Любовная история николая петровича и фенечки


Вызов за поцелуй

Писатель, тонкий наблюдатель, отметил: Фенечка упиралась. Но как-то — как девушка честная, которой в глубине души не очень-то хотелось упираться. Короче говоря, "уперлась слабо, и он мог возобновить и продлить свой поцелуй".

И тут "сухой кашель раздался за сиренями". За ними, как рояль в кустах, подсматривал главный базаровский неприятель, Павел Петрович Кирсанов. Идеалист лет сорока пяти. Разочарованный эстет. Базаров называл его пренебрежительно "аристократом". А Фенечка его боялась: он та-а-ак на нее смотрит, ужас. И ходит по пятам.

Надо напомнить: Фенечка была простой дворовой девушкой, дочкой экономки у Николая Петровича Кирсанова, брата Павла Петровича и отца Аркадия, приятеля Базарова. Мать умерла, а Фенечка была как одинокий ангел — жена Николая Петровича тоже скончалась, а он был добрым, скромным и любил играть на виолончели. Так что у них с Фенечкой родился мальчик. Но о базаровском поцелуе он так и не узнал. И на дуэль Базарова вызвал Павел Петрович — когда-то бравый капитан и англоман, и старомодный вольнодумец, разочарованный во всем от несчастной любви к полумистической "княгине Р.".

А что было дальше — всем известно.

Но кто эта Фенечка? Откуда ее взял Тургенев?


Дом на набережной Фонтанки в Петербурге, где Иван Тургенев встречался с Феоктистой.

Письмо о сыне

В 1862 году, когда "Отцы и дети" вышли в "Русском вестнике", Иван Сергеевич получил письмо от знакомой, дочери декабриста Сергея Волконского, Елены Кочубей — с какими-то намеками на "Феничек", с которыми ему советовали быть поосторожней. Тургенев отвечал, отшучиваясь (13/25 апреля 1862) из Парижа: "Я очень рад, что мой роман Вам понравился. — Что же касается до Феничек и до грозящей мне от них опасности — то Вы, как говорится, положили палец на рану — и моя единственная надежда состоит в том, что я скоро так состареюсь, что ни одна даже Феничка не захочет разделить свою судьбу с моею".

И все же Фенечка была — совсем не мимолетная. Если точнее, то не Фенечка, а Феоктиста Волкова.


Не будем слушать сплетников — послушаем, что сам Тургенев говорил. В письме давнему другу Ивану Маслову, начальнику московской Удельной конторы Императорских имуществ (18/30 июня 1865, Спасское):

"Любезнейший Иван Ильич!

Сегодня будет у меня с тобою речь не о продаже и деньгах, а о совершенно другом деле. Слушай.

У меня в 1851м, 2м и 3м годах в Петербурге и здесь жила девушка, по имени Феоктиста, с которой я имел связь. Ты, может быть, слыхал о ней. Я в последствии времени помог ей выйти замуж за маленького чиновника морского министерства — и она теперь благоденствует в Петербурге. Отъезжая от меня в 53ем году, она была беременна, и у ней в Москве родился сын Иван, которого она отдала в воспитательный дом. Я имею достаточные причины предполагать, что этот сын не от меня, однако с уверенностью ручаться за это не могу. Он, пожалуй, может быть мое произведение. Сын этот, по имени Иван, попал в деревню к мужику, которому был отдан на прокормление.

Феоктиста, которая ездила к нему в прошлом году, тайком от мужа, не умела мне сказать, где лежит эта деревня и какого она ведомства: она знает только, что до этой деревни было верст 50 и что зовут ее Прудище. Имеет она также причины предполагать, что какая-то дама взяла к себе ребенка — которому в деревне житье было плохое — и что эта дама попала в больницу. Из этого всего ты можешь заключить, что голова у этой Феоктисты слабая.

