны почувствовать, удобно ли вам в этой обуви.
После этих слов девушка расслабилась, и оба каблука вонзились в грудь Эда. Боль была пронзительной, но девушка продолжала стоять на его груди.
— Пройдитесь по нему, — сказала продавщица. — Как вам в этих туфлях?
Девушка наступила Эду на живот и бедро, затем развернулась и прошлась обратно к его груди.
— Как они тебе, милочка? — спросила ее мать.
— Немного жмут, — ответила дочь, переступая с носка на каблук и обратно.
Эд стонал от боли, но не так громко, чтобы на это можно было обращать внимание. Девушка посмотрела на туфли в зеркало, затем сошла с распластанного мужчины.
— Давайте я примерю красные сандалии, — сказала она.
Девушка вернулась к Эду, обутая в эти красные сандалии, с каблуками примерно 7 см. В этот раз она была уже смелее. Она встала ему на грудь и сразу же развернулась на каблуках, затем посмотрела в зеркало и улыбнулась.
— Они сексуальные, да, мама?
— Даже очень, — ответила та, подходя к полкам с обувью, чтобы выбрать что-нибудь для себя. Девушка продолжала ходить по Эду, не обращая внимания на его слезы, сочившиеся из глаз. Каждый ее шаг был для него, как удар током. Ее каблуки оставили множество следов на нем. Наконец она сошла с него.
— Я возьму их.
— Прекрасно, — сказала продавщица. — Я выбью чек?
— Подождите, — сказала мать девушки, неся пару туфель на высоком каблуке. — У вас есть такие же, но 38-го размера?
— Сейчас посмотрю, — ответила продавщица и ушла в подсобное помещение.
Через минуту она вернулась. Мать надела принесенные ею туфли.
— Вау! — воскликнула дочь. — Они на тебе прекрасно смотрятся.
— Дай-ка теперь я их получше рассмотрю, — сказала мать.
С этими словами она встала на Эда. Тонкие высокие каблуки вонзились в его грудь и живот. Эд задыхался. Более того, нога женщины соскользнула, и каблуком порвала рубашку и расцарапала кожу на его боку.
— Идиот, — сказала мать девушки и пнула Эда по голове. — Ну, держись!
Она наступила ему ногой на горло. Улыбаясь, она смотрела, как ее туфелька давит его глотку. Затем женщина наступила каблуком другой туфельки ему на лоб, постепенно перекладывая вес на него, чтобы окончательно не задушить мужчину.
— Сколько они стоят?
— 49 долларов.
Женщина продолжала переводить свой вес на каблук. Затем она встала на его грудь и стала крутиться и вертеться на ней туда-сюда, чтобы получше рассмотреть туфли. Тело Эда содрогалось от боли, и холодный пот выступил на его лице.
— Что скажешь? — спросила мать у дочери.
— Не знаю, пройдись еще…
Эд был в ужасе, но женщина вновь стала прохаживаться по нему. Ее каблуки царапали его грудь сквозь рубашку, но она не останавливалась. Затем мамаша наступила Эду на лицо. Подошва ее туфли придавила его голову к полу, а каблук больно ударил по подбородку. Она развернулась на каблуке и вернулась обратно на его грудь. У Эда начались судороги.
— Я беру их, — сказала мать девушки. Девушка одобрила это кивком головы, и мама сошла с Эда, который выглядел совершенно подавленным и корчился от боли.
— Пойдемте со мной, я оформлю покупки, — сказала продавщица.
Она сделала шаг вперед, и ее каблук придавил ладонь мужчины, но не сказав ни слова, продавщица пошла дальше…

http://www.sm-video.ru

Источник: forum.jenatik.ru


Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.