Люди с ограниченными возможностями в россии


 

Автор: Олег Мальцев

 

 

Почему инвалидам сложно жить в России?

 

Сколько инвалидов в России на 2018 год? 

Многие люди считают, что условия для комфортной жизни инвалидов в России не создаются просто потому, что их у нас не так уж и много. Этот слой населения кажется столь незначительно маленьким, что просто не требует у себе особенного подхода. Однако обоснована ли такая точка зрения? 
Действительно, пройдя по улицам европейским городов, можно увидеть значительно большее число людей с особенностями здоровья. Однако это не означает, что в Европе их больше, чем в России.

Таким образом, инвалиды в России существуют и занимают значительную часть населения. Но, к сожалению, часто они оказываются невидимыми для общества.


Люди с ограниченными возможностями на дороге

Из-за того, что условий для жизни в российском обществе им не хватает, люди с особенностями здоровья вынуждены отсиживаться дома. Некоторые из них не могут всё время сидеть дома, потому что обычная прогулка или выход в магазин превращаются в тяжёлое преодоление трудностей и преград.

В этом видео каскадеры-экстремалы на инвалидных колясках протестируют пандусы для инвалидов в Москве, покажут, насколько удобно ими пользоваться:

 

Основные трудности, с которыми сталкиваются инвалиды

Для того, чтобы люди с ограниченными физическими возможностями, маломобильные или недееспособные категории граждан были наравне с остальными, должны создаваться специальные условия, облегчающие их жизнь.

К сожалению, мы часто видим, что государство прикладывает усилия, но их в большинстве своём недостаточно, чтобы обеспечить инвалидам полноценную жизнь в обществе. Так, в России можно наблюдать целый ряд проблем:

  1. Пандусы. К счастью, сейчас людям, передвигающимся с помощью колясок, предоставляется всё больше и больше возможностей для передвижения. Однако далеко не всегда власти относятся с достаточным вниманием к этому. Часто у входов в магазины можно встретить пандусы, выложенные плиткой, которые зимой становятся настолько скользкими, что даже здоровый человек не может пройти по ним спокойно. Кроме того, иногда пандус строят просто ради его наличия, не задумываясь о том, как вообще колясочники будут его использовать. Потому нередко угол наклона пандуса может быть слишком большой, либо его съезд может упираться в стену или мусорное ведро, что, соответственно, делает проезд по нему недоступным.

  2. Проблемы маленьких городов. Если в Москве, Петербурге и других больших городах-миллионниках условия для инвалидов ещё можно назвать приемлемыми, то быть человеком с ограниченными физическими возможностями в мелком городке в отдалённом регионе страны – гораздо более тяжёлое испытание. Здесь необходимая среда либо не создаётся вообще, либо крайне ограничена.

 

Основная трудность - высокий угол наклона пандуса

 

Состояние медицины в России

Медицина. Самое главное, что нужно человеку с ограниченными физическими возможностями – это качественное медицинское обслуживание. Но, к сожалению, далеко не все больницы в нашей стране готовы его оказать.

  • Переосвидетельствование. Это слово до сих пор заставляет некоторых людей вздрагивать в ужасе, ведь это также является одним из тяжёлых испытания в жизни этих людей. Законы Российской Федерации обязывают данную группу населения регулярно проходит медицинское освидетельствование, которое подтверждает группу инвалидности. Казалось бы, данный закон должен работать в пользу граждан – бесплатный медицинский осмотр поможет выявить проблемы и отследить состояние здоровья, а также успеть принять необходимые меры в случае его ухудшения. Однако на деле всё происходит иначе.

  • Посещение медицинской комиссии является обязательным для сохранения статуса инвалида, и без него человек с ограниченными физическими возможностями может просто лишиться не только статуса, но и пенсионных выплат и социальной помощи. Кроме того, некоторых людей удивляет необходимость подтверждать инвалидность, ведь многие заболевания неизлечимы, а люди, лишившиеся конечности, не могут отрастить её снова. Таким образом, цель подтверждения этого статуса совсем не ясна.
  • Большинство из государственных медицинских учреждений не обладают специальным оборудованием. Кроме того, в Росси на лицо кризис специалистов по тяжёлым заболеваниям. Видя человека с инвалидностью или каким-либо редким врожденным заболеванием, наши врачи нередко просто беспомощно разводят руками. Именно поэтому мы часто слышим о том, как люди с проблемами со здоровьем, которые обладают достаточными средствами, едут лечиться в другие страны.

 

Приехал на комиссию в МСЭК

 

Отношение в обществе


Люди с ограниченными физическими возможностями постоянно сталкиваются с непониманием в обществе. Многие люди предпочитают отводить взгляд, увидев на улице инвалида, проходить мимо тех, кому нужна помощь, и закрывать глаза на явные проблемы.

Довольно часто в нашем обществе к людям с особенностями здоровья относятся не как к равным себе людям. Они повсюду сталкиваются с непониманием и неодобрением во всех сферах: это и косые взгляды на улицах, и некорректное поведение работников сферы обслуживания, и неприятные замечания от госслужащих.

Сложности заезда на бордюр

 

Инвалиды в армии России

Среди тех, кто служит в армии России есть и люди, обладающие определённой степенью инвалидности. По нововведённым правилам, этого статуса теперь недостаточно для того, чтобы избежать службы в армии.

Для граждан, которые имеют особенности здоровья на момент прохождения медицинской комиссии перед службой в армии, потребуется проходить дополнительное обследование, которые покажет, годен ли молодой человек. И если состояние его здоровья позволяет ему определённые физические нагрузки, то такой человек вполне может стать солдатом. При этом инвалидность на время службы могут и не снимать.

Таким образом, мы видим, что быть инвалидом в российском обществе – это тяжёлое испытание. И даже далеко не каждый здоровый человек смог бы справиться со всеми трудностями, выпадающими на долю этих людей. Остаётся только восхищаться их мужеством и надеяться, что в дальнейшем государство предпримет попытки исправить сложившуюся ситуацию.


Тротуары в России непригодны для передвижения инвалидов

 

Источник: znay.co

Инвалидность в нашей стране означает отчаянную борьбу за выживание

Люди с ограниченными возможностями в россии

В России, по данным на начало 2015 года, было 12 924 000 инвалидов, из них взрослых — 12 319 000, детей-инвалидов в возрасте до 18 лет — 605 000. То есть с учетом того, что в 2015 году в России проживало 144 100 000 человек, инвалидом был практически каждый 10-й. И с каждым годом эти цифры только увеличиваются. И как ни парадоксально, но одна из основных причин тому — развитие медицины.

