Апатическая депрессия симптомы


Под апатической депрессией, требующей обязательного лечения, в медицине понимается психическое состояние, протекающее с угнетением волевой и эмоциональной сфер человека.

Основные проявления:

  • чрезмерно сниженный фон настроения;
  • пассивность волевой деятельности;
  • мысли о бесперспективности и собственной малозначимости;
  • резкое угнетение общего тонуса организма.

Апатическая депрессия может возникнуть:

  • на фоне заболевания внутренних органов – соматическая;
  • на фоне психической патологии при шизофрении, эпилепсии, маниакально-депрессивном психозе и т.д.  – эндогенная;
  • на фоне неврозов, акцентуаций личности (крайних типов поведения), психопатий – психогенная.

Апатическая депрессия - Алкоклиник


Классификация депрессий очень объёмная. Мы коснёмся лишь одного варианта ее течения – развития и апатической депрессии, лечение которой иногда бывает затруднено.

В бытовом понимании под депрессией чаще всего понимают именно апатию – пониженный фон настроения.

Апатическая психопатия – довольно частое состояние. Основное отличие от других видов этого недомогания – возникающее безразличие к деланию чего-либо, отсутствие желаний. При этом сохраняется осознание необходимости что-либо делать («хочется хотеть»). Но апатия сковывает человека, даёт развитие депрессии и пациент при этом погружается в собственное внутреннее состояние, в котором нарастает состояние беспокойства.

Постепенно развивается мучительное ощущение безысходности, доходящее до отчаяния. Внешне угрюмый, погруженный в себя, человек продолжает вести привычную жизнь, в которой редко кто обращает на его изменившееся состояние внимание.

Многие больные апатической психопатией удачно скрывают свои проблемы под маской безразличия.  Лечение апатической депрессии длительное и сложное.

Основные признаки апатической депрессии

При этом состоянии наблюдается:

  • замедленная монотонная и эмоционально бедная речь;
  • маскообразное лицо;
  • медлительность двигательных функций;
  • отрешённый вид;
  • внутреннее беспокойство, состояние безысходности и общий дискомфорт.

Основные признаки апатической депрессии - Алкоклиник

Диагностические критерии апатической депрессии

Если человек обращает внимание на то, что мучительные ощущения уже не дают ему нормально жить, он обращается за помощью к специалистам. Чаще всего он сразу попадает к психологу или психиатру.

Врач внимательно изучает жалобы больного, проводит беседу и оценивает физическое и психическое состояние.

Учитывать приходится все до мельчайших подробностей, включая наличие подобных состояний в семейном окружении у близких родственников.

Главная задача психиатра – определить главную причину, которая явилась пусковым механизмом развития апатической депрессии, что значительно упростит лечение патологии.

Осложнения депрессии

Длительнотекущая и нелеченая апатическая депрессия может привести к тяжёлым осложнениям и даже заболеваниям, которые поставят под угрозу здоровье больного и даже его жизнь.

Среди осложнений наиболее часто встречаются:

  • Развитие хронического алкоголизма. Желание уйти от нахлынувшей апатии и безысходности нередко приводит пациента к алкоголю. Именно у людей, страдающих депрессией, алкоголизм развивается по «укороченному сценарию». Иногда для формирования психической зависимости достаточно несколько месяцев.

  • Наркомания и политоксикомания. По указанным выше причинам больной прибегает к наркотикам…. Разрушительный эффект наступает очень быстро.
  • Лекарственная зависимость. Самостоятельные попытки избавиться от апатической депрессии, самолечение и советы людей, имеющих отдалённое отношение к медицине, приводят к тому, что пациент начинает бесконтрольное лечение апатической депрессии путем применения медицинских препаратов, обладающих психотропным эффектом. Неправильный подбор препарата и дозы, незнание побочных действий приводят к формированию лекарственной токсикомании, что усугубляет течение депрессии.
  • Развитие заболеваний внутренних органов – к депрессии через определённый промежуток времени могут присоединиться болезни сердца, желудочно-кишечного тракта, нервной системы. Вызваны они прямыми кортико-висцеральными связями (мозг-органы). То есть прямым воздействием негативно работающей психики на органы.
  • Суицидальные мысли – постоянное нахождение под прессом безысходности может подтолкнуть больного к желанию расстаться с жизнью. Особенно подобные мысли и попытки возникают на фоне приёма алкоголя, наркотиков и лекарственных веществ, обладающих действием на психику.

Осложнения депрессии - Алкоклиник

Апатическая депрессия: лечение

Лечение апатической депрессии направлено на все звенья развития этого состояния.

Прежде всего, необходимо определить и устранить причину начала болезни.  Для этого применяется индивидуальная психотерапия.

Для стабилизации психического состояния показана:


  • индивидуальная рациональная психотерапия;
  • групповая психотерапия с формированием мотивировки здоровья и поставленной цели;
  • гипнотерапия, в том числе наркогипнотерапия (внушение с применением закиси азота);
  • методики стресс-терапии.

Большое значение отводится медикаментозному воздействию.

Из медицинских препаратов применяют:

  • Антидепрессанты. Препаратов этой группы имеется очень большое количество. Подбор нужного осуществляется опытным психиатром, опирающимся на свой опыт и интуицию. Подбор лекарства иногда занимает месяцы. К сожалению, много больных старается самостоятельно принимать антидепрессанты для лечения апатической депрессии (или как часто ошибочно говорят – для «лечения апатичной депрессии»), что часто приводит к нежелательным эффектам.
  • Транквилизаторы. Препараты этой группы применяются при апатической депрессии очень осторожно, обычно в сочетании с антидепрессантами. Неумелое и ненужное применение может дать противоположный эффект.
  • Симптоматические лекарства. Назначаются для коррекции патологий внутренних органов.

Лечение апатической депрессии иглотерапией - Алкоклиник

В лечении апатической депрессии успешно применяется иглотерапия.

Отдельными и эффективным способом вернуть психику больного в нормальное функционирование является эстетотерапия – воздействие на психику музыкой, стихами, прозой. При всей кажущейся заурядности эти методы очень эффективны.

Особую роль стоит отвести занятиям физической культурой и спортом. Умело направленная физическая нагрузка способна творить чудеса и иногда помогает «вытягивать» из апатической депрессии людей с очень серьёзными расстройствами психики.

Авторство и редактура текста: 
Заведующий отделением психииатрии и наркологии МЦ «Алкоклиник», психиатр-нарколог Попов А.Г., врач психиатр-нарколог Серова Л.А.

 

Наши врачи

посмотреть всех врачей

 

Источник: www.alcoclinic.ru


Апатия и депрессия в Москве явление распространенное. Лечение этого сложного состояния требует большого практического опыта и особого отношения врача к пациенту. Специалисты клиники знают психологические особенности течения заболевания и могут правильно подобрать не только терапию, но и создать комфортное душевное состояние у пациента.

Лечение расстройств нервной системы с проявлением апатии и депрессии.

