Исчезающий близнец


Что такое феномен исчезающего близнеца?

Это состояние представляет собой природный защитный механизм, при котором организм женщины не принимает многоплодную беременность и избавляется от одного из детей. В акушерстве и гинекологии этот феномен еще называют спонтанной редукцией плода, что представляет собой исчезновение признаков жизни, в частности сердцебиения у одного из эмбрионов ранее живой двойни.

Почему близнец «исчезает»?

Основными причинами исчезающего близнеца являются психологические и физические аспекты материнского организма:

  • депрессия матери и страх будущего (часто мысли о материальной стороне многоплодной беременности); 
  • наличие хронических воспалительных заболеваний органов малого таза; 
  • аномалии развития у одного из эмбрионов, в результате чего срабатывает естественный природный отбор; 
  • недавняя беременность и роды, в результате которых организм еще не успел восстановиться; 
  • слабый иммунитет женщины.

Исчезающий близнец: признаки и симптомы

исчезающий близнец

Если замирание жизни одного из плодов происходит на 7-8 неделях беременности, то клинически в большинстве случаев это никак не проявляется, плодные оболочки замершего плода растворяются в оболочках другого ребенка, и тот продолжает развиваться в матке самостоятельно. Иногда женщина может жаловаться на ноющие спастические боли внизу живота и мажущие кровянистые выделения из влагалища. В некоторых случаях небольшие кровотечения у женщины могут продолжаться до конца первого триместра, что заставляет ее обратиться к врачу, где и выясняют, что беременность была многоплодной и один из близнецов «исчез».

Как диагностируют исчезнувшего близнеца?

Многие женщины, оказавшись впервые в «интересном» положении, скорее спешат на УЗИ, чтобы убедиться в беременности и своими глазами увидеть малыша. Благодаря современным аппаратам УЗИ наличие многоплодия можно обнаружить уже на 5 неделе беременности. Во время исследования врач четко видит наличие двух плодных яиц в полости матки, на 6-7 неделе на экране монитора хорошо видна пульсация сердечек малышей. Плановое УЗИ в обязательном порядке проводится всем беременным женщинам между 11 и 13 неделями, во время которого врач, как правило, и обнаруживает, что один из близнецов «исчез», и далее беременность будет развиваться как одноплодная.

Исчезающий близнец при ЭКО


исчезющий близнец феномен

Во время искусственного оплодотворения врачи подсаживают в матку женщине сразу несколько эмбрионов, что увеличивает шансы на наступление беременности и имплантацию, хотя бы одного из малышей. Через 2 недели после подсадки женщина должна явиться на контрольное УЗИ, где врач диагностирует успешное прикрепление эмбрионов в матке и показывает пациентке наличие 2 плодных яиц.

Примерно на 7-8 неделях беременности женщина может отмечать появление тянущих спастических болей внизу живота и наличие незначительных кровянистых выделений. При контрольном УЗИ обнаруживается, что в матке продолжает развиваться только один из подсаженных эмбрионов, что часто обусловлено естественной природной защитой материнского организма от чрезмерной нагрузки.

Ирина Левченко, врач акушер-гинеколог, специально для сайта Mirmam.pro

Источник: mirmam.pro

Исчезающий близнец

В 1945 впервые был обнаружен феномен, согласно которому количество оплодотворенных яйцеклеток не соответствует количеству развивающихся эмбрионов.


Спустя четыре десятилетия клиническое применение ультразвуковой визуализации положило начало феномену исчезнувшего близнеца. Продолжающиеся усовершенствования и широкое использование сонографии на ранних сроках беременности помогли подтвердить, что когда-то считавшееся необычным явление на самом деле случается относительно часто.

Затруднительно определить частоту многоплодной беременности по ряду причин: сложно диагностировать истинную частоту потери беременности после зачатия и частоту многоплодной беременности среди всех беременностей, которые приводят к ранним самопроизвольным абортам. Несмотря на то, что самопроизвольные аборты после шести недель беременности обычно привлекают к себе клиническое внимание, предполагается, что от 43 до 78 % зачатий теряются на более ранней стадии беременности. Фактически, пренатальное устранение очень ранних беременностей было предложено в качестве основного и наиболее важного метода, с помощью которого отклоняются эмбриональные аномалии, независимо от того, содержит ли беременность один или несколько гестационных мешочков.