Наивно рассчитывать на то, что «сия доля меня никогда не коснется». Шансы очень даже велики, причем предугадать свою судьбу невозможно, ибо причин у инвалидности очень много, и не все они напрямую зависят от самого человека, его поведения, образа жизни, наследственности. Кстати, по данным ВОЗ, в мире уже каждый 4-й человек является инвалидом.


Что значит быть инвалидом в России сейчас?

К сожалению, картина рисуется пока грустной. Инвалиды в нашей стране, хотя и имеют формальное право работать, но по факту — мало кто из них может реально трудоустроится. А если и удается найти работу, то чаще всего неквалифицированную, низкооплачиваемую.

Пенсия по инвалидности — это социальная пенсия, т.е. самая маленькая. Государство декларирует различную социальную помощь людям с инвалидностью и их семьям — бесплатные лекарства, бесплатный проезд, ежегодное санаторно-курортное лечение, бесплатные технические средства реабилитации (коляски, протезы и т. д.), помощь социальных работников на дому, льготы по оплате ЖКХ, по налогам, приоритет при получении жилья и земельных участков. Звучит неплохо. Но по факту, опять же, большая часть из обещанного остается лишь на бумаге, либо качество предоставляемых услуг таково, что они что есть, что их нет.

Ко всему прочему добавляется недоступная окружающая среда — некоторые инвалиды остаются заточенными у себя дома годами. Ну и, конечно же, недоступность высокотехнологичной медицинской помощи — в то время, как во всем мире уже разрабатывают роботов-помощников для инвалидов, наши люди годами не могут получить элементарные костыли.


Не лучше положение и у родственников инвалидов. Многие из них вынуждены оставить работу, чтобы ухаживать за больным, а это означает резкое ухудшение материального положения семьи. Мужья уходят из семей, не выдерживая новых вызовов судьбы, другие родственники и друзья тоже часто отворачиваются. Общество нередко относится негативно — тычут пальцам, шепчутся за спиной. При этом уход за инвалидом — это ежедневный, тяжелый морально и физически труд без выходных и отпусков. И главное — уход за инвалидом — это очень важная духовная и социальная миссия, эти люди — пример мужества, верности, любви. Вот о ком надо снимать кино, кого ставить в пример. Но у нас, к сожалению, другие герои — у кого больше денег и круче машины…

А как же в этом вопросе помогает государство?

Оно предлагает либо отказаться и сдать инвалида в интернат, либо ухаживать самому за мизерное пособие: 5500 рублей за уход за ребенком-инвалидом и 1200 рублей за уход за взрослым инвалидом. Возможно ли прожить месяц на эти деньги — вопрос риторический. В итоге часто и сами родственники тоже становятся инвалидами, так как им постоянно приходится поднимать тяжести, пребывать в стрессе, при этом они не имеют возможности ни временной, ни материальной следить за своим здоровьем.


В результате таких тяжелых, порой просто невыносимых условий, люди не выдерживают, ломаются. Тема самоубийств среди инвалидов и их родственников — абсолютно закрытая. Тем не менее, это не значит, что их нет. И самое страшное в том, что эти смерти — не результат состояния аффекта. Это продуманные, спланированные самоубийства и убийства. От безысходности. И с одной целью — облегчить жизнь себе и близким.

Краснодар, ноябрь 2012 года. Молодая женщина убила своего ребенка-инвалида и попыталась покончить с собой после установки ребенку очередного диагноза.

Калининград, февраль 2013 года. Женщина убила дочь-инвалида и сдалась полиции. Свой поступок она объяснила так: «хотела избавить дочь и себя от мучений».

Москва, 2013 год. 73-летний инвалид-колясочник убил сначала свою жену, у которой была болезнь Альцгеймера, а потом покончил собой. В предсмертной записке он объяснил причину: не хочет быть обузой для собственных детей.


Красноярск, июль 2016 года. 54-летний инвалид-колясочник покончил с собой после того, как много лет был заточен в своей квартире и тщетно просил власти установить в доме пандус.

Красноярский край, декабрь 2017 года. Мужчина убил своего сына-инвалида и покончил с собой.

Тульская область, 31 июля 2017 года. Покончила с собой прикованная к инвалидной коляске 32-летняя Анастасия Соловьева, которая так и не смогла найти работу после травмы. У нее осталась 6-летняя дочка.

Ульяновск, март 2018 года. Женщина после развода с мужем убила троих детей, младший из которых был инвалидом, а затем покончила с собой.

Это краткий печальный список, который можно составить, лишь бегло пробежав по поисковикам в интернете. Но сколько еще нужно вот таких историй, чтобы уже начать звонить во все колокола о проблеме нищенского, бедственного, ужасающего положения инвалидов и их семей в нашей стране?!

В январе этого года была создана петиция с требованием увеличить пособие лицам, осуществляющим уход за инвалидами. Петиция набрала 540 000 подписей, но несмотря на это, официальные ответы из разных структур — отрицательные: денег в бюджете не предусмотрено, у инвалидов и так хорошая социальная поддержка. Скажите это дочери и матери Анастасии Соловьевой и всем остальным…


Источник: http://svpressa.ru/society/article/200473/

* * * * *
Можно вспомнить старую статью "СП" от 2011 года, где также очень счастливые граждане РФ заканчивали так жизнь от нищеты https://svpressa.ru/society/article/41367/
* * * * *

Почему людей с инвалидностью, согласно статистике РФ, стало меньше?

Пятое мая – Международный день защиты прав инвалидов. Согласно Федеральной службе государственной статистики РФ, за последние два года количество людей с инвалидностью снизилось примерно на 200 тысяч. Если в начале 2014 года насчитывалось 12 млн 946 тыс. инвалидов, то к 2016 году этот показатель упал до 12 млн 751 тыс. Некоторые связывают это со старением населения, "По данным Росстата, на 1 января 2018 года в России зарегистрировано 12,1 млн человек всех групп инвалидности (8,2% населения России). Из них мужчин — 5,2 млн человек, женщин — 6,9 млн. За пять лет количество инвалидов в России сократилось на 7,6% — с 13,1 млн человек." https://www.kommersant.ru/doc/3622120

Однако благотворительные организации уверены, что число людей с ограниченными возможностями только растет, а вот критерии, по которым людей признают инвалидами, сокращаются.

Как в России живут люди с инвалидностью, рассказывают руководитель проектов общественной организации «Дорога в мир» Ирина Долотова и президент фонда помощи детям-инвалидам с первичным иммунодефицитом «Подсолнух» Виолетта Кожерева.

В 2015 году в России вступил в силу приказ Минтруда N664н. Документ впервые устанавливал систему оценки инвалидности по степени утраты той или иной функции организма (потеря зрения или ограничение в двигательной активности). Например, для получения III группы инвалидности одна из функций должна быть утрачена на 40 процентов. Диагноз при этом не играл никакой роли.