Звоните 8 (495) 632-00-65

Записывайтесь на прием! Мы помогаем в самых тяжелых ситуациях!
Апатия и депрессия лечение в Москве

Апатия и депрессия диагностика

В психиатрии депрессивный синдром определяется тремя составляющими:

  • симптомами расстройства эмоциональной сферы, снижением настроения;
  • замедлением мышления;
  • снижением двигательной активности.

Таким образом, для того чтобы «болеть депрессией», мало одного ухудшения настроения, должно наблюдаться общее снижение активности, работоспособности, причем достаточно длительное время.

С депрессией часто путают так называемый астенический синдром, или «синдром хронической усталости», при котором на первый план выступает физическая усталость, а уже к ней присоединяются сниженное настроение, расстройства сна. Много общего с депрессией также имеют тревожные расстройства, при которых на первый план выступает тревога, а апатия со снижением настроения является реакцией на нее.


Сама депрессия может иметь довольно многообразные клинические проявления. Среди них – апатия и потеря интереса к окружающему миру (апатическая депрессия), тревога (тревожная депрессия), соматические (телесные) проявления (ощущение физического дискомфорта, головные боли, кишечные расстройства – такая депрессия называется соматизированной).

Пациенты подолгу обследуются у терапевтов, неврологов, гастроэнтерологов, безуспешно принимают симптоматическое лечение, и лишь лечение у психиатров оказывается эффективным. Такая депрессия, как бы «протекающая под маской» соматических болезней, называется «маскированной».

Причины апатии и депрессии

Чаще всего в качестве возможных причин апатии люди называют стрессовые ситуации, психотравмы. Это действительно правомерно для так называемой психогенной депрессии.

Однако существует и другой вариант депрессии, никак не связанный с жизненными обстоятельствами, развивающийся по своим законам. Это эндогенная депрессия. Ее причина – нарушение обмена веществ в головном мозге, прежде всего серотонина. Характерными признаками такой депрессии являются:

  • сезонность – депрессия возникает чаще осенью и весной;
  • суточные колебания настроения – настроение улучшается вечером;
  • отсутствие четкой связи с психотравмирующими обстоятельствами.

Характерны также расстройства сна и аппетита, чувство тоски, «комка» за грудиной. Эндогенная депрессия часто бывает «маскированной». Основой лечения такой депрессии является длительная терапия антидепрессантами, для чего необходимо обратиться к врачу-психиатру. Обращение к врачу важно еще и потому, что апатия может быть одним из начальных симптомов шизофрении. А это уже опасно!

Апатия и депрессия лечение

При психогенной депрессии или апатии роль антидепрессантов в лечении также достаточно велика, однако не менее важна психотерапия.

Психотерапия может быть направлена на устранение психотравмирующих обстоятельств (например, при тяжелой ситуации в семье) или на изменение отношения к ним: пациент учится по-новому обращаться со стрессами, отказывается от некоторых мешающих ему стереотипов, забывает о таком состоянии, как апатия.

Стоит отметить также важность неспецифических процедур, улучшающих настроение и снимающих апатичное состояние. Это режим труда и отдыха, спорт, общение с приятными людьми, хобби и увлечения. Даже если во время депрессивного эпизода ничем заниматься не хочется, стоит попробовать все же вернуться к привычным занятиям, вспомнить, что доставляло удовольствие до того, как появилась апатия, не отказываться от общения. На первых порах эти шаги потребуют некоторых волевых усилий, однако они приблизят выздоровление, и скоро Вы снова сможете ощутить радость жизни.


Обратиться к специалистам клиники, вы можете по телефону в Москве: 8(495)6320065, .

Источник: preobrazhenie.ru

Несмотря на широкий выбор психофармакологических средств, проблема лечения депрессий остается достаточно актуальной для современной психиатрии. Поиск рациональной комбинации препаратов, с помощью которой можно добиться не только уменьшения интенсивности депрессивных проявлений, но и стойкой ремиссии высокого качества, зачастую представляется сложной клинической задачей. Это обусловлено многими факторами, среди которых – патоморфоз депрессивных состояний, учащение случаев атипичных вариантов депрессивного синдрома, тенденция к длительному течению аффективных фаз. Важную роль играют и такие аспекты, как плохая переносимость антидепрессантов, затрудняющая применение необходимых дозировок и комбинаций, а также клинико-динамические показатели, например, предшествующий опыт лечения неадекватными дозами антидепрессантов, способствующий формированию терапевтической резистентности.

Значительный удельный вес среди аффективных расстройств занимают апатические депрессии, развивающиеся в рамках эндогенных заболеваний аффективного круга и шизофрении; их особенностью также часто является атипичный характер психопатологической картины [1]. Больным свойственны такие черты, как безразличие к окружающему миру и своему состоянию, пассивность, безынициативность, поэтому зачастую они поздно обращаются к психиатрам, что приводит к затягиванию депрессий и удлинению времени, необходимого для их купирования.

Трудность лечения апатических депрессий обусловлена еще и тем, что применение препаратов стимулирующего ряда (активизирующих нейролептиков, антидепрессантов с преобладанием стимулирующего компонента, ноотропов) зачастую способствует появлению таких расстройств, как тревога, ажитация, нарушение сна и т.д. В связи с этим при выборе тактики лечения апатических депрессий должны быть учтены не только психопатологические особенности депрессивного синдрома на момент обращения, но и клинико-динамические показатели этих состояний.

Если подразумевать под аффектом сочетание эмоциональных, когнитивных, конативных, моторных и вегето-соматических изменений [2], можно сделать вывод о преобладании в случае апатических расстройств конативного и эмоционального компонентов. R.S. Marin и P.A. Wilkozs, описывая проявления апатии, выделили три ее составляющие – эмоциональную, поведенческую и когнитивную, при этом речь шла о совместном нарушении всех трех компонентов и апатия концептуально рассматривалась как расстройство стимулов и побуждений [3]. Этой точки зрения придерживаются не все исследователи [4], так, в зарубежной литературе можно найти определения апатии, в которых акцент делается на эмоциональной составляющей без учета нарушения в сфере побуждений [5], другие исследователи рассматривают апатию исключительно как поведенческий синдром с количественным снижением произвольного и целенаправленного поведения [6]. M. Kiang и соавт. считают апатию при шизофрении независимым расстройством, не относящимся ни к позитивным симптомам, ни к проявлениям депрессии, и утверждают, что она является самым значимым предиктором плохого функционального прогноза при шизофрении [7].


Материалы и методы

В настоящем исследовании, целью которого было изучение психопатологических и динамических аспектов апатических депрессий, а также решение вопроса их терапевтической тактики, приняли участие 52 пациента (27 мужчин, 25 женщин) с диагнозами «эндогенное заболевание аффективного круга» (n = 17) и «шизофрения» (n = 35). Возраст пациентов к моменту обследования варьировал от 18 до 65 лет (средний возраст – 37 ± 9,2 года), манифестация психического заболевания отмечалась в возрасте 14–48 лет (средний возраст – 27 ± 9,7 года). Давность заболевания у включенных в исследование больных составила от 8 месяцев до 32 лет (средняя длительность – 15 ± 6,8 года).

