Как лечить душу человека


Смысл страданий

В самых сильных болезнях нужны и средства самые сильные, точно применяемые. (Гиппократ)

Боль – это то, что знакомо всем. Боль бывает разной: физической и внутренней или душевной (в психологии такую боль называют психалгией). Любая боль – это тяжесть, мучение, страдание. Мы воспринимаем боль как жестокое наказание, несправедливость, зло… Это то, что мы хотим прекратить.

Так как же нам ее прекратить?

 

Как относиться к боли?

Для начала давайте признаем, что боль – это не зло. Боль – это заложенное в нас крайнее средство заставить нас позаботиться о себе. Мы не дожили бы до сегодняшнего дня, если бы не было боли.

Если бы не было боли, то мы бы не чувствовали разрушения зуба, и потом потеряли бы и все зубы.

Если бы не было боли, то никому не пришло бы в голову лечить ушибы, переломы, внутренние заболевания. А это значит, что мы бы доживали только до первой серьезной болезни. Мы бы, не чувствуя боли, не поняли, что с нашим организмом что-то не в порядке, не шли бы за помощью к специалистам.


Боль – наш вернейший помощник, который бережет нашу жизнь, наше благополучие. Боль предупреждает худшие последствия, обращая наше внимание на то, что что-то у нас не в порядке и требует, чтобы мы их исправили.

 

Как реагировать на боль?

Что бы вы сказали, если бы увидели такую картину… Человек, купивший новую дорогую машину, оборудованную хорошей сигнализацией, просыпается ночью оттого, что сигнализация орет на весь двор. Не выясняя причины, он начинает ругать сигнализацию. По его мнению, виновата именно сигнализация, которая не дает ему спать. Не воры, которые лезут в машину, не он сам, от лени не желающий выйти посмотреть или вызвать милицию, а сигнализация! Конечно, мы сочтем такого человека не особенно умным (если не сказать больше).

Либо другая ситуация… Человек терпит боль, несмотря на то, что все окружающие ему рекомендуют срочно обратиться к врачу. Сам же он считает, что ему мешает только боль. Он ее сначала терпит, потом пытается заглушить обезболивающими препаратами. Боль продолжает усиливаться, а в итоге оказывается, что если бы он сразу обратился, то врач помог бы ему обойтись без серьезных для организма последствий. Теперь же неприятные последствия налицо. Умный ли этот человек?

Ох, как же мы сами похожи на этих персонажей, когда страдаем от душевной боли! К сожалению, причины своей душевной боли мы часто не хотим увидеть. Мы почему-то тупо терпим, страдаем, мучаемся, доходим до отчаяния (вплоть до суицида), пытаемся разными способами заглушить боль, пытаемся бороться с ней, забыться, но… не слышим ее сигнала, не исправляем ее причину.


Люди, у которых душевная боль настолько велика, что они хотят освободить себя от этой боли, совершив самоубийство, напоминают тех, кто борется с сигнализацией и предохранителями, а не с настоящей причиной. Они считают, что от душевной боли можно освободиться, если уничтожить тело. Так ведь не тело болит! Это все равно как если у человека язва желудка, и он попытается вылечить ее ампутацией ноги!..

 

Так что же не в порядке, когда болит душа?

Нормальному человеку понятно, что не сама по себе боль мешает нам жить, а та причина, которая вызывает эту боль. Поэтому, когда у нас что-то болит в организме, мы стараемся понять локализацию боли и найти ее причину. Если есть надежда, что причина может исправиться сама – ждем, терпим, принимая обезболивающие средства, а если понимаем, что причина остается, и боль не проходит, то идем к врачу, проходим диагностическое исследование, и с помощью соответствующего специалиста исправляем эту причину. Если болит почка – идем к урологу, если болит горло – к отоларингологу, если болит желудок – к гастроэнтерологу, если болит сердце – к кардиологу. А к кому же обратиться, если болит душа?


Когда болит тело, мы понимаем, что от нервных окончаний в точке локализации болезни приходит сигнал о неблагополучии в соответствующий участок мозга.

 Откуда и куда приходит сигнал в случае душевной боли? Думали ли Вы когда-нибудь об этом?

Нет? А почему? Об этом стоит хорошенько задуматься…

Может быть, сигнал неведомым образом приходит в мозг? Может быть, он приходит в сердце, ведь порой и оно болит от волнений? Может быть, солнечное сплетение является средоточием духовной боли?

Увы. Наука решительно и однозначно утверждает, что сознание человека не локализовано в теле. То есть никакой сгусток нервных клеток, даже головной мозг, не может исполнять и не исполняет функцию того, что мы называет человеческим сознанием. В ближайшее время на сайте будет размещена наша статья на эту тему со ссылками на множество авторитетных источников высокой и беспристрастной науки.

Поэтому если вы сугубый материалист и начисто отрицаете существование души, невидимого мира и всего, что с этим связано, можем обрадовать вас: значит, у вас ничего не болит. Потому что согласно науке, в материальном теле нет сознания, а значит и не может быть душевной боли. Поэтому вы можете сейчас же начать радоваться – так же материально как и страдаете – и закончить чтение этой статьи.

С остальными читателями мы пойдем дальше – в мир человеческой души.


Психология – наука, в самом названии которой содержится признание существования души (психе – душа, логос – знать) – много потеряла, когда отказалась от самого понятия души. То есть она ставит своей задачей лечить душу, которую перестала признавать, но никакого другого обоснованного понимания души не ввела. Ситуация просто абсурдна. Как можно лечить орган, если ты его не признаешь и ничего о нем не знаешь? Поэтому традиционная психология в случае душевной боли практически всегда разводит руками. С помощью современных фармакологических препаратов можно ослабить интенсивность боли души, с помощью психотерапевтических техник отвлечь от боли, научиться с ней жить, на определенное время даже эту боль заглушать, но несмотря на огромный опыт накопленный за полтора столетия, современная психология не имеет возможности влиять на искоренение причины, приводящей к этой сильнейшей боли.

Отчего же болит душа? (Скажем сразу, мы не рассматриваем случаи тяжелых психических заболеваний – шизофрении и.т.п., – которые встречаются у суицидентов примерно в 20% случаев.)

Как тело болит от того, что мы чем-то его повреждаем или не даем необходимого ему, точно так же и душа. Что же нужно душе?

Один из современных священников пишет:

«Общеизвестно, что игнорирование глубинных стремлений человеческого духа порождает то самое искажение человеческой природы, которое традиционно называется грехом – источником болезней. Поэтому самым важным для больного человека является примирение с Богом, восстановление растоптанных или утраченных проявлений человеческого духа. Примирение с Богом – это покаяние, это осознание своего греха, осознание ответственности за свою жизнь, за то состояние, в которое человек вогнал себя и стремление, жажда начать новую жизнь, примирившись с Богом и испросив у Него прощение.