В итоге «за борт» инвалидности могут попасть люди с синдромом Дауна, сахарным диабетом, астмой, многими генетическими заболеваниями и гормональными нарушениями.

Президент фонда «Подсолнух» Виолетта Кожерева признается, что «их» дети уже столкнулись с проблемой.

«Началось с прошлого года, с внедрения очередных изменений в приказ Минтруда. Первичный иммунодефицит – группа тяжелых генетических заболеваний, вызванных нарушением одного или нескольких механизмов иммунной защиты, которые проявляются повышенной склонностью к тяжело протекающим инфекциям, аутоиммунным заболеваниям и развитию злокачественных новообразований на клеточном уровне.

Глядя на этого ребенка, нельзя сказать внешне, что он – инвалид. У него нет выраженных физических изменений. Несмотря на то, что ПИД входит в эту шкалу, инвалидность с «наших» детей тоже снимают. Они это мотивируют незначительностью изменений. И больные дети остаются абсолютно беззащитными перед любыми вирусами и инфекциями, так как по диагнозу в России больные ПИД лекарства не получают, только по инвалидности.

Отсутствие адекватной заместительной и профилактической терапии приводит не только к реальной инвалидности, но и к развитию необратимых повреждений внутренних органов и преждевременной смерти пациентов», — говорит Виолетта Кожерева.

Позже Минтруда скорректировал указ – 2 февраля 2016 года появилась новая версия документа – приказ N1024н. В нем к 40-процентному критерию добавилась необходимость указывать и конкретный диагноз.

В итоге инвалидность в России могут получить только те люди, чей диагноз указан в приказе, и кто имеет ограничения в физической или ментальной сфере не ниже 40 процентов.

«Чиновники, сидящие там, и придумывающие эти приказы и законы даже близко не представляют всю тяжесть заболевания. Они рассуждают так, если ребенок может самостоятельно говорить, есть и ходить значит он здоров!», – пишет в своей петиции мать ребенка-инвалида из Магнитогорска Марина Нижегородова.

У мальчика тяжелая форма врожденного адреногенитального синдрома, он пожизненно нуждается в заместительной гормональной терапии. В октябре 2015 года его лишили инвалидности.

Действительно ли инвалидов в России стало меньше?

Число людей с инвалидностью увеличивается с каждым годом, уверены общественные организации. На это влияет несколько факторов.

«Не знаю, как с общей статистикой по количеству людей с инвалидностью, но реально детей и взрослых людей с инвалидностью стало больше, и это видно в общественных местах.

Связано это, прежде всего, с тем, что в России раньше не оставляли таких детей в семьях – они все были в интернатах. Сейчас значительно больше родителей оставляют детей с нарушениями в семьях.

Вероятно, что детей с тяжелыми нарушениями становится несколько больше, так как медицина научилась спасать и поддерживать жизнь в достаточно сложных случая. Часть таких людей раньше умирала. Я не говорю, что достаточная поддержка оказывается. Она хоть какая-то оказывается», – говорит Ирина Долотова из организации «Дорога в мир».

С другой стороны, врачи не всегда могут правильно поставить предварительный диагноз, что может негативно отразится на здоровье человека в условиях, когда необходима неотложная помощь.

«Количество беды, которое мы ежедневно наблюдаем вокруг себя, оно только растет. Если начать людей вовремя диагностировать, то они не будут инвалидами в прямом смысле этого слова. У них не будет тяжелых, а порой несовместимых с жизнью осложнений, с момента постановки диагноза», – уверена Виолетта Кожерева, президент фонда «Подсолнух».

Жизнь без барьеров

По различным оценкам, в России проживают от 200 до 300 тысяч инвалидов-колясочников. В большинстве своем они могли бы сами работать и заботиться о себе. Но делать этого они не могут – многие офисы, школы, магазины не оборудованы пандусами и подъемниками.

«Сейчас новостройки оборудованы пандусами обычно. Ведь не обязательно ими пользуются люди с нарушениями, колясками пользуются и мамы с маленьким ребенком. Пандусы сделаны более правильно. Но иногда бывает, что построят такой пандус, на который кладут плитку, что вы по ней только сползать можете или угол будет такой, что не сможете пользоваться, или он будет упираться в стену», – рассказывает руководитель проектов общественной организации «Дорога в мир» Ирина Долотова.

Однако, если в Москве и Петербурге для людей с ограниченными физическими возможностями «среда» становится доступнее, то до меньших городов этот «тренд» до конца еще не дошел.

В Хакасии, например, колясочникам, не дождавшись помощи чиновников, приходится самим строить себе подъемники.

https://www.youtube.com/watch?v=AEwlyFEyD64

В начале года Настоящее Время рассказывало о специальных лифтах, которые установили в подземных переходах Ростова-на-Дону к Чемпионату мира по футболу 2018 года. В феврале 2016 подъемники были спрятаны в железные ящики, к тому же они не работали без диспетчеров. После выхода сюжета в эфир диспетчеры в переходах появились, но не круглосуточно…

«Все такое пока недоделанное»

В России все льготы на бесплатную медицинскую помощь, квартплату и поездки в оздоровительные центры привязаны исключительно к инвалидности, не к диагнозу. Как только она снимается – все эти льготы пропадают. Но если раньше с получением инвалидности у людей были определенные гарантии со стороны государства на обеспечение дорогостоящими медицинскими препаратами и была возможность их добиться, то сейчас это становится сложнее.

«Несмотря на то, что большинство наших подопечных часто получали свои рецепты на жизненно важные лекарства по решению суда, не по рецепту врача, раньше активно подключалась прокуратура. Нарушения прав ребенка-инвалида было проще доказать и эти нарушенные права восстановить.

Сейчас с детей снимают статус ребенка-инвалида. В некоторых регионах даже со стороны работников прокуратуры меньше содействия и желания разбираться в тонкостях нормативных хитросплетений. ….
Источник: http://neinvalid.ru/byit-invalidom-v-rossii/

Источник: harmfulgrumpy.livejournal.com

Данные по России

В Российской Федерации с течением лет общее количество инвалидов (может и незначительно, если рассматривать годичные временные отрезки) постоянно сокращается. Так, отсчитывая с 2011 года, оно снизилось на один миллион человек. В настоящее время количество мужчин, имеющих группу, превышает 5 миллионов, а женщин – 6,9, детей с какими-либо физическими ограничениями насчитывается 636 тыс.