Основными методами исследования являлись клинико-психопатологический и клинико-психометрический (использовались шкала Гамильтона для оценки депрессии Hamilton Rating Scale for Depression (HDRS) и шкала Монтгомери – Асберга для оценки депрессии Montgomery-Asberg Depression Rating Scale (MADRS)). В психопатологической картине изученных депрессий доминировал апатический радикал при незначительной выраженности других вариантов депрессивного синдрома (тревожного, анестетического, меланхолического), отсутствовала психотическая симптоматика, а также признаки тяжелого органического поражения центральной нервной системы или соматической болезни в стадии декомпенсации.

Общим признаком, объединявшим эндогенные апатические депрессии, являлся атипичный характер их клинической картины. «Классические» варианты депрессий с выраженной идеомоторной заторможенностью встречались достаточно редко, чаще можно было говорить о дисгармонии аффективной триады. Апатические депрессии характеризовались отсутствием таких проявлений, как тоска, чувство отчаяния, безысходности. Тимический компонент, как правило, был представлен нерезко выраженным аффектом подавленности. Нарушения идеаторной сферы проявлялись субъективным ощущением снижения концентрации внимания, нарушения памяти, способности к сосредоточению. Признаки истинной заторможенности, которая могла бы быть выявлена объективно, отсутствовали, то же касалось и двигательной сферы. 

Это наблюдение совпадает с мнением многих исследователей об отсутствии признаков истинной двигательной заторможенности при депрессиях подобной структуры [8]. Идеи самообвинения, возникавшие в картине этих состояний, по содержанию отражали апатические проявления. Так, пациенты винили себя в бездеятельности, в том, что стали уделять меньше внимания воспитанию детей, ведению домашнего хозяйства и т.п. Характерное для апатии изменение образа жизни зачастую становилось фабулой идей малоценности – больные начинали считать себя хуже других людей, им казалось, что они не смогут справляться с работой, поддерживать отношения, называли себя «беспомощными», ни на что не способными. Во многих случаях происходило формирование депрессивного мировоззрения – апатия проецировалась на будущее, которое казалось пессимистичным, бесперспективным, больные считали, что они потеряли смысл жизни, что никогда не смогут стать активнее, выздороветь.


Классификация апатических депрессий

Существуют различные подходы к типологическому разделению апатических депрессий. Одни из них основаны на сочетании апатических проявлений с другими компонентами аффективного синдрома [9, 10], другие разделяют апатические проявления по степени тяжести [9]. В основу типологического разграничения депрессий в рамках данного исследования был взят принцип неоднородности собственно апатических расстройств в структуре разных депрессий, состояния были разделены на основании преобладания того или иного компонента в картине апатических проявлений. Так, были выделены депрессии с доминированием снижения интересов, с преобладанием инициативного и волевого снижения.


Депрессии с преобладанием снижения интересов

Для апатии в рамках депрессий с преобладанием снижения интересов (20 больных – 38,4% наблюдений) было характерно доминирование эмоционального компонента, при этом поведенческие расстройства носили вторичный характер. На первый план выходило безразличие к окружающей действительности, снижение интереса к деятельности, в прошлом составлявшей сферу увлечений больных, неспособность получить от них удовольствие. Такие больные не жаловались на неспособность к деятельности, не говорили о безволии, они могли по инерции сохранять привычную активность, констатируя при этом, что все делают без интереса. 

Попытки борьбы с апатией, которые, как правило, происходили по настоянию окружения больных, приводили к тому, что больные стремились выполнять тот или иной вид деятельности, однако трудились по инерции, «как роботы», одновременно отрицая наличие физических затруднений. Эти особенности приближают апатию к таким расстройствам, как ангедония, психическая анестезия, и позволяют определить ее как расстройство аффективного спектра. В этих случаях речь идет о нарушении мотивационного компонента деятельности, следствием которого по мере утяжеления депрессии являются различные поведенческие расстройства (ограничение круга общения, нарушение социальной адаптации, проведение большей части времени в бездеятельности и т.п.).

Несмотря на наличие признаков атипии клинических проявлений, депрессии этой разновидности были наиболее приближены к картине «классических» эндогенных депрессий. Можно было говорить о «ядерном» (эмоциональном) варианте апатического синдрома, апатия подчинялась суточному ритму колебаний настроения и часто становилась основой для идей самообвинения. Гетерономные расстройства, присутствовавшие в картине депрессий, были тесно связаны с апатией, их интенсивность менялась в зависимости от выраженности гипотимного радикала. Во всех наблюдениях пациенты тяготились наличием апатии, считали ее чрезвычайно неприятным, мучительным расстройством, хотели избавиться от нее, безразличие к окружающему не достигало степени равнодушия к своему состоянию.

В большинстве случаев картина депрессии не исчерпывалась наличием апатии – наряду с апатическими проявлениями проявлялись тревожные и анестетические расстройства, которые по степени выраженности уступали апатическому радикалу. Степень тяжести этих депрессий по шкале HDRS оценивалась как значительная (среднее значение – 24,3 балла), средний балл по шкале MADRS составлял 34,2.


Депрессии с преобладанием снижения инициативы

Иначе выглядела картина депрессий с преобладанием снижения инициативы (9 больных – 17,3% наблюдений), где наряду со снижением интереса к окружающему, не достигавшему значительной степени выраженности, на первый план выходила неспособность себя чем-либо занять. Крайне пассивный образ жизни, наблюдающийся при этом варианте, был обусловлен снижением инициативы, что воспринималось больными как наиболее неприятный болезненный симптом. Говоря о своей бездеятельности, они констатировали, что все попытки самостоятельно занять себя не приводили к улучшению состояния, так как им трудно было найти деятельность, от которой они получали бы удовольствие, все казалось однообразным и неинтересным. Кратковременные улучшения состояния наблюдались лишь при постороннем побуждении, когда окружающие пытались вовлечь пациентов в те виды деятельности, которые составляли сферу их интересов до болезни. 

В такие периоды выраженность депрессивных жалоб уменьшалась, пациенты проводили время в компании друзей, однако потом прежние жалобы возвращались в полном объеме, больные продолжали оставаться пассивными и бездеятельными, не проявляя самостоятельной инициативы. При этом сочетание апатии с другими вариантами депрессивного синдрома наблюдалось крайне редко, доминировали случаи простых апатических депрессий. Степень тяжести этих состояний при использовании психометрических шкал была меньшей по сравнению с депрессиями первой разновидности (средний балл по шкале HDRS – 18,8, по MADRS – 27,8). От депрессий первой типологической разновидности эти состояния также отличала меньшая степень выраженности снижения мотивационного компонента, безразличия к окружающему, а от третьей – отсутствие оттенка безволия, равнодушного отношения к своему состоянию.


Депрессии с преобладанием волевого снижения

Для апатии в рамках депрессий с преобладанием волевого снижения (23 больных – 44,2% наблюдений) было характерно доминирование поведенческого компонента при меньшей степени выраженности эмоциональной и когнитивной составляющих. Отличительной особенностью была потеря стимула к деятельности, доминировало снижение уровня побуждений или, при значительной глубине состояния, их полное отсутствие. Высказывая свои жалобы, пациенты часто затруднялись описать причины своей бездеятельности, им было сложно ответить, почему они не занимаются тем или иным видом деятельности, часто они сравнивали подобное состояние с «ленью, расслабленностью». Безразличие в этих случаях также не достигало тотальной степени выраженности, скорее, можно было говорить о снижении интересов. 

