Чувство вины окр


Десять фактов, которые необходимо знать, чтобы преодолеть ОКР
Фред Пензель

Я активно занимаюсь лечением ОКР с 1982 года, с тех пор я провел лечение более 650 человек с этим расстройством. За это время я также усвоил закономерности, которые могут оказаться полезными для тех, кто решил преодолеть этот недуг. Кое-что из этого может показаться очевидным, но меня всегда поражало, насколько мало знает об ОКР пациент, в первый раз приходящий ко мне на прием, несмотря на то, что он может быть весьма высокообразованным в других вопросах.

Вам может не понравиться кое-что в этом списке, может быть, вы не это хотели услышать. Но вы не обязаны любить это. Однако, если вы хотите изменить ситуацию, вам нужно принять это, как оно есть. Изменение и принятие идут рука об руку и определяют друг друга. Кое-что вы можете изменить, а кое-что вам нужно будет просто принять. И нужно четко различать эти две категории, чтобы перестать, наконец, двигаться в неверном направлении.

Вот этот список:


1. ОКР – хроническое расстройство

В этом смысле оно похоже на астму или диабет. Вы можете взять его под контроль и жить полноценной жизнью, но сегодня не известно средства для полного его излечения. Оно всегда будет с вами, где-то на задворках, даже если оно не будет больше влиять на вашу жизнь. По современным представлениям, ОКР, вероятно, генетически обусловлено, и его лечение пока за пределами наших возможностей. Но есть средства, позволяющие держать его под контролем, и если вы не научитесь эффективно их применять, вы рискуете снова оказаться во власти ОКР. Так может получиться, если вы не будете применять при необходимости методику когнитивно-поведенческой терапии, или прекратите принимать антиобсессивные препараты.

2. Две основные черты ОКР – тревога и чувство вины.

Хотя до сих пор не ясно, почему это так, но это основные характерные черты ОКР. До тех пор, пока вы не поняли этого, вы не сможете понять ОКР. В XIX веке ОКР называли болезнью сомнения. ОКР может заставить человека сомневаться в самых, казалось бы, ясных вещах. Я встречал пациентов, сомневающихся в своей сексуальной ориентации, в своем психическом здоровье, мучившихся чувством своей возможной вины по отношению к случайному прохожему, терзаемых возможностью того, что они могут стать убийцами, и т.д. У меня были даже пациенты, которые мучались вопросом, живы они или нет. Постоянные сомнения – одно из самых мучительных свойств ОКР. Они способны преодолеть даже очень высокий интеллект. Это такие сомнения, которые невозможно погасить. Это сомнения, возведенные в высшую степень. Это то, что заставляет человека сотни раз проверять одно и то же, или задавать бесконечные вопросы себе или другим. Даже если ответ найден, это может принести спокойствие всего на несколько минут, после чего снова начинаются мучительные сомнения. Только когда больной ОКР поймет тщетность попыток разрешить эти сомнения, возможно будет движение к излечению.


Чувство вины – другая мучительная составляющая ОКР. Люди с ОКР очень легко могут почувствовать себя виновными в чем угодно. Очень часто они чувствуют себя виноватыми там, где обычному человеку и в голову такое не придет.

3. Хотя вы можете сопротивляться выполнению навязчивых действий, вы не сможете выкинуть из головы навязчивые мысли.

Обсессии – биохимически обусловленные процессы в головном мозге, которые похожи на «обычные» собственные мысли, но ими не являются. Один из моих пациентов называл их «мои синтетические мысли». По отношению к обычным мыслям обсессии то же самое, что поддельная купюра по отношению к настоящей, или муляж яблока в сравнении с яблоком. Поскольку это биохимические процессы, они не могут быть просто прекращены усилием воли. Более того, исследования показывают, что чем сильнее вы пытаетесь не думать о чем-либо, тем больше вы об этом, в итоге, думаете. Есть такой прием борьбы с обсессиями, который я советую применять своим пациентам: «Если вы хотите думать о чем-то меньше, думайте об этом больше».


не сможете убежать от страха, вызванного вашими обсессиями. Этот страх тоже возникает в вашем мозгу, и для того чтобы преодолеть ОКР, вы должны понять, что спрятаться от него невозможно. Вы должны смотреть ему в лицо. Люди с ОКР инстинктивно стараются избегать объектов или ситуаций, вызывающих у них страх, а если бы они этого не делали, то в конце концов, увидели бы, что их страхи не оправданы, а тревога может погаснуть сама по себе, без выполнения компульсивных ритуалов или других нейтрализующих действий.

