Депрессивные реакции



Депрессия означает подавленное настроение. Депрессивная симптоматика встречается при реактивной депрессии, депрессивном неврозе, эндогенной депрессии (меланхолия), депрессивном синдроме при шизофрении или при органических психозах. Распространённость депрессивных расстройств в целом составляет около 4-6%, а в амбулаторной практике -10-20%.

Частота и разграничение. Адекватное расстройство при печальных, подавляющих дух поводах определяется как подавленность. При реактивной депрессии больной также грустен по поводу чего-то утраченного или отнятого. Отздоровой адекватной грусти реактивная депрессия отличается картиной большой интенсивности и большей длительности, возникающей после непреодолимого конфликта.

Депрессивный невроз направлен не на один актуальный конфликт, а на далеко распространяющуюся стройную плеяду конфликтов. Депрессивный невроз характера и депрессивная структура личности — это примерно одно и то же. К депрессивным реакциям имеются широкие переходы.


Меланхолия (или эндогенная депрессия) отчётливо отличается по происхождению, симптоматике и течению от реактивной и невротической депрессии; речь идёт о иных психических нарушениях, однако они также встречаются у таких людей.

Реакции печали.Если человек страдает от тяжёлой потери (смерть близкого человека), то возникает болезненный психический процесс перестройки. Острая печаль протекает часто с соматическими жалобами и вегетативными нарушениями, такими как бессилие и истощение, особенно желудочно-кишечные расстройства. К психическим реакциям печали относятся отчуждённость и раздражительность. За враждебностью стоит часто чувство собственной вины. Как и болезненную печаль, его пытаются преодолеть. Но только правильная оценка потери и печали, примирение с потерей может привести к преодолению трудной ситуации и к новой ориентировке.

О патологической или болезнетворной ситуации печали говорят тогда, когда она затягивается. В основе этого лежат разные причины: вначале вынужденное пребывание в обществе, которое сдерживает проявления тоски, часто — невыносимое одиночество и отсутствие партнёра для беседы, а также самобичевание из-за реальных или мнимых погрешностей в уходе за умершим, оставшиеся неразрешённые с ним проблемы, при этом особую роль играют амбивалентные установки и вытесненная агрессивность; с другой стороны, выраженные дружеские отношения, которые так внезапно прервались. В деталях эти реакции печали также многообразны и различны, как вообще жизненные ситуации.


При проявлениях нормальной печали больные подвергаются окаменению, у них наблюдается пассивность и утрата интересов, иногда горестное или агрессивное поведение в отношении окружающих. Расстройство настроения уже теряет связь с утратой. Болезненная реакция печалисопровождается вегетативными нарушениями и соответствующими ипохондрическими опасениями, которые в выборе органа часто связаны с болезнью умершего родственника. Гастроинтестинальные психосоматические расстройства могут привести к язвенному колиту. Нередко к злоупотреблению алкоголем и наркотиками.

Депрессивные реакциивстречаются при резких изменениях жизненных отношений, потере привычного жизненного уклада и доверительной атмосферы, а также при изменении поля деятельности, после переезда, выхода на пенсию, даже после ухода в отпуск. Решающим здесь является не внешняя ситуация, а переживание изменений, потеря укрытия и неуверенность в новой ситуации. Часто в основе депрессивных реакций лежат глубоко скрываемые обиды и кризис самооценки.

Депрессивныеневрозы. Причина, почему многие люди в результате потери безопасности находятся в угрожающем состоянии, проясняется из истории их жизни, из тематики болезненных детских переживаний, а не только из-за утраты атмосферы любви после расставания с матерью или разрыва семейных связей. Недостаток тепла, домашнего очага и «разбитый дом» — это часто лишь переоцениваемые крылатые слова.


оль же патогенными могут быть излишняя забота тревожных родителей, которые привязывают к себе ребёнка и оберегают его от влияния окружающего мира, и именно поэтому затрудняется становление самостоятельности и стойкости. «Теплично» воспитанный человек остаётся зависимым и нуждающимся в опоре и на незначительные перемены реагирует депрессивно. Когда родители становятся единственной постоянной опорой, то воспитывается невозможность проявления настоящих чувств в проблемных ситуациях. Единственное, чему разрешено появляться в сознании, это страх и чувство вины.