В то же время выполнение любой деятельности являлось крайне затруднительным, что было обусловлено дефицитом побуждений к ее выполнению. Своеобразие проявлялось не в нежелании выполнения той или иной деятельности, доминировала именно неспособность к этому, субъективно ощущаемая больными и часто воспринимаемая как наиболее мучительное расстройство. Наряду с утратой стимула, побуждения к активности, больные говорили о невозможности совершить волевое усилие, чтобы преодолеть свою бездеятельность. Поведенческие расстройства проявлялись в самостоятельном ограничении круга своей активности, этих пациентов было крайне сложно привлечь к какой-либо деятельности, в том числе приятной для них, даже незначительного изменения в их повседневном укладе можно было добиться только при крайней настойчивости со стороны окружающих.

Во многих случаях можно было говорить о наличии в статусе пациентов астеноподобных проявлений – слабости, вялости, утомляемости, затрудняющих выполнение той или иной деятельности. Такие пациенты утверждали, что при необходимости заняться чем-то они делают все «через силу», с «колоссальным, необычайным» трудом. Часто наличие этих расстройств не просто препятствовало активности, но и вызывало отвращение к ней, усиливающееся при каждой попытке преодолеть их. Эти свойства придают апатическим депрессиям особый, адинамический оттенок (депрессии в рамках этой разновидности чаще можно было квалифицировать как апато-адинамические и простые апатические). Средний балл по шкале HDRS составлял 17,2; по шкале MADRS – 24,1.


Результаты и обсуждение

Проведенное исследование выявило, что апатическим депрессиям, развивающимся в рамках заболеваний аффективного круга и шизофрении, свойственны различные варианты динамики. Так, для циркулярных аффективных заболеваний было характерно постепенное углубление симптоматики с течением времени, смена парциального характера безразличия к окружающему на тотальный, на всех этапах депрессии отчетливо прослеживалась яркость аффективных расстройств, имелась достаточная выраженность собственно тимического компонента депрессивной триады. Чаще эти депрессии имели реактивный запуск, затем связь с психотравмирующей ситуацией терялась, появлялись такие признаки, как правильный суточный ритм колебаний настроения, нарастание выраженности идеомоторной заторможенности. 

С течением времени состояние усложнялось присоединением чувства вины, симптома малоценности, соматических признаков в виде нарушений сна и аппетита, снижением либидо, менструальной дисфункцией. Другие компоненты аффективного синдрома либо присутствовали в картине с момента манифестации состояния, либо присоединялись на поздних этапах депрессии, отражая общую тенденцию к постепенному усложнению ее психопатологической картины. Это касается проявлений тревожного спектра (как правило, в виде тревожных опасений относительно будущего, значительно реже – генерализованной тревоги), анестетических расстройств (ощущение утраты чувств, положительных и отрицательных эмоций), а также чувства отчаяния, безысходности. Общая длительность состояний составляла в среднем 6– 11 месяцев.

Апатические депрессии, развивавшиеся в рамках приступообразно-прогредиентной шизофрении, представляли собой либо самостоятельный приступ (фазу), либо несколько сложных по структуре приступов, в ряде случаев состояние квалифицировалось как постшизофреническая депрессия. Приступы также отличались своеобразием динамики. Так, на начальном этапе эти состояния можно было квалифицировать как тревожные эндогенные депрессии значительной степени тяжести, нередко достигавшие психотического уровня. Их отличало наличие аффективной насыщенности, признаков атипии (наличие в некоторых случаях идеомоторной ускоренности приближало эти состояния к картине аффективно-смешанных), наличие расстройств, выходящих за рамки аффективного регистра (неврозоподобных (сенесто-ипохондрических, обсессивных) и бредовых (элементов синдрома Кандинского – Клерамбо, ипохондрического бреда)), часто регистрировались массивные идеи самообвинения, суицидальные мысли и тенденции. 

Особенностью динамики этих депрессий являлось постепенное обеднение их психопатологической картины, смена острого состояния монотонным с выходом на первый план апатических проявлений. Выраженность расстройств неврозоподобного и бредового регистра также значительно снижалась при видоизменении депрессии в апатическую, в дальнейшем они носили рудиментарный характер. Необходимо отметить, что, несмотря на меньшую остроту и относительную бедность симптоматики, длительность апатических расстройств на протяжении приступа имела больший удельный вес. Другие проявления аффективного синдрома (периоды тревоги, тоски) появлялись эпизодически, они носили кратковременный характер, их возникновение не изменяло картину депрессии в целом, они редко достигали значительной степени выраженности и, как правило, присутствовали в структуре состояния наряду с апатией. В большинстве наблюдений можно было говорить о развитии своеобразного депрессивного мировоззрения – пациенты утверждали, что «свыклись с апатией», считали, что она стала для них привычной и будет оставаться на протяжении всей последующей жизни. 

Признавая болезненный характер апатических расстройств, пациенты утверждали, что стали относиться к ним равнодушно. Таким образом, апатическая депрессия рассматривается в данном случае как этап, завершающий динамику сложных психотических приступов шизофрении. Наличие в ее картине таких особенностей, как монотонность состояния, диссоциация между глубиной депрессии и внешне упорядоченным обликом пациентов, атипия клинической картины, склонность к длительному многолетнему течению, формирование особого депрессивного мировоззрения, а также признаки фармакологической резистентности, приближает эти состояния к картине так называемых хронических депрессий. Несмотря на то что своеобразный оттенок апатии в рамках этих состояний приближал их психопатологическую картину к проявлениям негативного симптомокомплекса шизофрении, они имели ряд черт, доказывающих их принадлежность к аффективной патологии (наличие суточного ритма колебаний настроения, соматических признаков депрессии, идей малоценности, самообвинения и др.). Общая длительность приступов подобной структуры составляла в среднем 2–3,5 года.

Апатические депрессии, развивавшиеся в качестве самостоятельных приступов, а также в рамках постприступных депрессий, отличало от подобных депрессий в рамках заболеваний аффективного круга отсутствие яркости, насыщенности аффективных проявлений, не всегда прослеживалась динамика по типу постепенного увеличения глубины депрессии. Средняя их продолжительность составляла 0,5–1,2 и 0,2–0,5 года соответственно.

В процессе проведенного исследования была установлена различная встречаемость выделенных типологических разновидностей апатических депрессий при эндогенных заболеваниях аффективного круга и при приступообразно-прогредиентной шизофрении. Было установлено, что при эндогенных аффективных заболеваниях в большинстве изученных случаев психопатологическая картина депрессии определялась как вариант с преобладанием снижения интересов (76,5% наблюдений), в то время как при шизофрении чаще встречались депрессии с инициативным и волевым снижением (82,9% случаев).