4. Когнитивно-поведенческая терапия – лучший метод лечения ОКР.

Я считаю, что когнитивно-поведенческая терапия является лучшим лечебным средством при ОКР. Считается, что в своей основе ОКР генетически-обусловленная проблема с поведенческим компонентом, а не психологическая. Поэтому не следует ожидать значительного эффекта от традиционного психоанализа. Поиск каких-либо событий в вашем прошлом, или попытки выяснить, какие ошибки сделали ваши родители в вашем воспитании не приведет к успеху. Другие формы поведенческой терапии, такие как аутогенная тренировка или стоп-техника для мыслей (например, когда вы щелкаете резиновым кольцом, одетым на запястье, и говорите «Стоп» при появлении навязчивой мысли) также неэффективны. При ОКР помогает форма поведенческой терапии, известная как экспозиция и предотвращение ритуалов (ЭПР).

ЭПР заключается в добровольном контакте с пугающими мыслями или ситуациями, при этом всячески сопротивляясь выполнению ритуалов.
ль здесь — находиться настолько долго рядом с тем, что вас пугает, чтобы добиться толерантности (переносимости), и в то же время, увидеть, что если вы не предпринимаете никаких защитных мер, ничего страшного не происходит. Люди с ОКР не находятся достаточно долго в пугающей ситуации, чтобы это понять. Я стараюсь, чтобы мои пациенты оставались в пугающей ситуации до тех пор, пока у них не возникнет что-то вроде усталости от этого. Нашей целью является довести мысль до истощения. Я говорю им «Вы не можете быть одновременно в страхе и в скуке». Компульсивные действия – это тоже часть ОКР, и для того, чтобы добиться успеха, от них необходимо избавиться. Есть две вещи, которые их поддерживают. Во-первых, выполняя ритуалы, человек сам себя убеждает в обоснованности своих страхов, а это приводит лишь к обострению ситуации. Во-вторых, вырабатывается привычка к ритуалам, которая может поддерживать их и после того, как навязчивая мысль забыта.

5. Хотя лекарства помогают, сами по себе они не являются полноценным лечебным средством.

В человеческой природе всегда желать быстрого, легкого и простого решения жизненных проблем. И хотя каждый человек с ОКР хотел бы какого-нибудь медицинского волшебного средства, избавляющего навсегда от этого расстройства, такого средства, к сожалению, сегодня не известно. Современные антиобсессивные препараты не идеальны, но они довольно эффективны. Вообще говоря, если вам удастся достичь снижения симптоматики ОКР на 60 или 70 процентов, это будет считаться хорошим результатом.


нечно, всегда найдутся такие, кто скажет, что их симптомы полностью устранены тем или иным лекарством. Но это скорее исключение, чем правило. Меня часто спрашивают, какое лекарство самое лучшее при ОКР. Я отвечаю «То, которое помогает вам лучше всего». Я также говорю «Любой препарат поможет кому-нибудь, но ни один не помогает всем». И если какой-то конкретный препарат помогает вашему знакомому, это вовсе не значит, что он поможет и вам.

Полагаясь только на лекарства, вы, скорее всего, не добьетесь исчезновения всех симптомов, кроме того, всегда будет оставаться риск рецидива при отмене препарата. Исследования показывают, что вероятность рецидива после прекращение приема препарата, если он был единственным средством контроля ОКР, очень высока. Если даже препарат действует на вас хорошо, биохимия вашего мозга быстро вернется в прежнее нездоровое состояние после его отмены, обычно в течение нескольких недель. Лекарства могут быть очень полезны как часть комплексной терапии, совместно с КПТ. Фактически их надо рассматривать как средство помощи при проведении КПТ, которое способствует снижению общего уровня навязчивостей и тревоги. Хотя при средней тяжести ОКР, оно часто может быть взято под контроль без применения лекарственных средств, большинству пациентов, все же, для достижения успеха требуется их назначение. Если вы принимаете лекарства, это вовсе не значит, что вы слабее других, этого требует ваша биохимия. Вы не всегда можете бороться с нарушением биохимии самостоятельно. Использование психиатрических лекарств также вовсе не значит, что вы «сумасшедший». Люди с ОКР не сумасшедшие. В промежутках между приступами они ничем не отличаются от других, в смысле состояния психики.