У большинства российских инвалидов имеется вторая группа. На 2019 год людей с третьей группой инвалидности насчитано 4,394 млн человек. Следует отметить, что их количество (в отличие от инвалидов второй и первой группы) последнее время увеличивается. За предыдущие пять лет их стало больше на 7,3%. Количество инвалидов 1 группы в наши дни составляет 1,309 млн человек. При этом данное число с каждым годом понемногу снижается. В течение последних пяти лет их количество сократилась на 2%.

Самая большая в численном выражении вторая группа. Она составляет 5,92 млн человек. При этом количество инвалидов, которое приходится на 1000 человек, взятых из всего населения, постоянно снижается. Если в 2011 году их число составляло 92,5, то через шесть лет (в 2017) оно уже стало 83,5.

Из общего количества детей, имеющих группу инвалидности, в школьном возрасте зарегистрировано 176 тыс. При этом в 2017–2019 учебном году в институты и университеты было зачислено около семи тысяч абитуриентов, имеющих физические отклонения.

Десять лет назад в высшие учебные заведения поступило на тысячу человек меньше, а количество, которое стремилось получить в тот учебный год специальное образование, было ниже на три тысячи.

Это составляет около 32% от общего количества людей, имеющих группу и относящихся к трудоспособному возрасту. Остальные или не могут найти работу из-за своей болезни, или даже не ищут её из-за того, что не верят в возможность устроиться на определённое место. Однако в 2017 году многие регионы приступили к реализации программ по сопровождению молодых людей с инвалидностью при трудоустройстве. Результаты этих нововведений будут видны через несколько лет.

Количество инвалидов-колясочников, которые проживают в РФ, превышает 320 тыс. В большинстве они имеют первую группу. Некоторые из них чаще ходят с помощью костылей или трости. Коляски они используют лишь в случае передвижений на длительные расстояния или приезжают на них на МСЭ.

Дети-инвалиды

В последние годы всё больше инвалидов в раннем возрасте встречается на улицах. Это связано с тем, что раньше в России большинство родителей отдавали детей в интернаты. Сейчас мамы и папы всё чаще сами ухаживают за своим ребёнком.

Детская инвалидность растёт довольно большими темпами. В начале 2017 года количество таких инвалидов в России составляло около 625 тыс., а уже в 2019 году эта цифра возросла на 26 тыс. человек.

Ещё девять лет назад их число было 495 тыс. Чаще всего в этом возрасте встречается ментальная инвалидность.

К ней относятся дети с нарушениями в психическом развитии (аутисты, шизофреники, эпилептики и другие).

По словам министра труда, а также соцзащиты Топилина Максима численность детей-инвалидов увеличивается в связи с более высокой рождаемостью по сравнению с предыдущими годами.

То есть инвалидизация не растёт, а сохраняется на том же уровне, процент рождающихся малышей с какими-либо отклонениями не растёт. Следует также учитывать, что современная медицина способна сейчас спасать и сильно недоношенных новорождённых.

В стране не существует общей базы по учёту детей с ДЦП. Поэтому оценить их количество довольно сложно. Однако имеются некоторые данные ещё с 2010 года по Москве, согласно которым их численность составляет около четырёх с половиной тысяч детей (данные только по городу).

В последние годы в России приспособлено множество школ для нужд инвалидов. Однако не все родители соглашаются с учёбой своего здорового ребёнка в одном классе или даже во всём учреждении с инвалидом. В 2015 году проводился опрос. По его результатам около 17 процентов родителей не согласны с обучением их чада совместно с ребёнком-инвалидом. Приблизительно одна десятая часть взрослых не смогли однозначно ответить на этот вопрос.

Пенсионеры – ветераны и инвалиды войны

За весь период Великой Отечественной с фронта было демобилизовано свыше 2,576 млн инвалидов. Их количество постоянно снижается. По последним данным на 2019 год в России проживает более 16 тысяч таких граждан. Также насчитывается около 80 тысяч участников ВОВ и людей, работавших в то время в противовоздушной обороне. На 2017 год размер общего материального обеспечения участников войны с наличием инвалидности вместе с пенсией, дополнительными и ежемесячными выплатами составлял более 40 тыс. рублей.

На 2017 год насчитано более двух миллионов двухсот тысяч инвалидов пенсионного возраста. Их количество до 2015 года было значительно меньше. Численность пенсионеров-инвалидов возросла, в том числе и в связи с присоединением Крыма к Российской Федерации.

Данные по регионах

Статистика роста и падения количества маломобильных людей по регионам сведена в таблицу.

Год Количество инвалидов в различных округах РФ
Центральный. Дальневосточный. Северо-западный. Южный.
1998 3 041 000 266 000 1 156 000 1 002 000
2003 3 405 000 366 000 1 350 000 1 026 000
2007 4 011 000 429 000 1 555 000 1 127 000
2012 3 927 000 439 000 1 566 000 1 132 000
2017 3 531 000 390 000 1 369 000 1 273 000

В Северо-Кавказском федеральном округе на 1998 год количество инвалидов составляло менее 400 человек, однако в 2017 году их число выросло до одного миллиона.

Многие эксперты считают, что снижение количества инвалидов стало всего лишь результатом внедрения обновлённых критериев по признанию больного человека инвалидом. Имеются утверждения, что это было направленно на экономию расходов в социальной сфере. Однако отрицать многие действия государства, помогающие реабилитации данной группы в общественной жизни, эти эксперты не в силах. Общее же количество инвалидов снижается даже после принятия новых критериев.

Источник: invalidu.com

(1 версия) В России около 11 миллионов человек с ограниченными возможностями — более восьми процентов населения. Половина из них — люди трудоспособного возраста. Но реально работают всего 11 процентов из них, да и то в большинстве случаев на самых низкооплачиваемых местах.

Слово «инвалид» в цивилизованных странах почти не употребляется. Тех, кто в силу болезни или несчастного случая утратил какие-то составляющие здоровья, называют «людьми с ограниченными возможностями».

Уровень цивилизации общества во многом оценивается по его отношению к людям с ограниченными возможностями.   В недавнем отчете Европейского парламента было сказано: «То, как общество обращается со своими наиболее слабыми членами, включая людей с ограниченными возможностями, во многом говорит о самом обществе. Соприкосновение с людьми с нарушениями в развитии заставляет каждого остановиться и подумать о принципах гуманизма, и, сделав для себя какие-то новые выводы, люди продолжают свою повседневную жизнь уже с обостренным восприятием этих ценностей в отношениях и делах с другими людьми». Это и является тем важным вкладом, который могут внести в общество инвалиды. Общество, не предоставляющее им такой возможности, обедняет себя.