Следует отметить, что при сравнительно небольшой глубине изученных депрессий их лечение зачастую вызывало значительные трудности. Так, в большинстве случаев не удавалось добиться значительного улучшения состояния при проведении монотерапии антидепрессантами, приходилось использовать высокие дозы препаратов и часто прибегать к мероприятиям, направленным на преодоление фармакологической резистентности. Зависимость необходимости более интенсивного подхода к лечению от типологической разновидности депрессии приведена в таблице 1.


Принципы терапии  апатических депрессий

Общими принципами терапии апатических депрессий являются:

  • сочетание медикаментозного лечения с психотерапией;
  • применение психотропных препаратов различных классов (антидепрессантов, нейролептиков, тимостабилизаторов, ноотропов);
  • дифференцированный подход в зависимости от психопатологической структуры состояния;
  • нацеленность на восстановление доболезненного уровня функционирования.

Особенности, присущие апатическим депрессиям (безразличие к своему состоянию, пассивный образ жизни), а также часто возникающая необходимость выполнения специальных противорезистентных мероприятий диктуют необходимость проведения купирующей терапии в условиях стационара.


Терапия депрессий с преобладанием снижения интересов

При лечении депрессий с преобладанием снижения интересов необходимо руководствоваться принципами терапии эндогенных фазнопротекающих расстройств: следует делать акцент на применении антидепрессантов (в адекватных дозах), комбинировать их с препаратами из ряда нейролептиков, учитывать глубину и длительность депрессии, применять тимостабилизаторы в качестве адъювантной, а затем и противорецидивной терапии.

При выборе антидепрессанта решающее значение придавалось степени тяжести состояния, а также его длительности. Лечение неглубоких депрессий небольшой продолжительности начиналось с назначения препаратов новых поколений (селективных ингибиторов обратного захвата серотонина (СИОЗС), селективных ингибиторов обратного захвата серотонина и норадреналина (СИОЗСН) – пароксетина 30–40 мг/сут, милнаципрана 150–200 мг/сут, циталопрама 20–40 мг/сут, дулоксетина 60– 120 мг/сут). Тем не менее даже в случае неглубоких депрессий этого оказывалось недостаточно для купирования состояния, приходилось прибегать к более интенсивным методам терапии. 

Как правило, при лечении этих состояний более быстрой редукции подвергались тревога, деперсонализационные расстройства, анестетические проявления, в первые недели лечения происходила нормализация сна и аппетита. При этом апатические расстройства в большинстве случаев отличались стойкостью, применение обычных методов лечения приводило лишь к уменьшению степени их выраженности, но не к полному исчезновению. Особенно это касалось повторных фаз, для которых было характерно более быстрое нарастание тяжести симптоматики и наличие признаков терапевтической резистентности. Во всех случаях лечения подобных депрессий использовались парентеральные способы введения препаратов, при этом курс внутривенных капельных инъекций антидепрессантов составлял не менее 15 вливаний. 

Из группы нейролептиков предпочтение отдавалось атипичным антипсихотикам в небольших и средних терапевтических дозах (кветиапин 200–400 мг/сут, сульпирид 150–300 мг/сут, реже – рисперидон 1–2 мг/сут) либо традиционным нейролептическим препаратам с превалированием активизирующего компонента (флупентиксол 3–5 мг/сут, трифлуоперазин 2,5–5 мг/сут). На фоне лечения пациенты постепенно становились активнее, начинали общаться с другими больными, говорили о восстановлении интереса к окружающему миру, появлении желания заняться той или иной деятельностью. 

Со временем различия в состоянии больных в утренние и вечерние часы нивелировались, что позволяло констатировать этап становления медикаментозной ремиссии. Вместе с нивелированием гипотимической составляющей происходила и постепенная редукция когнитивных расстройств; как правило, применения препаратов ноотропного действия в случае таких депрессий не требовалось. Как уже упоминалось, нормотимические средства использовались на этапе купирующего лечения с целью усиления фармакологического эффекта основной терапии, затем их прием продолжался после становления ремиссии в качестве профилактики возникновения повторных аффективных фаз. Хороший эффект был показан при использовании карбамазепина (250–500 мг/сут), ламотриджина (125–200 мг/сут).

Среди антидепрессантов современной генерации наилучший эффект был получен при использовании пароксетина в дозе 30– 40 мг/сут. В ряде случаев удавалось добиться становления медикаментозной ремиссии путем проведения монотерапии пароксетином; в других наблюдениях использовалась комбинированная терапия пароксетином с препаратами трициклического ряда или мапротилином. При этом если на этапе купирующей терапии была необходима комбинированная тимоаналептическая терапия, то по мере перехода на поддерживающий этап приема препаратов часто удавалось добиться хороших результатов при монотерапии пароксетином. Удобное дозирование пароксетина (однократный утренний прием) позволяло сделать значительный шаг к достижению комплаентности при необходимости длительного поддерживающего лечения. К несомненным достоинствам пароксетина относится высокая мощность тимоаналептического действия при сравнительно хорошей переносимости, сбалансированный характер воздействия на депрессивную симптоматику (редкое возникновение тревоги, ажитации, нарушений сна) [11]. 

Препарат не вызывает сонливости, значительного снижения концентрации внимания, не влияет на качество повседневного функционирования. Побочные эффекты в виде желудочно-кишечных расстройств наблюдались сравнительно редко, носили кратковременный характер и не требовали специальной коррекции или снижения дозы препарата. Данные ряда клинических исследований эффективности пароксетина [12] подтверждают, что при его приеме наступает достаточно быстрое восстановление социального функционирования у больных эндогенной депрессией, что, несомненно, имеет особую важность в случае апатических состояний. Таким образом, пароксетин может быть рекомендован в качестве предпочтительного препарата как для купирования эндогенных апатических депрессий, так и для проведения курса поддерживающей терапии.


Терапия депрессий с преобладанием волевого и инициативного снижения

Лечение апатических депрессий с преобладанием волевого и инициативного снижения представляло значительные сложности, поскольку в таких случаях были наиболее выражены признаки фармакорезистентности. При выборе терапевтической тактики этих состояний немаловажное значение имел клинико-динамический подход, поскольку особенности динамики приступов шизофрении, во время которых возникали эти депрессии, накладывали отпечаток и на реакцию пациентов на лечение, в первую очередь это касалось повторной актуализации расстройств, имевших место на начальных этапах приступов при применении антидепрессивных препаратов стимулирующего ряда. Так, возобновлялась тревога, чувство тоски с ощущением безысходности, сенесто-ипохондрические, обсессивные проявления, а также рудиментарные расстройства бредового регистра. Чаще это наблюдалось во время использования имипрамина, милнаципрана, флуоксетина, а также при попытках проведения одномоментной отмены антидепрессантов. 

В связи с этим предпочтение отдавалось препаратам со сбалансированным действием. Большая длительность этих состояний, а также часто имевшийся к моменту госпитализации неудачный опыт лечения антидепрессантами обусловливали необходимость начинать лечение с парентеральных способов введения препаратов (курс из не менее чем 16 внутривенных капельных инъекций мапротилина, кломипромина, реже – амитриптилина). Недостаточный эффект применения этих средств на протяжении 3–4 недель диктовал во всех случаях необходимость комбинированной антидепрессивной терапии, которая чаще всего включала препарат, применявшийся парентерально, и антидепрессант из группы СИОЗС (пароксетин, сертралин, циталопрам) или СИОЗСН (дулоксетин, венлафаксин), реже положительного эффекта удавалось добиться путем применения 2 новых антидепрессантов (например, милнаципран и флуоксамин, пароксетин и миансерин). 