6. Вы не должны зависеть от посторонней помощи в вашей борьбе с ОКР.

Для начала, и это самое очевидное, вы всегда находитесь сами с собой. Если кто-то другой будет помогать вам справляться с тревогой, подбадривая вас, отвечая на ваши вопросы, дотрагиваясь до «опасных» предметов, или принимая участие в ваших ритуалах, что вы будете делать, если этого человека не окажется рядом? Позвольте предположить, что, скорее всего, вы окажетесь совершенно беспомощным. То же самое можно сказать, если вы выполняете свои терапевтические домашние задания только под нажимом кого-либо. Никто не может хотеть вашего выздоровления больше, чем вы сами. Если ваша мотивация настолько низка, что вы не можете проводить поведенческую терапию самостоятельно (исключая, пожалуй, случай серьезной не леченой депрессии), то вы не сможете научиться тому, что необходимо для преодоления ОКР. Поскольку ОКР – хроническое расстройство, вам нужно будет учиться справляться с ним в течение всей вашей жизни. Поэтому, вам также нужно быть готовым справляться с ним без посторонней помощи.

7. Вы должны стать своим собственным врачом.

Когнитивно-поведенческая терапия – мощное оружие для контроля ОКР. По мере того, как вы добиваетесь успехов в КПТ, ответственность за ваше лечение все более перемещается с вашего терапевта на вас. Терапевт лишь может помочь вам повернуться лицом к своим страхам и преодолевать их, вам же необходимо самому научиться распознавать проявления ОКР и реагировать на них правильным образом. Вам нужно научиться самому назначать себе и выполнять задания по поведенческой терапии.


8.Нельзя полагаться на интуицию при выборе поведения при ОКР.

Когда имеешь дело с ОКР, нельзя во всем полагаться на интуицию. Иначе можно далеко уйти в неверном направлении. Для человека естественно желать избежать пугающей ситуации. Такое поведение инстинктивно. Это может быть хорошо для случая, когда вы сталкиваетесь со злой собакой или с пьяной шпаной, но поскольку навязчивые мысли рождаются в вашем собственном мозгу, вы не сможете от них укрыться. То кратковременное улучшение, которое приносит выполнение ритуала, обманывает человека, вызывая веру в реальную помощь ритуалов. И хотя ритуалы в начале представляются решением проблемы, они сами вскоре превращаются в одну из главных проблем, отнимая время от вашей жизни. Люди с ОКР никогда не остаются с пугающей ситуацией достаточно долго, чтобы увидеть необоснованность своих страхов. Только поступая вопреки своему инстинкту, вы сможете это увидеть.

9. Для преодоления ОКР нужно время.

Сколько времени для этого нужно? Столько, сколько потребуется именно вам. Исходя из своего опыта, я могу сказать, что средний, не осложненный случай ОКР требует для успешного лечения от шести месяцев до года. Если ОКР серьезнее, если человек не достаточно усердно занимается КПТ, или присутствуют дополнительные проблемы, времени потребуется больше. Кроме того, некоторым людям нужна дополнительная работа по вхождению в нормальную жизнь, после того как ОКР взято под контроль. Если ОКР протекало много лет, человек может быть не полностью готов к нормальной социальной жизни. Такая социальная реабилитация тоже требует времени.


Однако, каким бы долгим не был путь к выздоровлению, крайне важно видеть его до конца. При ОКР нельзя быть «частично здоровым». Если пытаться избавиться только от части проявлений ОКР, то их место займут оставшиеся, увеличившись по интенсивности до невиданных ранее размеров. Когда я объясняю это своим пациентам, я привожу аналогию с хирургической операцией по удалению раковой опухоли. Я спрашиваю их «Хотите ли вы, чтобы хирург удалил всю опухоль, или, может быть, немного оставить?».

10. Нужно быть готовым к возможному рецидиву.