Депрессивный невроз — это невроз характера или расстройство личности. При слабой выраженности говорят о депрессивной структуре личности в смысле стойких психических отклонений. Депрессивно-невротическое развитие, которое начинается с оральной фазы развития, может приводить в течение жизни к скрытым депрессивным расстройствам настроения. При этом актуальные затруднения являются поводом, а не причиной. С депрессивно-невротической структурой связано развитие других расстройств, особенно наркомании и анорексии.

Оральная фиксация при невротической депрессии может быть ответной реакцией ухода на эту раннюю фазу с чувством безопасности. Если отсутствует уверенность, развиваются несвободная зависимость и страх разлуки, и в последующей жизни потеря любви и разлука всегда означают нарцистическую обиду. Поэтому возникают агрессивные побуждения в отношении человека, проявившего в чём-то непреклонность. Поскольку невротик не может реализовать свою агрессию, он перености её на себя (у здоровых – злость и ярость).


Психоаналитически самоупрёки и импульсы к самоубийству интерпретируются интроекцией и аутоагрессией: они имеют основу в обвинениях и импульсах убийства в отношении окружающих. В амбивалентности между сильной потребностью в привязанности и возникающим агрессивным поведением состоит конфликт при невротической депрессии. Тяжёлые депрессивные неврозы обозначаются с психоаналитических позиций как пограничные состояния.

У детей обнаруживается нередко хроническое, зависящее от личности депрессивное расстройство настроения. Оно не проявляется в повседневной жизни, прикрыто ничем не приметным поведением, но выявляется отчётливо в ряде ситуаций и в проективных тестах. Чаще это итог тяжёлой депривации в раннем детстве.

 

Синдром отчуждения

Деперсонализация — это расстройство жизненного Я, сознание самого себя: такие психические процессы как восприятие, чувство своего тела, эмоции, мышление и действия, переживания, осознаются как уже не принадлежащие Я, не как Моё. Само собой разумеющиеся жизненные процессы отчуждаются. Если внешний мир больного втягивается в отчуждение, тогда говорят о деперсонализации или шире — о переживаниях отчуждения.

Симптоматика. Больные объясняют, что у них теряются жизненные отношения к самому себе и к окружающему миру.


чуждение проявляется часто вначале с таким чувством, как будто с головой что-то не в порядке. Это не головная боль, а скорее какое-то тупое чувство, сходное с оглушённостью, как если бы обруч был натянут на голову, или доска перед лбом, или завеса перед глазами, как туман, который движется перед глазами, и т.п. Больные не могут отчётливо думать или ясно видеть. Поэтому некоторые из них идут к офтальмологу, если отчуждение начинается со зрительных восприятий: при изменённом акте зрения изменяется физиогномическое распознавание. Пациенты смотрятся в зеркало, чтобы идентифицировать самих себя, но в их лице появляется что-то чужое. Позже больные скажут, что они чужды самим себе, изучают себя, как другого человека. Свои мысли они переживают, как не принадлежащие им, их чувства — как посторонние, их действия — как механические. В то же время они сознают, что это они и есть, что их представления, стремления и характер поведения принадлежит им; но эта рациональная установка не соответствует непосредственному чувству принадлежности всего этого себе. Они не говорят «это не я», а «так как будто не я это думаю, чувствую, делаю…».

Тело и его отдельные части тоже могут подвергаться отчуждению. Тело больному не подчиняется, свои движения он воспринимает как автоматические; нога становится как чужая, нет чувства принадлежности её своему телу. Но и здесь больной знает, что это всё-таки его нога, так как он её чувствует и может ею двигать. Однако переживание её принадлежности себе утрачивается.


Во внешнем мире ему кажутся незнакомыми привычные домашние вещи, они изменяются или становятся неизвестными, как будто он никогда их ранее не воспринимал такими, какими они есть на самом деле. При обычном взгляде из окна окружение кажется другим. Сначала отчуждаются отдельные окружающие предметы, а затем это явление расширяется до дереализации.