Возможность документировать раннюю потерю плода у человека при множественной беременности была проблематичной до развития ультразвука. Диагноз многоплодной беременности может быть поставлен уже на пятой неделе беременности, хотя сообщения об этом обнаружении более распространены к седьмой неделе. Гестационные мешочки могут быть визуализированы в виде кольцевых эхосигналов приблизительно между 5 и 12 неделями, головку плода можно увидеть после 12 недели беременности.


На сегодняшний день выделяют несколько теорий, которые объясняют данный феномен.

Рассасывание. Резорбция является самой распространенной концепцией «исчезновения» гестационного мешка. Резорбция происходит при одноплодной беременности и у низших животных. Некоторые исследователи считают это явление правдоподобным объяснением «исчезновения» одного или нескольких гестационных мешочков при многоплодной беременности человека. Это подтверждается обнаружением генетического материала второго близнеца в организме матери и плаценте.

Анэмбриональная беременность («синдром пустого плодного яйца») — патология беременности, при которой внутри плодного яйца отсутствует эмбрион.
Вторым физиологическим объяснением «исчезновения» жизнеспособного гестационного мешка является анэмбриональная беременность. Сканирование 22 женщин в исследовании Finberg и Birnholz показало отдельную безэхогенную или гипоэхогенную область внутри матки либо в непосредственной близости, либо рядом с нормальным амниотическим мешком. Эти авторы предположили, что данное открытие указывает на анэмбриональную беременность с параллельно протекающей физиологически беременностью. Были идентифицированы три различных типа ультразвуковой картины:

  1. Второй мешок либо пустой, либо с некоторыми внутренними эхосигналами (обнаружен у 14 из 22 женщин);
  2. Перегородочный отдел амниотической полости с одним пустым отделением;
  3. Жидкий полумесяц, очерчивающий неповрежденный гестационный мешок.

Другим подтверждением данной теории является высокая частота обнаружения множественных гестационных мешочков у женщин, обращающихся с кровотечением в первом триместре. Независимо от влагалищного кровотечения, которое может быть связано с регрессом пораженной яйцеклетки, нормальная беременность, которая сосуществует вместе с разрушенной яйцеклеткой, имеет хороший прогноз.

Бумажный плод (fetus papyraceous) представляет собой мацерацию плода, может встречаться при моно- и дихориальных беременностях. Такой плод сдавливается расправляющейся амниотической полостью живого плода, и на протяжении беременности происходит частичная абсорбция компонентов неразвивающегося плодного яйца. Одновременное появление бумажного плода в присутствии жизнеспособного близнеца встречается редко, составляет 1:12000 живорождений и 1:184 рождения близнецов. Не существует единого мнения относительно влияния бумажного плода на мать или сосуществующий жизнеспособный плод. В исследовании Livnat и соавторов было выдвинуто предположение, что появление бумажного плода может часто указывать на присутствие враждебной внутриматочной среды.

Источники:

  1. Pinborg A. Vanishing Twin Syndrome and Long-Term Outcome //Early Pregnancy. – 2017. – С. 262.

  2. Evron E. et al. Vanishing twin syndrome: is it associated with adverse perinatal outcome? //Fertility and sterility. – 2015. – Т. 103. – №. 5. – С. 1209-1214.
  3. Romanski P. et al. Perinatal and maternal outcomes in vanishing twin pregnancies achieved by in vitro fertilization //Fertility and Sterility. – 2018. – Т. 109. – №. 3. – С. e45.
  4. Bassi A. et al. Aplasia cutis congenita and ‘vanishing twin’caused by iatrogenic fetal reduction //Archives of Disease in Childhood-Fetal and Neonatal Edition. – 2018. – С. fetalneonatal-2017-314630.
  5. Márton V. et al. Prevalences and pregnancy outcome of vanishing twin pregnancies achieved by in vitro fertilization versus natural conception //Fertility and sterility. – 2016. – Т. 106. – №. 6. – С. 1399-1406.
  6. Devi A. M. Vanishing Twin Syndrome //Research & Reviews: A Journal of Health Professions. – 2019. – Т. 4. – №. 2. – С. 27-29.
  7. Zhou L. et al. Analysis of pregnancy outcomes for survivors of the vanishing twin syndrome after in vitro fertilization and embryo transfer //European Journal of Obstetrics & Gynecology and Reproductive Biology. – 2016. – Т. 203. – С. 35-39.
  8. Petrini A. C. et al. Vanishing Twin Syndrome is Associated With Adverse Perinatal Outcomes in Fresh In Vitro Fertilization Cycles [23G] //Obstetrics & Gynecology. – 2016. – Т. 127. – С. 65S.
  9. Shinnick J. K. et al. The vanishing twin syndrome: two cases of extreme malformations associated with vanished twins //Pediatric and Developmental Pathology. – 2017. – Т. 20. – №. 4. – С. 348-353.