Я часто повторяю своим пациентам, что стать здоровым лишь 50 % работы, еще 50 % нужно, чтобы здоровым оставаться. И снова мы возвращаемся к пункту 1, говорящему, что ОКР – хроническое расстройство. И хотя сегодня не известно средства, позволяющего раз и навсегда избавится от навязчивостей, вы можете взять ОКР под контроль и жить такой же жизнью, как и все другие люди. И если вы добились состояния ремиссии, надо в этом состоянии удерживаться. Как говорится в п.
цель правильно поставленного лечения – научить человека стать своим собственным терапевтом, снабдив его для этого необходимыми знаниями. Одно из таких знаний, это то, что от страха, вызываемого навязчивыми мыслями, нельзя спрятаться. Основной принцип терапии заключается в том, что навязчивости должны сразу же встречаться лицом к лицу, а все ритуалы должны подавляться. При рецидиве обычно получается, что человек пытается избежать навязчивых страхов, совершает ритуалы, и страхи выходят из-под контроля. Другой причиной может быть, что человек считает, что он уже вылечился и перестает принимать антиобсессивные препараты, не говоря об этом своему врачу. К сожалению, эти препараты не могут восстановить навсегда нарушенную биохимию мозга, и после их отмены все быстро возвращается назад.
Крайне важно помнить, что нет идеальных людей. Любой может иногда дать слабину, и забыть, что он должен делать. К счастью, всегда есть еще возможность противостоять обсессиям, и вместо того, чтобы казнить себя за минутную слабость, лучше восстановить равновесие, вновь повернувшись лицом к страхам и отказавшись совершать ритуалы.

Наконец, для поддержания психического равновесия нужно вести сбалансированную жизнь, с достаточным временем для отдыха и сна

Источник: hokaben.ru

Представьте себе тарелку, полную клубники. Есть в тарелке очень спелые ягоды. Они большие и красные. Есть ягодки поменьше. Есть совсем маленькие, успевшие покраснеть только с одной стороны. Тарелка только ваша. Не нужно делиться. Не нужно торопиться.


И вот вы начинаете есть. Какую из ягод возьмете первой? Вы съедите сначала самые спелые ягоды? Или оставите их напоследок?

Лет 10 назад я поймала себя на мысли, что мне неприятно ехать одной в маршрутке. Мне казалось, что водителя раздражает, что никто не садится. Он не зарабатывает. А я вроде как-то косвенно на это влияю. И понятно, что я никак не влияю. Но это странное чувство… А еще в магазине, когда у меня нет «без сдачи». И у продавца нет. Я, казалось бы, ни при чем. Но это чувство опять… Или мужчина вдруг говорит, что прождал весь вечер, хотел пообщаться. А я на работе задержалась. Вовсе не зная о его желании. Но это чувство снова появляется. А недавно друг попросил денег в долг. Не дала, боясь потерять друга. И опять оно. Это чувство…

Чувство несуществующей вины.

Те из вас, кто оставил спелые ягоды напоследок, способны ощущать несуществующую вину. А возможно, ощущают ее прямо сейчас.

Разберемся, что это такое и почему нам так плохо от этого чувства.

Почему вина несуществующая?

Когда мы кого-то обидели или обманули, то испытываем чувство вины. Это чувство, которое позволяет нам подумать и исправить ситуацию. Но это же чувство может возникать и в случае, когда мы не сделали ничего плохого. Или вообще — быть навязано нам специально.

Вопрос подруги: «Ты все еще не замужем?» Или высказывание мамы как бы в космос: «Вот вырасти ребенка, а потом еще уговаривай его тебе помочь». Или комментарий начальника: «Уходишь домой вовремя? Ну-ну».

Многим нужна наша совесть. Семья, друзья, учителя, соседи, прохожие, коллеги. Всем важно, чтобы совесть не спала у нас с самого детства. А еще обязательно раскаяние за проступки. И наказания за непослушание. Это же так удобно взрослым. С этими инструментами воспитание происходит быстрее и результативнее.

Чувство несуществующей вины — это целый комплекс разрушающих эмоций. Муки совести, страх, агрессия, желание защититься от этой агрессии, желание спрятаться. Иногда мы обвиняем сами себя, даже не дождавшись обвинения от других. Нас ругали за неопрятность — мы чувствуем вину за то, что случайно пролили кофе. Нам говорили: «Если ты не поцелуешь тетю, то она будет несчастной» — и теперь мы ответственны за счастье всех окружающих. Нас спрашивали: «Ты же добрая девочка и поделишься конфеткой, да?» — и мы чувствуем вину за то, что принесли в офис только одно яблоко.

Постепенно чувствовать страх и раскаяние становится привычным. Мы перестаем контролировать эмоции и уже не можем спокойно есть ягоды и ездить в маршрутке.