Частота и происхождение.Деперсонализация и дереализация принадлежат к неспецифическим психическим формам реакций. Они могут появляться изолированно или в рамках разных психических заболеваний. Здоровые молодые и взрослые люди при утомлении могут испытывать кратковременные, длящиеся секунды переживания отчуждения. При истощении и исчерпании сил эти переживания могут сохраняться дольше. Астенические личности особенно склонны к деперсонализации, иногда с признаками навязчивости. В ситуациях страха эти признаки могут сохраняться остро, а после «паралича от страха» они опять исчезают. Если они сохраняются дольше, то входят в состав невротических переживаний. Это же относится и к реакции печали: здесь также могут появляться кратковременные переживания отчуждения; но они могут стойко сохраняться при болезненных реакциях’ печали. Переживания отчуждения после катастроф, в приступах тоски или при сопереживании насильственных действий над близкими могут расцениваться как защитные механизмы при желании стать другим, как будто бы эти переживания не относятся к нему.


Переход к невротическому синдрому деперсонализации плавный. Здесь отчуждение означает глубинно-психологические защитные механизмы Я против непреодолимого переживания, особенно воспринимаемого с чувством вины агрессивного побуждения, которое в состоянии деперсонализации воспринимается не как таковое, т.е. не принадлежащее мне. При этом происходит регрессия в раннее детское мышление и способы переживаний, которые соответствуют тому возрасту, когда структура Я и отношение к реальности ещё не стабильны.

Деперсонализационные синдромы начинаются преимущественно в постпубертатном возрасте. Они носят характер кризов созревания у подростков без того, чтобы рассматривать проявления деперсонализации как юношеское сомнение в сознании своей индивидуальности. Невротический синдром деперсонализации у подростков может быть преходящим, но может стать и хроническим. В некоторых случаях он переходит в невроз навязчивости.

Терапия.Синдром отчуждения в большинстве случаев стойкий. При невротических формах показана психодинамически ориентированная психотерапия, которая особенно нацелена на отвергаемые агрессивные переживания. Направленное на симптомы лечение почти не даёт результатов. Антидепрессанты и нейролептики выправляют состояние мало. Иногда психотерапию может поддержать курс инсулина в малых дозах.

 

Источник: helpiks.org

Реактивная депрессия: причины


Реактивная депрессия может протекать по двум вариантам развития: острой реакции (кратковременной, длительностью до 1 месяца) и пролонгированной (действующей от 1 месяца до 2 лет), которые возникают по различным причинам и для которых характерны специфические симптомы.

  • Кратковременная (острая) реактивная депрессия возникает непосредственно сразу либо через незначительный промежуток времени после воздействия на человека критических стрессовых факторов. Как правило, произошедшие события носят крайне негативную окраску и являются для личности индивидуально значимыми, воспринимаются с интенсивностью психической травмы, оказывают существенное влияние на дальнейший ход жизни.
  • Пролонгированная реактивная депрессия формируется под влиянием длительного по времени, но незначительного по интенсивности, хронического стресса. «Вялотекущие» негативные события не рассматриваются личностью, как тотальный кризис и не вызывают мгновенной ответной реакции организма – шока, последующих фазы конфронтации и реакции «избегания» от проблемы (как при острой депрессии). Однако факторы, интерпретируемые личностью как негативные, вынуждают его пребывать в постоянном эмоциональном напряжении, которое постепенно переходит в состояние апатии, пессимизма, отрешенности. И возникшая в результате депрессия выступает как своеобразный элемент в процессе преодоления, избавления от негативных раздражителей.

Американскими исследователями Т. Холмсом и Р. Реем была разработана шкала, определяющая силу стрессовых факторов LCU (Life Change Units). В эту таблицу «кризисов» включены глобальные события, воспринимаемые большинством людей как трагические несчастья – катастрофические «удары судьбы». Выявленные у пациента высокие индексы силы влияния указывают на вероятный риск формирования серьезных психических патологий в недалеком будущем.

Специалисты, воспользовавшись приведенной ниже шкалой, адаптированной на потребности российских граждан, рассчитывают индивидуальный показатель риска. В случае, если значение, набранное пациентом за предыдущие 12 месяцев, превышает 300 баллов, можно предположить наличие у него реактивной депрессии.