Церковь всегда с древних времен связывала болезнь с внутренним состоянием человека, с человеческим грехом. Поэтому в основу церковного Таинства елеосвящения для исцеления болящих лежит молитва о прощении грехов. И независимо от того, прибегаем ли мы к Таинству елеосвящения, или мы собираемся лечиться, первое, с чего мы должны начать, – с осознания своей ответственности, осознания своего греха и воли Божией относительно того, чтобы ты был здоров».

Грех – слово не модное. Возможно, потому, что люди, далекие от Церкви, понимают под ним нарушение каких-то правил, соблюдение которых нужно от нас Богу, а вовсе не нам самим. Ведь девиз современности – «возьми от жизни всё». А тут от нас зачем-то чего-то требуют. Это нам, конечно, не может понравиться…

На самом же деле, грех – это преступление против собственной души. Если сравнивать с телом, это как не кормить свое тело, как резать его ножом, забивать в него гвозди, поливать кислотой. Бог в данном случае похож на доброго доктора, который стоит рядом, с медицинскими инструментами и препаратами наготове, и просит нас поскорее прекратить самоистязание и придти к нему, чтобы он вылечил нас.


Если понаблюдать за собой, каждый человек может заметить, как ему становится неприятно на душе, когда он сделает что-то плохое. Например, разозлится на кого-то, струсит, огорчит кого-то, возьмет взятку, не даст кому-то просимого или изменит жене. По мере накопления таких поступков душе все тяжелее и тяжелее. И мы забываем, что такое настоящая, чистая, детская радость. Пытаемся заменить радость примитивными удовольствиями. Но они не радуют, а только отупляют. А душа высыхает и болит все сильнее и сильнее…

И когда происходит какое-то важное событие в нашей жизни – например, какая-то большая потеря, нам даже и в голову не приходит, что огромная боль, навалившаяся на нас, как-то связана с нашими ошибками. Но это именно так. Боль при различных кризисах человеческих отношений вызвана нашей мстительностью, либо ненавистью, либо тщеславием. Боль при разрыве любовных отношений была бы во много раз меньше, если бы сами отношения не были омрачены обидой и эгоизмом. Боль при смерти близкого человека усугубляется ропотом на Бога. И так далее.

Вывод следующий: душевная боль сигнализирует нам, что с душой что-то не в порядке, возможно, мы где-то ранили свою душу и должны исправиться.

 

Онлайн курс «Повышение самопринятия» изменит Вашу жизнь.


Где лечат боль души?

Если мы никогда не занимались своей душой, полагая, что духовная жизнь заключается в посещении театров и чтении романов, то нам нужна помощь в лечении душевной боли, нам самим не справиться.

Куда же бежать, когда болит душа? Куда обращаться за помощью?

Конечно, лучше обратиться туда, где точно вылечат. Это должно быть место, которое имеет проверенные традиции лечения, инструменты и условия для лечения, а самое важное – миллионы вылеченных больных.

На самом деле, главного и единственного Врача душевной боли мы уже назвали выше. Я видел сотни людей, вылеченных от душевной боли. И все они были полностью вылечены только в одном месте и только у единственного Врача. Это лечебница – Церковь, и Главный Врач в ней – Господь Бог!

Этот Врач, который не лечит за деньги, Он это делает бескорыстно и с большой любовью. Этот Врач ждет того, кому плохо, потому что Он всегда готов протянуть свою руку помощи. У него не бывает выходных и перерывов на обед. Он всегда готов приступить к лечению вашей души.

Этот Врач лечит не поддельными, а вечно живыми, проверенными и очень эффективными лекарствами. Он никогда никому не отказал в помощи, но Он не станет вам навязывать себя, Он не будет вас уговаривать лечиться у Него, потому что этот Врач уважает вашу свободу и выбор, и ему не нужна реклама. Этот Врач просто искренне хочет вам помочь, потому что любит вас. Он рассчитывает на ваше доверие к Нему, и исполнение вами Его предписаний.


Если у вас пока маловато доверия и поэтому вы пока боитесь обращаться к Нему, вспомните, что вы ничем не рискуете. Покончить с собой вы сможете всего даже через год духовной жизни. Ведь терять вам все равно нечего.

 

Как Бог лечит душевную боль?

Мы с вами уже выяснили, что боль вызвана нарушениями потребностей души. Значит, лечить эту боль нужно удовлетворением этих потребностей.

Не верьте, что многократно распространенный, практически канонизированный психологами-популистами списки человеческих потребностей (наиболее известная из них – пирамида Маслоу), в числе которых самореализация, признание, социальный статус, общение, привязанность – есть действительно то, что нужно человеку. Даже если согласно этому списку у вас будет 100 из 100, вы не будете счастливы. Потому что счастлив тот, кто удовлетворил потребности души. А они отличаются от упомянутого списка.

Главная и единственная потребность души на самом деле – любовь. А Бог – это и есть любовь. Приближение к Богу увеличивает любовь. Удаление от Бога через грехи – уменьшает любовь, увеличивает душевную боль.

Значит, душе нужны не какие-то мелочи. Ей нужен Сам Бог. Только Он может удовлетворить ее запросы.

И Он готов дать нам Себя. Он хочет дать нам себя и через это избавить нас от боли и просветить наши души любовью.


Молитву сравнивают с дыханием души или с пищей для души. Кто молился, тот испытал верность этих сравнений на себе. Наука не смогла пощупать, измерить ту субстанцию, которая поступает в душу при молитве. Церковь называет эту субстанцию благодатью. Молитва – самый быстрый целитель душевной боли.

Не менее необходимый источник благодати для человека – причастие тела и Крови Христа. Данная статья – не богословская. Мы хотим лишь указать вам единственно верный путь излечения души от ее боли. Поэтому относительно великого чуда причащения скажем лишь то, что плоды этого чуда несомненны и ощутимы. Множество известных мне людей избавилось после причастия от тяжелейших психологических расстройств, заболеваний тела, отчаяния, депрессий, а один раз практически на моих глазах женщина выздоровела от меланомы (очень агрессивная злокачественная опухоль). Причастию предшествует целительное таинство покаяния – исповеди. Во время исповеди человеку прощаются все исповеданные им грехи. Из его души как бы вынимаются все те гвозди, которые он вонзил в нее, исцеляются все нанесенные себе раны. Совесть человека становится чистой. Помните ли вы еще, как хорошо на душе, когда совесть чиста?