Теперь она опять едет в Москву (заезжала она сюда, чтобы на меня посмотреть — мужа ее отпустили на месяц в Богородицкий уезд) — и я направил ее к тебе с тем, чтобы ты помог ей в ее разысканиях. Если этот Иван жив и отыщется, — то я бы готов был поместить его в ремесленную школу — и платить за него.


<…> Во всяком случае, будь так добр, окажи свое высокое покровительство этой Феоктисте Петровне Волковой, которая явится к тебе с письмом от меня. <…> Муж — ни о чем не знает; впрочем, он очень смирный и порядочный человек.

NB. Денег Феоктисте не давай — она уже получила от меня".

Были еще письма Маслову. Но разыскал ли Маслов сына Феоктисты Волковой и что с этим мальчиком стало, неизвестно.

Портрет Тургенева. / дагеротип О. Биссона 1847-1850

700 рублей за любовь

Какие-то подробности о Феоктисте Волковой чуть позже, в 1880х, появились в воспоминаниях литератора и журналиста Николая Берга. Вот что можно узнать из рассказов, которые Берг старательно записал.

В 1851 году Иван Сергеевич встретился в доме своего дяди, Петра Николаевича Тургенева, жившего в Москве, с двоюродной сестрой Лизой, девушкой лет шестнадцати. У Лизы, Елизаветы Алексеевны, служила девушка Феоктиста, которую "все по тогдашним обычаям называли Фетисткой". "Недурная собою брюнетка". Взгляд у нее был "невыразимо привлекательный". И в целом "стройности она была поразительной, руки и ноги у нее были маленькие; походка гордая, величественная. Ни с какой стороны она не напоминала девичью и дворню". Вдобавок Лиза одевала Фетистку как барышню.


Иван Сергеевич, как уверяет Берг, зачастил к кузине. Потому что оказался без ума от горничной Фетистки.

"Довольно скоро Иван Сергеевич повел с кузиной "прозаический" разговор, которого она с часу на час ожидала и потому достаточно к нему приготовилась. Кузен услышал от нее такой куш, что, несмотря на свою влюбленность, был несколько озадачен. <…> Потолковали еще немного, и дело кончилось на семистах рублях: цена большая, так как дворовые девки продавались тогда рублей по 25, 30 и не шли далее 50. Последняя цифра даже считалась "сумасшествием"… Деньги были тут же отданы, а на другой или на третий день Фетистка, обливаясь слезами, перебралась на квартиру Ивана Сергеевича, который ей признался тут же, что "очень ее любит и постарается сделать счастливой".

Что он ее любит, Фетистка давно знала, но в счастье с ним не верила".

Базаров и Фенечка. Кадр из фильма "Отцы и дети".

После идиллии


Наверняка в таких не обязывавших ни к чему рассказах присочиняли многое. Чем был не повод позлословить — у Тургенева и недругов, как и друзей, всегда хватало. Не проверишь, заплатил ли писатель за Феоктисту 700 рублей, — но если бы и так, имел ведь право. Судить те времена и нравы по современным меркам нелепо — вот и не будем. Но зато по этим слухам можно получить хотя бы представление о том, как появилась Феоктиста у Тургенева.

В 1852 году писателя сослали в Спасское. На пару лет. За то, что он опубликовал посмертный некролог, посвященный Гоголю. Причина была странной — но сейчас речь не об этом. Он перевез из Петербурга в Спасское и Феоктисту.

Берг описал, в какие "всякие богатые материи, одежды, украшения, белье из тонкого полотна" Иван Сергеевич одел "крепостную любовницу" — и жил с ней в Спасском точно так, как виолончелист Николай Петрович Кирсанов с Фенечкой в "Отцах и детях". Хотя не слишком этот факт выпячивал — точнее, попросту скрывал. Все-таки это было не совсем прогрессивно.