Событие Средний диапазон значений
Смерть близкого родственника 65-100
Развод с супругом или разлука с любимым человеком 65-75
Тюремное заключение 65
Собственная болезнь, травма 55
Плохое материальное положение 50
Увольнение с работы или потеря постоянного источника дохода 45
Достижение пенсионного возраста, прекращение профессиональной деятельности 45
Проблемы со здоровьем у близкого родственника 45
Сексуальные проблемы 40
Смена вида деятельности, ухудшение финансового положения 35-40
Ухудшение обстановки в семье 35
Невозможность выполнить кредитные обязательства, большие долги 30-35
Наличие у близкого родственника пагубных зависимостей 30
Изменение жилищных условий, места жительства 20-25
Проблемы с начальством, недоброжелательная обстановка в коллективе 20-25
Изменение личных привычек, смена привычного вида досуга, изменение социальной активности 20-25
Изменение режима сна 15
Изменение пищевых привычек 15
Незначительные проблемы с законом, судебные разбирательства 10-25

Помимо воздействия психотравмирующих факторов на возникновение реактивной депрессии оказывают влияние:

  • генетическая предрасположенность;
  • конституциональные особенности больного;
  • акцентуированные черты характера пациента;
  • нарушения в работе нейротрансмиттеров головного мозга;
  • наличие хронических соматических заболеваний;
  • органическое поражение головного мозга.

Реактивная депрессия: симптомы

Острое депрессивное расстройство

В большинстве случаев о скором наступлении симптомов острой реактивной депрессии информируют «предшественники» – проявления реакции шока:

  • чувство панической тревоги;
  • психомоторное возбуждение;
  • ощущение усталости, мышечная слабость;
  • кожа – холодная и влажная, синюшного оттенка;
  • боль в области сердца;
  • учащение сердцебиения;
  • частое дыхание;
  • сокращение мочевыделения;
  • дезориентация;
  • снижение артериального давления;
  • головокружение;
  • повышенное потоотделение.

Ведущими симптомами в развитии острого депрессивного расстройства выступают: ощущение безнадежности и бесперспективности будущего, угнетающее отчаяние, нарушение режима сна, изменение пищевого поведения. Достигнув своего максимального пика, острая реактивная депрессия проявляет себя присоединением разнообразных фобий, наличием суицидальных мыслей и/или попыток, в некоторых случаях – с развитием слуховых галлюцинаций.

У многих больных симптомы носят кратковременный характер и исчезают после проведения психотерапевтического лечения без применения фармакологических препаратов. Однако при наличии признаков суицидального поведения и острым формам тревожных состояний (панические атаки) необходимо прибегнуть к экстренному медикаментозному лечению. Также зафиксированы клинические случаи, когда первично проявляемые признаки реактивной депрессии со временем трансформируются в симптомы расстройств эндогенной характера.

Пролонгированное депрессивное расстройство

Проявлениями пролонгированной депрессивной реакции выступают: беспричинная плаксивость, подавленное настроение, пессимистическая оценка настоящего, идеи самообвинения, снижение энергетического потенциала, астенические состояния, ипохондрические включения. В случаях выраженной депрессии больные вялы, безвольны, сосредоточены на терзающих переживаниях, утрачивают интерес не только к выполнению обязанностей, но и к развлекательным мероприятиям.

Реактивная депрессия: лечение

Лечение заболевания включает медикаментозную терапию антидепрессантами – представителями группы селективных ингибиторов обратного захвата серотонина (например: флуоксетин). Наряду с ярко выраженным антидепрессантным действием препараты этого класса выполняют стимулирующую функцию: стабилизируют настроение, снижают напряженность, уменьшают тревожность, устраняют чувство страха. Минимальный курс лечения антидепрессантами СИОЗС – 3 недели.

Дополнительный инструмент в лечение при отсутствии суицидального поведения – прием анксиолитических препаратов (транквилизаторов) бензодиазепинового ряда (например: диазепам). Лекарственные средства этой группы обладают анксиолитическим, седативным, снотворным, миорелаксирующим действием, устраняют эмоциональное напряжение, беспокойство, чувство страха. Терапевтическое действие транквилизаторов отмечается через 3-7 дней.

При проведении медикаментозного лечения реактивной депрессии пациентам запрещается без консультации врача прекращать прием препаратов либо самостоятельно уменьшать их дозировку, также категорически запрещено употребление спиртосодержащих напитков.

Хороший результат в лечение реактивной депрессии показывает сочетание фармакологического лечения с курсом психотерапии: когнитивной, рациональной и с сеансами эриксоновского гипноза.