Можно удовлетвориться краткосрочным эффектом, благополучным переживанием определенного кризиса. Но тогда вскоре придет новый кризис. Возможно, тяжелее прежнего. Если вы не хотите испытывать боль, хотите жить в любви и радости, о душе нужно заботиться постоянно.


Нужно приучить себя давать душе то, что ей нужно и не делать того, что ранит ее. Для этого необходимо изменить свои привычки.

Это долгий процесс, требующий постоянного внимания и усилий. Но по мере того как вы с помощью Врача будете находить свои ошибки и исправлять их в глубинах своей души, тяжесть будет оставлять вас, чувство истинной радости наполнит вашу душу.

Основную работу будете делать не вы, а этот неоцененный нами всеведущий, любящий Врач. От вас требуется лишь принять этот чудесный дар исцеления.

 

Если Вы хотите быть телесно здоровыми, то должны соблюдать правила гигиены. Если хотите быть здоровыми душевно, то тут тоже надо соблюдать свои гигиенические нормы). Как сказал по этому поводу профессор Зураб Кекелидзе, заместитель директора Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии имени В.П.Сербского: «Есть же такое понятие как психогигиена. Не делай того, что нарушает психическое здоровье! Прочитай десять заповедей – там всё написано! Не знаем законов, делаем массу глупостей».

Об этом говорит опыт поколений, живших до нас. Они это хорошо понимали, видели, ощущали результаты, передавали детям.

И не ругайте боль, не жалуйтесь на нее, не страдайте, а идите её лечить.

Пожелаю Вам в этом успехов.

© Pobedish.ru

Автор благодарит Светлану Комизерко за помощь в подготовке материала.

Об авторе: Хасьминский Михаил Игоревич

страдание

Михаил Хасьминский, кризисный психолог

Михаил Хасьминский, кризисный психолог

отзыв  Оставить отзыв   Читать отзывы

Источник: www.pobedish.ru

Любовь не может стать материей

Теперь надо понять, для чего человеку душа. Все было устроено в человеке гармонично и просто. Медики говорят про простую аксиому: любое чувство в человеке определяет орган, который за это чувство отвечает. Зрение — глаза, обоняние — нос, вкус — язык, слух — уши. Эти органы могут болеть, неправильно функционировать. Дальтоник и здоровый человек одну картину видят по-разному. Люди с абсолютным слухом и простым одну и ту же музыку слышат по-разному. Даже если мы вкушаем одну и ту же еду, ощущаем ее по-разному. То есть мы воспринимаем мир по мере здоровья наших органов чувств, почему мы их и бережем, и соблюдаем физиологические законы: на сварку не смотрим — жалко зрение, страшный грохот не слушаем — жалко слух.

Есть еще такое чувство в человеке, как любовь. Когда говорят: «Почему на вкус и цвет товарищей нет?», — отвечают: «Все мы разные». Понимаю, что мы разные. Но можно спросить: вот два близнеца — все у них одинаковое: и родители, и методики воспитания, но один любит ромашки, другой — васильки. Ответ на вопрос «почему?» — если я люблю что-то, значит, во мне есть нематериальное. Философский принцип: подобное производит подобное, подобное познается подобным.

Любовь не может быть материей, как и материя не может стать любовью. Это нематериальное не станет песком по смерти. И оно тоже имеет вектор направления. Есть «плюс» и «минус», то есть можно любить конфеты и между ложкой рыбьего жира и конфетой выбрать конфету, потому что она вкусная. Она вредна зубам, печени, поджелудочной. Рыбий жир полезен, но выбирается конфетка. Вот и в духовном плане выбирается то, что вредит душе. Для живого организма есть полезное и вредное. Мы бережем органы чувств, но совершенно безобразно, безалаберно относимся к душе, потому что мы не знаем, зачем она нам нужна. А она нам дана, чтобы мы научились правильно любить.

Вспомним, как Бог оживотворяет человека. Если до этого про животных Он сказал: «Да произведет земля душу живую по роду ее, скотов, и гадов, и зверей земных по роду их. И стало так» (Быт. 1:24), — то человек оживотворяется по-другому: «и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою» (Быт. 2:7). То есть человек это дыхание усвоил. Тут надо обратить внимание: если мы съели кусочек свинца, он нами не усвоен, потому что инороден, он уйдет из нас. А коль мы усвоили дыхание Божие, мы можем его накапливать. Все, что усваивается, может накапливаться.

Смысл жизни, как говорит Серафим Саровский, в стяжании Духа Святого. Это та Божественная энергия, благодать Божия, которая растворена в нас, и она может заметно накапливаться. Христос показывает, как можно обожить душу. Мария Египетская ходит по воде, Серафим Вырицкий проходит сквозь стены, поскольку в этих святых действует накопленная благодать. Но как происходит ее взаимодействие с материей, мы понять не можем. Наш ум, чувства, умение любить и страдать — это все свойства нематериальной души.

Душа и тело связаны. Когда человек умирает, говорят о «раздирании» души с телом, то есть это не мгновенный процесс. Что происходит дальше — это отдельная тема. Наука не знает, что такое смерть, определения смерти нет. Медики отвечают, что если мы загоним в словесную формулировку понятие «смерть», то будут случаи, когда все ее условия совпадут, но человек все равно оживет. И совсем непонятно, почему жизнь возвращается в тело.

Сигнал из души

Мы развиваем ум, физические, музыкальные, художественные возможности. Но главное, что мы должны развить, — это наша душа, то есть мы должны научиться правильно любить. Что значит любить правильно? Это очень важный вопрос. Мы знаем, как развивать интеллект — для этого есть масса методик, правил, упражнений. Мы знаем, как развить тело. Тренеры, которые готовят олимпийских чемпионов, умеют выжать физиологический максимум из человека. То же касается и художественного, и музыкального, и танцевального даров. Всюду нужны педагоги высшего класса, без педагога ты не добьешься мастерства. Чтобы развить свою душу, научиться правильно любить — нужно знать духовные законы. Это такие же аксиомы, как «дважды два — четыре» в математике.

Если мы чувствуем физическую боль, значит, наш организм сигнализирует нам о какой-то проблеме. Если болит душа — ноет, тревожится, скорбит — это тоже сигнал, что идет некое нарушение, искажение. Это происходит, когда мы выходим за рамки законов Божиих. Меня ударили по руке — рука болит. Бьют по душе — словом, непристойными зрелищами, жестокостью — и она начинает болеть, метаться. Вот здесь самое важное и страшное. Я не могу сказать: пусть зубы у меня болят, а я спать пошел. От этой боли хочется на стены лезть. Если душа у человека не здорова, организм не может быть здоровым. И душу можно лечить только Божественной благодатью. Потому что дыхание Божие в нас, мы Его творение.