Источник: www.cosmo.ru

Первый серьезный приступ ОКР, как правило, происходит под действием какого-либо эмоционального пускового сигнала. Человек может вспомнить о годовщине смерти матери, услышать об автомобильной аварии, в которой погиб его конкурент, почувствовать боль в теле или обнаружить на нем опухоль, прочитать о вреде пищевой добавки или увидеть в кадре из фильма обожженные руки человека. После этого он начинает беспокоиться по поводу того, что приближается к тому возрасту, в котором умерла его мать, и, хотя обычно не отличается суеверностью, приходит к мысли, что ему суждено умереть именно в этот день. Или он начинает думать, что его ждет такая же преждевременная смерть, как и его конкурента; или что он обнаружил у себя первые симптомы неизлечимого заболевания; или что он уже отравлен, потому что никогда не относился с достаточной бдительностью к тому, что ест и принимает.

Время от времени такие мысли ненадолго возникают у каждого из нас. Но люди с ОКР зацикливаются на своей навязчивой идее и не могут от нее освободиться. Их мозг и сознание разворачивают перед ними целую вереницу самых разных ужасных сценариев, и, несмотря на все попытки не думать об этом, они не способны от них избавиться. Угроза кажется им такой реальной, что они просто вынуждены обратить на нее внимание. Типичные фобии: страх заболеть какой-либо тяжелой болезнью, заразиться инфекционным заболеванием, отравиться химическими веществами, получить электромагнитное облучение. Иногда навязчивые состояния могут быть связаны с внешней упорядоченностью: человек испытывает беспокойство, когда висящие на стене картины плохо выровнены или когда его зубы недостаточно ровные. Заметив, что предметы расположены не в идеальном порядке, такие люди могут потратить не один час на то, чтобы разложить их правильно.

Бывает, они испытывают суеверное отношение к определенным цифрам и устанавливают время включения будильника или настраивают уровень громкости телевизора только на четное число. В умы страдающих ОКР могут проникать сексуальные и агрессивные мысли или страх причинить боль близким. Типичная навязчивая идея может звучать следующим образом: «Глухой звук, который я слышал во время движения, означает, что я мог на кого-нибудь наехать». Если такие люди религиозны, у них могут возникнуть богохульные мысли, вызывающие чувство вины и тревоги. Многих мучают навязчивые сомнения, требующие несколько раз перепроверить себя: выключили ли они плиту, закрыли ли дверь или не задели ли они случайно чьи-либо чувства?

Тревоги могут быть совершенно нелепыми — и казаться бессмысленными даже самому человеку. Это, однако, не делает их менее мучительными. Например, любящая мать с беспокойством думает: «Я могу причинить вред своему ребенку» или «Ночью во сне я встану и ударю спящего мужа кухонным ножом в грудь». Мужа может преследовать навязчивая мысль, что к его ногтям прикреплены бритвенные лезвия, поэтому он не может дотронуться до детей, заняться любовью с женой или приласкать собаку. Его глаза не видят бритв, но его разум настаивает на том, что они есть, и он постоянно задает вопросы жене, чтобы убедиться в том, что не поранил ее.

Часто люди, страдающие навязчивыми идеями, боятся будущего из-за того, что могли совершить какую-либо ошибку в прошлом. Однако их преследуют мысли не только о совершенных ранее ошибках. Чувство ужаса, от которого они не в силах избавиться, вызывают у них ошибки, которые, как им кажется, они могут совершить, если хоть на секунду расслабятся — что, естественно, когда-нибудь обязательно с ними произойдет, потому что они такие же люди, как все.

Мучения этих людей связаны с тем, что при малейшей реальной вероятности некой опасности они воспринимают ее как неизбежную.

У меня было несколько пациентов, которые испытывали столь сильное беспокойство по поводу собственного здоровья, что чувствовали себя так, словно находились на смертном одре, изо дня в день ожидая своего последнего часа. Однако на этом их страдания не заканчивались. Даже если им говорили, что со здоровьем у них все прекрасно, они испытывали только очень короткую вспышку облегчения, а затем начинали снова мучить себя — обвиняли себя в «сумасшествии» из-за всего того, что сами себе устроили. Увы, нередко подобное «озарение» представляет собой навязчивое сомнение в новом обличье.