Как уже упоминалось, эти состояния отличала наибольшая терапевтическая резистентность, в процессе терапии требовалась смена нескольких курсов лечения, прием препаратов и их сочетаний в высоких дозах, что не во всех случаях позволяло добиться выраженного улучшения. Начало использования нового курса терапии часто приводило к объективному улучшению состояния (оживление мимики, уменьшение времени, проводимого в бездействии), при этом пациенты отказывались признать субъективное улучшение. Как правило, подобное улучшение оказывалось нестойким, спустя 8–15 дней возобновлялась прежняя степень выраженности симптоматики, которая не подвергалась редукции при повышении доз.

Применение электросудорожной терапии (n = 6) позволило добиться выраженного улучшения у 4 пациентов. Препараты ноотропного ряда применялись с осторожностью и только на этапе перехода с купирующей на поддерживающую терапию. В целом в этой группе больных медикаментозной ремиссии хорошего качества удалось добиться лишь в 60% наблюдений, в остальных случаях речь шла либо о послаблении симптомов под влиянием медикаментозной коррекции, либо о кратковременных внутрибольничных улучшениях.

Наряду с антидепрессантами в качестве обязательного основного препарата использовались нейролептики, как правило, в средних терапевтических дозах (амисульприд до 600 мг/сут, трифлуоперазин до 15 мг/сут). Стойкие нарушения сна, характерные для этих состояний, также часто требовали нейролептической коррекции (клозапин до 75 мг, хлорпротиксен до 150 мг, тиоридазин до 75 мг). Из препаратов нейролептического ряда в терапии апатических депрессий в рамках шизофрении наилучшую эффективность показал арипипразол (до 20 мг/сут). При его использовании значительное уменьшение жалоб апатического характера отмечалось уже на третьей неделе терапии, в ряде резистентных случаев удалось добиться полной редукции депрессивной симптоматики и формирования медикаментозной ремиссии высокого качества. 

Выбор в пользу приема арипипразола при апатических депрессиях продиктован наличием у него таких свойств, как умеренный активизирующий эффект в средних терапевтических дозировках, благотворное влияние на нарушения когнитивной сферы, а также способность оказывать влияние на прогредиентный процесс в целом (благодаря частичному агонизму в отношении дофаминовых рецепторов разных областей головного мозга). Проведенные исследования показали, что арипипразол способен влиять на негативную симптоматику шизофрении начиная с первой недели терапии, при его приеме наблюдается стабильное улучшение депрессивной симптоматики по шкале MADRS [13]. 

К несомненным достоинствам препарата относятся хорошая переносимость, отсутствие эндокринологических побочных эффектов, нечастое развитие экстрапирамидной симптоматики (которая корректируется небольшими дозами холинолитиков), удобное дозирование с однократным приемом в течение суток [14]. Способность арипипразола оказывать влияние на расстройства из различных психопатологических регистров особенно важна при лечении апатических депрессий, формирующихся на разных этапах шизофрении, для которых характерен выраженный полиморфизм симптоматики, в том числе из-за наличия рудиментарных бредовых расстройств.


Терапия постприступных депрессий

Терапия постприступных депрессий проводилась в соответствии с общепринятыми принципами лечения этих состояний. В большинстве случаев использовалась монотерапия антидепрессантом, выбор которого зависел от тяжести депрессии. Полного купирования депрессивной симптоматики удавалось добиться при применении небольших и средних доз антидепрессантов (мапротилин до 75 мг, сертралин до 75 мг, милнаципран до 100 мг), при этом уже к концу второй недели терапии пациенты отмечали, что стали гораздо активнее, меньше времени проводили в бездеятельности, затем, спустя 3–4 недели, можно было констатировать возобновление прежних интересов, появление стимула к той или иной деятельности. 

Реже приходилось прибегать к комбинированному назначению антидепрессантов (это происходило в случаях, когда депрессии предшествовало длительное маниакально-бредовое состояние) – как правило, использовалось сочетание амитриптилина с препаратами последних генераций (милнаципран, пароксетин). Эти депрессии отличались более сложной структурой – в их картине присутствовали массивные идеи малоценности, самообвинения, сенестопатии, отдельные деперсонализационные проявления. Неотъемлемым компонентом помощи больным с апатическими депрессиями являлась психотерапия, которая проводилась в сочетании с медикаментозным лечением как в стационаре, так и на этапе поддерживающего лечения. Направленность ее зависела от разновидности депрессии и эффекта, достигнутого в ходе медикаментозного лечения. 

Источник: umedp.ru

Почему возникает апатическая депрессия?

Как показывают клинические изучения анамнеза больных апатической депрессией, на формирования расстройства не оказывают никакого влияния ни генетические факторы, ни особенности врожденных свойств центральной нервной системы. Приобретенной причиной данного аффективного расстройства являются сбои в гормональном статусе организма, которые естественны для некоторых отрезков жизни человека: пубертатный период, беременность и первый месяц после родов, климактерическую фазу. Также апатическая депрессия может являться типичным симптомом различных эндокринных заболеваний.

Однако доминирующее значение в развитии этого вида депрессии является психоэмоциональный статус человека и существующие условия окружающей среды. Чаще всего ведущей причиной развития апатической депрессии является пребывание человека в состоянии хронического стресса. Продолжительное воздействие негативных факторов, которые человек интерпретирует, как важные и труднопреодолимые, выступает фундаментом для старта аффективного расстройства. Отсутствие понимания в семье, конфликты в трудовом коллективе, финансовая нестабильность, проблемы во взаимоотношениях в социуме приводят к манифестации симптомов депрессии.

Центральное место в механизме формирования апатической депрессии занимает затяжное переутомление человека. Чрезмерная загруженность на работе, избыточные умственные нагрузки, недостаток физических упражнений провоцируют апатичное состояние.

Еще одной причиной данного вида аффективного расстройства является существующий внутренний конфликт – та ситуация, когда желания человека не могут быть воплощены в реальность. Когда его цели потенциально не могут быть осуществимы в будущем. Когда субъект ощущает явную неудовлетворенность имеющихся потребностей.

Очень часто апатическая депрессия возникает у тех людей, которые вынуждены работать не по призванию, а по необходимости. Неспособность трезво оценить ситуацию и принять меры для исправления положения приводят к тому, что человек опускает руки. Апатическая депрессия нередко наблюдается у женщин, которые не счастливы в личных отношениях, например: когда они вынуждены существовать под одной крышей с выпивающим супругом, и не могут решиться от него уйти. Можно сделать вывод: любая неудовлетворенность человека и неспособность его адекватно действовать вызывают состояние апатии. Читайте подробнее о причинах депрессии.

Как проявляется?