Болезни души в церковной аскетике называются страстями. Страсть — это чрезмерная привязанность к чему-либо, что не есть Бог. Попробую объяснить. Я знал одного человека из большой дружной высокообразованной семьи, где сестра и три брата — доктора наук. У них парализовало мать (она была совершенно парализована, но в сознании, говорила), и они решили никого не нанимать, а по очереди брать по отгулу и сидеть с ней. Когда была пора старшего брата, ему должны были на поезде передать марку, этот человек был страстным коллекционером.

Он знал, что в седьмом вагоне проводник везет ему эту марку. И он сказал: «Мама, я через час приду, встречу поезд и вернусь». Но на подъезде к перрону поезд сломался, и надо было ждать. Ждал час, два — он понимал, что, если уйдет, марка может вообще потеряться. Проводник уйдет и все. Он ждал три часа. Три часа, вместо того чтобы бросить все и уйти к матери. Марка — простой кусочек бумажки — была выше любви к родному человеку. Вот что такое страсть. А как же парализованная мать? Она же видела время: вместо часа — три часа. Что она переживала, что думала? Вот яркий пример страсти. Это привязанность ко всему, что угодно, что не есть Бог.

Духовная онкология

Страсти настолько поглотили мир, что даже малые дети подвержены их разрушительному действию. Телефоны, планшеты, компьютерные игры… Раньше у нас было трудовое воспитание, всевозможные послушания по дому, а сейчас урбанизация и технологии дали нам множество свободного времени. И мы направили его на развлечения вместо того, чтобы потратить на изучение духовных законов. Ребенок с детства поражен страстями, которые уродуют его душу. Страсти становятся выше Бога, выше любви к Нему. Многие этого просто не понимают.

Святые отцы выделяют восемь категорий страстей: чревоугодие, блуд, сребролюбие, гнев, печаль, уныние, тщеславие и гордость. Есть легкие болезни — насморк, кашель, кариес, а есть онкология, СПИД. Эти восемь страстей губят душу как тяжелые болезни. Вырваться из под их власти чрезвычайно трудно. Это как паралич, когда ты бы и хотел поднять руку, хотел бы пойти, но не можешь.

От этих страстей устаешь. Когда у тебя чрезмерная любовь к маркам, ты постоянно собираешь— 10, 15, 20 лет, коллекция растет, и ты уже вроде бы рад избавиться от них, а не можешь. Страсть связывает тебя: вспомни, сколько сил потрачено, сколько денег, сколько энергии. И главное, страсти не приносят человеку никакого удовлетворения. Сребролюбец копит деньги: один миллион, другой, десять, сто — а хочется все больше и больше. Блудник меняет женщин и не может остановиться.

Мир по законам любви

Противоположность страсти — добродетель. Любая добродетель, как я уже говорил, дает возможность накопления Святого Духа. Чем больше накапливаете, тем больше в вас проявляется умение любить. И обретается душевный мир, которого так ищет каждый человек. После Воскресения Христос приходит к апостолам и говорит: «Мир вам» (Лк. 24:36). А мир — это что? Это умение прощать и не реагировать на окружающие соблазны. Человек, который умеет созидать мир в душе, всегда в хорошем настроении, во внутреннем покое. И он умеет не грешить. А вот когда у человека нет мира в душе, он реагирует на все, страсти на все болячки откликаются. А раздражение и гнев так ранят душу, что сутками отходишь от них.

Господь говорит: «Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди» (Ин. 14:15). Надо пытаться жить по заповедям. Можно сказать, что выбор веры — это выбор духовных законов, по которым развивается душа. Если вы ничего не выбираете, это тоже выбор. Но конец один: любовь песком не становится, разделение души и тела происходит, душа входит в новый мир, который живет по законам вот этой самой любви. Если вы этих законов не знаете, вы их не выполняли, то там вам уже ничему не научиться.

Источник: media.elitsy.ru

Что такое душевная боль

Разве есть в нашем организме орган под названием душа? Любой медик ответит, что нет. Но почему тогда она болит? На самом деле душевная боль проявляется в дискомфорте сознания, в нарушении целостного «Я». Когда вам сложно, больно, вы не хотите принимать жизненную ситуацию и мириться с ней, ваша душа опровергает информацию извне.

При душевной боли сердце сжимается, словно в тисках, вам становится трудно дышать, взгляд затуманен, а мысли сконцентрированы только на одной ситуации в вашей жизни. Душевная боль не дает нормально жить, работать, учиться. При сильной душевной боли человек прекращает любую социальную жизнь, он закрывается в четырех стенах и без конца думает, думает, думает… Возможно, он размышляет, могло ли быть все по-другому, мог ли он предотвратить сложившуюся ситуацию.

Душа человека — словно живое существо, которое болеет в период серьезных эмоциональных потрясений. И эту душу, несомненно, надо лечить, чтобы она не умерла. Ведь если душа умрет, человек становится холодным, равнодушным и обозленным на весь мир. Этого нельзя допустить.

Причины душевной боли

Душевная боль может посещать нас в разных жизненных ситуациях.