Следующая глава >

Источник: med.wikireading.ru

Вечное чувство вины и тревоги

Первый серьезный приступ ОКР, как правило, происходит под действием какого-либо эмоционального пускового сигнала. Человек может вспомнить о годовщине смерти матери, услышать об автомобильной аварии, в которой погиб его конкурент, почувствовать боль в теле или обнаружить на нем опухоль, прочитать о вреде пищевой добавки или увидеть в кадре из фильма обожженные руки человека. После этого он начинает беспокоиться по поводу того, что приближается к тому возрасту, в котором умерла его мать, и, хотя обычно не отличается суеверностью, приходит к мысли, что ему суждено умереть именно в этот день. Или он начинает думать, что его ждет такая же преждевременная смерть, как и его конкурента; или что он обнаружил у себя первые симптомы неизлечимого заболевания; или что он уже отравлен, потому что никогда не относился с достаточной бдительностью к тому, что ест и принимает.

Время от времени такие мысли ненадолго возникают у каждого из нас. Но люди с ОКР зацикливаются на своей навязчивой идее и не могут от нее освободиться. Их мозг и сознание разворачивают перед ними целую вереницу самых разных ужасных сценариев, и, несмотря на все попытки не думать об этом, они не способны от них избавиться. Угроза кажется им такой реальной, что они просто вынуждены обратить на нее внимание. Типичные фобии: страх заболеть какой-либо тяжелой болезнью, заразиться инфекционным заболеванием, отравиться химическими веществами, получить электромагнитное облучение. Иногда навязчивые состояния могут быть связаны с внешней упорядоченностью: человек испытывает беспокойство, когда висящие на стене картины плохо выровнены или когда его зубы недостаточно ровные. Заметив, что предметы расположены не в идеальном порядке, такие люди могут потратить не один час на то, чтобы разложить их правильно.

Бывает, они испытывают суеверное отношение к определенным цифрам и устанавливают время включения будильника или настраивают уровень громкости телевизора только на четное число. В умы страдающих ОКР могут проникать сексуальные и агрессивные мысли или страх причинить боль близким. Типичная навязчивая идея может звучать следующим образом: «Глухой звук, который я слышал во время движения, означает, что я мог на кого-нибудь наехать». Если такие люди религиозны, у них могут возникнуть богохульные мысли, вызывающие чувство вины и тревоги. Многих мучают навязчивые сомнения, требующие несколько раз перепроверить себя: выключили ли они плиту, закрыли ли дверь или не задели ли они случайно чьи-либо чувства?

Тревоги могут быть совершенно нелепыми — и казаться бессмысленными даже самому человеку. Это, однако, не делает их менее мучительными. Например, любящая мать с беспокойством думает: «Я могу причинить вред своему ребенку» или «Ночью во сне я встану и ударю спящего мужа кухонным ножом в грудь». Мужа может преследовать навязчивая мысль, что к его ногтям прикреплены бритвенные лезвия, поэтому он не может дотронуться до детей, заняться любовью с женой или приласкать собаку. Его глаза не видят бритв, но его разум настаивает на том, что они есть, и он постоянно задает вопросы жене, чтобы убедиться в том, что не поранил ее.

Часто люди, страдающие навязчивыми идеями, боятся будущего из-за того, что могли совершить какую-либо ошибку в прошлом. Однако их преследуют мысли не только о совершенных ранее ошибках. Чувство ужаса, от которого они не в силах избавиться, вызывают у них ошибки, которые, как им кажется, они могут совершить, если хоть на секунду расслабятся — что, естественно, когда-нибудь обязательно с ними произойдет, потому что они такие же люди, как все.

Мучения этих людей связаны с тем, что при малейшей реальной вероятности некой опасности они воспринимают ее как неизбежную.

У меня было несколько пациентов, которые испытывали столь сильное беспокойство по поводу собственного здоровья, что чувствовали себя так, словно находились на смертном одре, изо дня в день ожидая своего последнего часа. Однако на этом их страдания не заканчивались. Даже если им говорили, что со здоровьем у них все прекрасно, они испытывали только очень короткую вспышку облегчения, а затем начинали снова мучить себя — обвиняли себя в «сумасшествии» из-за всего того, что сами себе устроили. Увы, нередко подобное «озарение» представляет собой навязчивое сомнение в новом обличье.

Источник: bookap.info


Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.