В отличие от иных форм аффективных расстройств для апатической депрессии нехарактерно четкое ощущение человеком пониженного настроения. По характеристикам больных, их настроение «пустое», «никакое», «отсутствующее».

  • Основным симптомом данного расстройства выступает дефицит побуждений человека, своеобразное снижение его «хотения». Больной испытывает трудности с идентификацией собственных потребностей и желаний. Он не способен расставить приоритеты и не понимает личных целей.
  • В структуре апатической депрессии присутствует и следующий симптом – существенные затруднения в принятии решений. Перед тем, как определиться, человек испытывает неуверенность, сомнения, он не может распознать, чего же конкретно он хочет добиться. Больной не может сосредоточиться на поиске решения конкретной проблемы. Его внимание рассредоточенное и нецеленаправленное.
  • Еще один симптом апатической депрессии – недостаточный эмоциональный отклик и на положительные явления, и на отрицательные ситуации. Определяемые как значимые события больной воспринимает безразлично, как будто наблюдает за происходящим со стороны. Человека не увлекают и не занимают явления окружающего мира. Он утрачивает заинтересованность и становится безучастным, отстраненным. У больного уменьшается потребность в социальных контактах, снижаются коммуникативные навыки, сокращается количество межличностных контактов.
  • Типичный симптом апатической депрессии – выраженное снижение интеллектуальной и двигательной активности. Окружающим становится заметной умственная и моторная «заторможенность» человека. Больной говорит монотонно и очень медленно, с трудом подбирая слова для выражения свои мыслей. Его мимика и жесты невыразительные. Движения больного лишены энергичности.
  • Стоит отметить и еще одну характерную черту апатической депрессии. Несмотря на то, что у больного отсутствуют побуждения к выполнению деятельности, и все поступки совершаются автоматически и через силу, у такого человека наблюдается так называемый «феномен включения». Через силу начав выполнять какое-то задание, человек включается в работу и способен разрешить поставленную задачу без возникновения утомления.

Для больных апатической депрессией характерно двойственное отношение к своему состоянию. С одной стороны, человек понимает и осознает анормальность его положения. Он хочет вернуть былой жизненный азарт и морально готов избавиться от своего апатичного состояния. С другой стороны определяется покорность человека. Создается впечатление, что он примирился со своей болезнью, и прикладывает усилия не для преодоления, а лишь для лучшего приспособления к существующему положению.

В структуре апатической депрессии также прослеживаются симптомы когнитивных нарушений. Человек утрачивает способность к концентрации и удержанию внимания. Он с трудом воспринимает и усваивает новую информацию. Наблюдаются трудности и в процессе воспроизведения данных.

Среди иных симптомов этого аффективного расстройства следует отметить снижение влечения к противоположному полу. Человек не испытывает необходимости в интимных контактах. При этом от проведенных встреч он не испытывает морального удовлетворения. По словам больных, их контакты с партнерами попросту проходят «никак», поскольку они не чувствуют никаких пламенных эмоций и чувств.

Еще один симптом апатической депрессии: снижение аппетита. Некоторые больные указывают, что вовсе перестали испытывать потребность в пище и не чувствуют голода. Причем прием пищи у них не сопровождается яркими вкусовыми ощущениями. Они описывают свои яства, как «пресные», «безвкусные», «лишенные изюминки».

Характерными явлениями при апатической депрессии выступают разнообразные нарушения сна. Человек жалуется на повышенную сонливость, при этом он не может быстро заснуть. Некоторые больные указывают, что они вовсе не испытывают потребности во сне. Субъекты отмечают, что не ощущают момент перехода из состояния бодрствования ко сну и наоборот не чувствуют мига пробуждения.

Лечение апатической депрессии

Основу лечения апатической депрессии составляет психотерапия. Психотерапевтическое лечение ориентировано на обнаружение и устранение факторов, препятствующих гармоничному взаимодействию человека в обществе и создающих психологический дискомфорт. На психотерапевтических сессиях врач помогает больному узнать свое истинное «Я»: определить свои интересы, потребности, цели. Четко осознать, какие его желания могут быть осуществлены, а какие представляют собой несбыточные мечты.

Психотерапия помогает человеку четко осознать факторы, которые препятствуют удовлетворению его насущных потребностей. Пациент получает мотивацию для устранения аспектов, которые вызывают у него внутренний протест и не позволяют ощущать себя свободным и счастливым.

Психотерапевтическое лечение также носит и просветительскую функцию. Пациент обретает подлинные психологические знания о природе эмоциональных процессов. Он узнает, каким образом может безвредно и эффективно снимать накопившееся напряжение. Он получает навыки адекватного разрешения конфликтов в социуме и становится способным безболезненно для себя принять компромиссное решение.

В тяжелых ситуациях, когда у субъекта вовсе отсутствует мотивация для проведения работы по преобразованию собственной личности, целесообразным шагом будет проведение лечения с помощью техник гипноза. Эффект гипноза основан на том, что в состоянии полного расслабления человек может комфортно и без мучений исследовать свой внутренний мир. Гипнотический транс открывает возможность для проведения словесного внушения. При лечении гипнолог внушает пациенту конструктивные устные установки, которые человек воспринимает не как приказ, а как стимул для проведения преобразований. На подсознательном уровне больной обретает искреннее желание планомерно улучшать качество своей жизни. Лечение посредством гипноза помогает правильно интерпретировать существующие стрессовые факторы и изменить мнение о ситуациях, которые человек ранее трактовал, как жизненная трагедия.

Из фармакологических средств больному апатической депрессией для устранения последствий длительного физического и психологического напряжения следует принимать высокие дозы витамина В1 – тиамина. Для повышения умственной и физической работоспособности рекомендовано инъекционное введения пиридоксина – витамина В6. Для скорейшего выздоровления от депрессии проводят внутримышечные инъекции цианокобаламина – витамина В12.

В лечении апатий, снижения аппетита и нарушений сна хорошо зарекомендовал себя препарат растительного происхождения Деприм (Deprim). Для усиления двигательной и умственной активности в лечении может быть использован Милдронат (Mildronate). Применение Ноотропила (Nootropil) позволяет улучшить познавательные процессы головного мозга, такие как память, обучаемость, внимание. Целесообразно включить в программу лечения биогенные стимуляторы, например: настойку лимонника китайского (Tinctura schizandrae).

Источник: depressia.info

  В нашем обществе существует некоторое жалостливо-брезгливое отношение к людям, которые чем то в жизни не довольны, жалуются, но ничего не меняют. Множество людей просят совета или просто изливают душу о своем тяжелом положении и слышут в основном «сам дурак». Если ты живешь с алкоголиком злобной свекровью работаешь с придурковатым шефом-самодуром и т.п. то это значит твой выбор. А почему ты выбираешь именно это? Существует много мифов, почему люди живут в таких условиях и ничего не меняют.

1. Вторичная выгода – Если у тебя такая жизнь, значит это тебе нравится. Где-то в глубине подсознания сидит маленькое существо, которое буквально бьется в экстазе, когда муж алкоголик несется за тобой с топором. Вообще теория не лишена смысла, и если покопаться в подсознании любого, то в принципе можно объяснить все беды, происходящие с человеком в свете вторичной выгоды.