Источник: depressia.info

Реактивные (психогенные) депрессии — группа дезадаптивных расстройств, включающая широкий спектр аффективных нарушений, манифестация которых связана с неблагоприятным воздействием психосоциального стресса. При этом свойства психической травмы чаще всего приобретают события («удары судьбы» [Schneider К.]), которые и вне рамок психической патологии вызывают депрессивные реакции. Это в первую очередь необратимые утраты — смерть родственников, развод, разрыв или разлука с любимым человеком, а также служебные конфликты, материальные потери (финансовый крах, банкротство и др.), судебное разбирательство1.

Для формирования психогенных депрессий наряду с психотравмирующими и ситуационными воздействиями имеют значение и некоторые другие факторы — конституциональное предрасположение, наследственная отягощенность аффективными заболеваниями, возраст, культуральные особенности больных, соматические и психические (органическое поражение ЦНС, шизофрения) заболевания.

На основе критерия длительности выделяют два вида депрессивных реакций:

• кратковременные (не более 1 месяца),

• пролонгированные (от 1-2 месяцев до 2 лет). Кратковременные (острые) депрессивные реакции чаще всего непосредственно связаны с произошедшим несчастьем, внезапным воздействием индивидуально значимой психической травмы. Острая депрессия может дебютировать вслед за транзиторными проявлениями аффективно-шоковой реакции (тревога, бесцельные метания либо двигательная заторможенность, мутизм, психогенная амнезия) и сочетается с конверсионной и диссоциативной истерической симптоматикой. На пике аффективных расстройств доминируют глубокое отчаяние, страх, мысли о самоубийстве, нарушения сна и аппетита. Такие состояния, как правило, кратковременны и попадают в поле зрения врача лишь тогда, когда сопряжены с самоповреждениями или суицидальными попытками. Пролонгированные депрессивные реакции чаще возникают в связи с длительной стрессовой ситуацией. Спектр клинических проявлений значительно шире, чем при острых депрессивных реакциях. Наряду с подавленностью, слезливостью, мрачным, пессимистическим видением будущего чаще встречаются астенические, астеновегетативные, энергические и ипохондрические проявления.

Для депрессивных реакций характерна концентрация всего содержания сознания на событиях случившегося несчастья. Тема пережитого приобретает подчас свойства доминирующих представлений. Больные поглощены тягостными воспоминаниями, непрестанно помимо собственной воли упрекают себя в том, что не приняли мер для предотвращения несчастья, не обеспечили квалифицированной помощи умирающему, не сделали всего возможного для облегчения его страданий, плохо ухаживали за ним (депрессивные руминации). Содержательный комплекс депрессии не дезактуализируется полностью даже тогда, когда депрессия становится затяжной и более стертой. Достаточно случайного напоминания, чтобы вновь на время усилилась подавленность; даже отдаленные ассоциации могут спровоцировать вспышку отчаяния. Если днем за делами больным удается отвлечься, то пережитая драма еще долго всплывает в кошмарных ночных сновидениях.

Суточные колебания аффекта, типичные для витальной депрессии, при психогенной, как правило, менее выражены.

По мере дезактуализации стресса симптомы депрессии обычно полностью редуцируются, не оставляя после себя патологических изменений, но в ряде случаев обнаруживается тенденция к витализации аффективных расстройств — проявления психогенной реакции постепенно приобретают свойства эндогенной депрессии (психогенно провоцированные меланхолии [Lange J., 1928]; эндореактивные дистимии [Weitbrecht H., 1957]; эндогеноморфные депрессии [Klein D., 1974]).

При психогениях наблюдаются депрессии различных типов. Помимо истерической, тревожной, ипохондрической, описанных выше, выделяют также меланхолический (близкий по структуре к циркулярной — циклотимической депрессии), депрессивно-параноидный и другие типы.

НОЗОГЕННЫЕ ДЕПРЕССИИ

Нозогенные депрессии — депрессивные реакции у больных неврологическими и соматическими заболеваниями, детерминированы рядом психологических, социальных, личностных, биологических факторов, включающих объективные параметры телесного заболевания (схема 2).