Источник: medach.pro

Интерес исследователей с каждым годом все чаще сосредотачивает­ся на проблемах раннего развития человека. При этом, говоря о личност­ных особенностях человека, важно понимать, чем они обусловлены. Зна­чительный вклад в понимание детерминации развития человека внесла Теория Вероятностного Эпигенеза Гильберта Готтлиба (2002), которая ут­верждает, что развитие (в том числе пренатальное) определяется «крити­ческим взаимодействием эндогенных и экзогенных факторов на четырех уровнях (генетическая деятельность, нейрональная деятельность, поведе­ние и окружающая среда). С этой точки зрения функция (опыт, или «функциональная деятельность», или «поведение») влияет на соответст­вующую структуру. Можно сказать, что там, где происходит развитие, фак­торы окружающей среды определенно играют свою роль: нет развития без опыта. Таким образом, факторы окружающей среды влияют на развитие еще нерожденного человека «с самого начала» и даже до того, например, через уникальные индивидуальные качества спермы и яйцеклетки, через качество физической и эмоциональной экологии женского тела и т. д. Эта перспектива также применима к анатомии и физиологии, как и к поведе­нию и эмоциональному опыту. Именно пренатальное развитие ясно пока­зывает, что тело и психика неразрывно связаны.


Окружающая среда, особенно в течение определенных чувствитель­ных фаз, может оказать влияние на еще нерожденного человека и, вероят­но, на всю его жизнь. Были сделаны удивительные находки в исследова­ниях «пренатального программирования» хронических заболеваний, та­ких как сердечно­сосудистые заболевания, повышенное давление, диабет и ожирение. Эксперименты на животных показывают, что плод адаптиру­ется к враждебным условиям окружающей среды, используя свою энер­гию, в первую очередь, для развития мозга и в гораздо меньшей степени для развития других телесных функций. В результате это приводит, кроме всего прочего, к меньшему весу при рождении, который рассматривается как симптом неоптимальной пренатальной окружающей среды [13].

На сегодняшний день проведен целый ряд исследований, посвя­щенных теме пренатальных и перинатальных влияний на личность и пси­хофизическое развитие человека. Например, исследования стресса и пси­хотравмирующих ситуаций представляют доказательства того, что не только физические, но также и психологические условия, будучи переда­ваемыми организмом беременной женщины, влияют на психофизическое развитие ребенка. Долгосрочные исследования показывают, что последст­вия пренатального стресса и психотравмирующих ситуаций могут быть самые различные. Приведем примеры только некоторых из них. В мла­денческом возрасте это невропатия, чрезмерная возбудимость и наруше­ние саморегуляции. В детском возрасте это более раннее появление стра­хов, снижение адаптивности, недостаточный контроль импульсов, повы­шенная агрессивность, эмоциональные расстройства, поведенческие на­рушения и высокий уровень социальных проблем.
взрослом это могут быть специфичные страхи, склонность к асоциальному и суицидальному поведению, конфликтность и стремление самоутвердиться, нарушения по­ловой идентификации, поиск помощи извне в ситуации стресса и др. [2, 3, 4, 12]. Ряд этих последствий может оставлять заметный отпечаток на лич­ности человека и, возможно, на всю его последующую жизнь.

Одним из малоизученных, но очень важных пренатальных факто­ров, влияющих на личностные особенности человека, является «синдром исчезнувшего близнеца». Суть этого синдрома заключается в том, что во время беременности двойней на определенном сроке, как правило, в пер­вом триместре, один из близнецов по ряду причин погибает. В некоторых случаях зародыш вместе с зародышевым мешком абсорбируется в орга­низм матери или близнеца, в других случаях происходит выкидыш, но, так или иначе, теряется только один ребенок из пары [1, 6, 7, 17].