  1. Потеря близкого человека вызывает сильнейшую душевную боль. Сначала человек не может смириться с тем, что произошло. Он всячески опровергает случившееся и не хочет это принимать. Постепенно его сознание принимает и мирится с произошедшим – это следующая стадия переживания случившегося. Человек учится жить без умершего, строит свою жизнь уже без него. Все стадии страдания от потери должны быть постепенными и последовательными, чтобы человек избавился от душевной боли в необходимые сроки.
    Обычно горе проходит за год отсутствия любимого и родного человека. После этого остается смирение. Даже в религии есть правила, по которым нельзя долго плакать по умершему человека, потому что «ему на том свете становится плохо». Является ли это правдой, проверить никто не может, однако долгие страдания, действительно, ни к чему хорошему не приведут.
  2. Расставание с любимым человеком. Это тоже одно из сильнейших переживаний. Когда уходит близкий любимый человек – рушится мир, а также все построенные планы на совместную жизнь. Здесь важно не забывать причину, по которой произошло расставание. Он вас бросил? Тогда зачем он вам такой нужен? Если человек не смог рассмотреть всех ваших достоинств, не стоит за ним бегать и унижаться. Найдется тот, который оценит вас по достоинству. А если вы его бросили, тогда не забывайте о причинах, по которым вы приняли такое решение. Каждый раз думая о его «красивых глазах» вспомните о том, почему вы решили расстаться.
  3. Болезнь члена семьи или друга. Тоже достаточно сильное и болезненное чувство. Особенно тогда, когда заболевание серьезное. Душевная боль гложет на любой стадии болезни, особенно, если болеет ребенок. Родители испытывают невероятное чувство вины. Им кажется, что они могли уберечь, обезопасить, раньше заметить незначительные симптомы. Чувство вины за то, что недосмотрели за ребенком, грызет изнутри. В этом случае нужно постараться взять себя в руки, и сказать себе, что вы – ни в чем не виноваты. Это могло случиться с каждым. И вообще, у вас есть все возможности вернуть больного человека к прежней жизни. Будьте сильными хотя бы ради него. И не переставайте бороться.
  4. Предательство. Когда происходит предательство дорогого и близкого человека – душевная боль оковывает все внутренности. Это очень сложно пережить. Речь идет не только о любовной измене, хотя это тоже, несомненно, предательство чистой воды. Предать может и близкий друг, родственник. После предательства главное – не обозлиться на весь мир и не очерстветь. Нужно принять, что люди бывают разными и вам попался не лучший экземпляр.
  5. Унижение. Для человека это чувство является еще одним катализатором сильнейшей душевной боли. Дети страдают, когда родители незаслуженно и несправедливо наказывают их, жена страдает от мужа-тирана, подчиненные ходят на цыпочках перед начальником-демоном в страхе потерять работу. Такое уничтожение личности можно встретить сплошь и рядом, это очень сильно влияет на психику. Сильнейшие душевные переживания испытывает изнасилованная женщина – душевная боль остается с ней практически до конца жизни. Избавиться от такого переживания не просто, ведь мы каждый раз прокручиваем перед собой события злополучного дня и вспоминаем все в деталях. Любое воспоминание словно нож вонзается в наше сердце. В этом случае нужно понять, что вы не виноваты в сложившейся ситуации, вы оказались просто жертвой в данном случае. Найдите в себе силы принять этот случай и перешагнуть через него. Стать сильнее и не допускать случившегося в дальнейшей жизни.

Это основные, но далеко на все причины, по которым человек может испытывать душевную боль. В жизни может случиться всякое, ведь жизнь – это череда хороших и плохих моментов, и с негативом нужно уметь справляться.

Как справиться с душевной болью

Как справиться с душевной болью

  1. Первое и самое главное. После того, как вы выстрадали, приняли и пережили ситуацию, вам нельзя оставаться с ней один на один. Нельзя замыкаться в себе и страдать, страдать, страдать. В этом вам должны помочь близкие, родные, друзья. Они должны все время занимать вас чем-то интересным, увлекательным. Постарайтесь не сидеть дома, выходите гулять, просто бродите по городу. Четыре стены не вылечат вас от душевной боли.
  2. Если ваша боль перемешивается со злостью, ее нужно вылить. Вы злитесь на конкретного человека, ситуацию, жизнь или судьбу? Купите домой боксерскую грушу и молотите по ней сколько угодно. Так вы сможете выплеснуть свои эмоции и переживания.
  3. Лучшим средством для лечения душевной боли считаются животные. Они невероятно легко снимают тревогу, переживания, стресс. Вместо меланхоличной кошки лучше выбрать задорную собачонку, которая не оставит вас сидеть на месте. Также будет эффективным поход в дельфинарий. Дельфины обладают уникальной способностью заряжать энергией и дарить желание жить.
  4. Простите и просите прощения. Если причиной вашей душевной боли является чувство вины – покайтесь. Попросите прощения у человека, которого обидели. И наоборот, если вы злитесь на кого-то, перестаньте это делать. Мысленно отпустите человека и порадуйтесь за случившуюся ситуацию. Например, если вас предали, поймите, хорошо, что случилось это сейчас, а не через много лет. Если же вас обидели незаслуженно и очень сильно – отпустите и поверьте, что судьба воздаст обидчику по заслугам и отомстит за вас.
  5. Займитесь творчеством. Ведь душевная боль создает брешь и пустоту, которую нужно чем-то заполнить. Прекрасно справляться с душевными переживаниями помогает рисование, танцы, музыка, пение, вышивание. Вы сможете выплеснуть всю свою боль в эту деятельность и навсегда избавиться от нее.
  6. Постоянное самоуничтожение может привести к реальному заболеванию организма. Поэтому перестаньте винить себя в произошедшем. Постарайтесь избавиться от душевной боли с помощью физической нагрузки. Прекрасный выбор – бег. Во время бега по аллеям, парку или лесу можно остаться наедине с собой, послушать музыку и наконец понять, что именно вас волнует. Еще один реальный способ снять напряжение – это плавание. Вода унесет с собой все ваши волнения. Физическая активность вырабатывает положительные гормоны, которые помогут вам справиться с эмоциональным надрывом.
  7. Есть еще один способ избавиться от переживаний и боли. Напишите все, что вас волнует на бумаге. Все свои слезы, тревоги, волнения — все, что заставляет вас страдать. А потом сожгите свое письмо и развейте пепел по ветру. Этот психологический прием заставит вас мысленно отпустить свое эмоциональное состояние.

Как не допустить возвращения душевной боли

Некоторым людям нравится страдать. Они уже давно не испытывают переживаний, однако их устраивает роль жертвы. Но мы-то знаем, что вы – не такой. Поэтому всеми силами стараетесь избавиться от душевной боли навсегда.

Не делайте из своей потери икону. Если вы столкнулись с такой жуткой ситуацией, как смерть близкого, переживите ее с достоинством. Чтобы каждый раз не возвращаться к прошлому, раздайте все вещи умершего, оставив себе что-то на память. Не надо оставлять комнату в том же виде, какой она была «при нем/ней». Это еще больше заставит вас страдать.

Если же вы расстались со своей любовью, не нужно оставлять в комнате на самом видном месте все ваши совместные фото. Это возвращает вас к переживаниям и тревогам, к дням прошлой жизни. Если вы по-настоящему хотите избавиться от душевной боли, избавляйтесь от этого пьедестала жертвенности немедленно.

Душевная боль свойственна каждому, ведь мы – живые люди со своими чувствами и эмоциями. Если у вас болит душа – значит, она у вас есть. Не зацикливайтесь на своем потрясении, постарайтесь идти дальше в будущее. Все, что нас не убивает, делает нас сильнее, помните об этом.