В России права инвалидов отражены в федеральном законе «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации».  Социальная защита инвалидов включает систему гарантированных государством экономических, социальных и правовых мер, обеспечивающих инвалидам условия для преодоления, защиты (компенсации) ограничений жизнедеятельности и направленных на создание им равных с другими гражданами возможностей участия в жизни общества.

Но на деле в России до сих пор не создан комплексный механизм обеспечения прав и интересов инвалидов, соответствующий международным стандартам. У инвалидов по-прежнему отсутствуют возможности для защиты своих прав.  При трудоустройстве у них возникают большие трудности. Чаще всего инвалиды работают на низкооплачиваемых местах.

Семьи, в которых появляется ребенок-инвалид, испытывают сильный эмоциональный стресс. Родители тяжело переживают дефект своего ребенка, считают что инвалидность – клеймо на дальнейшей жизни их чада.  Близкие инвалида пытаются скрыть этот факт от окружающих. Редко встретишь инвалида спокойно прогуливающегося по улице.

Большинство инвалидов сталкиваются с проблемой непонимания со стороны окружающих, считают себя изгоями общества, полагая, что большее на что они могут рассчитывать – это жалость.  Отношение современных россиян к инвалидам противоречиво. «И жалко, и как-то не по себе, когда видишь инвалида», — скажет вам обычный обыватель.

Для того, чтобы человек с ограниченными возможностями почувствовал себя полноценным членом общества, необходимо создать условия для преодоления ограничений, возникших в его жизни, предоставить ему равные со здоровыми возможности участия в жизни общества.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Все люди разные и каждый человек неповторим и бесценен для общества. Отношение к инвалиду во многом зависит от того, насколько часто он появляется в общественных местах.

Сегодня слово «инвалид» еще ассоциируется с определением «больной». У большинства людей складывается представление об инвалидах, как о пациентах больниц, которым требуется постоянный уход и противопоказано любое движение. Изменить такое представление об инвалидах в обществе поможет создание для них доступной среды. Инвалиды должны жить и работать среди здоровых людей, пользоваться наравне с ними всеми благами, чувствовать себя полноценными членами общества.

Среди инвалидов много творчески одаренных личностей, много людей, желающих активно работать. Это не только дало бы им возможность обеспечивать собственное содержание, но и вносить посильный вклад в развитие общества. Однако мы об этих людях почти ничего не знаем. Зачастую большинство из нас даже не подозревает об их существовании, не говоря уже об уровне этого существования.

Создание оптимальных условий для воспитания, обучения, успешной коррекции нарушений, психолого-педагогической реабилитации, социально-трудовой адаптации и интеграции этих людей в общество относится к числу важнейших задач.

Как и все в нашей жизни, под воздействие различных факторов претерпевает изменение и общественное сознание. Однако, по отношению к инвалидам оно, к сожалению, меняется слишком медленно. По-прежнему общество относится к этой проблеме как вторичной, до которой пока не доходят руки. Но, оттягивая решение проблемы инвалидов, мы отдаляем создание правового цивилизованного общества и государства.  

(2 версия)

Проблема инвалидов, их адаптации в обществе, взаимодействия и отношения этого общества к его, так называемому меньшинству, является сегодня актуальной и очень серьезной… В древние времена в России люди с ограниченными возможностями занимали самую низшую ступень населения. Их считали обузой, прослойкой, не приносящей пользу. Их уделом было нищенское существование и вымирание. Постепенно отношение к инвалидам менялось в лучшую сторону. В наше время положение людей с физическими недостатками существенно окрепло, выделяются денежные средства для строительства реабилитационных центров ,выплачиваются пособия, назначаются льготы. Но главной проблемой, по-прежнему остается духовное развитие этих людей, моральная поддержка. Нельзя забывать об их искалеченных судьбах, несбывшихся мечтах. Как вселить надежду в эти души? Необходимо создавать как можно больше сообществ для инвалидов, чтобы у них была возможность общаться с себе подобными, нельзя допускать чтобы они замыкались в себе и четырех стенах своей комнаты. Инвалидность не повод ставить на себе крест и отказываться от всех радостей жизни! Главное, чтобы человек был крепок морально и духовно, полон решимости и воли к жизни, что гораздо важнее. Нужны так же и кружки по интересам. У каждого из нас есть свои возможности и таланты. И если человек ограничен в чем либо, это означает, что у него обязательно есть какие-то другие способности. В истории России зафиксировано немало известных инвалидов. Это лишь несколько примеров: М.И. Кутузов (фельдмаршал, главнокомандующий русскими войсками в войне 1812 г.) — отсутствовал глаз; В.И. Ульянов (Ленин) — (юрист, революционер, первый глава СССР) — как известно, последние годы своей жизни был «прикован» параличом к инвалидной коляске; Иван IV Васильевич (Грозный) — (русский Царь) — эпилепсия, паранойя тяжелой формы; И.В. Джугашвили (Сталин) — (генералиссимус, второй глава СССР) — частичный паралич верхних конечностей… И этот список можно продолжать и продолжать! Это лишний раз доказывает, что эти люди полноправные члены нашего общества и вполне могут приносить ему пользу. Им просто нужна помощь в реализации их талантов, которыми они, возможно, смогут достойно себя обеспечивать. Для искусства не имеют значения физические недостатки перспективного художника, музыканта или поэта. Даже если подобные увлечения останутся всего лишь на уровне хобби, польза от них будет весьма велика.

Источник: StudFiles.net

В этом выпуске команда программы «За дело!» раскрывает тему инклюзивного туризма. 

Путешествия для людей с ограниченными возможностями в России. Миф или реальность?

Зачем путешествуют незрячие люди и как они воспринимают красоту?

Как люди не имеющие ни зрения ни слуха, учатся путешествовать и познавать мир, и кто им в этом помогает.

Как правильно подготовиться к путешествию. Лайфхак от Алены Варначевой и нашего особого корреспондента Никиты Паничева. 

Колесо обозрения. Проект, который делает культурную среду доступной для всех.

 

В программе принимают участие:

Юлия Карпович — председатель совета Ассоциации инклюзивного социального туризма

Евгения Малышко — экскурсовод, представитель АНО «Белая трость» в Москве

Кристиан Тифферт — путешественник на коляске

Илья Тарасов: Добрый день, меня зовут Илья Тарасов, и вы смотрите программу «За дело», мы говорим о самых острых социальных проблемах и даем инструкции по их решению. Наступило лето и все уже давно распланировали свой отпуск и готовятся к предстоящему туристическому сезону, кстати о туризме мы сегодня и поговорим! В подмосковном Троицке есть дом для слепоглухих, там проходят реабилитацию люди с особыми потребностями со всей России, они обучаются языку жестов, азам компьютерной грамотности и часто ходят на экскурсии. В такой поход с подопечными центра отправилась наш корреспондент Юлия Берлетова, кстати во время этого похода ей удалось осуществить мечут одной девушки из дома слепоглухих. У нас в гостях Евгения Малышко, она сотрудник организации «Белая трость», Жень, привет!