Но никому же не придет в голову сейчас обвинять японцев в том, что у них вторичная выгода от их положения. Ну а чё? Они же знали, что на их земле может быть землетрясение и цунами! Чего же они не уехали в более стабильное место? НО. Причина проживания японцев в Японии имеет более сложный и многосторонний характер, чем просто чистый мазохизм проживания в опасном месте.

2. Детские комплексы. Да, они рулят нашей жизнью. Какой родители дали нам багаж, с теми папкиными и мамкиными чемоданами мы подходим к порогу взрослой жизни. Тут конечно дело каждого, кто как распрядится этим брахлом. Ну и надо сказать, что чемоданы бывают набиты весьма неравномерно. У кого-то истлевшие тряпки, у кого-то ненужный хлам, у кого-то комплект для выживания или нужные для работы инструменты.

Поэтому возможности у каждого молодого человека и девушки разные.. Да, у кого-то чемодан наполнен пустыми бутылками из-под спиртного. И согласитесь, для того, чтобы что-то путное сочинить с этим «богатством» нужны немерянные творческие способности. Этим увы одарены не все.

Но кроме детства многие люди уже своим имуществом обзавелись ( не сидят же люди в камере без окон) и иногда оно превышает, то что досталось от родителей. Т.е. человек с достаточным интеллектом может сообразить, где ему лучше. Ну что говорить, даже амеба ползет в сторону благоприятных для нее условий.

3. Слабак — человек, который не может принимать решения. А в свете нарастающей гуманизации российского общества ему тут же желают убиться об стену, не ныть или расслабиться и получать удовольствие от процесса естественного отбора. Вообще, конечно это очень заманчиво разделить всех на сильных и слабых и этим объяснить все мировые беды.

Но как и для всего в нашем мире мы не можем провести демаркационную черту между слабаками и сильными. Выбор или же просто сложившиеся условия не всегда зависят от силы характера. Жена алкоголика, способна войти в горящий дом и спасти соседских детей, когда остальными сильнохарактерным было слабо рискнуть своей жизнью (был такой случай).

Я уже писала как то, что причина пребывания в неблагоприятных жизненных условиях может быть объяснена с точки зрения зависимого расстройства личности. Другая причина – апатическая депрессия.

Еще в конце 20 века много говорилось о том, что 21 век будет веком апатической депрессии. Ее уровень растет и значительно влияет на качество жизни страдающих ею людей. Во многих случаях она остаются не диагностированной. В чем причина? В том, что человек сам по себе не чувствует , что у него снижено настроение. Оно скорее у него не снижено, оно «никакое» — ни хорошее, ни плохое. Каждый день одинаков и время течет быстро. Уже вечер, а ничего не сделано. Куда ушло время- не известно. Как прошел день? Ни хорошо, ни плохо.

Апатическая депрессия.jpg

Пропадает удовольствие от того, что раньше радовало. Сделал какое-то дело, раньше был этим доволен. Ну вообще доволен тем, что что-то сделано и сделано хорошо. Казалось бы сделанный экзамен или годовой отчет должен вызывать какие-то положительные эмоции. Нет, их нет. Сдал и сдал. . День рождения (Новый год)? Ну, в прошлом году собирались, так ничего особенного, посидели. Нафиг надо. Пойду лучше спать.

Учитывая то, что падает удовлетворенность от каких-то поступков, то человек постепенно отказывается от сложной деятельности, которая, казалось бы должна принести и пользу и радость. Куда в отпуск? За границу? Ооооооооо…. Это надо идти в агенство, покупать билеты, на визу фотографироваться… нееееееееееее… лучше дома на диване.

А какая разница? На диване хоть бесплатно лежишь, а за границей за бешенные деньги. Любительницы рукоделия ( особенно долгоиграющего типа вышивания крестиком и т.п.) бросают занятие. Оно становится просто длительным тыканием иголки в ткань и созданием бессмысленного предмета ( ну висит картинка на стене, ну и что).

Любительницы кулинарии скатываются до «яичница 3 раза в день». Сделала бы пироги, да вот, блин… там тесто надо ставить, потом месить. Ну спеку я пироги, и что? За вечер все съедим. Весь день ковыряйся, и результат ушел за 15 минут.

Заняться чем-то новым вообще из области фантастики.  Даже если делаются попытки, то люди не чувствуют к ним не интереса, ни мотивации. Результат обычно поэтому отрицательный и они вскоре оставляют попытки что-то изменить.

Считается, что эта депрессия имеет другие механизмы. Заключается она в обеднении дофамином лимбических структур и того самого предлежащего ядра, о котором речь шла в серии постов о наркомании. Но там ядро требует немедленной подпитки и без конца теребит лобную кору, чтобы та что-то «по-быстрому сообразила». Тут же напротив. Лобная кора в некотором изумлении. Есть доминанты, но для их реализации от предлежащего ядра никакой команды не приходит.

Т.е. человек, какбэ понимает, что яичница 3 раза в день это не дело для семьи, от алкоголика надо уйти, надо к черту бросить эту работу с начальником- придурком, но нету энергии для реализации. Некому пустить искру в мозг, чтобы все заработало.

Мозг кроме того, такое образование… если им не пользоваться, он начинает лениться тоже. Вы не пользуетесь некоторыми привычными путями ( чередой синапсов)? Мозг перестроится. Он их уничтожит, то, что не в работе должно быть утилизировано. Не пользуетесь системой положительного подкрепления ( когда выполнили некую работу то лимбике вприскивается дофаминчик, для ощущения удовольствия)? Так она начнет хиреть потихоньку. До конца она, конечно, не рассосется, но часть синапсов и рецепторов мозг утилизирует.

Люди ( и окружающие) чувствуют что изменились, стали «ленивыми и глупыми». В чем причина? Детские комплексы? Да нифига. Будете ходить к психотерапевту до бесконечности. Детские комплексы у всех есть. Решите все внутренние конфликты ( если не забросите из-за апатии сессии), но это вообще не решит проблемы даже близко.

Причина, в том, что видимо из-за переизбытка стрессов лимбика «перегорает»? обедняется. Гипокампп так же значительно страдает и перестает выполнять свои функции. Напомню, что стресс понятие растяжимое и индивидуальное. 

Достаточно характерно, что люди в этом состоянии начинают пребегать к помощи психоактивных веществ, в т.ч. и алкоголя. Последний хоть и депрессант, но благодаря своему действию на лимбику пускает ту самую «искру». Человек начинает немного шевелиться и делать какие-то дела. Но понятно, что алкоголь «не наш метод» и к чему это приводит все тоже понимают. 

Что делать?

В начале лучше начинать с лекарств. Чтобы ходить на психотерапию и заниматься спортом тоже нужна «искра». Обычно после начала приема результат на 2-3 день, тем не менее препараты надо продолжать принимать не менее полугода. И когда воля к жизни появится, обязательно спорт и психотерапия. Первый прекрасно обновляет все медиаторные системы, вторая дает навыки преодоления стресса, без «перегорания мозга».

Метки: Депрессия, Апатия,

Источник: psyhologytoday.ru


Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.