Источник: howtogetrid.ru

Не проходит и дня, чтобы читатели «СБ» в своих письмах не ставили вопрос ребром: куда катится мир? Если судить по сводкам новостей — в тартарары. Нас пугают стрессами и всевозрастающим ритмом жизни, которые–де непременно сведут человечество в могилу. Нас стращают апокалиптическими прогнозами: мол, в XXI веке править балом на Земле будет депрессия. Нас атакуют кашпировские и грабовые, нам дают установку на «добро» и обещают воскресить мертвых. Истеричные героини ток–шоу, психопаты из сериалов, невротики в утреннем эфире и как апофеоз — сообщение из России, где психическое здоровье населения официально названо угрозой для национальной безопасности. Вынести нашему времени свой диагноз «СБ» предложила главному психиатру Министерства здравоохранения Павлу РЫНКОВУ; заведующему кафедрой психиатрии БелМАПО доктору медицинских наук, профессору Роману ЕВСЕГНЕЕВУ; главному врачу Республиканской клинической психиатрической больницы Владимиру СКЛЕМЕ; заведующему кафедрой психиатрии и медицинской психологии БГМУ доценту, кандидату медицинских наук Олегу СКУГАРЕВСКОМУ, а также Ольге ГЛАДКЕВИЧ, заведующей отделением психотерапии Минского детско–подросткового психоневрологического диспансера и Светлане ЕРЕМЕЙЦЕВОЙ, заведующей его психологической лабораторией.

П.Рынков: Хочу сразу успокоить читателей: ни о каком «всплеске» психических заболеваний в Беларуси речи не идет. Другой вопрос, что количество психических больных ежегодно растет на 2 — 3 процента, и эта тенденция сохранится. Но ничего страшного в этом не вижу. Порой мы больше снимаем пациентов с учета, чем ставим на него. Вообще, белорусская психиатрическая служба сегодня одна из самых демократичных. Давно канула в Лету советская система, когда пациент, к примеру, приходил с жалобами на расстройство сна, а его сразу ставили на психиатрический учет. И попробуй потом с него сняться! Сегодня это не проблема. Особенно в детской психиатрии, ведь дети в основном страдают от невротических расстройств, которые с успехом излечиваются, если не упустить время.

Р.Евсегнеев: Часто говорят: тяжелый век, переходный период, мир сходит с ума. Да нет, проблема не в том, что люди начали болеть больше, а в том, что они стали больше уделять внимания своему психическому здоровью — чаще обращаются к врачу, не жалеют времени и сил на лечение. Почему? Да потому что требования к работнику в обществе слаборазвитом и в обществе индустриальном совершенно разные. Еще полвека назад жизнь человека больше зависела от физической составляющей: может ли он копать землю, валить лес и т.д. Сейчас же гораздо важнее, может ли он получить образование? Высок ли уровень его интеллекта? Справится ли он с психологическими нагрузками? То есть залог жизненного успеха сегодня больше в здоровье душевном. И это понемногу все начинают осознавать, хотя и медленнее, чем хотелось бы.

О.Гладкевич: Мое мнение как специалиста, работающего с молодежью (а ведь все эти «очень страшные» прогнозы касаются в первую очередь подрастающего поколения): никакой катастрофы нет. И с растущими нагрузками человек справится. Но! С приходом перестройки в обществе возникло ощущение, что мы очень отстали от цивилизованного мира, что–то недополучили. И появилась установка: получить «все и сразу». Если стать миллионером, то за один год. Если выбирать ребенку школу, то обязательно лицей. Если вуз — то БГУ, факультет международных отношений. Мало того, средства массовой информации показывают и рассказывают в основном о максимальных, иногда экстремальных достижениях человека. Отсюда нереалистичные «социальные эталоны» — красива только та девушка, у которой «ноги от ушей», только тот юноша достоин внимания, который имеет «бумер». А куда деваться остальным? Очень мало детей, готовых с ходу взять Эльбрус или Килиманджаро. Хотя как детский психотерапевт я с уверенностью могу сказать: большинство из них поднимаются на свою вершину, когда делают это постепенно, когда ставятся поэтапные задачи. В моей практике не раз было такое: кто–то с большим трудом окончил лицей, поступил в вуз и «сломался», не выдержал перегрузок. А кто–то начал с колледжа и занял достойное место в жизни. Зря мы вкладываем в слово «средний» негативный оттенок — это основа стабильности, надежности, та самая «золотая середина». Вот, смотрите, в природе находится место и для орлов, и для ужей. Надо, чтобы и в обществе каждый находил свою нишу. Чтобы на экране телевизора мы видели не только супергероев и суперкрасавиц, но побольше реальных людей, их реальные трудности.

В.Склема: Почему сегодня все заговорили о психиатрии? Думается, потому, что люди в общем и целом уже удовлетворили свои физические потребности и теперь задумались, как сделать жизнь психологически более комфортной. Сегодня перед человеком не стоят проблемы во что одеться, что поесть. На рынке недорого можно купить любую одежду. К подъезду не подойти — везде запаркованы машины. Разве кто у нас сидит с протянутой рукой и просит хлеба? Все просят денег! А когда достигнут определенный материальный уровень, человек начинает смотреть глубже — в собственную душу. Что же касается прогнозов… Знаете, возможно, кому–то и выгодно нагнетать обстановку, создавать ажиотаж. Хотят, например, продвинуть какое–то новое лекарство из группы антидепрессантов — будут пугать массовой депрессией. Точно так же, если нужно разрекламировать антибиотик, только и разговоров будет, что о какой–то неведомой инфекции. К этим предсказаниям порой надо подходить с улыбкой.

«СБ»: Есть, судя по читательской почте, у нашего населения еще один страх: страх перед психиатром, высоким забором, жестокими методами лечения и т.д. Вот недавно Институт имени Сербского устроил для журналистов день открытых дверей, а наша Республиканская психиатрическая больница к этому готова?

В.Склема: Да хоть завтра! Мы — система абсолютно прозрачная, любой может прийти и посмотреть, как поставлена работа. Какой высокий забор? Какие ограничения? Наш пациент может свободно звонить по телефону в любую страну мира, выписать любую газету, вести неограниченную переписку. К нам приезжали представители многих международных организаций и удивлялись: «Оказывается, у вас такой же уровень оказания психиатрической помощи, как и в Европе. Оказывается, у вас те же схемы лечения. А мы думали — вы бедная отсталая страна!» Не так давно нас инспектировала рабочая группа по произвольным задержаниям Комиссии ООН по правам человека. Их интересовало, как соблюдаются права пациентов, которых суд освободил от уголовной ответственности и рекомендовал принудительное содержание и лечение в психиатрической больнице. А таких у нас на тот момент было 260 человек. Мы сразу же предоставили поименный список — пожалуйста, проверяйте! Гости были поражены: улыбающиеся лица, ни одной жалобы на питание, на содержание. Не поверите, но больные так и говорят: «У вас не больница — санаторий!»