Евгения Малышко: Добрый день!

Илья Тарасов: У нас только что был сюжет про девушку, которая всю жизнь мечтала попасть на Красную площадь, она незрячая, ее мечта осуществилась, помогли ей ребята, которые организовывают экскурсии, я знаю, что ты тоже когда-то начинала свою деятельность с экскурсий и, наверное, до сих пор их ведешь, правильно?

Евгения Малышко: Да, в разных местах, дело в том, что я по образованию историк и это часть моей жизни, она меня не покидает.

Илья Тарасов: Жень, расскажи чуть-чуть про себя.

Евгения Малышко: Я родилась в Москве, я действительно практически не вижу.

Илья Тарасов: Меня ты видишь?

Евгения Малышко: Я вижу, что ты сидишь, но, когда ты начнешь жестикулировать и строить мне рожи, я этого не увижу.

Илья Тарасов: Хорошо, но то что я лысый – это заметно?

Евгения Малышко: Спасибо что сказал. Я хожу одна с белой тростью, начиная с первого курса, сначала это были просто поездки университет – дом, потом встречи с подружками – в парк, в кафешку, потом это были поездки по разным городам все более и более отдалённым и потом в какой-то момент я поняла, что единственное, что меня может остановить при планировании поездки за границу, это языковой барьер, а не какой-то еще.

Илья Тарасов: У нас инфраструктура какая-то есть, или она не нужна?

Евгения Малышко: Смотря для кого и зачем, если мы говорим о людях на колясках, им абсолютно объективно нужны широкие проезды, скошенные бордюры, доступные санузлы и так далее, а мне, как человеку, ходящему своими ногами и говорящему своим языком, мне кроме белой трости не нужно ничего, только понимание с людьми. Трость просто помогает мне нащупать какое-то препятствие передо мной, но точно так же белая трость помогает людям вокруг меня увидеть, что я не вижу. Именно поэтому человек, выхватывая меня глазами, понимает, что я не со зла наступлю ему на ногу, что я не просто так спрашиваю его номер автобуса. Трость так же, как и мне, нужна окружающим меня людям.

Илья Тарасов: Самое запомнившееся путешествие по России? Куда ты ездила?

Евгения Малышко: Во-первых, я в университетские годы успела поработать экскурсоводом на Соловках, это была фантастика, мы ехали туда за северными красотами, романтикой, ехали работать в только открывшемся Морском музее, это было очень интересно.  Ну и Соловки — это конечно красота невероятная!

Илья Тарасов: Многие сейчас подумают: вот сидит незрячий человек и говорит, что Соловки – это красота невероятная, многие даже думают, что ребята незрячие, зачем им путешествовать, разрушь этот миф.

Евгения Малышко: Как мы переживаем и как мы понимаем красоту, когда мы с вами идем куда-то на экскурсию, путешествуем, поднимаемся в горы, а там пятитысячник и шапки белые, или мы сидим на берегу северного Соловецкого острова и перед нами неуловимое море, переходящее в небо, или когда мы с вами на самолете пролетаем над Байкалом и тут весь самолет просто ахает, ведь важно сопереживание, важны те эмоции, которые вокруг! Важно то, что мы с вами чувствуем здесь, может даже не потому что мы физически это увидели, а потому что мы с кем-то это пережили. Те эмоции, которые испытывают и те люди рядом с нами, мне может быть не так важно, хотя мне, как историку на самом деле важно, но в принципе, как незрячему человеку, не так важно, какими архитектурными излишествами украшен тот или иной храм дворец и прочее, но мне важно, насколько компетентно и любовно опишет мне это экскурсовод. Мне важно, как я, пройдя по улицам, пообщаюсь с местными жителями, мне важно, как та история с Байкалом, как пролетая над озером, я мало того, что не могла этого увидеть, я еще сидела не у иллюминатора, как весь самолет просто затаил дыхание и ахнул.

Илья Тарасов: То есть твое путешествие – это люди?

Евгения Малышко: Мое путешествие — это люди в первую очередь и в некотором роде это дух места. Мне сложно будет объяснить это не гуманитариям, или людям, никогда не путешествовавшим. У каждого города есть какая-то своя, не хочу сказать энергетика или аура, не хочу говорить про какую-то метафизику, это вполне обычная вещь.

Илья Тарасов: У вас есть классный проект, команда незрячих людей и ребят на колясках участвуют в кругосветном путешествии на парусной яхте!

Евгения Малышко: Этот проект существует с 2011 года, я участвую с 2014. Это не экстрим, это не яхтинг для инвалидов, это не то чтобы команда слепых людей собралась и пошла под парусник, нет все гораздо серьёзнее и интереснее, так сложилось что по большей части в последние годы экспедиции проходят именно по Балтике. Экспедиция этого года тоже проходит по Балтике прямо сейчас.

Илья Тарасов: У вас, наверное, есть какой-то инстаграм, YouTube канал, где можно следить за путешествиями?

Евгения Малышко: Да, конечно это фейсбуке две группы, одна называется «Белая трость», вторая «Sales of the spirit» www.facebook.com/extrability/ www.extrability.org . В двух группах и на сайте отражается актуальная информация фактически каждый день, там есть правила вступления, фактически каждый может это сделать. Это инклюзивный яхтинг, в том смысле, что не для инвалидов, это яхтинг с участием инвалидов, каждый участник является полноценным членом экипажа. Сам экипаж – обязательно профессиональные моряки, если всего 10, то из них не больше трех, а лучше один, два слепых, потому что мы все-таки за безопасность. Кроме того, это обычные зрячие люди, которые захотели пойти под парусом.

Илья Тарасов: Как тебе ощущения от моря?

Евгения Малышко: Когда на Балтике, особенно на севере, поднимается волна, вот это красота!

Илья Тарасов: Ты как ее ощущаешь? Ты видишь ее или чувствуешь?

Евгения Малышко: Когда ты находишься на суденышке длиной в 13 метров, тебе сложно не ощущать волну всеми частями тела захлестнутыми мокрыми штанами, мне очень нравится этот драйв, который у всей команды, у меня в том числе, когда ты идешь на парусах, а не на моторе красота конечно, звука этого нет, есть тихое гудение такелажа. В хорошую волну, в хороший ветер, когда это не штормовая, а просто хорошая парусная волна, действительно интересно управлять яхтой, ловить направление управлять парусом под ветер, когда нужно сделать поворот, не для женских ручек, но сейчас есть лебедки, не нужно все дотягивать, нужно понимать, как лебёдку покрутить, как накинуть…

Илья Тарасов: То есть ты чувствуешь ветер?