Об этом феномене в психологическом аспекте зарубежные ученые впервые активно заговорили в 80­е – 90­е годы ХХ века. К этому периоду был накоплен значительный практический опыт «клиент­терапевтических» отношений по данной проблеме, и по мере совершенст­вования процедур УЗИ, все больше прояснялись и подтверждались под­линные психологические причины возникающих у ряда детей и взрослых психологических затруднений.
метим, что мнения ученых расходятся в вопросе о том, с какого срока беременности потеря близнеца оказывает влияние на выжившего близнеца. Одни авторы считают, что о последстви­ях утраты можно говорить только в случае гибели эмбриона после 10–15 недели беременности [15, 17], другие говорят о том, что психологические последствия утраты могут иметь место и до 10–12 недель [7, 16, 17]. В на­стоящее время споры по этому вопросу продолжаются, и в данном направ­лении необходимы дальнейшие исследования.

Для того чтобы понять последствия потери близнеца, необходимо понять характер их взаимоотношений. Близнецы имеют сильную привя­занность друг к другу. Р. Сэндвисс говорит о том, что связь между ними может быть настолько глубокой и интимной, что она пересекает эмоцио­нальные, психологические, духовные и даже физические границы [16]. Науке известно много фактов, когда близнецы разделены с рождения, но интуитивно знают о существовании брата или сестры. А в случае воссоеди­нения во взрослом возрасте между ними быстро устанавливается высокий уровень интимности, свойственный близнецам, растущим с рождения вме­сте [9]. Потеря близнеца может вызвать глубокое потрясение. Это может привести к нарушениям идентичности, стратегий выживания, механизмов совладания со стрессом, а также может стать основой эмоциональных и психологических проблем у выжившего близнеца. Ряд психологов утвер­ждают, что выжившие близнецы могут настолько глубоко страдать от по­тери, что некоторые из них требуют поддержки на протяжении всей жизни [8, 15 и др.].

Дж. Вудвард, психотерапевт из Великобритании, провела обширные исследования потери близнецов в своей клинической практике. Она при­шла к выводам, что такого рода потеря может повлиять в целом на лич­ность выжившего близнеца, его способность доверять окружающим, на его эмоциональное состояние, на желание жить [18].

Другой психотерапевт из Великобритании, О. Сэндбэнк, приводит доказательства влияния пренатальных и перинатальных потерь близнеца на личность выжившего. В частности, некоторые из них переживают глубо­кое чувство утраты без сознательного знания того, что они близнецы [15]. В свою очередь, американская исследовательница К. Дэнис говорит о том, что страх спать в одиночестве, внезапный страх потеряться или быть брошен­ным, глубокое одиночество, беспокойство, возвращающиеся сны о близне­це, расстройство пищеварения, «голоса», критическая эмоциональная чув­ствительность, шизофрения и даже раздвоение личности – все это может быть следствием «синдрома исчезнувшего близнеца». Если выживший близнец не знает, что он «безблизнецовый близнец», он не может справить­ся с этими непонятными эмоциями. Если же он знает о том, что потерял близнеца, то возможности терапии такой травмы очень велики [11].

На основании анализа работ разных авторов можно выделить сле­дующие психологические проявления последствий утраты близнеца в утро­бе матери: склонность к депрессии, изоляции, одиночеству, чувству вины, чувству незащищенности, тревоге, горю, печали; триада чувств «вина, гнев, страх»; восприятие мира как небезопасного, страх смерти, агрессия по от­ношению к окружающим; дезориентация, диссоциация, нарушения струк­тур привязанности; сложности идентификации и выстраивания отношений; психосоматические расстройства и др. [7, 9, 10, 11, 14, 15, 16, 17, 18].

По результатам данных исследований мы видим, что выживший близнец может переживать патологическое горе, иметь разного рода эмо­ционально­личностные нарушения и психосоматические заболевания, что, несомненно, делает очень значимой проблему психологической помощи и поддержки людям, потерявших близнеца до рождения. Здесь важно при­нимать во внимание принятое в современной психологии и психотерапии многими авторами мнение о том, что чем раньше в онтогенетическом цикле произошла потеря или травма, тем более глубинные структуры психики она затрагивает. Также необходимо подчеркнуть значимость того, чтобы роди­тели знали об исчезновении одного из своих близнецов и говорили об этом с выжившим ребенком. Для этого необходима комплексная систематиче­ская работа по психологизации современного общества.

Источник: PsyJournals.ru


Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.