Р.Евсегнеев: Все эти страхи — заблуждения, укоренившиеся много лет тому назад. Но времена–то меняются! Еще один распространенный миф: психические заболевания не лечатся. Да, сто лет назад так и было. Прошло полвека — и возможности медицины уже стали шире. Сегодня же большинство психических болезней лечатся, причем с той же эффективностью, что и телесные. Проведу параллель с онкологией: столетие назад медики были практически бессильны, 50 лет назад рак лечили с переменным успехом, зато как высоко подняла планку современная наука, особенно что касается начальных стадий заболевания! Так что есть смысл обращаться к врачу, лечиться, наблюдаться — результат налицо. Даже если речь идет о такой тяжелой болезни, как шизофрения. В Европе провели специальное исследование и выяснили, что через 10 лет после начала болезни половина пациентов сохраняют и профессию, и семью. Об этом раньше нельзя было и помыслить!

В.Склема: Вы сами говорите: люди по–прежнему боятся психиатров. Почему же они тогда без тени сомнения оставляют в нашей больнице своих престарелых родителей? Сами проживают в фешенебельных особняках, а родного отца забрать к себе отказываются: условий, дескать, нет! Просто человеку удобнее не сиделку нанимать, а взвалить все на государство. Это же целая социальная проблема! А государство, к сожалению, не может пока устроить судьбу всех: не хватает специальных интернатов. В результате мы вынуждены были открыть 2 геронтологических отделения для пациентов старше 70 лет, которые практически не нуждаются в лечении.

«СБ»: Вот парадокс: о государственной психиатрической службе люди судят по клише из «Полета над гнездом кукушки», а к частнопрактикующим Кашпировскому и иже с ним записываются в очередь. Почему?

В.Склема: Что касается Кашпировского, то, на мой взгляд, это профессионал высокого уровня, психиатр с большим опытом работы, который многим помог. Конечно, не надо делать из него национального героя, Кашпировский — просто врач. Давайте исходить из этого.

С.Еремейцева: К сожалению, Кашпировский — не просто врач, а деятельность его, мягко говоря, не похожа на врачебную. Скорее это шоу с использованием психотерапевтических приемов «вслепую», без учета особенностей психического состояния аудитории, без контроля над ситуацией и без какой–либо ответственности за последствия своих действий. По–моему, за этим стоит желание не исцелять, а просто демонстрировать свои «чудотворные» способности. Мол, я одним словом избавляю толпы страждущих от их проблем! Для врача, способного оценить, чем могут аукнуться подобные манипуляции, это выглядит как откровенный цинизм.

В.Склема: Он просто воспользовался своим профессионализмом в собственных целях, за что его осуждать? За сеансы коллективного гипноза?

С.Еремейцева: Нет, за то, что он воспользовался слабостью и неведением людей, не имея на то права ни юридического, ни морального. Может быть, прозвучит высокопарно, но психолог, психотерапевт, психиатр — специалисты, которые воздействуют на психику человека, облечены огромной ответственностью. Их идеалы, их нравственная позиция должны быть особенно строги и выверенны. Что значит «даю установку на добро»? Что это значит для конкретного человека? В народе у нас тоже приговаривают, когда упадет ребенок: «У кошки боли, у собаки боли, а у Вовочки заживи». Дикость и нелепость, хотя вроде бы и добра желают Вовочке… Внушение в состоянии гипнотического транса обладает большой силой, и предугадать, чем «наше слово отзовется», — прямая обязанность каждого специалиста, врачующего души.

О.Скугаревский: Раз уж об этом зашла речь, то могу сказать, что сотрудники нашей кафедры в свое время прилагали все усилия, чтобы не допустить выступления Кашпировского в Беларуси. У нас он тоже хотел проводить шоу наподобие московских. На дворе было начало 90–х годов, когда психиатры уже отмечали всплеск психических расстройств вслед за этими сеансами «телепсихотерапии» не только среди взрослых, но и среди детей. Дело в том, что Кашпировский, оказывая на человека воздействие, делал одну большую ошибку: он не получал обратной информации. А лечить — это не значит относиться к пациенту как к какому–то бездушному существу, не значит действовать бесконтрольно. Можно ли Кашпировского называть психотерапевтом, если он нарушал главную медицинскую заповедь «не навреди»? По–видимому, в деятельности такого рода деятелей и корыстные соображения стоят не на последнем месте. И неуместно, на мой взгляд, ставить знак равенства между психотерапевтом вообще и Кашпировским в частности — это не эталон для подражания.

О.Гладкевич: Тяга к Кашпировскому вполне объяснима. Я, кстати, ставлю в тот же ряд и феноменальный всемирный успех Гарри Поттера, еще одного «волшебника». Гений психотерапии Милтон Эриксон как–то сказал: вся наша жизнь определяется бессознательным. Особенно сильно запечатлевается и оказывает влияние на последующую жизнь та информация, которую человек получает на самых ранних этапах своего развития. Еще в утробе матери у ребенка формируется убеждение, что весь мир «работает» только для него. Но постепенно взрослея, человек начинает правильно оценивать реальность, понимать, что в ней есть и радости, и горести, а решение проблем требует усилий. И все равно в трудных ситуациях, когда мы чувствуем себя беспомощными, происходит бессознательный регресс в младенческое состояние. Потребность в Кашпировском, Гарри Поттере — это тоска по тому детскому ощущению, что есть некие силы, которые все решат и сделают за тебя. Эти «волшебники» сделают успешным бизнес, снимут «венец безбрачия», «энергоинфекцию» с машины и т.д. и т.п. Мы, психотерапевты и психологи, тоже в определенных случаях используем гипноз. Но специалист должен не только ввести, но и вывести человека из этого состояния (чего не делал Кашпировский). Кроме того, мы стимулируем пациента, чтобы он сам работал над своими проблемами. А это, увы, трудно. Куда проще обратиться к эдакому старику Хоттабычу, который скажет «трах–тибидох» — и дело в шляпе.

П.Рынков: Да вспомните любимые детские сказки: скатерть–самобранка, палочка–выручалочка, золотая рыбка… Это у нас в крови. Вот вам и ответ, почему многие взрослые до сих пор готовы доверять шарлатанам.

О.Гладкевич: На Западе феномен Кашпировского никогда бы не возник, потому что лицензию на врачебную деятельность там выдает профессиональная ассоциация, она же и следит за работой своего коллеги, иной раз лишая его права заниматься той или иной деятельностью. У нас же будущий «целитель» заканчивает какие–нибудь курсы — и у него, считайте, индульгенция на всю жизнь. Он никого не боится и внушает пациентам мысли о своем всемогуществе.

«СБ»: А модные сегодня психологические тренинги? Это тоже обман и надувательство?

С.Еремейцева: Просто надо тщательно выбирать, к кому идешь, осознавать, зачем идешь, и постоянно контролировать свое состояние. И не спешить радоваться, если в тебе происходят «чудесные» перемены. Здесь как раз есть повод задуматься.