Евгения Малышко: Конечно, как я сказала, в каждой экспедиции есть профессионалы, которые стоят рядом и подсказывают.

Илья Тарасов: Ты сама путешествуешь – Россия, Европа многие скажут, что у нас для незрячих ничего не делается, как путешествовать если ничего не приспособлено. Такое мнение я часто слышу от многих людей, что ты сама по этому поводу думаешь?

Евгения Малышко: Раз я путешествую, значит я думаю, что ничего не нужно дополнительного, всем нужно желание. У многих его просто нет, гораздо проще сесть на диване, сказать «я такой несчастный, пожалейте меня», я сейчас открою большую тайну, есть еще финансовая сторона вопроса, это же не бесплатная история – все эти проекты платные, каждый вкладывается, инвалиды первой группы в России получают очень хорошую пенсию и не надо говорить, что денег нет особенно если ты оторвешь себя от дивана, пойдешь и заработаешь, вот тут тебе хватит на все путешествия. Главное желание — остальное отговорки.

Илья Тарасов: У нас есть видео, где ты водишь экскурсии, это твоя основная работа или ты просто зарабатываешь экскурсиями просто чтобы ездить на другие экскурсии?

Евгения Малышко: Я работаю на нескольких работах всегда потому что одной мине мало и мало в каком-то эмоциальном плане, не в финансовом.

Илья Тарасов: Я вижу, ты завязываешь людям глаза, расскажи про это.

Евгения Малышко: Да, эти экскурсии индивидуальные, так как я живу в Москве конечно я провожу экскурсии по Москве.

Илья Тарасов: Что ты делаешь?

Евгения Малышко: Завязываю человеку глаза и веду, то есть надо понимать, что это не экскурсия в полном смысле того слова где мы говорим «посмотрите направо, посмотрите налево», но я даю человеку почувствовать тот самый дух города, дух места, то, как он себя ощущает на этих широких или узких лицах, то какой разной фактуры могут быть стены домов или заборов.

Илья Тарасов: Экскурсия – своего рода тренинг, когда ты заставляешь человека почувствовать четыре его основных чувства, выключая пятое?

Евгения Малышко: И пятым у нас работает доверие.

Илья Тарасов: Жень, хочу к тебе на экскурсию, как мне записаться?

Евгения Малышко: У меня нет личного сайта, у меня странички в ВК и ФБ, я Евгения Малышко, так и есть там и там, через контакт мне можно написать личное сообщение и там я выкладываю фотографии уже с прошедших экскурсий.

Илья Тарасов: Спасибо тебе большое я записываюсь на экскурсию! Заходите, записывайтесь, а я потом поделюсь впечатлениями об этой экскурсии. Спасибо, Женя, большое!

***

Илья Тарасов: У нас в гостях Юлия Карпович, председатель Совета ассоциации инклюзивного социального туризма. Юлия, добрый день, спасибо что пришли! Сколько у нас людей первой, второй группой инвалидности и сколько из них путешествует?

Юлия Карпович: У нас 8,5 млн людей с первой и второй группой инвалидности, а людей, которые путешествуют, думаю, человек 15 – 20, остальные испытывают трудности в этом вопросе они находятся постоянно в одном и том же пространстве с ограниченным кругом общения и с очень привычными вещами, поэтому для них поездка любая туристическая очень важна. Это лучик света, когда человек открывает интернет и думает, куда бы поехать, открывает даже турфирмы, которые предлагают, но, когда начинаешь смотреть конкретный адрес, конкретную возможность оказывается, что их нет.

Илья Тарасов: У нас вообще в стране есть такое понятие – туризм для людей с ограниченными возможностями?

Юлия Карпович: Понятие есть.

Илья Тарасов: А чего нет?

Юлия Карпович: Самого туризма.

Илья Тарасов: Почему?

Юлия Карпович: Туризм для инвалидов в первую очередь нужен инвалидам. Потому что это средство полноценной жизни, это реализация институционного права, государство не умеет, не понимает, как это нужно сделать для того, чтобы это стало полноценным явлением. Туристические фирмы не умеют адаптировать свой продукт под инвалидов, потому что это нужно уметь и это очень дорого. У туристической фирмы несколько иная задача, она зарабатывает деньги, а на инвалидах она зарабатывать не может, маленький поток и для того чтобы зарабатывать надо уметь с ним работать. Есть еще один момент: боятся связываться с безбарьерным туризмом, потому что у нас в обществе не принято, как бы это изящнее сказать….

Илья Тарасов: Отдыхать рядом с инвалидами?

Юлия Карпович: Отдыхать рядом с инвалидами, почему-то отельеры считают, что наличие инвалидов будет мешать остальным отдыхающим, будет отпугивать.

Илья Тарасов: А если я не хочу отдыхать рядом с инвалидом?

Юлия Карпович: А это потому что вы не знаете, что он классный, вы не знаете возможностей человека, а он стесняется вам об этом сказать. Если у него ограниченные возможности здоровья, это не значит, что у него ограничены возможности человеческого общения, что интеллектуальные возможности ограничены. Я работаю в этом направлении уже несколько лет и за всю жизнь я не встречала такого количества уникальных людей, с такой фантастической силой духа! Совершенно потряс меня Тони Джайлс, который путешествует один слепоглухой по всем странам мира. Это люди такие, рядом с которыми понимаешь, что жизнь как-то надо менять, что есть возможности.

Илья Тарасов: Вот вы — президент Владимир Владимирович Путин, что бы вы сделали для того, чтобы все, что связано с туризмом для инвалидов, поменялось в нашей стране что нужно сделать чтобы он действительно был?

Юлия Карпович: Я думаю, что для того, чтобы туризм был если я Владимир Владимирович Путин, значит я мыслю перспективно: для того, чтобы туризм для инвалидов состоялся как социальное явление, допустим, лет через 5 – 7 нужно создать центр инклюзивного туризма, небольшие камерные места размещения которых существует полностью доступная среда где умеют работать с инвалидами чтобы люди, приезжая туда, не боялись в последствии путешествовать самостоятельно. Там должен быть персонал, который умеет работать и специалисты реабилитации, потому что мы сталкиваемся с тем, что люди просто не умеют, боятся куда-то двигаться, кроме того он в любом месте может наткнуться на ступеньку, если он на коляске, или на удивленный взгляд.

Илья Тарасов: А для этого деньги нужны?