А что Феоктиста? В Спасское к сосланному Тургеневу приезжала шумная компания — Боткин, Дружинин, Григорович. Он завел знакомство с жившими недалеко Толстыми — Марией Николаевной (сестрой Льва Николаевича) и ее супругом. Мария Николаевна зачастила в Спасское, Тургенев от нее был без ума, как, впрочем, и она. И в скором будущем все это кончится тем, что Толстая от мужа уйдет. Лев Николаевич записывал себе в дневник: нехорошо — он этот грех записывал на счет Тургенева. Да, но тогда еще, в середине 1850-х, в жизни Ивана Сергеевича появилась и Ольга Тургенева — кузина писателя и тоже совершенный ангел, готовая "тургеневская девушка", и ее даже записывали в невесты…


Иван Тургенев и Мария Савина в Спасском-Лутовинове.

Где тут было место Феоктисты?

Версия Николая Берга: "Прошел идиллический год… может, и меньше… новый барин Фетистки начал сильно скучать. <…> С нею не было никакой возможности говорить ни о чем другом, как только о соседских дрязгах и сплетнях. Она была даже безграмотна! Иван Сергеевич пробовал было в первые медовые месяцы (когда с нею почти не расставался) поучить ее читать и писать, но увы! Это далеко не пошло: ученица его смертельно скучала за уроками, сердилась… Потом явились на сцену обыкновенные припадки "замужних женщин", а вслед затем произошло на свет прелестное дитя…"

В мае 1855-го приятель Павел Анненков, первый биограф Пушкина, который часто помогал Тургеневу по-дружески в деликатных вопросах, сообщив о работе над "Сочинениями Пушкина", добавил, между прочим, новость о беременности Феоктисты.
ответ Иван Сергеевич писал тревожно: "Насчет Феоктисты дело выходит скверно — тем более, что это дело не моих рук — пожалуйста, оказывайте ей свое покровительство, а я ей на днях вышлю опять рублей 25. Кстати, почему Вы велели Колбасину сказать мне, что я "штучка"? Непонятно!"

Словом, Феоктисте ничего хорошего, конечно, не светило. В 1856 году Тургенев получил наконец разрешение и срочно засобирался в Париж. Всем было ясно: это он к Полине Виардо. Но тут в истории уж слишком много неизвестных…

Полина Виардо.

Последний разговор

Николай Петрович женился (брат Павел Петрович позволил) на Фенечке.

Иван Сергеевич много лет спустя все хлопотал о Феоктисте.

В 1862 году, вслед за "Отцами и детьми", он написал ужасно нервное — отчаянное даже — эссе "Довольно!". В нем он, как Базаров, объявлял всю жизненную суету никчемной. В нем, как Павел Петрович, пытался объяснить, отчего мечтает — куда-нибудь, чтоб скрыться от всего и всех.

И в нем он обращался к той, чей профиль в старой церкви не давал ему покоя. Такой и Николай Петрович у него в "Отцах и детях" запомнил Фенечку — "в приходской церкви, где-нибудь в сторонке, тонкий профиль ее беленького лица".

Кто знает, сколько бед и болей, душевных катастроф скрывала вся эта история Тургенева и Феоктисты-Фенечки…

Источник: rg.ru

История жизни Федосьи Николаевны


Фенечка – незаконная жена Николая Петровича. По происхождению обычная крестьянка. После смерти отца осталась вдвоем с матерью. Матушка Фенечки поступила в дом Кирсановых на должность экономки, Николая Петровича поражала ее чистоплотность, умение содержать жилище в порядке. Внимание Николая Петровича привлекла юная дочь экономки, он старался чаще с ней видеться и общаться. После внезапной смерти матери Фенечка осталась в доме Кирсановых, они с Николаем Петровичем полюбили друг друга и стали жить вместе. Фенечка родила от него сына, Митеньку.