О.Гладкевич: Мне лично не раз приходилось после таких тренингов оказывать помощь даже своим коллегам. Так что мой совет: соблюдайте технику безопасности — расслабляйтесь, «заземляйте» себя после этих занятий какими–то пусть даже очень простыми, привычными вещами (пообщайтесь с друзьями, примите ванну, сходите погулять). Помните, что так же, как нельзя изменить фигуру за трое суток непрерывной работы в спортзале, нельзя за пару дней изменить себя, свою личность.

П.Рынков: Давайте признаем честно: проблема–то еще и в том, что «целители» и «психоконсультанты» заняли нишу, которую не заняли мы, специалисты. Значит, и мы где–то недоработали, недообъяснили, раз население не понимает, что идти решать проблему надо не к шарлатану, а в поликлинику, консультативный центр, диспансер.

«СБ»: Пойти–то люди к вам пойдут, а попадут ли к толковому специалисту?

П.Рынков: У нас есть опыт Минска, где психотерапевтическая служба наиболее сильна. Эта модель, конечно, не идеальная, но хорошая. И уже несколько лет мы пытаемся перенести ее в регионы, чтобы помощь стала такой же доступной, как и в столице. Могу сказать, что всего за год количество психотерапевтических кабинетов — и взрослых, и детских — в Беларуси выросло со 120 до 160. Причем обращение туда не влечет за собой никаких социальных последствий и ограничений. Есть и другие достижения, которыми мы имеем право гордиться. Непросто, например, начиналась работа медицинских психологов. А сейчас их в системе здравоохранения уже более 120 человек.

С.Еремейцева: И у нас есть уже такие «счастливчики» — детские поликлиники, в которых принимают и психоневрологи, и психотерапевты, и психологи. Обращаются туда не только по направлению психиатра, но и по собственному желанию. И дверь, могу заверить, в кабинет не закрывается. Мамы с детьми идут одна за другой, без всякого страха и стеснения.

П.Рынков: Однако скрывать не буду: работы впереди — море. Онкобольной, пациент с нейродермитом, псориазом, после инфаркта миокарда и многие–многие другие — им ведь тоже нужна психотерапевтическая, психологическая помощь. Тогда как Гродненский медуниверситет выпускает в год лишь 30 человек по всем трем специальностям — психиатров, наркологов, психотерапевтов. Причем, заметьте, на всю страну! Да, надо поднимать вопрос о подготовке кадров. Надо, чтобы выпускник медуниверситета умел побольше, чем умеет сейчас.

С.Еремейцева: Действительно, почему в медуниверситетах на изучение рук, ног, печени, мочевого пузыря даются часы, а, условно говоря, душе посвящаются минуты?

О.Скугаревский: Перекос, к сожалению, налицо. В результате будущие врачи порой не знают того, что знали еще со времен античности — что между любой телесной проблемой и душой есть взаимосвязь, что тело может так же плакать, как и сам человек. И такого рода «язык тела» может быть единственным сигналом о невыносимых душевных проблемах и единственным призывом о помощи. Речь идет, в частности, о так называемых психосоматических расстройствах, например, гипертонической болезни, псориазе и пр. Сегодня лечение этих недугов подразумевает участие психолога, психотерапевта и психиатра в судьбе пациентов. В нынешнем году мы начали преподавать курсы основ психотерапевтических знаний и психосоматической медицины для студентов медицинского университета. Надо сказать, интерес у аудитории очень большой.

В.Склема: И хорошо, потому что первую психиатрическую помощь участковые обязаны оказывать на месте. А не везти, как это бывает, человека с кратковременным расстройством психики к нам в больницу за сотни километров.

П.Рынков: В Австрии работает так называемая система Бисмарка: пациент с психическими проблемами имеет право 4 раза в году обратиться к врачу общей практики по своим вопросам. Не справляется врач — только тогда за дело берется психиатр. Но там и уровень обучения выше, и нагрузки на врача ниже. А у нас терапевт в час принимает по 12 человек, психиатр — меньше, где–то 4, но это все равно большая нагрузка. У врача нет времени подумать, заняться больным как следует, он работает на стереотипах. При гриппе — один набор лекарств, при расстройстве сна — другой…

О.Скугаревский: Существует еще один парадокс. Врач–психиатр имеет полномочия назначать различные лекарственные средства для лечения сопутствующих заболеваний внутренних органов (сердечные препараты, антибиотики и др.). Но далеко не каждый терапевт может назначить лекарства, используемые в психиатрии (например, антидепрессанты, успокаивающие препараты), хотя, получая диплом врача, он признается компетентным в этом. Иногда, например, кардиолог не может найти у пациента причину болей в сердце, а оценить совместно с психиатром создавшуюся ситуацию или посоветовать пациенту вовремя обратиться к психиатру, психотерапевту считает неприемлемым, а то и зазорным. Сегодня врачам различных специальностей нужно более тесно сотрудничать, чтобы больные получали помощь качественную и своевременную.

Р.Евсегнеев: Мало обучить терапевта основам психиатрических знаний, надо еще и научные кадры выращивать. А кто будет двигать науку в психиатрии, выполнять социальные заказы? Это же не творчество одиночек! Я думаю, назрела необходимость в специализированном научно–практическом центре — это один из показателей приоритетов в медицине. Увы, психиатрия к ним пока не относится. В отличие от онкологии, пульмонологии, травматологии, кардиологии, других дисциплин…

П.Рынков: Плохо то, что сегодня буквально на пальцах одной руки можно пересчитать докторов наук по психиатрии. Да, хотелось бы создать специализированный научно–практический центр. Но не будет так: завтра откроем, послезавтра начнем выполнять социальные заказы, проводить серьезные исследования. Нет, понадобится как минимум лет 10, чтобы воспитать научный потенциал. Вообще, психическое здоровье нации сегодня почему–то забота одного Министерства здравоохранения. А ведь во всем мире эту проблему воспринимают как комплексную, межведомственную, межгосударственную. Нужны не только хорошие лекарства, а работа целых мультидисциплинарных бригад, где был бы и психиатр, и психотерапевт, и психолог, и социальный работник, и специально обученная медицинская сестра. Потому что очень многие расстройства «вырастают» на социальной почве. Я лично уверен, что психиатрия обязательно станет приоритетной сферой, все к тому идет. Но и защищать психическое здоровье нации нужно, объединив усилия. В России принята межведомственная программа для решения проблем психического здоровья, рассчитанная на 10 лет. Мы тоже могли бы пойти по этому пути, нам это будет даже легче, Беларусь ведь более компактная страна. И у нас, как вы уже убедились, еще никто не называет психическое здоровье «угрозой для национальной безопасности».

Источник: www.sb.by


Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.