Юлия Карпович: Сюда нужно не очень много денег, нужна добрая воля и немного изменить законодательство, то есть перераспределить те средства, которые распределяются. Естественно важно, чтобы это постоянно освещалось всех СМИ, именно это формирует лояльность общества.

Илья Тарасов: А что должно произойти, когда вы скажете: «Ну все работу заканчиваю, все хорошо»?

Юлия Карпович: Я заканчиваю свою работу, когда будет налажена система, при которой инвалид первой или второй группы позвонил в некоммерческую организацию и сказал: «Светлана Петровна, я хочу поехать на Алтай», а я сказала: «Собирай друзей, а я позвоню в департамент соцзащиты, мы соберем ярмарку, денег подсоберем немного чтобы тебе помочь и поедем». Когда это будет на Алтае, в Кургане на озерах, в Крыму, в Москве, вот Питер у нас имеет возможность, потому что там работает, огромное уважение девочкам — ООО «Либерти» стали расширять свою деятельность просто замечательно в последнее время.

Илья Тарасов: Что вы посоветуете тем людям, которые нас сейчас смотрят, или слушают, у которых инвалидность, которые хотят путешествовать, но по каким-то причинам не могут? Какой-то алгоритм действий, чтобы приблизиться к своей мечте?

Юлия Карпович: Если вы хотите поехать в путешествие, обратитесь в свою некоммерческую организацию, скажите, чтобы они писали нам, или сразу напишите нам и мы с ними поговорим. Мы ресурсно-методический центр организуем и поможем, законодательство вместе посмотрим региональное, каким образом можно помочь человеку, который хочет путешествовать www.inva-aist.com.

Илья Тарасов: Спасибо за беседу, было интересно! Надеюсь, люди обратятся к вам, напишут и получится состыковать их интересы, подскажите как найти деньги наконец-то отправиться в путешествие.  

***

Илья Тарасов: Искусство должно быть доступно всем – это девиз Московского инклюзивного социального проекта «Колесо обозрения», ребята из этого проекта проводят экскурсии, рассказывают о современном и классическом искусстве людям с ограниченными возможностями. Наш корреспондент Анастасия Лопатинская составила им компанию.

 Сейчас я расскажу вам об Андрее Зеленове это молодой путешественник, который на протяжении года готовил экспедицию на снегоходах по русскому северу. Свой проект он успешно реализовал и снял настоящее кино, которое, я надеюсь, мы покажем, в одной из наших следующих программ, а сейчас мы посмотрим трейлер и узнаем, как все это было!

Илья Тарасов: У нас в гостях великий путешественник – Кристиан Тифферт, он из Германии и он путешествует по России. Добрый день! Расскажи пожалуйста, как возникла идея путешествия и что это за путешествие?

Кристиан Тифферт: У меня есть хороший друг, который работает в немецком посольстве в Москве, он приезжал ко мне в гости на Пасху в конце визита я спросил, можно ли передвигаться в Москве на инвалидной коляске. Вместе мы можем это выяснить и так родилась идея посетить Москву, когда выяснилось, что я могу летать на самолете, родилась идея трёхнедельного путешествия по России.

Илья Тарасов: Кристиан, мы смотрим видео, а ты рассказывай, что на этом видео

Кристиан Тифферт: Это Домбай, самая высокая и самая южная точка моего путешествия, здесь было очень красиво от съемок этих мест наша команда получила огромное удовольствие, а это дорога из Астрахани по направлению в Москву длинные дороги в России, кстати! Это Москва!

Илья Тарасов: Кристиан, как ты оказался в коляске?

Кристиан Тифферт: Несчастный случай: я ехал на велосипеде и на моем пути кто-то натянул веревку, которую я не заметил, поэтому я на полном ходу вылетел из седла и упал.

Илья Тарасов: Сколько лет назад это было?

Кристиан Тифферт: Двадцать лет назад.

Илья Тарасов: Кристиан, а кем ты работал?

Кристиан Тифферт: Я был морским офицером, работал инженером на корабле, перед травмой я как раз менял работу, хотел сменить море на научный труд в университете.

Илья Тарасов: Я в прошлом офицер военно-морского флота армии России.

Кристиан Тифферт: Очень интересно!

Илья Тарасов: Чем ты занимаешься сейчас?

Кристиан Тифферт: В прошлом году я путешествовал по России и я был под большим впечатлением от этой страны. Сейчас я планирую следующее путешествие кроме этого много выступаю с лекциями и рассказами о своих приключениях, выступаю в больницах и реабилитационных центрах еще я организовал благотворительный фонд в поддержку оркестра, в котором играют дети с инвалидностью и планирую другие социальные мероприятия.

Илья Тарасов: То есть ты филантроп, ты занимаешься благотворительностью, круто, это путешествие со смыслом! Как тебе Россия, все уже, наверное, спрашивали?

Кристиан Тифферт: Очень хорошо, я не просто сюда возвращаюсь снова, к дорогам конечно нужно привыкать, хотя с другой стороны, перед поездкой я слышал, что они должны быть еще хуже, в этом смысле я приятно удивлен.

Илья Тарасов: Ты ездишь по улицам России, как люди реагируют на тебя, на твое появление? В России людей на таких колясках не так много.

Кристиан Тифферт: Они смотрят, интересуются, оборачиваются, удивляются.

Илья Тарасов: А ты сам когда-нибудь в России, когда путешествовал, встречал людей на коляске таких же на улице?

Кристиан Тифферт: Человек 3 – 5 максимум.

Илья Тарасов: Какая цель твоей поездки? Есть у нее большой смысл?

Кристиан Тифферт: Я хотел бы показать людям с инвалидностью и тем, кто находится в тяжелой жизненной ситуации, что границ нет. Если есть желание, возможно все. Когда случается несчастный случай и садишься в инвалидную коляску, жизнь меняется в один миг, но это просто еще один жизненный этап, его нужно принять и продолжать жить.

Илья Тарасов: Путешествие будет продолжаться в июне, какой будет маршрут?

Кристиан Тифферт: В это раз мы поедем на северо-восток через Санкт-Петербург в Архангельск, оттуда на Урал, далее Екатеринбург, потом вернемся в Москву, посетим Казань, планов у меня столько же, сколько и дорог в России.

Илья Тарасов: Спасибо тебе большое! Встретимся на дороге!

Кристиан Тифферт: Спасибо!

Илья Тарасов: Кто-то сказал, что жизнь — это книга и тот, кто не путешествует, читает всего одну страницу, надеюсь, что наш сегодняшний выпуск поможет тем людям с ограниченными возможностями, которые хотят отправиться в путешествие, осуществить свою мечту! А это была программа «За дело», увидимся ровно через неделю!

 

 

 

 

 

Источник: otr-online.ru


Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.