Описание Фенечки

Внешний облик молодой Федосьи Николаевны автор описывает, передавая читателю восхищение этой особой:

Фенечка миловидная девушка. Невзирая на крестьянское происхождение, она воспитана. Глуповата, неграмотна, но мила и добра. От матери наследовала любовь к чистоте и уюту в доме. Она скромна и немного стесняется жителей и гостей Марьина: Единственным человеком, с которым она чувствовала себя абсолютно свободно, был Евгений Базаров:

Полностью раскрывается ее характер в материнстве. Она трепетно относится к сыну, обожает и балует малыша. Огромную радость ей приносит интерес Павла Петровича к маленькому племяннику:

Кирсанов и Фенечка


В начале романа Фенечка – сожительница Николая Петровича. Такие отношения, кажется, лишены будущего. Он — дворянин, она – обычная крестьянка. Но рождение ребенка дарит Федосье Николаевне новое положение, Николай Петрович переселяет ее в дом, сообщает сыну о своих отношениях. Но сохраняется какая-то неопределенность в судьбе девушки. Кирсанов сам стесняется чувств:

Фенечка преданно любит отца своего ребенка: Она выше всяких обсуждений и наговоров. Простота и естественность девушки делают ее прекрасной и ни на кого не похожей. Итогом трехлетних неузаконенных отношений становится долгожданная свадьба Фенечки и Николая Петровича.

Образ Фенечки тщательно прорисован Тургеневым. Он сочувствует ей, восторгается искренностью и открытостью. Из женских образов, представленных в романе «Отцы и дети», она больше остальных подходит к идеальному типу тургеневской девушки.

Источник: frigato.ru

История жизни Федосьи Николаевны

Фенечка – незаконная жена Николая Петровича. По происхождению обычная крестьянка. После смерти отца осталась вдвоем с матерью. Матушка Фенечки поступила в дом Кирсановых на должность экономки, Николая Петровича поражала ее чистоплотность, умение содержать жилище в порядке. Внимание Николая Петровича привлекла юная дочь экономки, он старался чаще с ней видеться и общаться. После внезапной смерти матери Фенечка осталась в доме Кирсановых, они с Николаем Петровичем полюбили друг друга и стали жить вместе. Фенечка родила от него сына, Митеньку.

Описание Фенечки


Внешний облик молодой Федосьи Николаевны автор описывает, передавая читателю восхищение этой особой:

Фенечка миловидная девушка. Невзирая на крестьянское происхождение, она воспитана. Глуповата, неграмотна, но мила и добра. От матери наследовала любовь к чистоте и уюту в доме. Она скромна и немного стесняется жителей и гостей Марьина: Единственным человеком, с которым она чувствовала себя абсолютно свободно, был Евгений Базаров:

Полностью раскрывается ее характер в материнстве. Она трепетно относится к сыну, обожает и балует малыша. Огромную радость ей приносит интерес Павла Петровича к маленькому племяннику:

Кирсанов и Фенечка

В начале романа Фенечка – сожительница Николая Петровича. Такие отношения, кажется, лишены будущего. Он — дворянин, она – обычная крестьянка. Но рождение ребенка дарит Федосье Николаевне новое положение, Николай Петрович переселяет ее в дом, сообщает сыну о своих отношениях. Но сохраняется какая-то неопределенность в судьбе девушки. Кирсанов сам стесняется чувств:

Фенечка преданно любит отца своего ребенка: Она выше всяких обсуждений и наговоров. Простота и естественность девушки делают ее прекрасной и ни на кого не похожей. Итогом трехлетних неузаконенных отношений становится долгожданная свадьба Фенечки и Николая Петровича.

Образ Фенечки тщательно прорисован Тургеневым. Он сочувствует ей, восторгается искренностью и открытостью. Из женских образов, представленных в романе «Отцы и дети», она больше остальных подходит к идеальному типу тургеневской девушки.