Частота психогений этого типа в общесоматической сети достаточно высока. Так, большинство депрессивных расстройств, наблюдающихся у больных рассеянным склерозом, как свидетельствуют исследования D. Surridge (1969), R. M. Beretz, G. R. Stephen son (1981), G. P. Melvor с соавт. (1984), относятся к категории психогенных образований.

0x01 graphic

В ряду клинических проявлений патологии центральной и периферической нервной системы и внутренних органов, влияющих в качестве психогенного фактора на возможность манифестации нозогенных депрессий, — внезапное возникновение либо катастрофическое течение неврологических или соматических заболеваний, реально угрожающих не только трудоспособности, но и жизни пациента (инсульт, острый инфаркт миокарда, астматический статус, злокачественные новообразования). При этом существенное значение приобретают симптомы заболевания, сопровождающиеся телесным дискомфортом (нарушения ритма сердца, боли, одышка, явления бронхоспазма и т. д.), нередко сопряженные с генерализованной тревогой и паническими атаками [Смулевич А. Б., Дробижев М. Ю., 1998].

Среди психологических, а также социальных влияний, способствующих возникновению депрессивных реакций, первостепенную роль играет отношение пациента к собственному заболеванию — высокая субъективная значимость соматического страдания.

Акцентуация на патологии соматической сферы чаще всего связана с гипернозогнозией, выражающейся преувеличением серьезности симптомов заболевания. Так, например, любые изменения ритма сердечных сокращений или дыхания могут сопровождаться у больных ишемической болезнью сердца или бронхиальной астмой тревожными опасениями необратимых изменений в организме или страхом летального исхода. Весьма существенны для ряда пациентов и социальные последствия: снижающие качество жизни ограничения, налагаемые соматическим страданием на бытовую активность и профессиональную деятельность.

В других случаях психогенные расстройства являются следствием нарушения образа собственного тела (body image) с сознанием утраты физической привлекательности, ущербности в глазах окружающих. Депрессии рассматриваемого типа формируются либо в процессе болезней, сопровождающихся изменениями внешности, например после экстракции передних зубов [Luban-Plozza В. et al, 1995], или появлением других физических недостатков вследствие парезов (как осложнение полиомиелита или прогрессирующей мышечной дистрофии), обезображивающих операций (мастэктомия, радикальные хирургические вмешательства в области головы и шеи, колостомия, ампутации конечностей) [Derogatis L R., 1988].

Клинические проявления нозогений в этих случаях наряду с аффективными расстройствами могут включать и социально обусловленные страхи — социофобии (страх появления в обществе и др.), а иногда и сенситивные идеи отношения (идеи физического недостатка, неприятного для окружающих [Николаев Ю. С, 1949]. При этом социофобии и сенситивные идеи отношения нередко сопровождаются избегающим поведением [Newel. R., Marks 3., 2000]. R. Tolle (1972, 1987, 1993), рассматривая механизм формирования сенситивных реакций у соматически больных, подчеркивает возможность психореактивной переработки, предполагающей осознание пациентом своего заболевания не только как причины нарушения физиологических функций, но и как «постыдного» недостатка, «позорного пятна», свидетельствующего о неполноценности личности. Такие реактивные психологически мотивированные [Bunker Ch., Bridgett Ch. K., 1997] психические нарушения широко распространены среди страдающих кожными заболеваниями. По данным Е. Colon с соавт. (1991), депрессии наблюдаются более чем у 1/3 (39 %) лиц с явлениями гнездной алопеции (alopecia areata). «Кожные неврозы» наблюдались при хронических дерматитах еще в XIX веке [Wilson Е., 1867]. При тяжелых, часто рецидивирующих дерматитах (псориаз, экзема и др.), сопровождающихся массивными, полиморфными высыпаниями, особенно на открытых частях тела, депрессии наблюдаются в 32 % случаев [Ишугина Н. П., Раева Т. В., 1999]. Содержание психогенного комплекса при таких нозогенных депрессиях составляют тревожные опасения обезображивания внешности, страх появления новых высыпаний на лице, привлекающих внимание окружающих. Картина аффективных расстройств может приобретать форму истерической депрессии, сопровождающейся бурными реакциями по поводу приобретенного дефекта внешности [Дороженок И. Ю., 2001].