Источник: frigato.ru

Женские персонажи Тургенева

В «Отцах и детях» автор изображает не один женский персонаж. Как правило, Тургенев выводит на сцену определенные образы, чтобы воплотить в этих образах нужные черты, характеристики. Например, читатель может увидеть в Одинцовой – потомственной дворянке – интересную, умную, интеллектуальную женщину. Однако Одинцова не способна искренне относиться к людям. Фенечка – противоположность. С одной стороны, это образ юношеской свежести, чистоты, наивности, теплоты и естественности. Возможно, у Фенечки нет таких знаний, вкуса и интеллекта, как у Одинцовой.

Произведение Ивана Тургенева «Отцы и дети», герои в котором призваны продемонстрировать  конфликт поколений, является бессмертным. Предлагаем читателям ознакомиться с описанием этой повести

Зато Фенечка – это воплощение доброты, искренности и любящего отношения к людям. Есть еще один женский персонаж – Кукшина. В образе Кукшиной писатель воплотил пустышку, неопрятную девушку. Кукшиной кажется, что она «исповедует» определенные ценности, придерживается модного нигилистического мировоззрения. Но на самом деле Кукшина вряд ли понимает, что такое нигилизм.

Характеристика образа Фенечки

Итак, что мы знаем о Фенечке? На момент событий, которые описываются в «Отцах и детях», девушке исполнилось двадцать три года. Учитывая, что мать Фенечки служила экономкой, становится очевидным крестьянское происхождение героини. Предполагается, что родителям Фенечки – бывшим крепостным – даровали вольную.

Цикл своих рассказов “Бежин луг” Иван Тургенев создал в стиле реализма, однако здесь присутствуют и черты романтизма. Предлагаем читателям ознакомиться с описанием этого произведения

Именно этого простого, неблагородного, происхождения и стесняется Николай Петрович. Поэтому мужчина не афиширует, даже скрывает свои отношения с Фенечкой. Несмотря на это, Николай искренне любит девушку.

Фенечка, Отцы и дети

В двадцатилетнем возрасте героиня теряет родителей. Отец девушки умер давно, а вот мать скончалась недавно: несчастную женщину сразила холера. Когда мать Фенечки умерла, привлекательная девушка вступила в отношения с барином, став его любовницей. Как мы говорили выше, Фенечка даже родила от барина ребенка.

Фенечка, Отцы и дети Эпизод

В центр водоворота событий героиня попадает, когда однажды гость Кирсановых – Базаров – застал Фенечку врасплох. Увидев, что девушка коротает время в одиночестве, юноша крепко поцеловал красавицу. Эту сцену увидел Павел – брат Николая. Дело в том, что Павлу тоже нравилась Фенечка: своей внешностью девушка напоминала мужчине некую княгиню. В молодости Павел любил эту княгиню, но любовь оказалась несчастной, трагической. Поэтому, приревновав Фенечку к Базарову, Павел бросает гостю вызов: Базаров должен стреляться с Павлом Петровичем на дуэли.

Внешние особенности девушки

Молодость и красота – классическое оружие женщин. Лицо – румянилось «горячей кровью». Но у Фенечки была еще одна важная черта – здоровье. Материнство украшало героиню. Тургенев приводит множество фраз, свидетельствующих о красоте девушки, а также о том, что у Николая Петровича хороший вкус.

Кожа у Фенечки – белая и нежная, а на ощупь – мягка и приятна. Белизну кожи выгодно подчеркивали темные волосы и такие же темные глаза. Что-то во внешности Фенечки напоминало ребенка: вероятно, пухлые, красноватые губы. Одевалась героиня скромно: Фенечка предпочитала платья из ситца. Тургенев описывает эпизод, в котором на плечах девушки лежала косынка – голубой цвет косынки был красавице к лицу. Возможно, Фенечка была немного пухленькая, так как Тургенев иногда сравнивает внешность Фенечки и «кровь с молоком». На голове героиня любила носить платки белого цвета. Вот, что пишет автор о девушке:

Фенечка хорошела с каждым днем. Бывает эпоха в жизни молодых женщин, когда они вдруг начинают расцветать и распускаться, как летние розы; такая эпоха наступила для Фенечки. Все к тому способствовало, даже июльский зной, который стоял тогда. Одетая в легкое белое платье, она сама казалась белее и легче: загар не приставал к ней, а жара, от которой она не могла уберечься, слегка румянила ее щеки да уши и, вливая тихую лень во все ее тело, отражалась дремотною томностью в ее хорошеньких глазках. Она почти не могла работать; руки у ней так и скользили на колени. Она едва ходила и все охала да жаловалась с забавным бессилием…

Особенное сильное внимание привлекали во внешности героини глаза – как выразился Базаров, «хорошенькие». Также этот милый облик дополнял приятный, немного тихий, однако звучный, голос.

Нрав и личностные качества Фенечки

У героини – много достоинств. Одно из них – скромность. Кроме того, девушка прекрасно понимает собственное положение, а потому ведет себя тихо, стыдливо. Николай Петрович считает Фенечку достойной женщиной. Такого же мнения придерживается и Кирсанов-младший – сын Николая, Аркадий. Николай вступил в отношения с Фенечкой отнюдь не из-за «легкомысленной похоти». Это серьезное, стабильное чувство. И если уж девушке разрешили жить с Кирсановыми под одной крышей, значит Фенечка заслужила это право. Хотя девушка, конечно, плохо образованна: Павел порой называет Фенечку «пустой». Но это не мешает мужчине любить это «пустое существо». Павел, кстати, приносил героине радость, когда играл с Митей – сыном девушки.

Вежливость, рассудительность, мудрость, хозяйственность и степенность – тоже характерные украшения Фенечки. Девушка любила порядок, как и ее мать, умела исправно вести хозяйство.

Стеснительность Фенечки распространяется как на жителей дома, так и на гостей. Например, героиня не сразу вышла к приехавшим в имение Кирсановых гостям. Официальная версия для гостей: болезнь девушки. Однако истинная причина – стеснительность. В том числе из-за собственного, неоднозначного статуса в доме Кирсановых:

Она опустила глаза и остановилась у стола, слегка опираясь на самые кончики пальцев. Казалось, ей и совестно было, что она пришла, и в то же время она как будто чувствовала, что имела право прийти…

Правда, однажды девушка столкнулась с исключением – это Базаров. Как ни странно, но при Базарове Фенечка чувствовала себя свободнее. В поведении девушки, когда та находилась в компании Базарова, появляясь большая вольность, уходила прежняя скованность. Казалось, что Фенечка сблизилась с гостем даже больше, чем с Николаем.

Отношения Фенечки и Кирсанова-старшего

Фенечка – любовница, неофициальная супруга Николая. Герой как-то сказал, что разрешил девушке жить вместе с ним, так как в доме Кирсановых все равно пустовало несколько комнат. Также девушка – как бы там ни было – была матерью сына Николая. Ребенка назвали Митей. Мальчику шел уже седьмой месяц от роду. Несмотря на кажущуюся серьезность отношений между Фенечкой и Николаем, мужчина стесняется своих чувств. Судьба девушки находится в подвешенном состоянии:

Не называй ее, пожалуйста, громко… Ну, да… она теперь живет у меня. Я ее поместил в доме… там были две небольшие комнатки. Впрочем, это все можно переменить…

Что касается чувств Фенечки к Кирсанову-старшему, то девушка искренне и самозабвенно любила своего барина:

Я Николая Петровича всем сердцем люблю… Мне Николая Петровича не любить – да после этого мне и жить не надо!.. Я Николая Петровича одного на свете люблю и век любить буду!..

Николай поначалу не хотел брать Фенечку в жены официально. Дело в том, что в дворянском обществе не приветствовались браки с простолюдинами (крестьянами). Но в итоге мужчина все равно женился на своей молодой возлюбленной:

Неделю тому назад, в небольшой приходской церкви, тихо и почти без свидетелей, состоялись две свадьбы: Аркадия с Катей и Николая Петровича с Фенечкой…

Фенечка, Отцы и дети
По нашему мнению, девушке свойственен житейский ум, доброта, искренность, бытовая рассудительность. Павел все же несправедлив к Фенечке. Конечно, интеллектуально героиня уступала, например, Одинцовой.

Видно, что Тургенев симпатизирует своей героине. Искренность, открытость, естественность Фенечки явно восхищают автора. Фенечка – не классическая «тургеневская девушка». Между тем, это не мешает автору любоваться своей героиней. Создается впечатление, что Тургенев защищает Фенечку, показывает девушке прелести материнства. Фенечка будто находится в другом мире, который выходит за рамки предрассудков и сплетен.

Источник: r-book.club

– Вот мы и дома, – промолвил Николай Петрович, снимая картуз и встряхивая волосами. – Главное, надо теперь поужинать и отдохнуть.
– Поесть действительно не худо, – заметил, потягиваясь, Базаров и опустился на диван.
– Да, да, ужинать давайте, ужинать поскорее. – Николай Петрович без всякой видимой причины потопал ногами. – Вот кстати и Прокофьич.
Вошёл человек лет шестидесяти, беловолосый, худой и смуглый, в коричневом фраке с медными пуговицами и в розовом платочке на шее. Он осклабился, подошёл к ручке к Аркадию и, поклонившись гостю, отступил к двери и положил руки за спину.
– Вот он, Прокофьич, – начал Николай Петрович, – приехал к нам наконец… Что? как ты его находишь?
– В лучшем виде-с, – проговорил старик и осклабился опять, но тотчас же нахмурил свои густые брови. – На стол накрывать прикажете? – проговорил он внушительно.
– Да, да, пожалуйста. Но не пройдёте ли вы сперва в вашу комнату, Евгений Васильич?
– Нет, благодарствуйте, незачем. Прикажите только чемоданишко мой туда стащить да вот эту одежонку, – прибавил он, снимая с себя свой балахон.
– Очень хорошо. Прокофьич, возьми же их шинель. (Прокофьич, как бы с недоумением, взял обеими руками базаровскую «одежонку» и, высоко подняв её над головою, удалился на цыпочках.) А ты, Аркадий, пойдёшь к себе на минутку?
– Да, надо почиститься, – отвечал Аркадий и направился было к дверям, но в это мгновение вошёл в гостиную человек среднего роста, одетый в тёмный английский сьют, модный низенький галстух и лаковые полусапожки, Павел Петрович Кирсанов. На вид ему было лет сорок пять: его коротко остриженные седые волосы отливали тёмным блеском, как новое серебро; лицо его, желчное, но без морщин, необыкновенно правильное и чистое, словно выведенное тонким и лёгким резцом, являло следы красоты замечательной; особенно хороши были светлые, чёрные, продолговатые глаза. Весь облик Аркадиева дяди, изящный и породистый, сохранил юношескую стройность и то стремление вверх, прочь от земли, которое большею частью исчезает после двадцатых годов.
Павел Петрович вынул из кармана панталон свою красивую руку с длинными розовыми ногтями – руку, казавшуюся ещё красивей от снежной белизны рукавчика, застёгнутого одиноким крупным опалом, и подал её племяннику. Совершив предварительно европейское «shakehands», он три раза, по-русски, поцеловался с ним, то есть три раза прикоснулся своими душистыми усами до его щёк, и проговорил: «Добро пожаловать».
Николай Петрович представил его Базарову: Павел Петрович слегка наклонил свой гибкий стан и слегка улыбнулся, но руки не подал и даже положил её обратно в карман.
– Я уже думал, что вы не приедете сегодня, – заговорил он приятным голосом, любезно покачиваясь, подёргивая плечами и показывая прекрасные белые зубы. – Разве что на дороге случилось?
– Ничего не случилось, – отвечал Аркадий, – так, замешкались немного.
(И.С. Тургенев, «Отцы и дети»)

Источник: yandex.ru


Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.