Нозогенные депрессии с сенситивными идеями отношениями наблюдаются и у больных так называемой влажной бронхиальной астмой, как правило, сопровождающейся выделением большого количества мокроты [Ищенко Э. Н., 1999]. При посещении людных мест (магазины, выставки, театры) или на работе пациенты замечают «брезгливые» и даже «осуждающие» взгляды окружающих, считают, что они изменили к ним отношение, стараются держаться подальше, «отворачиваются». Указанные сенситивные идеи отношения могут сопровождаться избегающим поведением — отказом от посещения развлекательных мероприятий, общением только с теми лицами, которые знают об «астматическом» происхождении симптомов и «привыкли» к ним.

Систематика нозогенных реакций соответствует разграничению психогенных депрессий в целом. Различают кратковременные и затяжные нозогенные депрессии.

Кратковременные нозогении (их продолжительность не превышает 1-2 месяцев) чаще связаны с психотравмирующим воздействием госпитализации (страх незнакомого окружения, разлуки с близкими) и манифестируют относительно легкими проявлениями гипотимии — пониженным настроением, преходящей тревогой с беспокойством за свое здоровье, сочетающимися со склонностью к драматизации ситуации, чувством беспомощности, собственного бессилия перед лицом соматического страдания. Кратковременные депрессивные реакции нередко обходятся без лечения, а их обратное развитие происходит по мере редукции проявлений соматического заболевания и восстановления трудоспособности.

ПОСТТРАВМАТИЧЕСКОЕ СТРЕССОВОЕ РАССТРОЙСТВО

Затяжные нозогенные депрессии (их продолжительность может превышать 6-12 месяцев) формируются в рамках посттравматического стрессового расстройства (ПТСР).

Посттравматическое стрессовое расстройство чаще всего связано с психотравмирующим воздействием тяжелого заболевания (инфаркт миокарда, бронхиальная астма [Овчаренко С. И. и др., 2001], полостные операции — аортокоронарное шунтирование (АКШ) и др., онкологическая патология [Doerfler L. А., 1994]). Содержание психогенного комплекса депрессии в этих случаях составляют неотвязные воспоминания о перенесенных оперативных вмешательствах, страх рецидива, навязчивые (интрузивные) мысли о возможности летального исхода очередного приступа заболевания (ишемической болезни сердца, бронхиальной астмы и др.), имеющие свойство флешбек-феноменов.

Вероятность затяжного течения депрессии увеличивается при соматической патологии, принимающей затяжной характер (персистирующие или часто повторяющиеся субъективно тяжелые симптомы соматического страдания). Так, бронхиальная астма, протекающая с постоянными выраженными нарушениями дыхания, значительным и стойким нарушением бронхиальной проходимости и тяжелыми приступами удушья, ассоциируется с продолжительными депрессиями.

В клинической картине последних доминирует обостренное восприятие собственной беспомощности перед лицом соматического страдания. Хронификации депрессии способствуют многократные госпитализации с продолжительным лечением, болезненными, токсическими инвазивными терапевтическими и диагностическими процедурами, сопровождающимися побочными эффектами, утратой трудоспособности, снижением качества жизни.

«Почвой» для формирования затяжных депрессивных реакций могут служить личностные девиации с акцентуацией на сфере телесного самосознания, когда преобладают черты тревожной мнительности, склонность к конверсионным и другим соматизированным реакциям. Среди факторов уязвимости, способствующих персистированию нозогенных депрессий в рамках ПТСР, — психические заболевания (шизофрения, органические поражения ЦНС и др.), недостаточный уровень социальной поддержки, а также актуальные и перенесенные в прошлом травмы и реактивные состояния, манифестация которых не связана с соматическим заболеванием.

Затяжные нозогенные депрессии проявляются более выраженными аффективными расстройствами. Их клиническая картина чаще всего соответствует ипохондрической депрессии. Иногда в структуре синдрома преобладают идеи виновности перед родственниками и друзьями, связанные с представлениями о тягостной, обусловленной патологией внутренних органов физической неполноценности. Больные упрекают себя и в том, что своей беспомощностью причиняют неудобства медицинскому персоналу, являются обузой для людей, «вынужденных» за ними ухаживать.

В случаях хронификации картина нозогении по психопатологическим проявлениям сближается с эндогеномофными депрессиями; наряду с признаками витализации аффекта нарастают явления психомоторной заторможенности, расстройства сна и аппетита.

Источник: ncpz.ru


Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.